Песков, Виталий Викторович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Виталий Песков
Жанр:

карикатура, иллюстрация, мультипликация

Влияние на:

развитие всей современной российской карикатуры

Сайт:

[www.peskov.org
cartoonia.ru/lit/albums/peskov.pdf]

Вита́лий Ви́кторович Песко́в (12 мая 1944, Москва — 12 марта 2002, там же) — советский и российский художник-карикатурист. По мнению журнала «Лица», лучший художник России в номинации «Карикатурист». Помимо карикатуры, занимался иллюстрацией и мультипликацией[1].

Известная журналистка Алла Боссарт: «Первая карикатура Виталия Пескова появилась в 1967 году. Ему было тогда 23 года. К тридцати он стал классиком» ([uisrussia.msu.ru/docs/nov/2002/19/nov_2002_19_33.htm ЛЕГКИЙ ПЕСОК]).





Биография

Мать — Александра Николаевна Пескова (1919—1991); отец — Виктор Дмитриевич Песков, военный, служил вместе с Василием Сталиным, преподавал в Военной академии, по официальной версии, застрелился во время перемены между занятиями в Военной академии вскоре после рождения сына. Старшая сестра по матери — Любовь Фомичёва (её и её гражданского мужа Бориса и сына Алексея упоминала в автобиографической книге и радиоинтервью И.Коршикова).

Семья: гражданская жена Ирина Ефимовна Коршикова (держатель авторских прав по доверенности художника) и её сын Виктор Коршиков (1983—2006), литературный переводчик и музыкальный критик, специалист по классической опере.

Сын Пётр от первого брака, с отцом практически отношений не поддерживавший, познакомился с ним лишь за четыре года до смерти художника.

Виталий Песков мальчиком был зачислен в Суворовское училище, но ушёл оттуда, не окончив, военной карьерой не заинтересовался. Всегда хотел быть только художником.

Творчество

Первая карикатура опубликована в московском журнале «Смена» в 1967 году. Редактор журнала посоветовал публиковаться ещё в других редакциях и дал телефоны и адреса, в том числе только что тогда открывшегося отдела юмора «Клуб 12 стульев» в «Литературной газете». Молодой Виталий (23 года) пришел туда, показал свои рисунки и остался навсегда, тут же был принят на работу и стал одним из знаменитой «великолепной четверки» карикатуристов «ЛГ», открывшей новый современный вид карикатуры (ещё Вагрич Бахчанян, Владимир Иванов, Игорь Макаров). До этого карикатура служила лишь сатирическим оружием власти. Впервые отечественная карикатура превратилась в вид искусства.

Работал также в мультипликации художником и режиссёром. Самый популярный его м/ф пародийный «Пиф-паф, ой-ой-ой!», 1980 год, где он выступил художником и режиссёром-постановщиком (совместно с Гарри Бардиным).

Неоднократно приглашался в популярную телепередачу «КВН» в качестве члена жюри. Работал также ещё во многих телевизионных проектах: «Утренняя почта», «Вокруг смеха» и др. Виталия постоянно приглашали в различные телевизионные ток-шоу, где высказывали свои мнения по разным темам самые известные люди.

По свидетельству И. Коршиковой, именно Пескову принадлежит авторство слова «членовоз» — ироничное название служебного автомобиля с шофером для особо высокопоставленных персон.

Карикатурист

Оказал огромное влияние на развитие отечественной карикатурыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4847 дней], автор приблизительно 15 тысяч карикатур, публиковавшихся почти во всех СМИ. Своими карикатурами создал своеобразную энциклопедию современной жизни — не официозную бравурно-мажорную, а с показом жизни обычных людей, далеких от великих дел и построений общественных строев, с их чаяниями, буднями, бытом, причем эти зарисовки настолько остры и точны, что сделали художника самым популярным для своего времени — сюжеты его карикатур становились народными анекдотами, их пересказывали друг другу, порой забывая самого автора.

Не состоял в Союзе художников.

