Познань

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Познань
Poznań
Флаг Герб
Страна
Польша
Воеводство
Великопольское
Координаты
Президент
Первое упоминание
Город с
Площадь
261 км²
Население
544 612 человек (2015)
Часовой пояс
Телефонный код
+48 61
Автомобильный код
PO
Официальный сайт

[www.poznan.pl/ nan.pl]
 (польск.) (англ.) (нем.)</div>

По́знань (польск. Poznań [ˈpɔznaɲ], нем. Posen, идишפּױזן‏‎ Пойзн) — город[1] в центральной части западной Польши, на реке Варте, административный центр Великопольского воеводства. Пятый по населению город Польши (544 612 жителей, 2015 год)[2].





История

Познань — один из старейших польских городов, древнейший город Великой Польши. Королевский замок — крепость, основанная в XIII веке, древнейшая резиденция польских королей. Кафедральный собор Святых Петра и Павла — древнейшая церковь страны. Многочисленны городские памятники архитектуры: готические костёлы, ратуша в стиле Ренессанса (XIII—XVI века), дома XVI—XIX веков.

С 1848 по 1920 год являлся административным центром одноимённого государственно-территориального образования в составе Пруссии, созданного на месте Великого княжества Познанского[3].

Познань сегодня — крупный торговый, промышленный и образовательный центр Польши. Развиты машиностроение, пищевая, резиновая, парфюмерная, стеклянная и лёгкая отрасли промышленности. Есть международный аэропорт, университет, медицинская академия, театры (в том числе оперный); проводятся ежегодные международные ярмарки. Достопримечательности города — Национальный и Археологический музеи.

При этом город остаётся важным историческим и административным центром исторической области Великая Польша. Однако большую часть XIX века (18151919) это была столица Великого княжества Познанского, которое принадлежало прусской короне, а после 1870 — Германии, когда оно получило название провинция Позен. После Познанского восстания 1918—1919 Познань вошла в состав воссозданного Польского государства. 10 сентября 1939 немецкие войска захватили город и присоединили его к Рейху в составе административного округа Позен рейхсгау Позен (Вартеланд). 29 мая 1944 город серьёзно постарадал от ударов англо-американской авиации.

23 февраля 1945 года советские войска в составе 8-й гвардейской, 69-й и 1-й гвардейской танковой армии взяли штурмом блокированный город-крепость Познань. За время войны 55% городских строений были значительно повреждены или полностью разрушены[4].

В 1956 год в Познани прошли события, известные под названием Познанский июнь. Познанский июнь или Познанские протесты 1956 года (так же известные как Познанское восстание 1956 года польск. Poznański Czerwiec) — первое из нескольких крупных выступлений польского народа против коммунистического правительства Польской Народной Республики (ПНР).


Климат

Климат Познани
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 13,5 17 22 30,5 32,2 36,5 37,8 37,2 35 26 18 15 37,8
Средний максимум, °C 1,7 3,2 7,7 14,1 19,5 22 24,5 24 18,8 13,2 6,6 2,6 13,2
Средняя температура, °C −0,9 0,2 3,5 8,5 14 16,6 18,9 18,3 13,8 8,9 3,7 0,2 8,8
Средний минимум, °C −3,7 −3,3 −0,3 3,2 8 10,9 13,2 12,6 8,8 4,7 0,8 −2,3 4,4
Абсолютный минимум, °C −28,5 −27,8 −17,8 −9 −3,9 −1 1,6 1,4 −2,2 −12 −14 −23,9 −28,5
Норма осадков, мм 33 27 36 32 51 59 75 62 43 34 35 40 526
Источник: [www.pogoda.ru.net/climate2/12330.htm Погода и Климат]

Культура

С 1973 года в Познани каждые пять лет проводится Всепольский конкурс альтистов имени Раковского.

С 1898 действует электрический трамвай.

Административное деление

Старая Познань и столичная область (пригороды Познани Острув, Острувек, Сьрудка, Хвалишево, Лацина) были объединены в один город в 1793—1800. Быстро растущий город был расширен позже за счет присоединения пригородов Грюнвальд, Лазаж, Горчин, Ежице, Вильда, Винограды, Пёнтково и Ратае. Сегодня Познань включает 5 городских районов (Старе Място, Нове Място, Ежице, Грюнвальд, Вильда) и несколько пригородов.

Достопримечательности

Города-побратимы

Известные жители и уроженцы

См. также

Напишите отзыв о статье "Познань"

Примечания

  1. В отличие от города Торуня, где родовая принадлежность названия в русском и польском языках совпадает, «Познань» в русском языке — существительное женского рода, а в польском — мужского: см. [www.gramota.ru/spravka/buro/search_answer/?s=%EF%EE%E7%ED%E0%ED%FC разъяснение филологов].
  2. [stat.gov.pl/obszary-tematyczne/ludnosc/ludnosc/ludnosc-stan-i-struktura-ludnosci-oraz-ruch-naturalny-w-przekroju-terytorialnym-stan-w-dniu-30-vi-2015-r-,6,18.html Ludność. Stan i struktura ludności oraz ruch naturalny w przekroju terytorialnym. Stan w dniu 30 VI 2015 r.] Główny Urząd Statystyczny. (польск.)
  3. Познань, город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Barbara Bielawna. [www.archiwa.gov.pl/images/docs/referaty/straty_wojenne.pdf Straty miasta Poznania powstałe w związku z wojną i okupacją niemiecką w latach 1939-1945] (польск.). Archiwum Państwowe w Poznaniu. Проверено 12 октября 2016.

Литература

  • K. Malinowski (red.), Dziesięć wieków Poznania, t.1, Dzieje społeczno-gospodarcze, Poznań 1956
  • collective work, Poznań, Poznań 1958
  • collective work, Poznań. Zarys historii, Poznań 1963
  • Cz. Łuczak, Życie społeczno-gospodarcze w Poznaniu 1815—1918, Poznań 1965
  • J. Topolski (red.), Poznań. Zarys dziejów, Poznań 1973
  • Zygmunt Boras, Książęta Piastowscy Wielkopolski, Wydawnictwo Poznańskie, Poznań 1983
  • Jerzy Topolski (red.), Dzieje Poznania, Wydawnictwo PWN, Warszawa — Poznań 1988
  • Alfred Kaniecki, Dzieje miasta wodą pisane, Wydawnictwo Aquarius, Poznań 1993
  • Witold Maisel (red.), Przywileje miasta Poznania XIII—XVIII wieku. Privilegia civitatis Posnaniensis saeculorum XIII—XVIII. Władze Miasta Poznania, Poznańskie Towarzystwo Przyjaciół Nauk, Wydawnictwa Źródłowe Komisji Historycznej, Tom XXIV, Wydawnictwo PTPN, Poznań 1994
  • Wojciech Stankowski, Wielkopolska, Wydawnictwo WSiP, Warszawa 1999

Ссылки

  • [poznan.polska.ru Познань по-русски]


Отрывок, характеризующий Познань

Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Познань&oldid=81295472»