Пинзеник, Виктор Михайлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Михайлович Пинзеник
укр. Віктор Михайлович Пинзеник<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Министр финансов Украины
18 декабря 2007 года — 8 апреля 2009 года
Глава правительства: Юлия Владимировна Тимошенко
Президент: Виктор Андреевич Ющенко
Предшественник: Николай Янович Азаров
Преемник: Игорь Иванович Уманский (и.о.)
Министр финансов Украины
4 февраля 2005 года — 4 августа 2006 года
Глава правительства: Юлия Владимировна Тимошенко
Юрий Иванович Ехануров
Президент: Виктор Андреевич Ющенко
Предшественник: Николай Янович Азаров
Преемник: Николай Янович Азаров
Вице-премьер-министр Украины
3 августа 1995 года — 7 апреля 1997 года
Глава правительства: Евгений Кириллович Марчук
Павел Иванович Лазаренко
Президент: Леонид Данилович Кучма
Первый вице-премьер-министр Украины
31 октября 1994 года — 3 августа 1995 года
Глава правительства: Виталий Андреевич Масол
Евгений Кириллович Марчук
Президент: Леонид Данилович Кучма
Предшественник: Ефим Леонидович Звягильский
Преемник: Евгений Кириллович Марчук
Министр экономики Украины — вице-премьер министр Украины по экономике
27 октября 1992 года — 30 августа 1993 года
Глава правительства: Леонид Данилович Кучма
Президент: Леонид Макарович Кравчук
Предшественник: Владимир Тимофеевич Лановой
Преемник: Юрий Александрович Банников
 
Рождение: 15 апреля 1954(1954-04-15) (70 лет)
село Смологовица, Иршавский район, Закарпатская область, УССР, СССР
Супруга: Мария Романовна
Дети: Ольга, Юлия, Владимир, Виталий
Партия: Реформы и порядок (1997–2010)
Образование: Львовский государственный университет имени Ивана Франко
Учёная степень: доктор экономических наук
Учёное звание: профессор
Профессия: экономист
 
Сайт: [pynzenyk.com.ua/ pynzenyk.com.ua]
 
Награды:

Виктор Михайлович Пинзеник (укр. Пинзеник, р. 15 апреля 1954 года, Закарпатье) — украинский политический деятель и экономист. Депутат парламента Украины I—IV, VII—VIII созывов (1991-2005, 2007, 2012-2014). 1-й вице-премьер-министр Украины (1994—1995), дважды вице-премьер Украины (1992—1993одновременно министр экономики, 1995—1997), дважды министр финансов (2005—2006, 2007—2009). Председатель партии «Реформы и порядок» (1997-2010).

Доктор экономических наук (1989), профессор (1991) Львовского университета (с 1990 года).



Биография

Родился в с. Смологовица Иршавского района Закарпатской области УССР.

Окончил экономический факультет Львовского университета (1975) по специальности экономист, в 1979 году — аспирантуру там же, в 1989 г. — докторантуру Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В 1980 году защитил кандидатскую диссертацию «Экономические проблемы стимулирования повышения уровня качества продукции (на материалах предприятий машиностроительной промышленности)», в 1989 году — докторскую диссертацию «Цены в механизме управления качеством машиностроительной продукции производственно-технического назначения».

В 1975—1981 годах ассистент, в 1981—1987 и в 1990 году — доцент, в 1987—1989 гг. — старший научный сотрудник, с 1990 года профессор, в 1991—1992 гг. заведующий кафедрой экономики и управления народным хозяйством экономического факультета Львовского университета.

В декабре 1991 года был избран депутатом Верховной рады Украины первого созыва, победив на выборах по округу Львовской области. Был членом Комиссии по вопросам экономической реформы и управления народным хозяйством. В марте-октябре 1992 года заместитель председателя Коллегии по вопросам экономической политики.

С 27 октября 1992 года по 13 августа 1993 г. министр экономики Украины, вице-премьер Украины по экономике в правительстве Леонида Кучмы.

В августе 1993 г. подал в отставку и возглавил Украинский фонд поддержки реформ.

В марте 1994 года был избран депутатом Верховной рады Украины второго созыва, снова победив на выборах по округу Львовской области. Был членом Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности. Член депутатской группы «Реформы».

