Пинсингуаньское сражение

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Пинсигуаньское сражение
Основной конфликт: Японо-китайская война (1937—1945)

китайские солдаты над Пинсингуанем
Дата

вечер 24 сентября – полдень 25 сентября 1937 года

Место

Пинсингуань, Шаньси

Итог

Победа китайцев

Противники
8-я армия Коммунистической партии Китая 5-я дивизия Японской императорской армии
Командующие
Линь Бяо
Чжу Дэ
Сэйсиро Итагаки
Силы сторон
6000 человек в составе 115-й дивизии 10 000 человек (5-я дивизия), однако в бою непосредственно принимали участие подразделения снабжения и 3-й батальон 21-го полка
Потери
500 человек около 3000 человек убито и взято в плен, китайцами захвачено большое число припасов и вооружений
 
Японо-китайская война (1937—1945)
Предыстория конфликта
Маньчжурия (1931—1932) (Мукден Нэньцзян Хэйлунцзян Цзиньчжоу Харбин) • Шанхай (1932) Маньчжоу-го Жэхэ Стена Внутренняя Монголия (Суйюань)
Первый этап (июль 1937 — октябрь 1938)
Мост Лугоуцяо Пекин-Тяньцзинь Чахар Шанхай (1937) (Склад Сыхан) • Ж/д Бэйпин—Ханькоу Ж/д Тяньцзинь-Пукоу Тайюань (Пинсингуань  • Синькоу)  • Нанкин Сюйчжоу • Тайэрчжуан С.-В.Хэнань (Ланьфэн) •Амой Чунцин Ухань (Ваньцзялин) • Кантон
Второй этап (октябрь 1938 — декабрь 1941)
(Хайнань)Наньчан(Река Сюшуй)Суйсянь и Цзаоян(Шаньтоу)Чанша (1939)Ю. Гуанси(Куньлуньское ущелье)Зимнее наступление(Уюань)Цзаоян и ИчанБитва ста полковС. ВьетнамЦ. ХубэйЮ.ХэнаньЗ. Хубэй (1941)ШангаоЮжная ШаньсиЧанша (1941)
Третий этап (декабрь 1941 — сентябрь 1945)
Чанша (1942)Бирманская дорога(Таунгу)(Йенангяунг)Чжэцзян-ЦзянсиСалуинЧунцинская кампанияЗ. Хубэй (1943)С.Бирма-З.ЮньнаньЧандэ«Ити-Го»(Ц.ХэнаньЧанша (1944)Гуйлинь-Лючжоу)Хэнань-ХубэйЗ.ХэнаньЗ.ХунаньГуанси (1945)
Советско-японская война

Пинсингуаньское сражение, также называемое в КНР Великой победой при Пинсингуане (кит. упр. 平型关大捷, пиньинь: Píngxíng Guān Dàjié) — битва между 8-й армией Коммунистической партии Китая и подразделениями Имперской японской армии 25 сентября 1937 года. Закончилось незначительной, но имевшей большое моральное значение, победой, в результате которой 8-я армия захватила военное имущество японцев и разгромила японскую бригаду.



Предыстория

После взятия Бэйпина в конце июля 1937 года, японские войска начали продвижение вдоль железной дороги Бэйпин-Суйюань в направлении Внутренней Монголии. Обнаружив это, Чан Кайши назначил милитариста Янь Сишаня «Главным умиротворителем Тайюани». В теории Яню подчинялись все китайские вооружённые силы на этом театре военных действий, включая 115-ю дивизию Линь Бяо из коммунистической 8-й армии, войска Лю Жумина, а также контингенты Центральной армии Чан Кайши. В реальности же все указанные силы действовали независимо от местных войск Яня.

Японские силы, состоявшие в основном из 5-й дивизии и 11-й отдельной смешанной бригады, выйдя из Бэйпина двинулись на Хуайли в провинции Чахар. Японская колонна быстро достигла провинции Шаньси, используя железную дорогу, которую китайцы даже не попытались разрушить. 13 сентября китайские войска оставили Датун, отойдя на линию, идущую от прохода Яньмэнгуань в Великой стене на восток к горному проходу Пинсингуань. Войска Янь Сишаня ещё больше пали духом, когда японские силы стали использовать своё господство в воздухе.

Основные силы японской 5-й дивизии под командованием Сэйсиро Итагаки двинулись из Хуайли в северо-восточную часть провинции Шаньси. Несмотря на наличие автотранспорта, их продвижение замедлялось из-за плохого состояния дорог. К тому времени, когда они достигли границы провинции Шаньси, 115-я дивизия Линь Бяо после форсированного марша из провинции Шэньси 24 сентября заняла Пинсингуань в готовности к неожиданной атаке японских войск.

