Политическая партия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Политическая па́ртия (греч. Πολιτική — «искусство управления государством»; лат. pars — «часть») — объединенная группа людей, непосредственно ставящая перед собой задачи овладеть политической властью в государстве или принять в ней участие через своих представителей в органах государственной власти и местного самоуправления. Большинство партий имеют программу — выразитель идеологии партии, перечень её целей и способов их достижения.

Политическая партия — иерархическая политическая организация, объединяющая на добровольной основе лиц с общими социально-классовыми, политико-экономическими, национально-культурными, религиозными и иными интересами и идеалами, ставящая перед собой цель завоевания политической власти или участие в ней.





Классификация партий

  1. Социально-классовый критерий:
    1. буржуазные
    2. трудящиеся
    3. примиряющие
  2. По организации (критерии Дюверже):
    1. массовые
    2. кадровые
  3. По степени участия во власти:
    1. правящие
    2. оппозиционные
    3. не набравшие достаточного количества голосов
  4. По месту в партийном спектре:
    1. правые
    2. центристы
    3. левые
    4. смешанные
  5. По организационной структуре:
    1. классического типа
    2. движенческого типа
    3. политический клуб
    4. авторитарно-собственнического типа
  6. По отношению к власти:
    1. легальные
    2. нелегальные

Идеальные типы партий

Политологи Ричард Гантер и Ларри Даймонд выделили пять различных видов «идеальных» политических партий:

  • партии элиты,
  • народные/массовые партии,
  • этнически-направленные партии,
  • избирательные объединения
  • партии тех или иных движений.

Каждый из этих типов также имеет дальнейшие ответвления: например, избирательные объединения делятся на 1) индивидуальные, 2) партии большинства (англ. catch-all), 3) программные объединения. В частности, Демократическую партию США относят ко второму типу, а Республиканскую партию США — к третьему.

Современные партии берут своё начало в 19 веке.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1511 дней] Это было связано с введением в ряде западных стран всеобщего избирательного права, ознаменовавшем приобщение широких слоев населения к решению важнейшего вопроса политической жизни — утверждения государственной власти посредством выборов.

В Европе в середине XIX в. либералы первыми создали свои организации с собственной идеологией и фракциями в парламенте. Первыми такими организациями стали Прогрессивная партия в Германии, Бельгийская либеральная партия и др. По их примеру подобные организации создали и консерваторы, например «Клуб консерваторов» в Англии. И те, и другие довольно долго считали себя не партиями, а объединениями единомышленников. Дальнейшее расширение избирательного права подтолкнуло их организационно укрепить свои партии.

Следует различать партии, возникшие в качестве парламентских партий в рамках самого парламента, и внепарламентские партии. Первые возникли сравнительно рано и рассматривались как часть конституционного механизма. Затем формировавшиеся в обществе группы стали принимать эти партии как выразителей своих интересов. Сами партии, в свою очередь, предпринимали усилия по привлечению в свои ряды членов, а также по организации поддержки среди этих групп. Такой именно путь проделала, например, консервативная партия Великобритании, которая сформировалась в структурах парламента. Наоборот, лейбористская партия Великобритании первоначально сложилась как внепарламентская организация в недрах английского рабочего движения и лишь позже стала парламентской партией. В континентально европейских странах, где традиция конституционной оппозиции привилась сравнительно позже, большинство партий возникли вне парламента — первоначально из разного рода клубов, студенческих организаций, профсоюзов, крестьянских кооперативов и т. д.

Французская революция, которая стала переломным этапом в переходе от феодализма к капитализму, дала сильнейший толчок образованию на Европейском континенте разнородных консервативных группировок, именовавших себя «аристократами», «роялистами», «придворными партиями», а во второй половине XIX-начале XX в. сформировались и консервативные партии. Они, по сути дела, возникли в качестве реакции и противовеса либеральным партиям.

Несколько позже стали возникать партии, в основу организации которых было положено стремление объединить трудящихся массы, прежде всего рабочий класс для борьбы против своих эксплуататоров, существующих капиталистических социально-политических порядков и создание нового, свободного от классовых антагонизмов, общества. К числу таких партий относятся в первую очередь социалистические и социал-демократические партии, быстрый рост которых связан с деятельностью 2-го Интернационала. Эти партии возникли и развивались на основе марксистской идеологии и на первом этапе своей деятельности не стремились к участию в избирательных кампаниях с целью победы на выборах и получения, таким образом, права на власть. Да и реальных возможностей для этого у них ещё не было. Лишь позднее, укрепившись, они включились в парламентскую деятельность и то сначала, прежде всего, для пропаганды своих программных установок. Эти партии по своему происхождению были связаны со строго социальной и идеологической ориентированностью.

Рабочие партии возникли в борьбе с капиталистической системой, аграрные партии — как реакция против индустриального развития, христианские партии — в борьбе против секулярных, антиклерикальных движений, коммунистические — против монархических и либеральных движениях, а фашистские — против демократии во всех её формах и т. д.

Те слои общества, среди которых партия пользуется наибольшим влиянием и которые поддерживают её на протяжение длительного времени, составляют её социальную базу, а избиратели, регулярно отдающие ей голоса на выборах — её электорат.

Традиционной социальной базой социал-демократических и коммунистических партий в Европе был рабочий класс; либерально-демократические поддерживали средние слои (служащие, интеллигенция, мелкие предприниматели и т. д.); аграрные партии опирались на крестьянство; партии, занимавшие консервативные позиции, получали поддержку крупных собственников, части крестьянства и средних слоев.