Внештатный советник Президента Украины по вопросам экономической политики с сентября 1994 г. по январь 2000 года.

С октября 1994 г. по апрель 1997 г. первый вице-премьер, вице-премьер по вопросам экономических реформ в правительствах Виталия Масола, Евгения Марчука и Павла Лазаренко.

С декабря 1994 г. был председателем Совета по вопросам экономических реформ при Президенте Украины, с апреля 1995 г. — председателем Национального совета по вопросам статистики при Президенте Украины. Член Государственной комиссии по проведению на Украине административной реформы (с июля 1997 г. по январь 1999 года).

В октябре 1997 года участвовал в создании партии «Реформы и порядок» (ПРП), которую возглавлял до февраля 2010 года.

В марте 1998 года был избран депутатом Верховной рады Украины третьего созыва, победив на выборах по округу Львовской области. Его партия на тех же выборах не смогла преодолеть 4 % барьер. Четыре члена ПРП, также избранные по мажоритарным округам, стали ядром фракции «Реформы-Конгресс», которую Пинзеник возглавил в декабре 1998 года. Был членом Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности. Поддерживал Виктора Ющенко, который возглавлял правительство в 1999—2001 гг.

В июле 2001 года стал одним из основателей избирательного блока «Наша Украина». В 2002 году был избран депутатом Верховной рады Украины четвёртого созыва по списку блока Виктора Ющенко «Наша Украина» (был пятым номером в списке). Первый заместитель председателя фракции «Наша Украина», член парламентского Комитета по финансам и банковской деятельности.

По словам близкого к нему экономиста и политика Сергея Терёхина (2002), Пинзеник - "макроэкономист от Бога. Он тонко ощущает макроэкономические процессы, у него есть два института. Его расчеты всемирно известны. Если вы хотите почитать бюллетень ООН или любое издание Сороса, вы всегда найдете ссылки на Пинзеныка в макроэкономике... Ну, это сильная московская школа, Гавриила Попова"[1].

С февраля 2005 г. по август 2006 г. министр финансов Украины в правительствах Юлии Тимошенко и Юрия Еханурова.

На парламентских выборах 2006 года был вторым номером в составе гражданского блока «Пора-ПРП», который не преодолел 3 % избирательный барьер.

18 декабря 2007 года был назначен министром финансов Украины в правительстве Юлии Тимошенко[2]. 12 февраля 2009 года подал в отставку, отметив, что экономика стала заложницей политики[2][3].

«Я не первый раз работаю в правительстве. И всегда занимал профессиональную позицию. Сбалансированный бюджет, минимальный размер его дефицита, ограничение жизни в долг, неэмиссионные источники финансирования дефицита — этими и другими принципами я всегда руководствовался в своей работе»[3].

С января 2011 года заместитель председателя наблюдательного совета АО "УкрСиббанк".

28 октября 2012 г. избран депутатом Верховной рады 7-го созыва от партии «УДАР». Заместитель председателя фракции, член Комитета по вопросам экономической политики.

На парламентских выборах 2014 года был избран народным депутатом 8-го созыва от партии "Блок Петра Порошенко" (шёл № 17 в списке). Член фракции БПП, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам бюджета.

Автор более 400 статей, книг: «Материальное стимулирование повышения уровня качества труда» (1985), «Цены и качество продукции производственно-технического назначения» (1988), «Азбука полного хозрасчета» (1991), «Кони не виновны, или реформы или их имитация» (1998, 1999).

Жена Мария Романовна Пинзеник — экономист. Дочери Ольга (1981) и Юлия (1989), сын Владимир (1993), сын Виталий (2007).

Почётный доктор Национального университета «Киево-Могилянская академия» с 1996 года, Тернопольской академии народного хозяйства, почетный профессор Академии труда и социальных отношений Федерации профсоюзов Украины.

Заслуженный экономист Украины с апреля 2004 года.

Декрет о трастах

Некоторые [www.ukrrudprom.ua/digest/w116.html источники] сообщают о причастности Виктора Пинзеника к принятию Декрета Кабинета Министров Украины «О доверительных обществах» от 17.03.93 г. №23-93, который называют [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декретом о трастах].

