Подводные лодки типа XIV

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<th colspan="3" align="center" style="color: white; height: 20px; background: navy;font-size: 110%;">Силовая установка</th> </tr><tr> <td colspan="3"> дизеля 3200 л.с., электро 750 л.с.</td> <th colspan="3" align="center" style="height: 20px; background: navy;font-size: 90%;"> Категория на Викискладе</th>
Подводные лодки типа XIV
U-Boot-Klasse XIV
Схема загрузки ПЛ типа XIV
зеленый, красный — топливо; синий — пресная вода; оранжевый — масло
Основные характеристики
Тип корабля ДПЛ
Обозначение проекта XIV
Скорость (надводная) 14,9 узла
Скорость (подводная) 6,2 узла
Экипаж 53-60
Размеры
Водоизмещение надводное 1,688
Водоизмещение подводное 1,932
Длина наибольшая (по КВЛ) 67,1
Ширина корпуса наиб. 9,35
Высота 11,7
Средняя осадка (по КВЛ) 6,5
Вооружение
ПВО 2 x 3,7 cm FLAK; 1 x 2x2 cm FLAK

Подводные лодки типа XIV — немецкая подводная лодка периода Второй мировой, дальнейшая разработка ПЛ типа IX-D. Лодка предназначалась для снабжения продовольствием, топливом и боекомплектом других подводных лодок, находящихся на коммуникациях противника. Имела неофициальное название дойная корова (нем. Milchkuh).





Конструкция и характеристики

Каждая «дойная корова» могла передать на боевые подводные лодки до 400 тонн топлива, несла на борту четыре запасные торпеды, запасы еды в рефрижераторах, а также имела на борту пекарню для обеспечения свежим хлебом. Единственным вооружением лодок проекта XIV являлись три зенитных орудия — два калибром 37 мм, и один сдвоенный 20-мм автоматК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2731 день].

История применения

«Дойные коровы» играли важную роль при снабжении средних подводных лодок типа VII которые участвовали в операции Unternehmen Paukenschlag по рейдерству в водах Америки. В связи с этим на эти лодки была усилена охота и в 1943 году была потоплена последняя лодка.

Представители

Всего было построено десять лодок U-459, U-460, U-461, U-462, U-463, U-464, U-487, U-488, U-489 и U-490. Ещё 14 лодок не были достроены. Три из них, U-491, U-492 и U-493, были сняты со строительства в июле и августе 1943 года при готовности в 75 %. Остальные 11 подлодок на момент отмены строительства, 27 мая 1944 года, даже не были заложены. В тот же день Карл Дёниц отменил постройку следующего поколения подводных лодок снабжения — типа XX.

Название Вступление в строй Судьба
U-459 15 ноября 1941 Затоплена 24 июля 1943 года. 18 погибших, 41 выживший.
U-460 24 декабря 1941 Потоплена 4 октября 1943 года. 62 погибших, двое выживших.
U-461 30 января 1942 Потоплена 30 июля 1943 года вместе с U-462. 53 погибших, 15 выживших.
U-462 5 марта 1942 Потоплена 30 июля 1943 года вместе с U-461. Один погибший, 64 выживших.
U-463 2 апреля 1942 Потоплена 16 мая 1943 года. 57 погибших (весь экипаж).
U-464 30 апреля 1942 Затоплена 20 августа 1942 года. Двое погибших, 52 выживших.
U-487 21 декабря 1942 Потоплена 13 июля 1943 года. 31 погибший, 33 выживших.
U-488 1 февраля 1943 Потоплена 26 апреля 1944 года. 64 погибших (весь экипаж).
U-489 8 марта 1943 Потоплена 4 августа 1943 года. Один погибший, 53 выживших.
U-490 27 марта 1943, sunk 12 June 1944 Потоплена 12 июня 1944 года. 60 выживших (весь экипаж).

См. также

Напишите отзыв о статье "Подводные лодки типа XIV"

Ссылки

  • Guðmundur Helgason. [uboat.net/types/xiv.htm U-boat Types — Type XIV] (англ.). uboat.net (1995-2012). Проверено 28 мая 2012. [www.webcitation.org/68iVXJp7B Архивировано из первоисточника 27 июня 2012].
  • Guðmundur Helgason. [www.uboat.net/types/milkcows.htm The Milk Cows] (англ.). uboat.net (1995-2012). Проверено 28 мая 2012. [www.webcitation.org/68iVXnUnC Архивировано из первоисточника 27 июня 2012].

Отрывок, характеризующий Подводные лодки типа XIV

– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.