Песнь про купца Калашникова (фильм)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Песнь про купца Калашникова
Жанр

Исторический

Режиссёр

Василий Гончаров

Продюсер

А.А.Ханжонков

Автор
сценария

Василий Гончаров

В главных
ролях

Пётр Чардынин
Александра Гончарова
Андрей Громов
Иван Потёмкин

Композитор

Михаил Ипполитов-Иванов

Кинокомпания

Торговый дом Ханжонкова

Страна

Российская империя

Год

1909

IMDb

ID 0201838

К:Фильмы 1909 годаК:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

«Песнь про купца Калашникова» (1909) — немой художественный короткометражный фильм Василия Гончарова по мотивам одноименной поэмы М. Ю. Лермонтова, один из первых художественных фильмов в истории кинематографа России.





Сюжет

По сохранившимся описаниям фильма, он был снят как последовательность четырёх эпизодов. Действие открывается картиной пира при дворе Ивана Грозного. Опричник Кирибеевич оскорбляет жену купца Калашникова. Калашников и Кирибеевич спорят друг с другом. Фильм заканчивается кулачным боем между купцом Калашниковым и опричником Кирибеевичем.

Актёры

Интересные факты

  • Фильм снимался в 1908 году с привлечением актёров труппы Введенского народного дома.
  • В роли купца Калашникова в кино дебютировал Пётр Чардынин.
  • Фильм вышел на экраны 2 (15) марта 1909 года.
  • Фильм был повторно выпущен в прокат в 1913 году.
  • Фильм считается утраченным.

Напишите отзыв о статье "Песнь про купца Калашникова (фильм)"

Ссылки


Отрывок, характеризующий Песнь про купца Калашникова (фильм)


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].