В [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815%20 Декрете] не оговаривалась необходимость лицензирования валютных и доверительных операций для трастовых компаний. Согласно [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрету], учредители трастовых компаний отвечали перед вкладчиками только своими взносами в уставной фонд и своим имуществом в 5-кратном размере к доле каждого учредителя.

Согласно [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрету], [www.spfu.gov.ua/rus/index.php Фонд государственного имущества Украины] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (4045 дней) — историякопия), Министерство финансов и НБУ должны были осуществлять контроль за операциями трастовых компаний с ценными бумагами, а операции с денежными вкладами не контролировались вообще.

Трастовые компании, созданные на базе [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрета], в течение 2-х лет привлекали деньги вкладчиков в конвертируемой валюте, обещая 7-12% в месяц. Большинство компаний [finance.bigmir.net/budget/15267-TOP-10-finansovyh-piramid--obokravshih-Ukrainu обанкротилось и с вкладчиками не расплатилось].

26 июня 1995 года [zakon.nau.ua/doc/?code=455-95-%EF постановлением] Кабинета министров Украины «О недостатках в работе доверительных обществ» [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрет о трастах] был изменен. Постановление предусматривало «изменения и дополнения» в существующих документах, в частности «уточнение функций Национального банка и Министерства финансов в контроле за операциями доверительных обществ с имуществом доверителей (в том числе средствами, в частности валютными).»

[zakon2.rada.gov.ua/laws/show/483/95-%D0%B2%D1%80 Постановлением] Верховной Рады Украины от 19.12.95 года была создана Временная депутатская следственная комиссия для «проверки фактов фальсификаций отдельных положений [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрета] Кабинета Министров Украины «О доверительных обществах»»

31 октября 1996 года Верховная Рада приняла [ua-info.biz/legal/baseqi/ua-tmeyat.htm постановление] об отчете Временной депутатской следственной комиссии, в котором говорилось, что [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрет] Кабинета Министров Украины «О доверительных обществах» не решил стоящих перед ним задач. В частности, констатировалось:

«Законодательная неопределенность, непроведение юридически-правовой экспертизы проекта декрета, отсутствие четкой системы контроля в сфере деятельности финансовых посредников, безответственность местных органов исполнительной власти всесторонне способствовали активизации создания и негативной деятельности псевдодоверительных обществ, трастов, страховых компаний, инвестиционных фондов и других субъектов предпринимательства в части привлечения имущества и, что хуже всего, денежных средств граждан. Непринятие своевременных оперативных мер предосторожностей со стороны властных структур, контролирующих и правоохранительных органов привело к распространению в Украине финансового мошенничества в угрожающих для государства широкомасштабных размерах, массовому ограблению населения, в первую очередь социально незащищенного.»

Виктор Пинзеник, будучи вице-премьером Украины по экономике, вместе со своим заместителем Сергеем Терехиным разработал [base2.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=15815 Декрет о трастах] и подал его на подпись премьер-министру Леониду Кучме.

Это позволяет ряду отечественных политиков и чиновников публично заявлять о прямой причастности Виктора Пинзеника к ущербу, понесенному украинцами в результате деятельности трастовых компаний. В частности, экс-глава [www.spfu.gov.ua/rus/index.php Фонда государственного имущества] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (4045 дней) — историякопия) Украины [file.liga.net/person/828-valentina-semenukminussamsonenko.html Валентина Семенюк] прямо обвиняет[4] в этом Виктора Пинзеника и Сергея Терехина

Напишите отзыв о статье "Пинзеник, Виктор Михайлович"

Ссылки

  1. [www.rudenko.kiev.ua/persons/teryohin Терехин Сергей. ДОСЬЕ :: Персональный сайт Сергея Руденко]
  2. 1 2 Министр финансов Украины Пинзеник подал заявление об отставке // [www.polit.ru/news/2009/02/12/ritied.popup.html Новости Полит.ру. 12 февраля 2009 г].  (рус.) — 12.02.2009.
  3. 1 2 Пинзеник подал в отставку с поста министра финансов // [www.unian.net/rus/news/news-300406.html Новости Информационного агентства УНІАН, 12 февраля 2009 г].  (рус.) — 12.02.2009.
  4. [www.ukrrudprom.ua/digest/w116.html » Валентина Семенюк: “Идеологами приватизации были Виктор Пинзеник и Сергей Терехин. Все эти декреты о трастах — это их работа”]
  • [dovidka.com.ua/user/?code=47461]