Некоторые сюжеты некоторых карикатур

Широко известны и популярны его рисунки: двое спорят на кухне, поставив на кухонный стол табличку «Место протеста»; олицетворение шаблонной советской фразы «Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи» — Честь и Совесть дерутся, а Ум валяется поверженный; завязанный путами пегас; редактор с табличкой-памяткой «Схема разделки пегаса» (подобные схемы разделки мясной туши в советское время висели в мясных магазинах); муж, вернувшись из командировки, жене: «Я не спрашиваю, где любовник. Я спрашиваю, где шкаф»; лебедь, рак и щука, дружно несущиеся к винному магазину; кот, лезущий в скворечник, предварительно вывесив табличку «Налоговая проверка»; пародия на роденовского «Мыслителя», у которого вместо головы — как это принято называть, то, на чем сидят; школьник в милиции с заезженной темой сочинения «Как я провел лето»; заботливая записка жене: «Я ненадолго вышел из КПСС, скоро буду»; посетитель, навещающий друга в тюрьме: «На воле ужас что творится»; бандиты-налетчики с призывом из телевизора: «Изменим жизнь к лучшему!»; театральный зритель с ружьем, скандирующий «Автора!»; банк в виде кукиша; военный в виде копилки; танк с предостережением: «При перевороте заносит»; банкет, где вместо тарелок на стол расставляются мышеловки; труба крематория с названием «Запасной выход»…

Сюжеты его карикатур можно пересказывать до бесконечности и столько же раз восторженно не просто улыбаться, а вовсю смеяться, открыто хохотать, полностью отдаваясь остроумному дару автора. Он бывает беспощадно ироничен к дорвавшимся до власти: знакомство на банкете высшего общества: «Бывшая свинарка» — «Бывший пастух»; безголовый интеллектуальный работник с табличкой «Голова находится на реставрации»; высокопоставленный сановник с глубокомысленным видом, но вместо мыслей — пустота… И сколько нежности по отношению к нищим, неимущим, слабым, порой даже пытающимся соответствовать высоким государственным целям, бежать за коллективом, но у них все равно не получается — они чужие в мире рвачей и чинов. Вот нищий, в дни Олимпиады примостившийся в большом равнодушном городе, отмечающем официозный спортивный праздник, и разложивший для милостыни пять шляп, соответствующих пяти кольцам Олимпиады. Или немощная старушка-пенсионерка, выступающая с рекламой: «Хочешь похудеть? Спроси у меня — как!» Симпатии художника всегда на стороне этих нищих, неумелых, слабых, забитых людей. В своих карикатурах он продолжает тему русского искусства милосердия к маленькому человеку. Но бессловесность карикатуры дает возможность без перевода быть понятной в любой точке мира — везде есть такие же одинаковые богатые и бедные, властные и униженные, всесильные и слабые, презирающие и презираемые. Его можно назвать последователем Чарли Чаплина, персонажи которого также уморительны, но всегда вызывают любовь и сопереживание зрителей.

Посмертные выставки и книга

При его жизни не было ни одной его персональной выставки или персонального издания (выходили только сборники или иллюстрации к юмористическим книгам, например: Обухов Е., Песков В. Волки почетные. Клуб 12 стульев представляет. М. Вече. 2002 г. 304 с.[2]).

Преступление и внезаконные издания

На следующий день после кончины художника из квартиры были украдены все деньги, все имущество и рисунки[3][4][5] .

Рисунки объявились скоро. С 12 по 25 апреля 2002 года, через месяц после смерти художника, даже не дожидаясь сороковин, — в московском клубе «Муха» проходила персональная выставка 300 оригинальных рисунков «Виталий Песков: тот самый и другой», подготовленная при участии Леонида Тишкова[6]. Устроители объявили, что это все рисунки, которые «им удалось найти» (интервью с Л. Тишковым в «Российской газете» от 15 апреля 2002 года) в квартире художника на следующий день после его кончины. Эти же рисунки послужили основой для организации ещё нескольких вернисажей в Москве, изданий и публикаций. Самая известная книга, целиком состоящая из украденных рисунков, - «Человек в квадрате», выпущенная при участии того же Л. Тишкова в 2004 как ответ на выпуск сайта, сделанного семьей художника. Ещё до этого издания, в 2000 г., вышла книга памяти художника Олега Теслера с тем же названием (не путать с известным рисунком Леонардо Да Винчи), в качестве главного редактора выступил Л. Тишков[7]. «Человек в квадрате» называлась серия философских комиксов О. Теслера: нарисованный человечек пытался вырваться из квадрата, в который был помещен, но стороны квадрата не пускали его, тогда он убегал внутрь квадрата, становясь все меньше, пока не исчезал полностью. Название к книге О. Теслера выглядело вполне убедительным[8]. В сопроводительном письме к архиву (опубликован в русскоязычной прессе разных стран) уточняется, что в этом же сайте через два года стали срочно форматировать рисунки из архива В. Пескова, причем работа делалась столь быстро, что название новой книги забыли поменять, новая книга вышла с тем же названием[9]. Более того, книга совершенно легально продавалась в Москве, а «Литературная газета» сообщила, что в ее издании приняли участие многие известные деятели культуры России и даже назвала их имена[10]. Организаторам был предъявлен ряд уголовных обвинений и нарушение авторских прав. Была закрыта бизнес-галерея «Муха», больше никаких действий от Прокуратуры не последовало. К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3832 дня]