Каждая партия создавалась для защиты интересов определенной социальной группы. Постепенно она привлекала к себе все новые и новые слои избирателей. В результате партии стали в большинстве своем объединениями, в которых в том или другом сочетании представлены интересы различных социальных групп. По этой причине партии, как правило, неоднородны и имеют внутри себя фракции — группы, выдвигающие программы, отличные от общей программы партии. Политика партии вырабатывается в ходе внутрипартийной борьбы между различными фракциями и течениями.

Партийные системы

В беспартийной системе либо не существует официально зарегистрированных политических партий, либо закон запрещает появление последних. В беспартийных выборах каждый кандидат выступает за себя и, таким образом, является ярким и самостоятельным политиком. Исторический пример подобной системы — администрация Джорджа Вашингтона и самые первые созывы конгресса США.

На сегодня существует несколько «беспартийных» государств. Это, как правило, по форме правления абсолютные монархии: Оман, Объединённые Арабские Эмираты, Иордания, Бутан (до 2008 г.). В этих странах существует либо прямой запрет на политические партии (Гана, Иордания), либо отсутствуют соответствующие предпосылки для их создания (Бутан, Оман, Кувейт). Сходной может быть ситуация при влиятельном главе государства, когда разрешенные партии играют небольшую роль (Ливия на рубеже XX—XXI вв.).

В однопартийной системе официально разрешена только одна политическая партия; её власть закреплена законодательно и является неоспоримой. Существует вариация этой системы, когда существуют также мелкие партии, от которых законодательно требуется признавать лидерство основной партии. Нередко при подобном раскладе положение внутри партии может быть важнее положения в государственном аппарате. Классический пример страны с однопартийной системой — СССР (однако в СССР официального запрета на другие партии никогда не было).

В системах с правящей партией деятельность партий разрешена, регулярно проводятся выборы, общество имеет демократические традиции. Несмотря на присутствие оппозиции, правящая партия побеждает на выборах, постоянно обновляя свой кадровый потенциал, программу, опережая оппозицию в разработке новых идей. Пример из новейшей истории — Япония в лице Либерально-Демократической Партии, а также Россия в начале XXI века.

Двухпартийная система характерна для таких государств, как США и Ямайка. При этом есть две доминирующие (реже их также называют правящими) партии, а также сложились такие условия, при которых одна партия практически не имеет возможности получить необходимый перевес над другой. Возможным вариантом может быть также одна сильная левая и одна сильная правая партии. Отношения в двухпартийной системе были впервые подробно описаны Морисом Дюверже и носят название закона Дюверже.

В многопартийных системах есть несколько партий, имеющих реальные шансы на широкую поддержку населения.

В государствах, подобных Канаде и Великобритании, могут быть две сильные партии и третья, достигающая достаточных успехов на выборах, чтобы составить реальную конкуренцию первым двум. Она нередко занимает второе место, но практически никогда официально не возглавляла правительство. Поддержка этой партии может в некоторых случаях перевесить чашу весов в остром вопросе в ту или иную сторону (таким образом, третья партия также обладает политическим влиянием).

В редких случаях (пример: Финляндия) в стране могут быть три одинаково успешные партии, каждая из которых имеет шанс сформировать самостоятельное правительство.

Для значительного числа современных европейских демократий характерен относительно низкий «заградительный барьер» на выборах, что позволяет наиболее репрезентативно отразить в парламенте текущие политические предпочтения. Как результат, в парламент проходит множество партий, ни одна из которых не обладает большинством. В результате переговоров между партиями складывается парламентская коалиция, обладающая большинством и принимающая на себя управление государством. Классическим примером являются политические системы таких европейских стран, как Нидерланды, Бельгия, Дания, Швеция, Чехия, Германия, Италия, Ирландия, Сербия, Латвия, Эстония, Израиль. Издержками подобной политической системы может быть перманентная коалиционная нестабильность, приводящая к частым роспускам законодательного органа и назначению внеочередных выборов. Так, за 62-летнию историю Израиля в нём сменилось 18 составов парламента, то есть избранный Кнессет работает в среднем чуть более 3 лет (при номинальной 5-летней каденции).

Партии и направления

Политические партии нередко ассоциируются с политическим спектром. В одном из них (часто упоминается при описании политических партий Испании, Италии и т. п.) «левыми» именуются сторонники радикальных перемен, а «правыми» — консерваторы и основоположники идеи сохранения традиций. Более распространена шкала, в которой «левыми» считают коммунистов, социалистов и социал-демократов, а «правыми» — монархистов, консерваторов и фашистов. Есть так же и партии, находящиеся на стыке левой и правой идеологии, например одновременно левые и ультраправые. Центристским партиям относят те, которые поддерживают список правил, относящихся к разным частям политического спектра. В большинстве партий существуют фракции, поддерживающие взгляды, несколько отличающиеся от официальной политики партии — в таком случае говорят о левом или правом «уклоне».

