Полиция России

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Полиция в России»)
Перейти к: навигация, поиск
менты волки
Полиция России

Нагрудный знак сотрудника полиции
Общая информация
Дата создания

1 марта 2011 года, Полиция в России учреждена Петром I, 7 июня 1718 года.

Предшествующее ведомство

Милиция

Руководство деятельностью осуществляет

МВД России

Вышестоящее ведомство

Правительство России

Штаб-квартира

Москва

Число сотрудников

914 525 (2014)[1]

Ключевой документ

Федеральный закон Российской Федерации «О полиции»[2]

Сайт

[police.ru ru]

Полиция — составная часть единой централизованной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации. Включена в органы внутренних дел. (Ст. 14 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»)

Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства; для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности.

В пределах своей компетенции руководство деятельностью полиции осуществляют Президент Российской Федерации непосредственно или через министра внутренних дел, руководители территориальных органов Министерства внутренних дел и руководители подразделений полиции[3]. Указанные руководители несут ответственность за выполнение возложенных на полицию обязанностей.





Современная структура

Главные управления

  • Главное управление по обеспечению безопасности дорожного движения
  • Главное управление по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации
  • Главное управление по противодействию экстремизму
  • Главное управление собственной безопасности
  • Главное управление на транспорте
  • Главное управление уголовного розыска
  • Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции
  • Главное управление по вопросам миграции
  • Главное управление по контролю за оборотом наркотиков

Департаменты

  • Следственный департамент
  • Департамент государственной службы и кадров
  • Департамент делопроизводства и работы с обращениями граждан и организаций
  • Департамент информационных технологий, связи и защиты информации
  • Департамент по материально-техническому и медицинскому обеспечению
  • Департамент по финансово-экономической политике и обеспечению социальных гарантий
  • Договорно-правовой департамент
  • Организационно-аналитический департамент

Управления

  • Управление «К» МВД России
  • Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защитеи насилию.
  • Управление по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации
  • Управление по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий
  • Организационно-штатное управление
  • Контрольно-ревизионное управление
  • Управление по организации дознания
  • Оперативное управление
  • Национальное центральное бюро Интерпола
  • Управление по обеспечению деятельности подразделений специального назначения и авиации
  • Управление по организации лицензионно-разрешительной работы [4]

История полиции России

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Существовавшая система государственных служб по охране общественного порядка и борьбе с преступностью в Российской империи и вновь организованная с 1 марта 2011 года Российской Федерации[5] (за исключением структур, не относящихся к МВД, которые уже существуют или существовали ранее и именовались полицией).

XVI век

В 1504 году в Москве были установлены рогатки, при которых находилась стража. Стража содержалась местными жителями. Город был разделён на районы, между которыми были построены ворота с решётками. Запрещалось перемещаться ночью по городу или без освещения. Великий князь Иоанн Васильевич учредил разъезды по Москве для соблюдения безопасности.

Судебник Ивана IV передал дела «о ведомых разбойниках» под юрисдикцию губных старост. До этого Губные грамоты носили характер пожалования, и давались по челобитью самого населения. Губная грамота давала разрешение местному обществу самостоятельно ведать в области Губное дело.

В городах полицейские функции исполняли городничие, введённые вместо огнищан.

Разбойный приказ впервые упоминается в 1571 году и с той поры непрерывно существовал до XVIII века. С 1539 года в письменных источниках упоминаются в Москве бояре, которым разбойные дела приказаны. К. А. Неволин полагает, что это была временная комиссия, учреждённая для уничтожения разбоев, которые тогда усилились. Но так как разбои не прекращались, то временная комиссия обратилась в постоянную и таким образом явилась разбойная изба, или разбойный приказ.

XVII век

По указу от 14 августа 1687 года [6] дела разбойного приказа были переданы Земским приказам.

Алексей Михайлович в апреле 1649 года издал Наказ до городского благочиния касающийся. По наказу в Белом городе была создана команда под руководством Ивана Новикова и подьячего Викулы Панова. Им были преданы пять решёточных «прикащиков» (то есть приказчиков) и «один человек с 10 дворов» с рогатинами, топорами и водоливными трубами. Отряд наблюдал за пожарной безопасностью и порядком.

Полицейских служителей в крупных городах называли Земские ярыжки. Земские ярышки (по правилам современной орфографии — ярыжки) в Москве одевались в одежду красного и зелёного цвета. В других городах цвет одежды мог быть другим. На груди у них были нашиты буквы «З» и «Я».

В 1669 году вместо Губных старост и Губных целовальников были повсеместно введены сыщики.