Семейный архив художника

Семье помогали чужие люди: собирали деньги, одежду, сотни соотечественников со всего мира, из разных стран, помогли в компьютерной обработке оставшихся рисунков и издании книги[11]. Вдова художника, у которой сохранился второй (неполный) архив мужа (более 3 тысяч рисунков), совместно с друзьями, в частности Вагричем Бахчаняном, провела несколько выставок карикатуры Виталия Пескова — в том числе в Нью-Йорке на Бродвее две большие персональные выставки в 2004 и 2005 гг., и издала книгу воспоминаний «Виталию от Ирины. Памяти художника Виталия Пескова», куда вошло 2224 рисунка (сокращенный вариант книги [www.peskov.org сайт] в 850 рисунков), [cartoonia.net/lit/albums/peskov.pdf Интернет-издание дополнено автором-составителем]. Не поместившиеся в книгу рисунки поставлены в формате книги в сайт [www.cartoonia.net/lit/peskovkniga.pdf Энциклопедии карикатуры], так что они тоже доступны зрителям.

Обращения во властные структуры и различные российские государственные и общественные инстанции тоже оказались тщетными. «Ответ из Москвы пришел незамедлительно: „Министерство культуры России не заинтересовано в творчестве художника В. Пескова“» (См. [evreimir.com/article.php?id=2180 ВИТАЛИЮ ПЕСКОВУ — 60 ЛЕТ Должно было исполниться…]). Ничего не дали обращения в Общественную Палату и отдельно к ее членам, в том числе к Н. К. Сванидзе через СМИ (см. [old.echo.msk.ru/programs/personalno/57520/q.html Вопросы к Николаю Сванидзе], посл.вопрос).

Сохранённый архив

Из всего огромного количества работ, нарисованных В. В. Песковым, осталось лишь немногим менее 3 тысяч рисунков, сохранённых семьёй. Остальное разграблено, а рисунки в старых публикациях (не товарные), возможно, просто выброшены. В 2008 году, незадолго до своей смерти, Ирина Ефимовна Коршикова безвозмездно передала весь имеющийся у нее архив (рисунки, публикации, письма и записки художника, а также последующая переписка с деятелями культуры, Прокуратурой, Министерством культуры РФ, Московской мэрией и т. д.) с прилагающимся инструктирующим письмом, в Российский государственный архив литературы и искусства (см.[www.rgali.ru/showObject.do?object=213295574 Передача в РГАЛИ документов В. В. Пескова] и [www.rusarchives.ru/news/goryaeva0708.shtml Архивы России]: «Во время командировки был принят на хранение архив художника-карикатуриста Виталия Пескова (приблизительно 3000 рисунков) от его вдовы Ирины Коршиковой»), за что получила специальную благодарность от правительства Российской Федерации.

Поиск исчезнувших рисунков ведётся, с оформлением дарственной РГАЛИ и вступлением прав государственного архива, они стали собственностью государства Россия.

РГАЛИ вышел с инициативой планирования к 65-летию художника (2009 год) проведения большой гала-выставки[12]. Однако выставка не состоялась. 29 декабря 2009 РГАЛИ развёрнул выставку его работ и открыл новогоднюю выставку на своем сайте.[13][14][15]

Книга

  • [cartoonia.net/lit/albums/peskov.pdf «Виталию от Ирины. Памяти художника Виталия Пескова»] (2224 рисунка) — Mir Collection NY, 2007

К своему 60-летию (2004) художник готовил автобиографическую книгу, где бы рисунки служили не иллюстрацией, а входили в саму ткань повествования, составляя таким образом своеобразную энциклопедию советско-российской жизни глазами карикатуриста, но не успел, это взяла на себя помогавшая ему его вдова. К 60-летию художника книга вышла в формате интернет-сайта, который открылся в январе 2004 года.

