Вокальный цикл

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Песенный цикл»)
Перейти к: навигация, поиск

Вокальный цикл — цикл романсов или песен, объединенных общей идеей, а также музыкальным тематизмом. Понятие «вокальный цикл» аналогично поэтическому циклу в литературе.

Первым вокальным циклом в истории музыки часто называют произведение «К далёкой возлюбленной» Людвига ван Бетховена (1816). Вместе с тем существует и такая точка зрения, что это «не был ещё песенный цикл в современном понимании термина — в нём отсутствовало расчленение на отдельные звенья, имелась тематическая реприза» и фактически начало этому жанру положил Франц Шуберт своими вокальными циклами «Прекрасная мельничиха», «Зимний путь»[1].

В первой половине XIX века жанр был освоен и другим композитором-романтикам — Робертом ШуманомЛюбовь и жизнь женщины»). Вслед за Шубертом и Шуманом вокальные циклы сочинили другие композиторы, в частности Михаил ГлинкаПрощание с Петербургом»).

До середины XIX века все вокальные циклы писались для голоса в сопровождении фортепиано. Первый вокальный цикл с оркестровым сопровождением — «Пять песен на стихи Матильды Везендонк» Рихарда Вагнера (существует и версия с фортепианным сопровождением). Вокальные циклы для голоса и оркестра на рубеже XIX и XX веков писал Густав МалерПесни странствующего подмастерья», «Волшебный рог мальчика» и другие).

В дальнейшем вокальные циклы писали также Луиджи Даллапиккола, Ариберт Райман, Кароль Шимановский, Дмитрий Шостакович, Витольд Лютославский.

Напишите отзыв о статье "Вокальный цикл"



Примечания

  1. Хохлов Ю. Н. Шуберт Ф. П. // Музыкальная энциклопедия / под ред. Ю. В. Келдыша. — М.: Советская энциклопедия, 1982. — Т. 6. — С. 438.

Отрывок, характеризующий Вокальный цикл

Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.
Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.