Финансирование партий

Политические партии спонсируются состоятельными членами партии, а также лицами и организациями, разделяющими с ней свои политические взгляды и которые получат те или иные плюсы от её деятельности. Левые партии (коммунисты, социалисты) традиционно собирают со своих членов регулярные членские взносы, как правило составляющий несколько процентов от ежемесячного дохода. В большинстве политических партий и фракций (особенно в тех, что имеют доступ к непосредственному управлению государством) существует лобби тех или иных интересующихся групп (крупного бизнеса, торговых объединений). Деньги и подарки партия может также получать в качестве вступительного взноса (или, гораздо реже, в виде платы за включение в избирательный список). Это, тем не менее, является потенциальным источником коррупции. В большинстве государств мира запрещается финансирование политических партий и политических общественных организаций из-за границы, уставами которых предусмотрено непосредственное участие в выборах в стране.

В Великобритании было предложено (но не утверждено) финансировать политические партии из бюджета государства. В России поддержку из госбюджета получают партии, добившиеся определённого результата на выборах: для выборов в Государственную Думу этот порог сейчас составляет 3 %, что ниже проходного барьера, необходимого для допуска к распределению мест в парламенте.[1]

Цвета и эмблемы партий

Во всём мире политические партии ассоциируют себя с теми или иными цветами (по большей части затем, чтобы выделяться на выборах). Красный, как правило, является цветом левых партий: коммунистов, социалистов и т. п. Цвета консервативных партий — синие и чёрные. Исключение: в США цвет республиканской партии — красный, а демократической — синий.

Розовым обычно отмечаются социал-демократы, жёлтый — цвет либерализма. Зелёный ассоциируется с зелёными (выступающими за защиту окружающей среды) и исламистскими партиями. Пурпурный считается цветом монархии (как и белый), но редко используется современными политическими партиями. Коричневый и (реже) чёрный обычно связываются с фашистскими и неонацистскими партиями, а также чёрный — цвет анархистов.

Классическая эмблема социалистических партий — красная роза, зажатая в кулаке. Коммунисты используют серп и молот. Символы могут серьёзно повлиять на успех партии и нередко связаны с ключевыми вещами в жизни народа. Например, на кенийском референдуме о принятии конституции (2005) сторонники конституции использовали в качестве своего символа банан, а противники — апельсины.

Цели политических партий

Никакая партия ничего не стоит, если она не имеет целью захват власти.

Любая партия непосредственно ставит перед собой задачу овладеть политической властью в стране или принять в ней участие через своих представителей в органах государственной власти и местного самоуправления.

В Российской Федерации, согласно пункту 4 статьи 3 Федерального закона «О политических партиях», основными целями партий являются:

  • формирование общественного мнения;
  • политическое воспитание и образование граждан;
  • выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти;
  • выдвижение кандидатов (списков кандидатов) на выборах различного уровня.

Прочие цели определяются политической программой партии.

Наименования политических партий

Наименование партии может отражать партийную идеологию (Коммунистическая партия, Союз Правых Сил), основную цель (задачу) деятельности партии (Российская сетевая партия поддержки малого и среднего бизнеса, Партия Возрождения России); социальную (Партия пенсионеров), национальную (Русская партия), религиозную (Христианский демократический союз) или иную группу, интересы которой партия отстаивает. Название партии может отражать историю её возникновения, как это было в случае с «Единой Россией»: первоначальное наименование партии, «Всероссийская политическая партия „Единство и Отечество — Единая Россия“» отразило в себе названия учредителей — объединений «Единство», «Отечество» и «Вся Россия». Названием может быть и просто запоминающийся бренд, не несущий особой смысловой нагрузки. Существуют также иные подходы к именованию партий, например, использование начальных букв имен или фамилий основателей («Яблоко» — Явлинский, Болдырев, Лукин).

Наименование российской политической партии состоит из двух частей: указание на организационно-правовую форму «политическая партия» и название партии. Интересно, что часто встречается тавтология в наименованиях политических партий, например Политическая партия «Коммунистическая партия Российской Федерации». Наименование некоторых партий не содержит в названии слова «партия» (Политическая партия «Русское национальное единство»). Наименования партий также могут быть краткими и ёмкими, как например Воля (политическая партия). Тавтология в наименовании, видимо, связана с периодом, когда отсутствовал закон о политических партиях, и не была упорядочена процедура создания политической партии. Партии существовали тогда в форме политических общественных объединений и соответственно их наименования содержали в себе указание только на эту организационную форму. Для того чтобы показать, что объединение является политической партией, а не иной общественной организацией, непосредственно в название политического общественного объединения включалось слово «партия». Некоторые политические партии носили «исторические» названия, например Коммунистическая партия или социал-демократическая партия России]]. Для политических партий характерно указание на свою организационно-правовую форму непосредственно в названии партии.

Политическая партия может использовать в своём наименовании слова «Россия», «Российская Федерация» и образованные на их основе слова и словосочетания. При этом она освобождается от уплаты государственной пошлины за использование наименований «Россия», «Российская Федерация» и их производных (п. 1) ч. 1 статьи 333.35 Налогового кодекса РФ). В Республике Беларусь наоборот установлен запрет на использование в названии политической партии слов «Республика Беларусь», «Беларусь», «национальный» и «народный», если иное не определено Президентом Республики Беларусь (абзац 4 статьи 14 Закона Республики Беларусь от 5 октября 1994 г. «О политических партиях»). Закон о политических партиях не содержит запрета на использование названий других государств, то есть название политической партии может даже совпадать с названием иностранного государства, хотя данный запрет установлен в отношении символики политических партий. Законы стран СНГ о политических партиях этот вопрос обходят стороной. В отдельных европейских государствах (Великобритания, Словения, Хорватия) установлено что наименование политической партии не может содержать названий иностранных государств. Например, в Великобритании политическая партия в своем наименовании может использовать только слова «Британия», «британский», «Англия», «английский», «национальный», «Шотландия», «шотландцы», «шотландский», «Соединённое королевство», «Уэльс», «уэльский», «Гибралтар», «гибралтарский» и их производные комбинации . Такой разброс связан в первую очередь с тем, что в Великобритании разрешено создавать региональные политические партии.