Сражение

Пинсингуаньский проход — это узкое дефиле в лёссовой почве, из которого нет выхода на протяжении нескольких километров (кроме как по самой дороге). Дивизия Линь Бяо смогла поймать в засаду две основные колонны снабжения японцев и практически полностью уничтожить их.

25 сентября 21-я бригада японской 5-й дивизии, находящаяся в Линцю, получила от 21-го полка информацию, что он срочно нуждается в снабжении из-за похолодания. Колонна снабжения 21-го полка, состоявшая из 70 телег с 50 лошадьми, нагруженных одеждой, едой и амуницией, отправилась на запад через Пинсингуань. Около 10 часов вечера колонна проходила через дефиле, где стены с обеих сторон поднимались более чем на 10 метров; она направлялась к находящемуся в 3 километрах далее местечку Цайцзяюй. В это же время японская моторизированная колонна снабжения из 80 грузовиков покинула Гуаньгоу и направилась на восток. Обе эти колонны после 10 часов попали в засаду, организованную 115-й дивизией, и были практически полностью уничтожены. Попытка 3-го батальона 21-го полка прийти на помощь была отбита китайскими войсками и стоила 100 человек. Войска Линь Бяо покинули поле боя, позволив японцам попасть к месту засады, лишь 28 сентября.

Японцы потеряли убитыми и пленными около 3000 человек, потери китайской стороны составили 500 человек. Китайцам досталось всё находившееся в обеих колоннах имущество.

Значение

Гоминьдановская официальная история японо-китайской войны упоминает об этом эпизоде лишь одним предложением, ничего не говоря о коммунистах. С другой стороны, литература коммунистов описывает Пинсингуаньское сражение как типичный пример партизанской тактики, соответствующей концепции партизанской войны Мао Цзэдуна. В пропагандистских целях японские потери сильно преувеличивались. Однако японской стороной поражение под Пинсингуанем, как и под Тайэрчжуаном, объяснялось тем, что у японских офицеров наступило «головокружение от успехов»: после ряда лёгких побед они стали пренебрегать элементарными мерами предосторожности. В любом случае эта победа вызвала у китайцев подъём, и придала коммунистам популярности. Битва постоянно приводилась коммунистами в качестве примера того, как они сражались с японскими оккупантами.

 
Японо-китайская война (1937—1945)
Предыстория конфликта
Маньчжурия (1931—1932) (Мукден Нэньцзян Хэйлунцзян Цзиньчжоу Харбин) • Шанхай (1932) Маньчжоу-го Жэхэ Стена Внутренняя Монголия (Суйюань)
Первый этап (июль 1937 — октябрь 1938)
Мост Лугоуцяо Пекин-Тяньцзинь Чахар Шанхай (1937) (Склад Сыхан) • Ж/д Бэйпин—Ханькоу Ж/д Тяньцзинь-Пукоу Тайюань (Пинсингуань  • Синькоу)  • Нанкин Сюйчжоу • Тайэрчжуан С.-В.Хэнань (Ланьфэн) •Амой Чунцин Ухань (Ваньцзялин) • Кантон
Второй этап (октябрь 1938 — декабрь 1941)
(Хайнань)Наньчан(Река Сюшуй)Суйсянь и Цзаоян(Шаньтоу)Чанша (1939)Ю. Гуанси(Куньлуньское ущелье)Зимнее наступление(Уюань)Цзаоян и ИчанБитва ста полковС. ВьетнамЦ. ХубэйЮ.ХэнаньЗ. Хубэй (1941)ШангаоЮжная ШаньсиЧанша (1941)
Третий этап (декабрь 1941 — сентябрь 1945)
Чанша (1942)Бирманская дорога(Таунгу)(Йенангяунг)Чжэцзян-ЦзянсиСалуинЧунцинская кампанияЗ. Хубэй (1943)С.Бирма-З.ЮньнаньЧандэ«Ити-Го»(Ц.ХэнаньЧанша (1944)Гуйлинь-Лючжоу)Хэнань-ХубэйЗ.ХэнаньЗ.ХунаньГуанси (1945)
Советско-японская война

Напишите отзыв о статье "Пинсингуаньское сражение"

