Платан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Платан

Общий вид взрослых деревьев
Научная классификация
Международное научное название

Platanus L., 1753

Типовой вид

Систематика
на Викивидах

Изображения
на Викискладе
</tr>
GRIN  [npgsweb.ars-grin.gov/gringlobal/taxonomygenus.aspx?id=9494 g:9494]
IPNI  [www.ipni.org/ipni/advPlantNameSearch.do?find_family=&find_genus=Platanus&find_species=&find_infrafamily=&find_infragenus=&find_infraspecies=&find_authorAbbrev=&find_includePublicationAuthors=on&find_includePublicationAuthors=off&find_includeBasionymAuthors=on&find_includeBasionymAuthors=off&find_publicationTitle=&find_isAPNIRecord=on&find_isAPNIRecord=false&find_isGCIRecord=on&find_isGCIRecord=false&find_isIKRecord=on&find_isIKRecord=false&find_rankToReturn=gen&output_format=normal&find_sortByFamily=on&find_sortByFamily=off&query_type=by_query&back_page=plantsearch ???]

Плата́н (лат. Plátanus) — род деревьев; единственный представитель монотипного семейства Платановые (Platanaceae). Многие виды — ценные декоративные растения, используемые в городском озеленении.





Распространение и экология

Род насчитывает 11 листопадных и вечнозелёных видов, распространённых в Северном полушарии — в Средиземноморье, Северной Америке, Средней и Малой Азии, а также в Юго-Западной и Центральной Европе.

Платаны встречаются на Кавказе, в Крыму и на Украине (в Закарпатье, Киеве, Запорожье, Львове, Николаеве, Херсоне, Одессе).

Природный ареал рода

В Старом Свете в естественных условиях сейчас растут лишь два вида платана — Platanus orientalis (Платан восточный) и Platanus kerrii. Естественный ареал платана восточного сосредоточен: на Балканском полуострове (Албания, Греция), островах Кипр и Крит, на островах Эгейского моря, в Малой и Средней Азии, на восточном берегу Средиземного моря (Сирия, Ливан,Израиль) и в отдельных местах произрастания на территории Ирана, Афганистана, а также на черноморском побережье Кавказа в России, Абхазии, Грузии, в Армении и Азербайджане. Естественный ареал Platanus kerrii — Индокитай (Вьетнам, Лаос). В Новом Свете в естественных условиях растут североамериканские Platanus racemosa (Калифорния), Platanus wrightii, Platanus mexicana, Platanus lindeniana (Мексика), Platanus occidentalis (США). Согласно флористическому разделению суши по А. Л. Тахтаджяну (1974), природные ареалы видов рода Platanus L. находятся в пределах Голарктичного флористического царства и только один вид Platanus kerrii в Индокитайской области Палеотропического царства. Ареалы видов рода Platanus L. территориально разделены сушей и океаном.

Географическое распространение видов

По данным ряда исследователей, виды рода Platanus L. широко используются в культуре в США, странах Европы и Азии. Северная граница ареала проходит около 46° с. ш. по континенту Северной Америки, в Великобритании она переходит за 65° с. ш., в Европе проходит около 55° с. ш., в Азии держится около 40° с. ш. Южная граница ареала проходит около 20° с. ш. в Северной Америке, до 30° с. ш. в Азии и Африке, до 15° с. ш. в Индокитае, в Австралии 10-15 ю. ш. Анализируя современное географическое распространение рода Platanus L., следует заметить, что не все виды этого рода в равной степени используются в культуре. Так, например: Platanus kerrii практически неизвестен в культуре за пределами Вьетнама и Лаоса, P. mexicana, P. lindeniana — за пределами Мексики, Platanus wrightii, P. racemosa известны в культуре только в США и Мексике. Среди всех ныне существующих видов платана широкое географическое распространение имеет платан клёнолистный (Platanus acerifolia). По мнению многих учёных мира, первый экземпляр платана клёнолистного возник от случайного или преднамеренного скрещивания платана западного и платана восточного в Англии. Благодаря своей выносливости и высокой экологической пластичности в течение XVIII века этот вид широко распространился на территории Европы. Сейчас платан клёнолистный широко культивируется от Средиземноморья до побережья Северного моря в Евразии, а также на Североамериканском материке в США и Мексике и на Австралийском материке.