История полиции в Российской империи

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

XVIII век

7 июня 1718 года Пётр I учредил в Санкт-Петербурге Главную полицию.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1113 дней] Генерал-полицмейстером был назначен генерал-адъютант Девиер. Первоначально штат полиции состоял из заместителя генерал-полицмейстера, 4 офицеров и 36 нижних чинов. Делопроизводство в Главной полицмейстерской канцелярии вели дьяк и десять подьячих. Полиция не только следила за порядком в городе, но и выполняла ряд хозяйственных функций, занималась благоустройством города — мощением улиц, осушением болотистых мест, уборкой мусора и т. п. Стараниями Девиера в 1721 году в Санкт-Петербурге были поставлены первые фонари и скамейки для отдыха. Была организована пожарная служба. Кроме того, полиция обладала полномочиями судебной инстанции и имела возможность назначать наказания по уголовным делам.

19 (30) января 1722 учреждена в Москве должность обер-полицмейстера, которая являлась высшей полицейской должностью Москвы и соответствовала V классу Табели о рангах. Обер-полицмейстер назначался императором из военных или гражданских чинов. В соответствии с инструкцией от 9 (20) июля 1722[7] обер-полицмейстер руководил охраной общественного спокойствия в Москве, являлся руководителем Московской полицмейстерской канцелярии, а с 1782 года — Управы благочиния. В 17291731 и 17621764 годах руководитель Московской полиции именовался генерал-полицмейстером.

С 1775 года (после «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи») городничих начал назначать Сенат.

Санкт-Петербургские обер-полицмейстеры

Должность обер-полицмейстера как помощника генерал-полицмейстера учреждена в 1766 году. С учреждением в 1871 градоначальства должность в 1873 году упразднена, в 1881-83 гг. временно восстановлена.

В июне 1883 император Александр III повелел «восстановить прежний порядок управления Санкт-Петербургом, присвоив начальнику санкт-петербургской полиции, по переименовании его из обер-полицмейстеров в градоначальники».

Московские обер-полицмейстеры

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Греков Максим Тимофеевич полковник, бригадир
11.04.1722—23.12.1728
Поздняков Иван Давидович статский советник
03.11.1729—1731
Греков Степан Тимофеевич бригадир, генерал-полицмейстер
17.02.1731—22.12.1732
Оболдуев Никита Андреевич полковник
11.01.1733—1739
Голохвастов Иван Мартынович статский советник
1749—1753
Дивов Иван Иванович тайный советник, генерал-полицмейстер
09.01.1762—1762
Юшков Иван Иванович тайный советник, генерал-полицмейстер
10.1762—17.04.1764
Арсеньев Тарас Иванович полковник, статский советник
17.04.1764—10.02.1765
Толстой Василий Иванович граф, бригадир, статский советник
1765—1770
Бахметев Николай Иванович бригадир
1770—1771
Архаров Николай Петрович полковник (генерал-майор)
1771—01.01.1781
Островский Борис Петрович бригадир
1781—1785
Толь Фёдор Николаевич полковник (генерал-майор)
1785—1790
Глазов Павел Михайлович полковник, бригадир
1790—02.09.1793
Козлов Павел Михайлович бригадир, генерал-майор
22.10.1793—1796
Каверин Павел Никитович статский советник (действительный статский советник)
31.03.1797—09.12.1798
Эртель Фёдор Фёдорович генерал-майор
09.12.1798—12.03.1801
Каверин Павел Никитович действительный статский советник, генерал-майор
12.03.1801—13.12.1802
Спиридов Григорий Григорьевич бригадир, действительный статский советник
13.12.1802—20.12.1804
Балашов Александр Дмитриевич генерал-майор
20.12.1804—24.11.1807
Гладков Иван Васильевич генерал-майор
29.11.1807—17.04.1809
Ивашкин Пётр Алексеевич генерал-майор
17.04.1809—08.03.1816
Шульгин Александр Сергеевич генерал-майор
08.03.1816—02.08.1825
Шульгин Дмитрий Иванович генерал-майор
02.08.1825—06.04.1830
Муханов Сергей Николаевич полковник, флигель-адъютант
06.04.1830—27.09.1833
Цынский Лев Михайлович генерал-майор, Свиты Его Величества генерал-майор
29.11.1833—01.02.1845
Лужин Иван Дмитриевич полковник, Свиты Его Величества генерал-майор, флигель-адъютант
13.12.1845—12.05.1854
Тимашев-Беринг Алексей Александрович генерал-майор
12.05.1854—31.12.1857
Кропоткин Алексей Иванович князь, гвардии полковник, генерал-майор, флигель-адъютант
01.01.1858—12.11.1860
Потапов Александр Львович Свиты Его Величества генерал-майор
12.11.1860—15.12.1861
Крейц Генрих Киприанович граф, Свиты Его Величества генерал-майор (генерал-лейтенант)
16.12.1861—03.01.1866
Арапов Николай Устинович Свиты Его Величества генерал-майор, генерал-лейтенант
03.01.1866—14.10.1878
Козлов Александр Александрович Свиты Его Величества генерал-майор
14.10.1878—13.08.1881
Янковский Евгений Осипович генерал-майор
13.08.1881—18.07.1882
Козлов Александр Александрович Свиты Его Величества генерал-майор, генерал-лейтенант
26.07.1882—11.01.1887
Юрковский Евгений Корншювич генерал-майор
11.01.1887—27.12.1891
Власовский Александр Александрович полковник, исполняющий должность
28.12.1891—18.07.1896
Трепов Дмитрий Фёдорович полковник, генерал-майор
12.09.1896—01.01.1905

XIX век

В 1837 году было издано положение о земской полиции, по которому главой полиции в уезде стал выбиравшийся дворянством земский исправник. Ему подчинялись назначавшимся губернским правлением становые приставы. Им. в свою очередь, подчинялись десятские, сотские, пятисотские и тысяцкие из крестьян.