Отрывок, характеризующий Пинзеник, Виктор Михайлович

Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.
Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Он не был ни под Пултуском, ни под Прейсиш Эйлау и во второй половине кампании, присоединившись к действующей армии, был причислен к отряду Платова.
Отряд Платова действовал независимо от армии. Несколько раз павлоградцы были частями в перестрелках с неприятелем, захватили пленных и однажды отбили даже экипажи маршала Удино. В апреле месяце павлоградцы несколько недель простояли около разоренной до тла немецкой пустой деревни, не трогаясь с места.
Была ростепель, грязь, холод, реки взломало, дороги сделались непроездны; по нескольку дней не выдавали ни лошадям ни людям провианта. Так как подвоз сделался невозможен, то люди рассыпались по заброшенным пустынным деревням отыскивать картофель, но уже и того находили мало. Всё было съедено, и все жители разбежались; те, которые оставались, были хуже нищих, и отнимать у них уж было нечего, и даже мало – жалостливые солдаты часто вместо того, чтобы пользоваться от них, отдавали им свое последнее.
Павлоградский полк в делах потерял только двух раненых; но от голоду и болезней потерял почти половину людей. В госпиталях умирали так верно, что солдаты, больные лихорадкой и опухолью, происходившими от дурной пищи, предпочитали нести службу, через силу волоча ноги во фронте, чем отправляться в больницы. С открытием весны солдаты стали находить показывавшееся из земли растение, похожее на спаржу, которое они называли почему то машкин сладкий корень, и рассыпались по лугам и полям, отыскивая этот машкин сладкий корень (который был очень горек), саблями выкапывали его и ели, несмотря на приказания не есть этого вредного растения.
Весною между солдатами открылась новая болезнь, опухоль рук, ног и лица, причину которой медики полагали в употреблении этого корня. Но несмотря на запрещение, павлоградские солдаты эскадрона Денисова ели преимущественно машкин сладкий корень, потому что уже вторую неделю растягивали последние сухари, выдавали только по полфунта на человека, а картофель в последнюю посылку привезли мерзлый и проросший. Лошади питались тоже вторую неделю соломенными крышами с домов, были безобразно худы и покрыты еще зимнею, клоками сбившеюся шерстью.
Несмотря на такое бедствие, солдаты и офицеры жили точно так же, как и всегда; так же и теперь, хотя и с бледными и опухлыми лицами и в оборванных мундирах, гусары строились к расчетам, ходили на уборку, чистили лошадей, амуницию, таскали вместо корма солому с крыш и ходили обедать к котлам, от которых вставали голодные, подшучивая над своею гадкой пищей и своим голодом. Также как и всегда, в свободное от службы время солдаты жгли костры, парились голые у огней, курили, отбирали и пекли проросший, прелый картофель и рассказывали и слушали рассказы или о Потемкинских и Суворовских походах, или сказки об Алеше пройдохе, и о поповом батраке Миколке.
Офицеры так же, как и обыкновенно, жили по двое, по трое, в раскрытых полуразоренных домах. Старшие заботились о приобретении соломы и картофеля, вообще о средствах пропитания людей, младшие занимались, как всегда, кто картами (денег было много, хотя провианта и не было), кто невинными играми – в свайку и городки. Об общем ходе дел говорили мало, частью оттого, что ничего положительного не знали, частью оттого, что смутно чувствовали, что общее дело войны шло плохо.
Ростов жил, попрежнему, с Денисовым, и дружеская связь их, со времени их отпуска, стала еще теснее. Денисов никогда не говорил про домашних Ростова, но по нежной дружбе, которую командир оказывал своему офицеру, Ростов чувствовал, что несчастная любовь старого гусара к Наташе участвовала в этом усилении дружбы. Денисов видимо старался как можно реже подвергать Ростова опасностям, берег его и после дела особенно радостно встречал его целым и невредимым. На одной из своих командировок Ростов нашел в заброшенной разоренной деревне, куда он приехал за провиантом, семейство старика поляка и его дочери, с грудным ребенком. Они были раздеты, голодны, и не могли уйти, и не имели средств выехать. Ростов привез их в свою стоянку, поместил в своей квартире, и несколько недель, пока старик оправлялся, содержал их. Товарищ Ростова, разговорившись о женщинах, стал смеяться Ростову, говоря, что он всех хитрее, и что ему бы не грех познакомить товарищей с спасенной им хорошенькой полькой. Ростов принял шутку за оскорбление и, вспыхнув, наговорил офицеру таких неприятных вещей, что Денисов с трудом мог удержать обоих от дуэли. Когда офицер ушел и Денисов, сам не знавший отношений Ростова к польке, стал упрекать его за вспыльчивость, Ростов сказал ему:
– Как же ты хочешь… Она мне, как сестра, и я не могу тебе описать, как это обидно мне было… потому что… ну, оттого…
Денисов ударил его по плечу, и быстро стал ходить по комнате, не глядя на Ростова, что он делывал в минуты душевного волнения.
– Экая дуг'ацкая ваша пог'ода Г'остовская, – проговорил он, и Ростов заметил слезы на глазах Денисова.