Палеоботанические исследования

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

На основе изучения ископаемых платанов в результате палеоботанических исследований установлено, что первые представители рода Платан возникли в меловую эпоху в позднем альбе — в начале сеномана. Сейчас следы рода Платан широко представлены в отложениях мелового периода на Дальнем Востоке, в Сибири, Казахстане, странах Европы, в Северной и Южной Америке. Наибольший видовой состав и распространение род Платан имел в неогене. Среди платанов неогенового периода существовали виды, которые имели много общих морфологических признаков с современными видами. Так, Platanus academia Gaud, Platanus schimperi (Herr) Sap. et Mar. и Platanus lineariloba Kol. имеют общие морфологические черты с платаном восточным (Platanus orientalis L.), Platanus aceroides Geopp. с современным платаном западным (Platanus occidentalis L.), Platanus wyomingensis Will. — с платаном Райта (Platanus wrightii Wats.) Общие морфологические признаки в строении листьев и соцветий имеют также олигоценовый Platanus neptuni Ettinghausen (Buzek) Holy & Kvacek, палеогеновый Platanus bella (Herr) Kvacek & Manchester и современный вечнозелёный вид — платан Керра (Platanus kerrii Gagnep.) Не имеют аналогов среди современных видов такие вымершие платаны, как Platanus mabutii Oishi et Huzioka, Platanus dissecta Lesq., Platanus asymmetrica N.Maslova, Platanus integrifolia N.Maslova, Platanus stenocarpa N.Maslova, Platanus newberryana Herr.

Ботаническое описание

Платаны — высокие листопадные деревья с густой широкой кроной.

Ствол мощный (высота до 50 м, окружность до 18 м), цилиндрический, с зеленовато-серой отслаивающейся корой.

Листья очерёдные, пальчато-лопастные, на длинных черешках, похожи на листья клёна остролистного.

Плод — многоорешек, остающийся на дереве всю зиму и распадающийся весной на отдельные орешки, разносимые ветром.

Галерея

Номенклатура и систематика

Род Платан (Platanus L.) — единственный представитель семейства Платановые (Platanaceae Lindl.). В филогенетической системе цветковых растений А. Л. Тахтаджяна (1987) род Platanus L. принадлежит к семейству Platanaceae Lindl. порядка Hamamelidales Takht. надпорядка Hamamelidanae Takht. подкласса Hamamelidae Takht. класса Magnoliopsida (Dicotyledones) отдела Magnoliophyta (Angiospermae).

Виды

По информации базы данных The Plant List (на июль 2016) род включает 9 видов[2]:

Хозяйственное значение

Платаны являются одними из немногих представителей орнаментальных лиственных деревьев, которые благодаря прекрасной, густой кроне, красивой и своеобразной светло-пятнистой окраске ствола и ветвей и оригинальным шаровидным соплодиям считаются декоративно ценными.

Благодаря ценности платанов в декоративном отношении и высокой стойкости против атмосферных загрязнений сейчас происходит процесс замены ими в городах Европы менее устойчивых пород, таких как каштаны, клёны, липы, тополя и др.

В США, Великобритании, странах Юго-Западной Европы и Средней Азии платаны широко используют в лесном хозяйстве.

Применение древесины

Древесина платана всегда ценилась благодаря своим физико-механическим свойствам. Она используется для изготовления ценной мебели, высококачественного декоративного шпона, напольных покрытий, столярных изделий, оформления интерьеров и для выполнения различных отделочных работ.

Платан легко обрабатывается вручную и на станках, даёт доброкачественную гладкую поверхность, но при строгании и профилировании требует острой заточки режущих кромок во избежание отщепления и задира волокон вблизи сердцевинных лучей на радиальных разрезах. Древесина неплохо протравливается красителями, полируется и склеивается[3].

Интересные факты

Живут платаны очень долго. Самый крупный и самый древний из них растёт в долине Буюкдере в Турции, у Босфора. Высота его 50 метров, окружность ствола 42 м, диаметр ствола — 13,4 метра, а возраст — более 2300 лет.

На острове Кос в Эгейском море произрастает уникальный платан с окружностью ствола 18 м и высотой 36 м. Считают[кто?], что ему 2 тысячи лет.

В Туркмении известен тысячелетний платан «семь братьев» (назван так потому, что основной его ствол на высоте 3 м от земли образует ещё семь крупных стволов). Высота дерева 45 м, окружность основного ствола — 26 м.