Наименование партии может иметь смысловую нагрузку, а может представлять произвольный набор слов. Нет и ограничения относительно длины наименования (например, в Ирландии партии может быть отказано в регистрации из-за чрезмерно длинного названии: как правило, оно не должно состоять из более чем 6 слов).

Международные политические объединения

В течение XIX и XX веков, многие национальные политические партии сформировали международные организации со схожей политической линией. Яркие примеры: Интернационал Рабочих (также именуется Первым Интернационалом), Социалистический Интернационал (Второй Интернационал), Коммунистический Интернационал (Третий Интернационал) и Четвёртый интернационал.

Организация и структура политической партии

В разных странах существуют разные подходы к организации работы политических партий. В России и многих других странах существует фиксированное членство, в то же время в США фиксированного членства в партиях нет. В России структура партии строится по примерно одинаковой системе на трёх уровнях: партия — региональные отделения — местные отделения. На уровне самой партии высшим органом является съезд, формирующий постоянно руководящие органы, на уровне региона — собрание (конференция) и руководящие органы регионального отделения. Определённые требования к структуре и руководящим органам содержит закон № 95-ФЗ «о политических партиях», предписывающий наличие региональных отделений, коллегиальных органов управления и руководящую роль съезда.

По странам

В России

По действующему законодательству ФЗ-95 , политическая партия есть «общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления.»[2] Закон «О политических партиях» (ст. 3, п. 1) определяет, среди прочего, что политическая партия должна иметь региональные отделения не менее, чем в половине субъектов Российской Федерации, иметь не менее пятидесяти (с 2010 года — сорока) [www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=95050] тысяч (с 2 апреля 2012 года — 500) членов, её руководящие и иные органы должны находиться на территории Российской Федерации.

В России политические партии обладают правом выдвигать кандидатов на любые выборные должности и в любые представительные органы, и исключительным правом выдвигать списки кандидатов при проведении выборов в Государственную думу, а также при проведении выборов в законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации по пропорциональной системе. Согласно статье 30 Конституции РФ, политические партии создаются свободно, без каких-либо разрешений на учредительном съезде или конференции партии. Членство в партии, согласно той же статье, добровольно, и никто не может быть принужден к вступлению в партию или лишен возможности выхода из неё. Свобода вступления в партию ограничена законом в отношении некоторых должностных лиц (судей, военнослужащих).

Наряду со свободой создания и деятельности партий, их равенством, государственной поддержкой, правовой статус партий включает их обязанности перед обществом и государством, финансовую прозрачность, соответствие программных установок и деятельности конституционному правопорядку. Конституция запрещает создание и деятельность политических партий, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (статья 13, часть 5).

23 марта 2012 года Государственной думой были приняты поправки к Федеральному закону ФЗ-95 «О политических партиях», упрощающие регистрацию политических партий. В частности после принятых поправок в законе для регистрации политической партии требуется не менее 500 человек по России, для регистрации регионального отделения не менее 2-х человек. Также непарламентские партии были освобождены от сбора подписных листов и денежного залога для выдвижения собственных кандидатов и участии самой партии в выборах[3] .

Интересные факты

  • Согласно частному соцмониторинговому опросу ВЦИОМ в мае 2014 года, 39 % россиян не понимают, зачем нужны партии[4].
  • В России партии лишаются регистрации при неучастии в выборах более 3 лет[5].

Напишите отзыв о статье "Политическая партия"

Примечания

  1. [base.garant.ru/183523/7/#block_33 Государственное финансирование политических партий]
  2. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=73344 п. 1 ст. 3 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях»]
  3. [www.annews.ru/news/detail.php?ID=260796 Поправки в Федеральный закон ФЗ-95 вступили в силу]// Агентство национальных новостей от 04 апреля 2012 г.
  4. [www.finmarket.ru/news/3713368 Почти 40 % россиян усомнились в необходимости партий — ИА «Финмаркет»]
  5. [www.izvestia.ru/news/562874 Партии могут лишиться регистрации при неучастии в выборах два раза подряд.‎ — «Известия»]

См. также

Библиография

  • Автономов А. С. Правовая регламентация деятельности партий в капиталистических и развивающихся странах // Сов. государство и право. 1990. N 6.
  • Анчуткина Т. А. Правовые основы парламентской деятельности политических партий в Российской Федерации // Теоретические проблемы российского конституционализма / Под общ. ред. Т. Я. Хабриевой. М., 2000.
  • Байрамов А. Р. Правовое регулирование деятельности политических партий в современных условиях: Автореф. дис. : канд. юрид. наук. М., 1993.
  • Бекназар-Юзбашев Т. Б. Партия в буржуазных политико-правовых учениях. М.: Наука, 1988.
  • Гамбаров Ю. С. Политические партии в их прошлом и настоящем. СПб., 1904.
  • Даниленко В. Н. Политические партии и буржуазное государство. М., 1984.
  • Даниленко В. Н. Правовой статус политических партий буржуазных стран. М., 1986.
  • Дюверже М. Политические партии: Пер. с фр. М.: Академический проект, 2000.
  • Евдокимов В. Б. Партии в политической системе буржуазного общества. Свердловск: Изд-во УрГУ, 1980.
  • Евдокимов В. Б. Политические партии в зарубежных странах (политико-правовые аспекты): Учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1992.
  • Заславский С. Е. Правовые формы организации политических партий в России // Законодательство и экономика. 1997. N 1-2.

