Подводные лодки типа II

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Подводные лодки типа II — малые, дизельные подводные лодки Германии, всего было построено 50 субмарин этого типа для Германии в период 1935—1941 гг. Тип II имел четыре подкатегории: тип II-A 6 лодок, тип II-B 20 лодок, тип II-C 8 лодок, тип II-D 16 лодок. Лодки предназначались в первую очередь для патрулирования прибрежных вод, а применялись как для боевых действий, в том числе и в открытом море, так и для обучения подводников.

Подводные лодки второго типа были разработаны в 1920-х годах в голландском городе Гаага подставной коммерческой фирмой «Инженерная судостроительная контора» (нидерл. Ingenieuskaantor voor Scheepsbouw, IvS), так как Версальский мирный договор запрещал Германии проектировать, строить и тем паче иметь подводные лодки.

ПЛ второго типа были разработаны на базе ПЛ U-Boot-Klasse UB времен Первой мировой войны. Головной лодкой фактически была «Весикко» (в наши дни — памятник-музей возле Хельсинки), заложенная в 1932 году на верфи «Chrichton-Vulkan» в Турку (Финляндия), которая вступила в строй летом 1934 года как опытовая лодка фирмы «IvS».

Подводные лодки данного типа продавались в Турцию, Испанию и Финляндию. Все ПЛ кроме типа II-B были построены на верфи «Deutsche Werke» в Киле.

16 марта 1935 года Германия расторгла Версальский договор, к этому моменту строительство лодок типа II уже было начато. 29 июня, через 11 дней после подписания англо-германского соглашения, разрешившего Германии иметь подводный флот, вступила в строй первая ПЛ этого типа. На момент начала Второй мировой войны доля этих ПЛ в подводном флоте кригсмарине превышала 60 %.



Технические данные

За свои малые размеры и неустойчивость в надводном положении экипажи прозвали эти лодки Einbaum — буквально «однодревка» (чёлн, каноэ, выдолбленый из целого бревна). Узкий корпус ПЛ типа II позволял быстро погружаться, но глубина погружения была ограничена 150 м.

Таблица сравнительных характеристик:

Техническая характеристика II-A II-B II-C II-D
Водоизмещение надводное (тонны) 254 т 279 т 291 т 314 т
Водоизмещение подводное (тонны) 303 328 т 341 т 364 т
Длина наибольшая (метры) 40,9 м 42,7 м 43,9 м 44 м
Ширина корпуса наибольшая (метры)
4,08 м
4,92 м
Высота (метры)
8,6 м
8,4 м
Средняя осадка (метры) 3,83 м 3,90 м 3,82 м 3,93 м
Глубина погружения макс. (метры)
120
Глубина погружения рабочая (метры)
80
Время погружения сек.
25-35
Силовая установка дизель (л. с.) 6 цилиндровый 4-х тактный
«MWM»[1] RS127S 2x350
Силовая установка электромотор (л. с.) «SSW»[2] 2x180 «SSW» 2x210
Скорость (надводная) (узлы)
13
12 12,7
Скорость (подводная) 6,9
7,0
7,9
Артиллерия 1 x 2 cm/65 C/30 (1000 снарядов)[3]
Торпедно-минное вооружение 3 ТА калибра 533 мм 5 торпед[4]
или 18 мин TMB
или 12 ТМА
Запас топлива (тонн) 11,6 21 22,7 36
Дальность хода в надводном положении (мили)
(со скоростью 8 узлов)
1 600 3 100 3 800 5 650
Дальность хода в подводном положении (мили)
(со скоростью 4 узла)
35 43 42 56
Экипаж (человек)
25
26

См. также

Напишите отзыв о статье "Подводные лодки типа II"

Примечания

  1. Motoren-Werke-Mannheim
  2. «Siemens» — Siemens-Schukert-Werke
  3. II-A вступят в строй без артиллерии и получат её только при первой модернизации. В 1942 году все оставшиеся лодки получат двухствольный сдвоенный 2 см Flak.
  4. Возможными комбинациями также были: 1 торпеда и 10 TBM мин; 1 торпеда и 4 TMA и 6 TMB мин.