Гигантский платан возрастом более двух тысяч лет произрастает возле селения Схторашен в Мартунинском районе Нагорного Карабаха среди старого тутового сада. Его высота 54 м, охват ствола у основания 31,5 м[4]

Платан в искусстве

Под платаном разворачивается действие одного из диалогов Платона.

Напишите отзыв о статье "Платан"

Примечания

  1. Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. [www.theplantlist.org/1.1/browse/A/Platanaceae/Platanus/ Platanus(англ.). The Plant List. Version 1.1. (2013). Проверено 27 июля 2016.
  3. [www.parketgrup.ru/spec124.htm Платан] // ПаркетГрупп
  4. Вестник Российской академии наук. — Т. 69. — № 9. — 1999. — С. 862—864.
  5. [www.aquarium.ru:8083/discography/a10let.html Aquarium.ru. Страница альбома на официальном сайте группы]

Литература

В Викитеке есть тексты по теме
Platanus
В Викисловаре есть статья «платан»

Отрывок, характеризующий Платан

– Чья рота? – спросил князь Багратион у фейерверкера, стоявшего у ящиков.
Он спрашивал: чья рота? а в сущности он спрашивал: уж не робеете ли вы тут? И фейерверкер понял это.
– Капитана Тушина, ваше превосходительство, – вытягиваясь, закричал веселым голосом рыжий, с покрытым веснушками лицом, фейерверкер.
– Так, так, – проговорил Багратион, что то соображая, и мимо передков проехал к крайнему орудию.
В то время как он подъезжал, из орудия этого, оглушая его и свиту, зазвенел выстрел, и в дыму, вдруг окружившем орудие, видны были артиллеристы, подхватившие пушку и, торопливо напрягаясь, накатывавшие ее на прежнее место. Широкоплечий, огромный солдат 1 й с банником, широко расставив ноги, отскочил к колесу. 2 й трясущейся рукой клал заряд в дуло. Небольшой сутуловатый человек, офицер Тушин, спотыкнувшись на хобот, выбежал вперед, не замечая генерала и выглядывая из под маленькой ручки.
– Еще две линии прибавь, как раз так будет, – закричал он тоненьким голоском, которому он старался придать молодцоватость, не шедшую к его фигуре. – Второе! – пропищал он. – Круши, Медведев!
Багратион окликнул офицера, и Тушин, робким и неловким движением, совсем не так, как салютуют военные, а так, как благословляют священники, приложив три пальца к козырьку, подошел к генералу. Хотя орудия Тушина были назначены для того, чтоб обстреливать лощину, он стрелял брандскугелями по видневшейся впереди деревне Шенграбен, перед которой выдвигались большие массы французов.
Никто не приказывал Тушину, куда и чем стрелять, и он, посоветовавшись с своим фельдфебелем Захарченком, к которому имел большое уважение, решил, что хорошо было бы зажечь деревню. «Хорошо!» сказал Багратион на доклад офицера и стал оглядывать всё открывавшееся перед ним поле сражения, как бы что то соображая. С правой стороны ближе всего подошли французы. Пониже высоты, на которой стоял Киевский полк, в лощине речки слышалась хватающая за душу перекатная трескотня ружей, и гораздо правее, за драгунами, свитский офицер указывал князю на обходившую наш фланг колонну французов. Налево горизонт ограничивался близким лесом. Князь Багратион приказал двум баталионам из центра итти на подкрепление направо. Свитский офицер осмелился заметить князю, что по уходе этих баталионов орудия останутся без прикрытия. Князь Багратион обернулся к свитскому офицеру и тусклыми глазами посмотрел на него молча. Князю Андрею казалось, что замечание свитского офицера было справедливо и что действительно сказать было нечего. Но в это время прискакал адъютант от полкового командира, бывшего в лощине, с известием, что огромные массы французов шли низом, что полк расстроен и отступает к киевским гренадерам. Князь Багратион наклонил голову в знак согласия и одобрения. Шагом поехал он направо и послал адъютанта к драгунам с приказанием атаковать французов. Но посланный туда адъютант приехал через полчаса с известием, что драгунский полковой командир уже отступил за овраг, ибо против него был направлен сильный огонь, и он понапрасну терял людей и потому спешил стрелков в лес.
– Хорошо! – сказал Багратион.
В то время как он отъезжал от батареи, налево тоже послышались выстрелы в лесу, и так как было слишком далеко до левого фланга, чтобы успеть самому приехать во время, князь Багратион послал туда Жеркова сказать старшему генералу, тому самому, который представлял полк Кутузову в Браунау, чтобы он отступил сколь можно поспешнее за овраг, потому что правый фланг, вероятно, не в силах будет долго удерживать неприятеля. Про Тушина же и баталион, прикрывавший его, было забыто. Князь Андрей тщательно прислушивался к разговорам князя Багратиона с начальниками и к отдаваемым им приказаниям и к удивлению замечал, что приказаний никаких отдаваемо не было, а что князь Багратион только старался делать вид, что всё, что делалось по необходимости, случайности и воле частных начальников, что всё это делалось хоть не по его приказанию, но согласно с его намерениями. Благодаря такту, который выказывал князь Багратион, князь Андрей замечал, что, несмотря на эту случайность событий и независимость их от воли начальника, присутствие его сделало чрезвычайно много. Начальники, с расстроенными лицами подъезжавшие к князю Багратиону, становились спокойны, солдаты и офицеры весело приветствовали его и становились оживленнее в его присутствии и, видимо, щеголяли перед ним своею храбростию.