Ссылки

[base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=95050;fld=134;dst=4294967295 Федеральный закон от 11.07.2001 N 95-ФЗ (ред. от 17.12.2009) «О политических партиях» (принят ГД ФС РФ 21.06.2001)]

  • Журавлев В. В., Королев А. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_2/Zhuravlev&Korolev/8.pdf Партии для общества или общество для партии? Диалог на «Круглом столе» в ИГИ МосГУ] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 2. — С. 59-68.
  • [tapemark.narod.ru/kommunizm/142.html Научный коммунизм: Словарь (1983) / Партия политическая]
  • Бордига А. [revolt.anho.org/archives/401 Партия и класс] (недоступная ссылка с 15-05-2013 (2515 дней) — история)
  • Радкевич С. Б. Как взять и/или удержать власть. Секреты непобедимой партии. Ростов-на-Дону: Феникс, 2007
  • Радкевич С. Б. Политические партии: общая теория и российские проблемы. М.: Институт защиты предпринимателей, 1997
  • [sd.net.ua/2007/08/22/kpss_khkhgo_veka.html Берко С. Партия ХХІ-го века // Портал SD.NET.UA. — 22 августа 2007]
В Викицитатнике есть страница по теме
Партия

Отрывок, характеризующий Политическая партия

Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.
Когда он перебирал в воображении всю эту странную русскую кампанию, в которой не было выиграно ни одного сраженья, в которой в два месяца не взято ни знамен, ни пушек, ни корпусов войск, когда глядел на скрытно печальные лица окружающих и слушал донесения о том, что русские всё стоят, – страшное чувство, подобное чувству, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили в голову все несчастные случайности, могущие погубить его. Русские могли напасть на его левое крыло, могли разорвать его середину, шальное ядро могло убить его самого. Все это было возможно. В прежних сражениях своих он обдумывал только случайности успеха, теперь же бесчисленное количество несчастных случайностей представлялось ему, и он ожидал их всех. Да, это было как во сне, когда человеку представляется наступающий на него злодей, и человек во сне размахнулся и ударил своего злодея с тем страшным усилием, которое, он знает, должно уничтожить его, и чувствует, что рука его, бессильная и мягкая, падает, как тряпка, и ужас неотразимой погибели обхватывает беспомощного человека.
Известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном стуле, опустив голову и положив локти на колена. Бертье подошел к нему и предложил проехаться по линии, чтобы убедиться, в каком положении находилось дело.
– Что? Что вы говорите? – сказал Наполеон. – Да, велите подать мне лошадь.
Он сел верхом и поехал к Семеновскому.
В медленно расходившемся пороховом дыме по всему тому пространству, по которому ехал Наполеон, – в лужах крови лежали лошади и люди, поодиночке и кучами. Подобного ужаса, такого количества убитых на таком малом пространстве никогда не видал еще и Наполеон, и никто из его генералов. Гул орудий, не перестававший десять часов сряду и измучивший ухо, придавал особенную значительность зрелищу (как музыка при живых картинах). Наполеон выехал на высоту Семеновского и сквозь дым увидал ряды людей в мундирах цветов, непривычных для его глаз. Это были русские.
Русские плотными рядами стояли позади Семеновского и кургана, и их орудия не переставая гудели и дымили по их линии. Сражения уже не было. Было продолжавшееся убийство, которое ни к чему не могло повести ни русских, ни французов. Наполеон остановил лошадь и впал опять в ту задумчивость, из которой вывел его Бертье; он не мог остановить того дела, которое делалось перед ним и вокруг него и которое считалось руководимым им и зависящим от него, и дело это ему в первый раз, вследствие неуспеха, представлялось ненужным и ужасным.
Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала.
Наполеон опустил голову и долго молчал.
– A huit cent lieux de France je ne ferai pas demolir ma garde, [За три тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою гвардию.] – сказал он и, повернув лошадь, поехал назад, к Шевардину.


Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжении, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему.
«Да, да, сделайте это, – отвечал он на различные предложения. – Да, да, съезди, голубчик, посмотри, – обращался он то к тому, то к другому из приближенных; или: – Нет, не надо, лучше подождем», – говорил он. Он выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось подчиненным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не интересовался смыслом слов того, что ему говорили, а что то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.
Общее выражение лица Кутузова было сосредоточенное, спокойное внимание и напряжение, едва превозмогавшее усталость слабого и старого тела.
В одиннадцать часов утра ему привезли известие о том, что занятые французами флеши были опять отбиты, но что князь Багратион ранен. Кутузов ахнул и покачал головой.
– Поезжай к князю Петру Ивановичу и подробно узнай, что и как, – сказал он одному из адъютантов и вслед за тем обратился к принцу Виртембергскому, стоявшему позади него:
– Не угодно ли будет вашему высочеству принять командование первой армией.
Вскоре после отъезда принца, так скоро, что он еще не мог доехать до Семеновского, адъютант принца вернулся от него и доложил светлейшему, что принц просит войск.
Кутузов поморщился и послал Дохтурову приказание принять командование первой армией, а принца, без которого, как он сказал, он не может обойтись в эти важные минуты, просил вернуться к себе. Когда привезено было известие о взятии в плен Мюрата и штабные поздравляли Кутузова, он улыбнулся.
– Подождите, господа, – сказал он. – Сражение выиграно, и в пленении Мюрата нет ничего необыкновенного. Но лучше подождать радоваться. – Однако он послал адъютанта проехать по войскам с этим известием.
Когда с левого фланга прискакал Щербинин с донесением о занятии французами флешей и Семеновского, Кутузов, по звукам поля сражения и по лицу Щербинина угадав, что известия были нехорошие, встал, как бы разминая ноги, и, взяв под руку Щербинина, отвел его в сторону.
– Съезди, голубчик, – сказал он Ермолову, – посмотри, нельзя ли что сделать.
Кутузов был в Горках, в центре позиции русского войска. Направленная Наполеоном атака на наш левый фланг была несколько раз отбиваема. В центре французы не подвинулись далее Бородина. С левого фланга кавалерия Уварова заставила бежать французов.
В третьем часу атаки французов прекратились. На всех лицах, приезжавших с поля сражения, и на тех, которые стояли вокруг него, Кутузов читал выражение напряженности, дошедшей до высшей степени. Кутузов был доволен успехом дня сверх ожидания. Но физические силы оставляли старика. Несколько раз голова его низко опускалась, как бы падая, и он задремывал. Ему подали обедать.
Флигель адъютант Вольцоген, тот самый, который, проезжая мимо князя Андрея, говорил, что войну надо im Raum verlegon [перенести в пространство (нем.) ], и которого так ненавидел Багратион, во время обеда подъехал к Кутузову. Вольцоген приехал от Барклая с донесением о ходе дел на левом фланге. Благоразумный Барклай де Толли, видя толпы отбегающих раненых и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение было проиграно, и с этим известием прислал к главнокомандующему своего любимца.
Кутузов с трудом жевал жареную курицу и сузившимися, повеселевшими глазами взглянул на Вольцогена.
Вольцоген, небрежно разминая ноги, с полупрезрительной улыбкой на губах, подошел к Кутузову, слегка дотронувшись до козырька рукою.
Вольцоген обращался с светлейшим с некоторой аффектированной небрежностью, имеющей целью показать, что он, как высокообразованный военный, предоставляет русским делать кумира из этого старого, бесполезного человека, а сам знает, с кем он имеет дело. «Der alte Herr (как называли Кутузова в своем кругу немцы) macht sich ganz bequem, [Старый господин покойно устроился (нем.) ] – подумал Вольцоген и, строго взглянув на тарелки, стоявшие перед Кутузовым, начал докладывать старому господину положение дел на левом фланге так, как приказал ему Барклай и как он сам его видел и понял.
– Все пункты нашей позиции в руках неприятеля и отбить нечем, потому что войск нет; они бегут, и нет возможности остановить их, – докладывал он.
Кутузов, остановившись жевать, удивленно, как будто не понимая того, что ему говорили, уставился на Вольцогена. Вольцоген, заметив волнение des alten Herrn, [старого господина (нем.) ] с улыбкой сказал:
– Я не считал себя вправе скрыть от вашей светлости того, что я видел… Войска в полном расстройстве…
– Вы видели? Вы видели?.. – нахмурившись, закричал Кутузов, быстро вставая и наступая на Вольцогена. – Как вы… как вы смеете!.. – делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебываясь, закричал он. – Как смоете вы, милостивый государь, говорить это мне. Вы ничего не знаете. Передайте от меня генералу Барклаю, что его сведения неверны и что настоящий ход сражения известен мне, главнокомандующему, лучше, чем ему.
Вольцоген хотел возразить что то, но Кутузов перебил его.
– Неприятель отбит на левом и поражен на правом фланге. Ежели вы плохо видели, милостивый государь, то не позволяйте себе говорить того, чего вы не знаете. Извольте ехать к генералу Барклаю и передать ему назавтра мое непременное намерение атаковать неприятеля, – строго сказал Кутузов. Все молчали, и слышно было одно тяжелое дыхание запыхавшегося старого генерала. – Отбиты везде, за что я благодарю бога и наше храброе войско. Неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, – сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез. Вольцоген, пожав плечами и скривив губы, молча отошел к стороне, удивляясь uber diese Eingenommenheit des alten Herrn. [на это самодурство старого господина. (нем.) ]
– Да, вот он, мой герой, – сказал Кутузов к полному красивому черноволосому генералу, который в это время входил на курган. Это был Раевский, проведший весь день на главном пункте Бородинского поля.
Раевский доносил, что войска твердо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более. Выслушав его, Кутузов по французски сказал:
– Vous ne pensez donc pas comme lesautres que nous sommes obliges de nous retirer? [Вы, стало быть, не думаете, как другие, что мы должны отступить?]
– Au contraire, votre altesse, dans les affaires indecises c'est loujours le plus opiniatre qui reste victorieux, – отвечал Раевский, – et mon opinion… [Напротив, ваша светлость, в нерешительных делах остается победителем тот, кто упрямее, и мое мнение…]
– Кайсаров! – крикнул Кутузов своего адъютанта. – Садись пиши приказ на завтрашний день. А ты, – обратился он к другому, – поезжай по линии и объяви, что завтра мы атакуем.
Пока шел разговор с Раевским и диктовался приказ, Вольцоген вернулся от Барклая и доложил, что генерал Барклай де Толли желал бы иметь письменное подтверждение того приказа, который отдавал фельдмаршал.
Кутузов, не глядя на Вольцогена, приказал написать этот приказ, который, весьма основательно, для избежания личной ответственности, желал иметь бывший главнокомандующий.
И по неопределимой, таинственной связи, поддерживающей во всей армии одно и то же настроение, называемое духом армии и составляющее главный нерв войны, слова Кутузова, его приказ к сражению на завтрашний день, передались одновременно во все концы войска.
Далеко не самые слова, не самый приказ передавались в последней цепи этой связи. Даже ничего не было похожего в тех рассказах, которые передавали друг другу на разных концах армии, на то, что сказал Кутузов; но смысл его слов сообщился повсюду, потому что то, что сказал Кутузов, вытекало не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского человека.
И узнав то, что назавтра мы атакуем неприятеля, из высших сфер армии услыхав подтверждение того, чему они хотели верить, измученные, колеблющиеся люди утешались и ободрялись.