Отклики в прессе и цитаты

«Е-слово» Автор М.Шкляревская-Кручкова: «Сразу после его смерти крохотную квартиру художника ограбили, вынесли все — и деньги, тяжело зарабатывавшиеся женой на чужбине, и архив. Рисунки стали всплывать — то в одном, то в другом издании… Однако дело по сию пору не раскрыто. „Висяк“… Он как чувствовал — требовал от любимой сохранения второго архива, и этот архив сохранен. К своему 60-летию художник хотел издать книгу — не просто альбом, а книгу — о жизни своего поколения, своей страны, книгу, где рисунки служили бы не иллюстрацией к тексту, а „читались“ бы так же, как и слова. Не успел. Но книга вышла — как и задумывалось, к 60-летию художника»[16]

«Форум» Автор А.Гольдберг: «Это преступление тройное по гнусности: два — грехи человеческие стяжательство и зависть, ненависть посредственностей к гению, а третье — участниками были художники, учившиеся у Великого Мастера карикатуры, бесспорно и неоднократно признававшегося лучшим карикатуристом России, без которого они сами как художники никогда не состоялись бы. … Да, наивысшая власть — смерть — остановила сердце блистательного Виталия Пескова! Но ведь его человечки живы, и, если собрать всех этих носатиков, накопившихся за несколько десятилетий, вместе, думается, образуется население целого далеко не маленького и почти суверенного государства.»[17].

ТВ «Культура». В сети открылся сайт, посвященный творчеству карикатуриста Виталия Пескова. К сожалению, личный архив был украден на следующий день после смерти художника в 2002 году. Тем не менее, сайт сделать удалось, на нем представлено 850 рисунков Виталия Пескова[18].

«Новая газета» Интервью. Автор Н. Савоськина: «На следующий день после смерти Виталия квартира была разграблена, рисунки исчезли, а через месяц объявились странным образом в московской частной галерее „Муха“ … Знаете, слава — это как брызги шампанского: со стороны вроде бы красиво, а на самом деле ты мокрый и липкий, и хочется срочно помыться… Но славу Виталик знал — настоящую, народную, неофициальную»[19].

«Новая газета» Авторы М.Басс, Ю.Борин (зам.гл.редактора журнала «Крокодил)»: «Книга „Виталию от Ирины“ — симфония, где сливаются два голоса, мужской и женский. У каждого своя тема, свой язык. Это карикатуры Виталия Пескова и текст Ирины Коршиковой. Это симфония, где переплетается тема любви с темами смеха и слез»[20].

Еврейский мир (газета), Нью-Йорк, США. Интервью с И.Коршиковой: «Рисунки, которыми Виталий собирался открывать юбилейную выставку, оказались в частной галерейке некого Леонида Тишкова. Несколькими моими письмами к Виталику завладела бывшая наша приятельница, журналистка. Из Интернета я узнала, что альбом рисунков намерено издавать частное издательство „Пенаты“. Очевидно, все призы, фотографии, одежда и масса всяких вещей и мелочей, которые копятся в каждой семье и которые больше никому не интересны, кроме нас, тоже приватизированы какой-либо частной коллекцией в качестве экспонатов»[21].

И. Коршикова, Сопроводительное письмо к архиву: «Не так давно один художник рассказал про вечер памяти Виталия Пескова в Доме журналистов, где некая дама от моего имени зачитывала произведения Виталия — стихи, рассказы, юморески. Художник заверил, что готов подтвердить как показания, есть фотографии… Однажды в начале 90-х, когда ни зарплат, ни гонораров не платили и профессиональные литераторы вынуждены были торговать водкой в ларьках, заниматься извозом и т. д., в дебрях какой-то редакции Виталик познакомился с молодой/-ым/ литератором, которая могла себе позволить занятия изящной словесностью, поскольку муж удачно вел бизнес. Она принесла Виталику огромную пачку своих творений: стихи, рассказы, юморески — к Виталику часто обращались молодые за консультацией. Он был внимателен, объяснял, советовал. Девушка не училась ни в Литинституте, ни в литсеминарах — не знала, что на каждой странице надо проставлять свое имя — этому учат профессионалов. Через много времени, пытаясь навести очередной порядок, я нашла какие-то листочки из той пачки, видно, затерявшиеся среди бумаг на столе. Я положила их рядом с несколькими рисунками Игоря Смирнова, которые Виталик постоянно забывал вернуть Игорю — естественно, ворча на меня: положила подальше от глаз, в следующий дачный сезон… Следующего дачного сезона не было. Рисунки Игоря были подписаны — не то им бы тоже присвоили авторство.»//(Репортажи об упоминаемом празднестве в ДЖ: журнал «Новый Крокодил» от 21.07.2004 г., с фотографиями участников — деятелей культуры — см. [www.crocodile.su/index.php?option=com_content&task=view&id=719&Itemid=27 Статья «Памятник карикатуристу»]; «Литературная газета» № 30 (5981) от 28 июля — 3 августа 2004. Там же приводится список участвовавших деятелей культуры. К настоящему времени данный материал убран с сайта газеты; остались лишь отклики читателей, среди которых несколько посвящены означенной публикации, в том числе такой: «Очень стыдно было читать статью Человек в квадрате Павла Хмары о замечательном Виталии Пескове. Сразу видно, что статья заказная, оплаченная…» от Wed Jul 28 12:17:14 2004 — см. [web.archive.org/web/20040829140051/www.lgz.ru/conference/lg_redactor/_disc1/seminar.htm Сообщения/отклики на статьи «ЛГ»].)