Князь Багратион, выехав на самый высокий пункт нашего правого фланга, стал спускаться книзу, где слышалась перекатная стрельба и ничего не видно было от порохового дыма. Чем ближе они спускались к лощине, тем менее им становилось видно, но тем чувствительнее становилась близость самого настоящего поля сражения. Им стали встречаться раненые. Одного с окровавленной головой, без шапки, тащили двое солдат под руки. Он хрипел и плевал. Пуля попала, видно, в рот или в горло. Другой, встретившийся им, бодро шел один, без ружья, громко охая и махая от свежей боли рукою, из которой кровь лилась, как из стклянки, на его шинель. Лицо его казалось больше испуганным, чем страдающим. Он минуту тому назад был ранен. Переехав дорогу, они стали круто спускаться и на спуске увидали несколько человек, которые лежали; им встретилась толпа солдат, в числе которых были и не раненые. Солдаты шли в гору, тяжело дыша, и, несмотря на вид генерала, громко разговаривали и махали руками. Впереди, в дыму, уже были видны ряды серых шинелей, и офицер, увидав Багратиона, с криком побежал за солдатами, шедшими толпой, требуя, чтоб они воротились. Багратион подъехал к рядам, по которым то там, то здесь быстро щелкали выстрелы, заглушая говор и командные крики. Весь воздух пропитан был пороховым дымом. Лица солдат все были закопчены порохом и оживлены. Иные забивали шомполами, другие посыпали на полки, доставали заряды из сумок, третьи стреляли. Но в кого они стреляли, этого не было видно от порохового дыма, не уносимого ветром. Довольно часто слышались приятные звуки жужжанья и свистения. «Что это такое? – думал князь Андрей, подъезжая к этой толпе солдат. – Это не может быть атака, потому что они не двигаются; не может быть карре: они не так стоят».
Худощавый, слабый на вид старичок, полковой командир, с приятною улыбкой, с веками, которые больше чем наполовину закрывали его старческие глаза, придавая ему кроткий вид, подъехал к князю Багратиону и принял его, как хозяин дорогого гостя. Он доложил князю Багратиону, что против его полка была конная атака французов, но что, хотя атака эта отбита, полк потерял больше половины людей. Полковой командир сказал, что атака была отбита, придумав это военное название тому, что происходило в его полку; но он действительно сам не знал, что происходило в эти полчаса во вверенных ему войсках, и не мог с достоверностью сказать, была ли отбита атака или полк его был разбит атакой. В начале действий он знал только то, что по всему его полку стали летать ядра и гранаты и бить людей, что потом кто то закричал: «конница», и наши стали стрелять. И стреляли до сих пор уже не в конницу, которая скрылась, а в пеших французов, которые показались в лощине и стреляли по нашим. Князь Багратион наклонил голову в знак того, что всё это было совершенно так, как он желал и предполагал. Обратившись к адъютанту, он приказал ему привести с горы два баталиона 6 го егерского, мимо которых они сейчас проехали. Князя Андрея поразила в эту минуту перемена, происшедшая в лице князя Багратиона. Лицо его выражало ту сосредоточенную и счастливую решимость, которая бывает у человека, готового в жаркий день броситься в воду и берущего последний разбег. Не было ни невыспавшихся тусклых глаз, ни притворно глубокомысленного вида: круглые, твердые, ястребиные глаза восторженно и несколько презрительно смотрели вперед, очевидно, ни на чем не останавливаясь, хотя в его движениях оставалась прежняя медленность и размеренность.