Полк князя Андрея был в резервах, которые до второго часа стояли позади Семеновского в бездействии, под сильным огнем артиллерии. Во втором часу полк, потерявший уже более двухсот человек, был двинут вперед на стоптанное овсяное поле, на тот промежуток между Семеновским и курганной батареей, на котором в этот день были побиты тысячи людей и на который во втором часу дня был направлен усиленно сосредоточенный огонь из нескольких сот неприятельских орудий.
Не сходя с этого места и не выпустив ни одного заряда, полк потерял здесь еще третью часть своих людей. Спереди и в особенности с правой стороны, в нерасходившемся дыму, бубухали пушки и из таинственной области дыма, застилавшей всю местность впереди, не переставая, с шипящим быстрым свистом, вылетали ядра и медлительно свистевшие гранаты. Иногда, как бы давая отдых, проходило четверть часа, во время которых все ядра и гранаты перелетали, но иногда в продолжение минуты несколько человек вырывало из полка, и беспрестанно оттаскивали убитых и уносили раненых.
С каждым новым ударом все меньше и меньше случайностей жизни оставалось для тех, которые еще не были убиты. Полк стоял в батальонных колоннах на расстоянии трехсот шагов, но, несмотря на то, все люди полка находились под влиянием одного и того же настроения. Все люди полка одинаково были молчаливы и мрачны. Редко слышался между рядами говор, но говор этот замолкал всякий раз, как слышался попавший удар и крик: «Носилки!» Большую часть времени люди полка по приказанию начальства сидели на земле. Кто, сняв кивер, старательно распускал и опять собирал сборки; кто сухой глиной, распорошив ее в ладонях, начищал штык; кто разминал ремень и перетягивал пряжку перевязи; кто старательно расправлял и перегибал по новому подвертки и переобувался. Некоторые строили домики из калмыжек пашни или плели плетеночки из соломы жнивья. Все казались вполне погружены в эти занятия. Когда ранило и убивало людей, когда тянулись носилки, когда наши возвращались назад, когда виднелись сквозь дым большие массы неприятелей, никто не обращал никакого внимания на эти обстоятельства. Когда же вперед проезжала артиллерия, кавалерия, виднелись движения нашей пехоты, одобрительные замечания слышались со всех сторон. Но самое большое внимание заслуживали события совершенно посторонние, не имевшие никакого отношения к сражению. Как будто внимание этих нравственно измученных людей отдыхало на этих обычных, житейских событиях. Батарея артиллерии прошла пред фронтом полка. В одном из артиллерийских ящиков пристяжная заступила постромку. «Эй, пристяжную то!.. Выправь! Упадет… Эх, не видят!.. – по всему полку одинаково кричали из рядов. В другой раз общее внимание обратила небольшая коричневая собачонка с твердо поднятым хвостом, которая, бог знает откуда взявшись, озабоченной рысцой выбежала перед ряды и вдруг от близко ударившего ядра взвизгнула и, поджав хвост, бросилась в сторону. По всему полку раздалось гоготанье и взвизги. Но развлечения такого рода продолжались минуты, а люди уже более восьми часов стояли без еды и без дела под непроходящим ужасом смерти, и бледные и нахмуренные лица все более бледнели и хмурились.
Князь Андрей, точно так же как и все люди полка, нахмуренный и бледный, ходил взад и вперед по лугу подле овсяного поля от одной межи до другой, заложив назад руки и опустив голову. Делать и приказывать ему нечего было. Все делалось само собою. Убитых оттаскивали за фронт, раненых относили, ряды смыкались. Ежели отбегали солдаты, то они тотчас же поспешно возвращались. Сначала князь Андрей, считая своею обязанностью возбуждать мужество солдат и показывать им пример, прохаживался по рядам; но потом он убедился, что ему нечему и нечем учить их. Все силы его души, точно так же как и каждого солдата, были бессознательно направлены на то, чтобы удержаться только от созерцания ужаса того положения, в котором они были. Он ходил по лугу, волоча ноги, шаршавя траву и наблюдая пыль, которая покрывала его сапоги; то он шагал большими шагами, стараясь попадать в следы, оставленные косцами по лугу, то он, считая свои шаги, делал расчеты, сколько раз он должен пройти от межи до межи, чтобы сделать версту, то ошмурыгывал цветки полыни, растущие на меже, и растирал эти цветки в ладонях и принюхивался к душисто горькому, крепкому запаху. Изо всей вчерашней работы мысли не оставалось ничего. Он ни о чем не думал. Он прислушивался усталым слухом все к тем же звукам, различая свистенье полетов от гула выстрелов, посматривал на приглядевшиеся лица людей 1 го батальона и ждал. «Вот она… эта опять к нам! – думал он, прислушиваясь к приближавшемуся свисту чего то из закрытой области дыма. – Одна, другая! Еще! Попало… Он остановился и поглядел на ряды. „Нет, перенесло. А вот это попало“. И он опять принимался ходить, стараясь делать большие шаги, чтобы в шестнадцать шагов дойти до межи.