В апреле месяце войска оживились известием о приезде государя к армии. Ростову не удалось попасть на смотр который делал государь в Бартенштейне: павлоградцы стояли на аванпостах, далеко впереди Бартенштейна.
Они стояли биваками. Денисов с Ростовым жили в вырытой для них солдатами землянке, покрытой сучьями и дерном. Землянка была устроена следующим, вошедшим тогда в моду, способом: прорывалась канава в полтора аршина ширины, два – глубины и три с половиной длины. С одного конца канавы делались ступеньки, и это был сход, крыльцо; сама канава была комната, в которой у счастливых, как у эскадронного командира, в дальней, противуположной ступеням стороне, лежала на кольях, доска – это был стол. С обеих сторон вдоль канавы была снята на аршин земля, и это были две кровати и диваны. Крыша устраивалась так, что в середине можно было стоять, а на кровати даже можно было сидеть, ежели подвинуться ближе к столу. У Денисова, жившего роскошно, потому что солдаты его эскадрона любили его, была еще доска в фронтоне крыши, и в этой доске было разбитое, но склеенное стекло. Когда было очень холодно, то к ступеням (в приемную, как называл Денисов эту часть балагана), приносили на железном загнутом листе жар из солдатских костров, и делалось так тепло, что офицеры, которых много всегда бывало у Денисова и Ростова, сидели в одних рубашках.
В апреле месяце Ростов был дежурным. В 8 м часу утра, вернувшись домой, после бессонной ночи, он велел принести жару, переменил измокшее от дождя белье, помолился Богу, напился чаю, согрелся, убрал в порядок вещи в своем уголке и на столе, и с обветрившимся, горевшим лицом, в одной рубашке, лег на спину, заложив руки под голову. Он приятно размышлял о том, что на днях должен выйти ему следующий чин за последнюю рекогносцировку, и ожидал куда то вышедшего Денисова. Ростову хотелось поговорить с ним.
За шалашом послышался перекатывающийся крик Денисова, очевидно разгорячившегося. Ростов подвинулся к окну посмотреть, с кем он имел дело, и увидал вахмистра Топчеенко.
– Я тебе пг'иказывал не пускать их жг'ать этот ког'ень, машкин какой то! – кричал Денисов. – Ведь я сам видел, Лазаг'чук с поля тащил.
– Я приказывал, ваше высокоблагородие, не слушают, – отвечал вахмистр.
Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Лаврушка что то рассказывал о каких то подводах, сухарях и быках, которых он видел, ездивши за провизией.
За балаганом послышался опять удаляющийся крик Денисова и слова: «Седлай! Второй взвод!»
«Куда это собрались?» подумал Ростов.
Через пять минут Денисов вошел в балаган, влез с грязными ногами на кровать, сердито выкурил трубку, раскидал все свои вещи, надел нагайку и саблю и стал выходить из землянки. На вопрос Ростова, куда? он сердито и неопределенно отвечал, что есть дело.
– Суди меня там Бог и великий государь! – сказал Денисов, выходя; и Ростов услыхал, как за балаганом зашлепали по грязи ноги нескольких лошадей. Ростов не позаботился даже узнать, куда поехал Денисов. Угревшись в своем угле, он заснул и перед вечером только вышел из балагана. Денисов еще не возвращался. Вечер разгулялся; около соседней землянки два офицера с юнкером играли в свайку, с смехом засаживая редьки в рыхлую грязную землю. Ростов присоединился к ним. В середине игры офицеры увидали подъезжавшие к ним повозки: человек 15 гусар на худых лошадях следовали за ними. Повозки, конвоируемые гусарами, подъехали к коновязям, и толпа гусар окружила их.
– Ну вот Денисов всё тужил, – сказал Ростов, – вот и провиант прибыл.