Мультфильмы

Художник-постановщик:

Режиссёр-постановщик:

Награды

Зарубежные:
  • Много зарубежных премий и призов (Виталий Песков является лауреатом и победителем множества зарубежных конкурсов карикатуры).
Отечественные:
  • «Золотой теленок» (приз «Литературной газеты»), дважды — 1973, 1986
  • «Золотой Остап» — 1995[22]

Государственные награды, звания, членства в творческих союзах — не имел.

Напишите отзыв о статье "Песков, Виталий Викторович"

Примечания

  1. [www.animator.ru/db/?p=show_person&pid=2094&sp=2 Российская анимация в буквах и фигурах | Персоналии | Песков Виталий Викторович]
  2. [www.kniga.com/books/author_page.asp?Id=4520 Kniga.com]
  3. [www.novayagazeta.ru/data/2007/color21/07.html «„Виталию от Ирины. Памяти художника Виталия Пескова“ Вдова художника издаст его первую книгу», автор Наталия Савоськина]
  4. [www.evreimir.com/article.php?id=359 интервью]
  5. [www.exler.ru/blog/item/1430/ Книга памяти художника Виталия Пескова]
  6. Е.Г. [www.ng.ru/fakty/2002-04-18/11_man.html Человечек и его миры]. Независимая газета (18 апреля 2002). Проверено 14 августа 2010. [www.webcitation.org/64qyhyzZS Архивировано из первоисточника 21 января 2012]. См. также «Коммерсантъ» от 12 апреля 2002; «Российская газета» от 15 апреля 2002 года; «Независимая газета» от 18 апреля 2002 и др.
  7. [www.izvestia.ru/news/337729 "Человек в квадрате"]
  8. [www.museum.ru/N10990 Классик российской карикатуры - Олег Теслер]
  9. www.alib.ru/bs.php4?uid=5278ab08e811f2f10ff44dd2018a673b67d Alib.ru Виталий Песков. Человек в квадрате. Сатира и юмор
  10. «Литературная газета», 2004, выпуск № 30 (28 июля)
  11. [holgi.livejournal.com/12566.html Помощь в издании книги]
  12. [www.museum.fondpotanin.ru/uchastnikam/semifinal.php Полуфиналисты конкурса]
  13. [www.rgali.ru/showObject.do?object=225201281 Выставка работ художника и карикатуриста Виталия Викторовича Пескова]
  14. [www.rgali.ru/showObject.do?object=225201771 Экспонаты выставки]
  15. [www.rgali.ru/showObject.do?object=225200681 Новогодний подарок Архива — выставка работ замечательного художника и карикатуриста Виталия Викторовича Пескова. Выставка размещена в разделе сайта «ВЫСТАВКИ»]
  16. [www.e-slovo.ru/300/10pol1.htm «Е-слово» от № 27 (300), 2006 г. «ЭЙ, ВЫ! НЕБО! СНИМИТЕ ШЛЯПУ!», автор М.Шкляревская-Кручкова]
  17. [forum.lgz.ru/viewtopic.php?t=1079&sid=89a82ff755a36b5f34c9b393f195037a Forum/Форум, копирование Форум ЛГ]
  18. [www.tvkultura.ru/news.html?id=103140&cid=178 ТВ Культура]
  19. [www.novayagazeta.ru/data/2007/color21/07.html «Виталию от Ирины»]
  20. [www.novayagazeta.ru/data/2008/color06/13.html «Новая газета» от 15.02.2008 № 06 «Виталий Песков. Наследие»], авторы Майя Басс и Юрий Борин, зам. гл.редактора журнала «Крокодил»
  21. [evreimir.com/article.php?id=2180 «ВИТАЛИЮ ПЕСКОВУ — 60 ЛЕТ», 2004]
  22. www.goldostap.ru/main/?p=6&year=1995&id=8

