Перуанский гамбит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Перуанский гамбит
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. d2-d4 d7-d5 2. c2-c4 e7-e6 3. Kb1-c3 Kg8-f6 4. Cc1-g5 c7-c5 5. cd Фd8-b6
ECO D50
Первое упоминание 1948
Названо в честь Перу
Другое название Вариант Каналя, Венецианский вариант
Категория дебюта Отказанный ферзевый гамбит
В базе данных [www.365chess.com/eco/D50_Queen's_Gambit_Declined_Canal_%28Venice%29_variation 365chess]

Перуанский гамбит — шахматный дебют, начинающийся ходами:

1. d2-d4 d7-d5
2. c2-c4 e7-e6
3. Kb1-c3 Kg8-f6
4. Cc1-g5 c7-c5
5. cd Фd8-b6.

Относится к закрытым началам.





История

Этот относительно новый гам­бит лишь недавно вошёл в тур­нирную практику. Впервые он встретился в партии Тартаковер — Каналь на международном турни­ре в Венеции в 1948 г. Своё название дебют получил в честь родины шахматиста впервые сыгравшего данный вариант: Э. Каналь был перуанцем.

Основные идеи

Смысл хода 5. …Фb6 — жертвой пешки изменить ситуацию на доске, опередить соперника в развитии и постараться уже в ранней стадии партии перейти от оборонительных действий к наступательным. Несмотря на то, что форсированного опровержения варианта не найдено, столь ранний вывод ферзя вряд ли оправдан. Его явно недостаточно для получения полноценной контригры. Так, например, вариант 6.Cg5:f6 Фb6:b2 7. Лa1-c1 g7:f6 8.e3! ведет к перевесу белых.

Варианты

Примерная партия

Напишите отзыв о статье "Перуанский гамбит"

Литература

  • Мацукевич  А. А. Энциклопедия гамбитов. — М.: Астрель, 2007. — С. 86-87. — 255 с. — ISBN 978-5-271-16258-9.

Отрывок, характеризующий Перуанский гамбит

– Ну, что, Михайла Иванович, Буонапарте то нашему плохо приходится. Как мне князь Андрей (он всегда так называл сына в третьем лице) порассказал, какие на него силы собираются! А мы с вами всё его пустым человеком считали.
Михаил Иванович, решительно не знавший, когда это мы с вами говорили такие слова о Бонапарте, но понимавший, что он был нужен для вступления в любимый разговор, удивленно взглянул на молодого князя, сам не зная, что из этого выйдет.
– Он у меня тактик великий! – сказал князь сыну, указывая на архитектора.
И разговор зашел опять о войне, о Бонапарте и нынешних генералах и государственных людях. Старый князь, казалось, был убежден не только в том, что все теперешние деятели были мальчишки, не смыслившие и азбуки военного и государственного дела, и что Бонапарте был ничтожный французишка, имевший успех только потому, что уже не было Потемкиных и Суворовых противопоставить ему; но он был убежден даже, что никаких политических затруднений не было в Европе, не было и войны, а была какая то кукольная комедия, в которую играли нынешние люди, притворяясь, что делают дело. Князь Андрей весело выдерживал насмешки отца над новыми людьми и с видимою радостью вызывал отца на разговор и слушал его.
– Всё кажется хорошим, что было прежде, – сказал он, – а разве тот же Суворов не попался в ловушку, которую ему поставил Моро, и не умел из нее выпутаться?
– Это кто тебе сказал? Кто сказал? – крикнул князь. – Суворов! – И он отбросил тарелку, которую живо подхватил Тихон. – Суворов!… Подумавши, князь Андрей. Два: Фридрих и Суворов… Моро! Моро был бы в плену, коли бы у Суворова руки свободны были; а у него на руках сидели хофс кригс вурст шнапс рат. Ему чорт не рад. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете! Суворов с ними не сладил, так уж где ж Михайле Кутузову сладить? Нет, дружок, – продолжал он, – вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша. Немца Палена в Новый Йорк, в Америку, за французом Моро послали, – сказал он, намекая на приглашение, которое в этом году было сделано Моро вступить в русскую службу. – Чудеса!… Что Потемкины, Суворовы, Орловы разве немцы были? Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Дай вам Бог, а мы посмотрим. Бонапарте у них стал полководец великий! Гм!…