Отрывок, характеризующий Подводные лодки типа II

В ту минуту как дверь отворилась и вошел неизвестный человек, Пьер испытал чувство страха и благоговения, подобное тому, которое он в детстве испытывал на исповеди: он почувствовал себя с глазу на глаз с совершенно чужим по условиям жизни и с близким, по братству людей, человеком. Пьер с захватывающим дыханье биением сердца подвинулся к ритору (так назывался в масонстве брат, приготовляющий ищущего к вступлению в братство). Пьер, подойдя ближе, узнал в риторе знакомого человека, Смольянинова, но ему оскорбительно было думать, что вошедший был знакомый человек: вошедший был только брат и добродетельный наставник. Пьер долго не мог выговорить слова, так что ритор должен был повторить свой вопрос.
– Да, я… я… хочу обновления, – с трудом выговорил Пьер.
– Хорошо, – сказал Смольянинов, и тотчас же продолжал: – Имеете ли вы понятие о средствах, которыми наш святой орден поможет вам в достижении вашей цели?… – сказал ритор спокойно и быстро.
– Я… надеюсь… руководства… помощи… в обновлении, – сказал Пьер с дрожанием голоса и с затруднением в речи, происходящим и от волнения, и от непривычки говорить по русски об отвлеченных предметах.
– Какое понятие вы имеете о франк масонстве?
– Я подразумеваю, что франк масонство есть fraterienité [братство]; и равенство людей с добродетельными целями, – сказал Пьер, стыдясь по мере того, как он говорил, несоответственности своих слов с торжественностью минуты. Я подразумеваю…
– Хорошо, – сказал ритор поспешно, видимо вполне удовлетворенный этим ответом. – Искали ли вы средств к достижению своей цели в религии?
– Нет, я считал ее несправедливою, и не следовал ей, – сказал Пьер так тихо, что ритор не расслышал его и спросил, что он говорит. – Я был атеистом, – отвечал Пьер.
– Вы ищете истины для того, чтобы следовать в жизни ее законам; следовательно, вы ищете премудрости и добродетели, не так ли? – сказал ритор после минутного молчания.
– Да, да, – подтвердил Пьер.
Ритор прокашлялся, сложил на груди руки в перчатках и начал говорить:
– Теперь я должен открыть вам главную цель нашего ордена, – сказал он, – и ежели цель эта совпадает с вашею, то вы с пользою вступите в наше братство. Первая главнейшая цель и купно основание нашего ордена, на котором он утвержден, и которого никакая сила человеческая не может низвергнуть, есть сохранение и предание потомству некоего важного таинства… от самых древнейших веков и даже от первого человека до нас дошедшего, от которого таинства, может быть, зависит судьба рода человеческого. Но так как сие таинство такого свойства, что никто не может его знать и им пользоваться, если долговременным и прилежным очищением самого себя не приуготовлен, то не всяк может надеяться скоро обрести его. Поэтому мы имеем вторую цель, которая состоит в том, чтобы приуготовлять наших членов, сколько возможно, исправлять их сердце, очищать и просвещать их разум теми средствами, которые нам преданием открыты от мужей, потрудившихся в искании сего таинства, и тем учинять их способными к восприятию оного. Очищая и исправляя наших членов, мы стараемся в третьих исправлять и весь человеческий род, предлагая ему в членах наших пример благочестия и добродетели, и тем стараемся всеми силами противоборствовать злу, царствующему в мире. Подумайте об этом, и я опять приду к вам, – сказал он и вышел из комнаты.
– Противоборствовать злу, царствующему в мире… – повторил Пьер, и ему представилась его будущая деятельность на этом поприще. Ему представлялись такие же люди, каким он был сам две недели тому назад, и он мысленно обращал к ним поучительно наставническую речь. Он представлял себе порочных и несчастных людей, которым он помогал словом и делом; представлял себе угнетателей, от которых он спасал их жертвы. Из трех поименованных ритором целей, эта последняя – исправление рода человеческого, особенно близка была Пьеру. Некое важное таинство, о котором упомянул ритор, хотя и подстрекало его любопытство, не представлялось ему существенным; а вторая цель, очищение и исправление себя, мало занимала его, потому что он в эту минуту с наслаждением чувствовал себя уже вполне исправленным от прежних пороков и готовым только на одно доброе.