Ссылки

  • [www.peskov.org Интернет-книга «ВИТАЛИЮ ОТ ИРИНЫ». Памяти художника Виталия Пескова]. 850 рисунков;
  • [news.usedcars.ru/hotline/moscow/id_2111/ Новостное сообщение];
  • [www.cartoonia.net/lit/peskovkniga.pdf Большая энциклопедия карикатуры — страницы с рисунками, не поместившимися в книгу];
  • [www.tvkultura.ru/news.html?id=103140&cid=178 TVkultura.З@грузка. 30 мая 2006]
  • [www.novayagazeta.ru/data/2007/color21/07.html «Новая газета» от 08.06.2007 «„Виталию от Ирины. Памяти художника Виталия Пескова“ Вдова художника издаст его первую книгу», автор Наталия Савоськина];
  • [www.novayagazeta.ru/data/2008/color06/13.html «Новая газета» от 15.02.2008 № 06 «Виталий Песков. Наследие», авторы Майя Басс и Юрий Борин];
  • [exler.ru/blog/item/1430/ Информация о книге];
  • [www.e-slovo.ru/300/10pol1.htm «Е-слово» от № 27 (300), 2006 г. «ЭЙ, ВЫ! НЕБО! СНИМИТЕ ШЛЯПУ!», автор М.Шкляревская-Кручкова];
  • [web.archive.org/web/20110514125544/www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=3&rubric_id=205&crubric_id=1001100&pub_id=155278 «Культура» от 14 января 1997 г. № 51 (7111) «Виталий Песков: Я вижу то, что не видят другие», автор Ольга Игнатюк];
  • [www.russian-bazaar.com/Article.aspx?ArticleID=4612 «Русский базар» от 4 февраля 2004 № 46(656) «Душа рисунка или рисунок души Виталия Пескова»];
  • [www.evreimir.com/article.php?id=359 «Еврейский мир», статьи и интервью];
  • [www.vestnik.com/issues/2003/0305/win/korshikova.htm «Вестник»];
  • [www.pereplet.ru/news/index.cgi?id=19763 Новости «Русского переплета» за 20.11.2007];
  • [www.cartoonblues.com/forum/viewtopic.php?t=2572 Вышла книга рисунков Виталия Пескова];
  • [cartoonia.net/forums/index.php?showtopic=73; Книга рисунков Виталия Пескова];
  • forum.artnow.ru/showthread.php?t=197;
  • forum.artnow.ru/showthread.php?t=742&page=17;
  • www.ng.ru/fakty/2002-04-18/11_man.html;
  • [www.kp.ru/daily/23139.5/24107/ Информация о выставке, без авторства];
  • [www.moscowout.ru/events/vitalypeskov/; Выставка 12 апреля 2002]
  • [leo-mosk.narod.ru/works/prigovor_cancelled.htm Выставка 12 апреля 2002, новостное сообщение]


Отрывок, характеризующий Песков, Виталий Викторович

– Но между тем, чтобы не признавать императором, и тем, чтобы называть генералом Буонапарте, есть разница, – сказал Болконский.
– В том то и дело, – смеясь и перебивая, быстро говорил Долгоруков. – Вы знаете Билибина, он очень умный человек, он предлагал адресовать: «узурпатору и врагу человеческого рода».
Долгоруков весело захохотал.
– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.
Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Несколько минут после того, как проехал государь, дивизион павлоградцев потребовали вперед. В самом Вишау, маленьком немецком городке, Ростов еще раз увидал государя. На площади города, на которой была до приезда государя довольно сильная перестрелка, лежало несколько человек убитых и раненых, которых не успели подобрать. Государь, окруженный свитою военных и невоенных, был на рыжей, уже другой, чем на смотру, энглизированной кобыле и, склонившись на бок, грациозным жестом держа золотой лорнет у глаза, смотрел в него на лежащего ничком, без кивера, с окровавленною головою солдата. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. Ростов видел, как содрогнулись, как бы от пробежавшего мороза, сутуловатые плечи государя, как левая нога его судорожно стала бить шпорой бок лошади, и как приученная лошадь равнодушно оглядывалась и не трогалась с места. Слезший с лошади адъютант взял под руки солдата и стал класть на появившиеся носилки. Солдат застонал.
– Тише, тише, разве нельзя тише? – видимо, более страдая, чем умирающий солдат, проговорил государь и отъехал прочь.
Ростов видел слезы, наполнившие глаза государя, и слышал, как он, отъезжая, по французски сказал Чарторижскому:
– Какая ужасная вещь война, какая ужасная вещь! Quelle terrible chose que la guerre!
Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня. Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки. Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди? Мы все умрем, с наслаждением умрем за него. Так, господа? Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже. За здоровье Александра первого! Урра!
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
– Ребята, за здоровье государя императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
– Вот на походе не в кого влюбиться, так он в ца'я влюбился, – сказал он.
– Денисов, ты этим не шути, – крикнул Ростов, – это такое высокое, такое прекрасное чувство, такое…
– Ве'ю, ве'ю, д'ужок, и 'азделяю и одоб'яю…
– Нет, не понимаешь!
И Ростов встал и пошел бродить между костров, мечтая о том, какое было бы счастие умереть, не спасая жизнь (об этом он и не смел мечтать), а просто умереть в глазах государя. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. И не он один испытывал это чувство в те памятные дни, предшествующие Аустерлицкому сражению: девять десятых людей русской армии в то время были влюблены, хотя и менее восторженно, в своего царя и в славу русского оружия.