Отрывок, характеризующий Пинсингуаньское сражение



На другой день после отъезда сына князь Николай Андреич позвал к себе княжну Марью.
– Ну что, довольна теперь? – сказал он ей, – поссорила с сыном! Довольна? Тебе только и нужно было! Довольна?.. Мне это больно, больно. Я стар и слаб, и тебе этого хотелось. Ну радуйся, радуйся… – И после этого княжна Марья в продолжение недели не видала своего отца. Он был болен и не выходил из кабинета.
К удивлению своему, княжна Марья заметила, что за это время болезни старый князь так же не допускал к себе и m lle Bourienne. Один Тихон ходил за ним.
Через неделю князь вышел и начал опять прежнюю жизнь, с особенной деятельностью занимаясь постройками и садами и прекратив все прежние отношения с m lle Bourienne. Вид его и холодный тон с княжной Марьей как будто говорил ей: «Вот видишь, ты выдумала на меня налгала князю Андрею про отношения мои с этой француженкой и поссорила меня с ним; а ты видишь, что мне не нужны ни ты, ни француженка».
Одну половину дня княжна Марья проводила у Николушки, следя за его уроками, сама давала ему уроки русского языка и музыки, и разговаривая с Десалем; другую часть дня она проводила в своей половине с книгами, старухой няней и с божьими людьми, которые иногда с заднего крыльца приходили к ней.
О войне княжна Марья думала так, как думают о войне женщины. Она боялась за брата, который был там, ужасалась, не понимая ее, перед людской жестокостью, заставлявшей их убивать друг друга; но не понимала значения этой войны, казавшейся ей такою же, как и все прежние войны. Она не понимала значения этой войны, несмотря на то, что Десаль, ее постоянный собеседник, страстно интересовавшийся ходом войны, старался ей растолковать свои соображения, и несмотря на то, что приходившие к ней божьи люди все по своему с ужасом говорили о народных слухах про нашествие антихриста, и несмотря на то, что Жюли, теперь княгиня Друбецкая, опять вступившая с ней в переписку, писала ей из Москвы патриотические письма.
«Я вам пишу по русски, мой добрый друг, – писала Жюли, – потому что я имею ненависть ко всем французам, равно и к языку их, который я не могу слышать говорить… Мы в Москве все восторжены через энтузиазм к нашему обожаемому императору.
Бедный муж мой переносит труды и голод в жидовских корчмах; но новости, которые я имею, еще более воодушевляют меня.
Вы слышали, верно, о героическом подвиге Раевского, обнявшего двух сыновей и сказавшего: «Погибну с ними, но не поколеблемся!И действительно, хотя неприятель был вдвое сильнее нас, мы не колебнулись. Мы проводим время, как можем; но на войне, как на войне. Княжна Алина и Sophie сидят со мною целые дни, и мы, несчастные вдовы живых мужей, за корпией делаем прекрасные разговоры; только вас, мой друг, недостает… и т. д.
Преимущественно не понимала княжна Марья всего значения этой войны потому, что старый князь никогда не говорил про нее, не признавал ее и смеялся за обедом над Десалем, говорившим об этой войне. Тон князя был так спокоен и уверен, что княжна Марья, не рассуждая, верила ему.
Весь июль месяц старый князь был чрезвычайно деятелен и даже оживлен. Он заложил еще новый сад и новый корпус, строение для дворовых. Одно, что беспокоило княжну Марью, было то, что он мало спал и, изменив свою привычку спать в кабинете, каждый день менял место своих ночлегов. То он приказывал разбить свою походную кровать в галерее, то он оставался на диване или в вольтеровском кресле в гостиной и дремал не раздеваясь, между тем как не m lle Bourienne, a мальчик Петруша читал ему; то он ночевал в столовой.
Первого августа было получено второе письмо от кня зя Андрея. В первом письме, полученном вскоре после его отъезда, князь Андрей просил с покорностью прощения у своего отца за то, что он позволил себе сказать ему, и просил его возвратить ему свою милость. На это письмо старый князь отвечал ласковым письмом и после этого письма отдалил от себя француженку. Второе письмо князя Андрея, писанное из под Витебска, после того как французы заняли его, состояло из краткого описания всей кампании с планом, нарисованным в письме, и из соображений о дальнейшем ходе кампании. В письме этом князь Андрей представлял отцу неудобства его положения вблизи от театра войны, на самой линии движения войск, и советовал ехать в Москву.
За обедом в этот день на слова Десаля, говорившего о том, что, как слышно, французы уже вступили в Витебск, старый князь вспомнил о письме князя Андрея.
– Получил от князя Андрея нынче, – сказал он княжне Марье, – не читала?
– Нет, mon pere, [батюшка] – испуганно отвечала княжна. Она не могла читать письма, про получение которого она даже и не слышала.
– Он пишет про войну про эту, – сказал князь с той сделавшейся ему привычной, презрительной улыбкой, с которой он говорил всегда про настоящую войну.
– Должно быть, очень интересно, – сказал Десаль. – Князь в состоянии знать…
– Ах, очень интересно! – сказала m llе Bourienne.
– Подите принесите мне, – обратился старый князь к m llе Bourienne. – Вы знаете, на маленьком столе под пресс папье.
M lle Bourienne радостно вскочила.
– Ах нет, – нахмурившись, крикнул он. – Поди ты, Михаил Иваныч.