– И то! – сказали офицеры. – То то радешеньки солдаты! – Немного позади гусар ехал Денисов, сопутствуемый двумя пехотными офицерами, с которыми он о чем то разговаривал. Ростов пошел к нему навстречу.
– Я вас предупреждаю, ротмистр, – говорил один из офицеров, худой, маленький ростом и видимо озлобленный.
– Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов.
– Вы будете отвечать, ротмистр, это буйство, – у своих транспорты отбивать! Наши два дня не ели.
– А мои две недели не ели, – отвечал Денисов.
– Это разбой, ответите, милостивый государь! – возвышая голос, повторил пехотный офицер.
– Да вы что ко мне пристали? А? – крикнул Денисов, вдруг разгорячась, – отвечать буду я, а не вы, а вы тут не жужжите, пока целы. Марш! – крикнул он на офицеров.
– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.
– Собака на забог'е, живая собака на забог'е, – сказал Денисов ему вслед – высшую насмешку кавалериста над верховым пехотным, и, подъехав к Ростову, расхохотался.
– Отбил у пехоты, отбил силой транспорт! – сказал он. – Что ж, не с голоду же издыхать людям?
Повозки, которые подъехали к гусарам были назначены в пехотный полк, но, известившись через Лаврушку, что этот транспорт идет один, Денисов с гусарами силой отбил его. Солдатам раздали сухарей в волю, поделились даже с другими эскадронами.
На другой день, полковой командир позвал к себе Денисова и сказал ему, закрыв раскрытыми пальцами глаза: «Я на это смотрю вот так, я ничего не знаю и дела не начну; но советую съездить в штаб и там, в провиантском ведомстве уладить это дело, и, если возможно, расписаться, что получили столько то провианту; в противном случае, требованье записано на пехотный полк: дело поднимется и может кончиться дурно».
Денисов прямо от полкового командира поехал в штаб, с искренним желанием исполнить его совет. Вечером он возвратился в свою землянку в таком положении, в котором Ростов еще никогда не видал своего друга. Денисов не мог говорить и задыхался. Когда Ростов спрашивал его, что с ним, он только хриплым и слабым голосом произносил непонятные ругательства и угрозы…
Испуганный положением Денисова, Ростов предлагал ему раздеться, выпить воды и послал за лекарем.
– Меня за г'азбой судить – ох! Дай еще воды – пускай судят, а буду, всегда буду подлецов бить, и госудаг'ю скажу. Льду дайте, – приговаривал он.
Пришедший полковой лекарь сказал, что необходимо пустить кровь. Глубокая тарелка черной крови вышла из мохнатой руки Денисова, и тогда только он был в состоянии рассказать все, что с ним было.
– Приезжаю, – рассказывал Денисов. – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Подождать не угодно ли. «У меня служба, я зa 30 верст приехал, мне ждать некогда, доложи». Хорошо, выходит этот обер вор: тоже вздумал учить меня: Это разбой! – «Разбой, говорю, не тот делает, кто берет провиант, чтоб кормить своих солдат, а тот кто берет его, чтоб класть в карман!» Так не угодно ли молчать. «Хорошо». Распишитесь, говорит, у комиссионера, а дело ваше передастся по команде. Прихожу к комиссионеру. Вхожу – за столом… Кто же?! Нет, ты подумай!…Кто же нас голодом морит, – закричал Денисов, ударяя кулаком больной руки по столу, так крепко, что стол чуть не упал и стаканы поскакали на нем, – Телянин!! «Как, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А… распротакой сякой и… начал катать. Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из под черных усов оскаливая свои белые зубы. – Я бы убил его, кабы не отняли.