На следующий день государь остановился в Вишау. Лейб медик Вилье несколько раз был призываем к нему. В главной квартире и в ближайших войсках распространилось известие, что государь был нездоров. Он ничего не ел и дурно спал эту ночь, как говорили приближенные. Причина этого нездоровья заключалась в сильном впечатлении, произведенном на чувствительную душу государя видом раненых и убитых.
На заре 17 го числа в Вишау был препровожден с аванпостов французский офицер, приехавший под парламентерским флагом, требуя свидания с русским императором. Офицер этот был Савари. Государь только что заснул, и потому Савари должен был дожидаться. В полдень он был допущен к государю и через час поехал вместе с князем Долгоруковым на аванпосты французской армии.
Как слышно было, цель присылки Савари состояла в предложении свидания императора Александра с Наполеоном. В личном свидании, к радости и гордости всей армии, было отказано, и вместо государя князь Долгоруков, победитель при Вишау, был отправлен вместе с Савари для переговоров с Наполеоном, ежели переговоры эти, против чаяния, имели целью действительное желание мира.
Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и неприятельские аванпосты после коротких перестрелок отступали. В высших сферах армии с полдня 19 го числа началось сильное хлопотливо возбужденное движение, продолжавшееся до утра следующего дня, 20 го ноября, в который дано было столь памятное Аустерлицкое сражение.
До полудня 19 числа движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной главной квартирой императоров; после полудня того же дня движение передалось в главную квартиру Кутузова и в штабы колонных начальников. Вечером через адъютантов разнеслось это движение по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 поднялась с ночлегов, загудела говором и заколыхалась и тронулась громадным девятиверстным холстом 80 титысячная масса союзного войска.
Сосредоточенное движение, начавшееся поутру в главной квартире императоров и давшее толчок всему дальнейшему движению, было похоже на первое движение серединного колеса больших башенных часов. Медленно двинулось одно колесо, повернулось другое, третье, и всё быстрее и быстрее пошли вертеться колеса, блоки, шестерни, начали играть куранты, выскакивать фигуры, и мерно стали подвигаться стрелки, показывая результат движения.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, так же неудержимо до последнего результата раз данное движение, и так же безучастно неподвижны, за момент до передачи движения, части механизма, до которых еще не дошло дело. Свистят на осях колеса, цепляясь зубьями, шипят от быстроты вертящиеся блоки, а соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово простоять этою неподвижностью; но пришел момент – зацепил рычаг, и, покоряясь движению, трещит, поворачиваясь, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
Как в часах результат сложного движения бесчисленных различных колес и блоков есть только медленное и уравномеренное движение стрелки, указывающей время, так и результатом всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов – всех страстей, желаний, раскаяний, унижений, страданий, порывов гордости, страха, восторга этих людей – был только проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемого сражения трех императоров, т. е. медленное передвижение всемирно исторической стрелки на циферблате истории человечества.
Князь Андрей был в этот день дежурным и неотлучно при главнокомандующем.
В 6 м часу вечера Кутузов приехал в главную квартиру императоров и, недолго пробыв у государя, пошел к обер гофмаршалу графу Толстому.
Болконский воспользовался этим временем, чтобы зайти к Долгорукову узнать о подробностях дела. Князь Андрей чувствовал, что Кутузов чем то расстроен и недоволен, и что им недовольны в главной квартире, и что все лица императорской главной квартиры имеют с ним тон людей, знающих что то такое, чего другие не знают; и поэтому ему хотелось поговорить с Долгоруковым.
– Ну, здравствуйте, mon cher, – сказал Долгоруков, сидевший с Билибиным за чаем. – Праздник на завтра. Что ваш старик? не в духе?
– Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали.