Полковой командир обратился к князю Багратиону, упрашивая его отъехать назад, так как здесь было слишком опасно. «Помилуйте, ваше сиятельство, ради Бога!» говорил он, за подтверждением взглядывая на свитского офицера, который отвертывался от него. «Вот, изволите видеть!» Он давал заметить пули, которые беспрестанно визжали, пели и свистали около них. Он говорил таким тоном просьбы и упрека, с каким плотник говорит взявшемуся за топор барину: «наше дело привычное, а вы ручки намозолите». Он говорил так, как будто его самого не могли убить эти пули, и его полузакрытые глаза придавали его словам еще более убедительное выражение. Штаб офицер присоединился к увещаниям полкового командира; но князь Багратион не отвечал им и только приказал перестать стрелять и построиться так, чтобы дать место подходившим двум баталионам. В то время как он говорил, будто невидимою рукой потянулся справа налево, от поднявшегося ветра, полог дыма, скрывавший лощину, и противоположная гора с двигающимися по ней французами открылась перед ними. Все глаза были невольно устремлены на эту французскую колонну, подвигавшуюся к нам и извивавшуюся по уступам местности. Уже видны были мохнатые шапки солдат; уже можно было отличить офицеров от рядовых; видно было, как трепалось о древко их знамя.
– Славно идут, – сказал кто то в свите Багратиона.
Голова колонны спустилась уже в лощину. Столкновение должно было произойти на этой стороне спуска…
Остатки нашего полка, бывшего в деле, поспешно строясь, отходили вправо; из за них, разгоняя отставших, подходили стройно два баталиона 6 го егерского. Они еще не поровнялись с Багратионом, а уже слышен был тяжелый, грузный шаг, отбиваемый в ногу всею массой людей. С левого фланга шел ближе всех к Багратиону ротный командир, круглолицый, статный мужчина с глупым, счастливым выражением лица, тот самый, который выбежал из балагана. Он, видимо, ни о чем не думал в эту минуту, кроме того, что он молодцом пройдет мимо начальства.
С фрунтовым самодовольством он шел легко на мускулистых ногах, точно он плыл, без малейшего усилия вытягиваясь и отличаясь этою легкостью от тяжелого шага солдат, шедших по его шагу. Он нес у ноги вынутую тоненькую, узенькую шпагу (гнутую шпажку, не похожую на оружие) и, оглядываясь то на начальство, то назад, не теряя шагу, гибко поворачивался всем своим сильным станом. Казалось, все силы души его были направлены на то,чтобы наилучшим образом пройти мимо начальства, и, чувствуя, что он исполняет это дело хорошо, он был счастлив. «Левой… левой… левой…», казалось, внутренно приговаривал он через каждый шаг, и по этому такту с разно образно строгими лицами двигалась стена солдатских фигур, отягченных ранцами и ружьями, как будто каждый из этих сотен солдат мысленно через шаг приговаривал: «левой… левой… левой…». Толстый майор, пыхтя и разрознивая шаг, обходил куст по дороге; отставший солдат, запыхавшись, с испуганным лицом за свою неисправность, рысью догонял роту; ядро, нажимая воздух, пролетело над головой князя Багратиона и свиты и в такт: «левой – левой!» ударилось в колонну. «Сомкнись!» послышался щеголяющий голос ротного командира. Солдаты дугой обходили что то в том месте, куда упало ядро; старый кавалер, фланговый унтер офицер, отстав около убитых, догнал свой ряд, подпрыгнув, переменил ногу, попал в шаг и сердито оглянулся. «Левой… левой… левой…», казалось, слышалось из за угрожающего молчания и однообразного звука единовременно ударяющих о землю ног.
– Молодцами, ребята! – сказал князь Багратион.
«Ради… ого го го го го!…» раздалось по рядам. Угрюмый солдат, шедший слева, крича, оглянулся глазами на Багратиона с таким выражением, как будто говорил: «сами знаем»; другой, не оглядываясь и как будто боясь развлечься, разинув рот, кричал и проходил.