Свист и удар! В пяти шагах от него взрыло сухую землю и скрылось ядро. Невольный холод пробежал по его спине. Он опять поглядел на ряды. Вероятно, вырвало многих; большая толпа собралась у 2 го батальона.
– Господин адъютант, – прокричал он, – прикажите, чтобы не толпились. – Адъютант, исполнив приказание, подходил к князю Андрею. С другой стороны подъехал верхом командир батальона.
– Берегись! – послышался испуганный крик солдата, и, как свистящая на быстром полете, приседающая на землю птичка, в двух шагах от князя Андрея, подле лошади батальонного командира, негромко шлепнулась граната. Лошадь первая, не спрашивая того, хорошо или дурно было высказывать страх, фыркнула, взвилась, чуть не сронив майора, и отскакала в сторону. Ужас лошади сообщился людям.
– Ложись! – крикнул голос адъютанта, прилегшего к земле. Князь Андрей стоял в нерешительности. Граната, как волчок, дымясь, вертелась между ним и лежащим адъютантом, на краю пашни и луга, подле куста полыни.
«Неужели это смерть? – думал князь Андрей, совершенно новым, завистливым взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. – Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух… – Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят.
– Стыдно, господин офицер! – сказал он адъютанту. – Какой… – он не договорил. В одно и то же время послышался взрыв, свист осколков как бы разбитой рамы, душный запах пороха – и князь Андрей рванулся в сторону и, подняв кверху руку, упал на грудь.
Несколько офицеров подбежало к нему. С правой стороны живота расходилось по траве большое пятно крови.
Вызванные ополченцы с носилками остановились позади офицеров. Князь Андрей лежал на груди, опустившись лицом до травы, и, тяжело, всхрапывая, дышал.
– Ну что стали, подходи!
Мужики подошли и взяли его за плечи и ноги, но он жалобно застонал, и мужики, переглянувшись, опять отпустили его.
– Берись, клади, всё одно! – крикнул чей то голос. Его другой раз взяли за плечи и положили на носилки.
– Ах боже мой! Боже мой! Что ж это?.. Живот! Это конец! Ах боже мой! – слышались голоса между офицерами. – На волосок мимо уха прожужжала, – говорил адъютант. Мужики, приладивши носилки на плечах, поспешно тронулись по протоптанной ими дорожке к перевязочному пункту.
– В ногу идите… Э!.. мужичье! – крикнул офицер, за плечи останавливая неровно шедших и трясущих носилки мужиков.
– Подлаживай, что ль, Хведор, а Хведор, – говорил передний мужик.
– Вот так, важно, – радостно сказал задний, попав в ногу.
– Ваше сиятельство? А? Князь? – дрожащим голосом сказал подбежавший Тимохин, заглядывая в носилки.
Князь Андрей открыл глаза и посмотрел из за носилок, в которые глубоко ушла его голова, на того, кто говорил, и опять опустил веки.
Ополченцы принесли князя Андрея к лесу, где стояли фуры и где был перевязочный пункт. Перевязочный пункт состоял из трех раскинутых, с завороченными полами, палаток на краю березника. В березнике стояла фуры и лошади. Лошади в хребтугах ели овес, и воробьи слетали к ним и подбирали просыпанные зерна. Воронья, чуя кровь, нетерпеливо каркая, перелетали на березах. Вокруг палаток, больше чем на две десятины места, лежали, сидели, стояли окровавленные люди в различных одеждах. Вокруг раненых, с унылыми и внимательными лицами, стояли толпы солдат носильщиков, которых тщетно отгоняли от этого места распоряжавшиеся порядком офицеры. Не слушая офицеров, солдаты стояли, опираясь на носилки, и пристально, как будто пытаясь понять трудное значение зрелища, смотрели на то, что делалось перед ними. Из палаток слышались то громкие, злые вопли, то жалобные стенания. Изредка выбегали оттуда фельдшера за водой и указывали на тех, который надо было вносить. Раненые, ожидая у палатки своей очереди, хрипели, стонали, плакали, кричали, ругались, просили водки. Некоторые бредили. Князя Андрея, как полкового командира, шагая через неперевязанных раненых, пронесли ближе к одной из палаток и остановились, ожидая приказания. Князь Андрей открыл глаза и долго не мог понять того, что делалось вокруг него. Луг, полынь, пашня, черный крутящийся мячик и его страстный порыв любви к жизни вспомнились ему. В двух шагах от него, громко говоря и обращая на себя общее внимание, стоял, опершись на сук и с обвязанной головой, высокий, красивый, черноволосый унтер офицер. Он был ранен в голову и ногу пулями. Вокруг него, жадно слушая его речь, собралась толпа раненых и носильщиков.