– Да его слушали на военном совете и будут слушать, когда он будет говорить дело; но медлить и ждать чего то теперь, когда Бонапарт боится более всего генерального сражения, – невозможно.
– Да вы его видели? – сказал князь Андрей. – Ну, что Бонапарт? Какое впечатление он произвел на вас?
– Да, видел и убедился, что он боится генерального сражения более всего на свете, – повторил Долгоруков, видимо, дорожа этим общим выводом, сделанным им из его свидания с Наполеоном. – Ежели бы он не боялся сражения, для чего бы ему было требовать этого свидания, вести переговоры и, главное, отступать, тогда как отступление так противно всей его методе ведения войны? Поверьте мне: он боится, боится генерального сражения, его час настал. Это я вам говорю.
– Но расскажите, как он, что? – еще спросил князь Андрей.
– Он человек в сером сюртуке, очень желавший, чтобы я ему говорил «ваше величество», но, к огорчению своему, не получивший от меня никакого титула. Вот это какой человек, и больше ничего, – отвечал Долгоруков, оглядываясь с улыбкой на Билибина.
– Несмотря на мое полное уважение к старому Кутузову, – продолжал он, – хороши мы были бы все, ожидая чего то и тем давая ему случай уйти или обмануть нас, тогда как теперь он верно в наших руках. Нет, не надобно забывать Суворова и его правила: не ставить себя в положение атакованного, а атаковать самому. Поверьте, на войне энергия молодых людей часто вернее указывает путь, чем вся опытность старых кунктаторов.
– Но в какой же позиции мы атакуем его? Я был на аванпостах нынче, и нельзя решить, где он именно стоит с главными силами, – сказал князь Андрей.
Ему хотелось высказать Долгорукову свой, составленный им, план атаки.
– Ах, это совершенно всё равно, – быстро заговорил Долгоруков, вставая и раскрывая карту на столе. – Все случаи предвидены: ежели он стоит у Брюнна…
И князь Долгоруков быстро и неясно рассказал план флангового движения Вейротера.
Князь Андрей стал возражать и доказывать свой план, который мог быть одинаково хорош с планом Вейротера, но имел тот недостаток, что план Вейротера уже был одобрен. Как только князь Андрей стал доказывать невыгоды того и выгоды своего, князь Долгоруков перестал его слушать и рассеянно смотрел не на карту, а на лицо князя Андрея.
– Впрочем, у Кутузова будет нынче военный совет: вы там можете всё это высказать, – сказал Долгоруков.
– Я это и сделаю, – сказал князь Андрей, отходя от карты.
– И о чем вы заботитесь, господа? – сказал Билибин, до сих пор с веселой улыбкой слушавший их разговор и теперь, видимо, собираясь пошутить. – Будет ли завтра победа или поражение, слава русского оружия застрахована. Кроме вашего Кутузова, нет ни одного русского начальника колонн. Начальники: Неrr general Wimpfen, le comte de Langeron, le prince de Lichtenstein, le prince de Hohenloe et enfin Prsch… prsch… et ainsi de suite, comme tous les noms polonais. [Вимпфен, граф Ланжерон, князь Лихтенштейн, Гогенлое и еще Пришпршипрш, как все польские имена.]
– Taisez vous, mauvaise langue, [Удержите ваше злоязычие.] – сказал Долгоруков. – Неправда, теперь уже два русских: Милорадович и Дохтуров, и был бы 3 й, граф Аракчеев, но у него нервы слабы.
– Однако Михаил Иларионович, я думаю, вышел, – сказал князь Андрей. – Желаю счастия и успеха, господа, – прибавил он и вышел, пожав руки Долгорукову и Бибилину.
Возвращаясь домой, князь Андрей не мог удержаться, чтобы не спросить молчаливо сидевшего подле него Кутузова, о том, что он думает о завтрашнем сражении?
Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил:
– Я думаю, что сражение будет проиграно, и я так сказал графу Толстому и просил его передать это государю. Что же, ты думаешь, он мне ответил? Eh, mon cher general, je me mele de riz et des et cotelettes, melez vous des affaires de la guerre. [И, любезный генерал! Я занят рисом и котлетами, а вы занимайтесь военными делами.] Да… Вот что мне отвечали!


В 10 м часу вечера Вейротер с своими планами переехал на квартиру Кутузова, где и был назначен военный совет. Все начальники колонн были потребованы к главнокомандующему, и, за исключением князя Багратиона, который отказался приехать, все явились к назначенному часу.