В 1862 году была проведена реформа полиции. Звание городничего было упразднено; городнические правления в тех городах, которые были подчинены уездной полиции, были присоединены к земским судам, переименованным в уездные полицейские управления, а в тех городах, которые сохранили свою, отдельную от уездной, полицию, они были переименованы в городские полицейские управления.

В 1866 г. в уездах Царства Польского была учреждена земская стража.

В 1866 году петербургский обер-полицмейстер Ф. Ф. Трепов направил Александру ІІ записку, в которой говорилось: «Существенный пробел в учреждении столичной полиции составляло отсутствие особой части со специальной целью производства исследований для раскрытия преступлений, изыскания общих мер к предупреждению и пресечению преступлений. Обязанности эти лежали на чинах наружной полиции, которая, неся на себе всю тягость полицейской службы, не имела ни средств, ни возможности действовать с успехом в указанном отношении. Для устранения этого недостатка и предложено учредить сыскную полицию».

Впервые в Российской полиции специализированные подразделения по раскрытию преступлений и проведению дознания были созданы в Санкт-Петербурге, где в 1866 году была учреждена сыскная полиция при канцелярии обер-полицмейстера. До этого сыскные функции осуществляли судебные следователи и вся полиция в том виде, в котором она существовала на тот момент. Первоначально штат уголовного сыска Санкт-Петербурга был небольшой, отделение насчитывало кроме начальника его помощника, 4 чиновника по особым поручениям, 12 полицейских надзирателей (сыщиков) и 20 вольнонаёмных сыщиков (служащих, имеющих гражданские чины). Первым начальником Санкт-Петербургской сыскной полиции 31 декабря 1866 года назначен титулярный советник Иван Дмитриевич Путилин. Со временем, подобные подразделения были созданы в полицейском управлении Москвы и других городов. Так появилась служба уголовного сыска. К 1907 году они имелись в Москве, Киеве, Риге, Одессе, Тифлисе, Баку, Ростове-на-Дону и некоторых других крупных городах.

В 1879 г. был образован институт полицейских урядников в сельской местности. Полицейские урядники предназначались в помощь становым приставам «для исполнения полицейских обязанностей, а также для надзора за сотскими и десятскими».

6 августа 1880 году упразднена III Отделения Собственной Е. И. В. канцелярии и образован Департамент полиции.

С 1889 г. начальник полиции в уезде стал называться уездным исправником.

XX век

В 1903 году в сельской местности, первоначально в 46 губерниях, была введена уездная полицейская стража. К 1916 г. она распространялась на 50 губерний.

9 августа 1910 года министром внутренних дел П. А. Столыпиным была издана Инструкция чинам сыскных отделений, которая определяла их задачи и структуру. Каждое сыскное отделение состояло из четырёх структурных подразделений-столов:

  1. Личного задержания.
  2. Розысков.
  3. Наблюдения.
  4. Справочного регистрационного бюро.

По распоряжению П. А. Столыпина при Департаменте полиции были образованы специальные курсы для подготовки начальников сыскных отделений. На состоявшемся в 1913 году в Швейцарии Международном съезде криминалистов русская сыскная полиция была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений.

После февральской революции постановлением Временного Правительства от 10 марта 1917 года Департамент полиции был упразднён.

Один из ленинских «Апрельских тезисов» к докладу «О задачах пролетариата в данной революции» от 4 апреля ставил задачу «устранения полиции, армии, чиновничества».

Постановлениями Временного Правительства «Об утверждении милиции» и «Временном положении о милиции», изданными 17 апреля 1917 года учреждается «народная милиция». Народная милиция объявляется исполнительным органом государственной власти на местах, «состоящем в непосредственном ведении земских и городских общественных управлений». Одновременно с государственной «народной милицией» советы рабочих депутатов организовывали отряды «рабочей милиции» и другие вооружённые формирования, которые находились под влиянием различных политических сил, а порой и вне их. При этом рабочая милиция не состояла в подчинении у комиссаров городской милиции.

Образованный 3 июня под эгидой большевиков Совет петроградской народной милиции вступил в конфликт с начальником городской милиции, выставив политические лозунги в связи с отказом дополнительно платить за службу в рабочей милиции рабочим, получающим полную зарплату на заводах. Разрушалась важнейшая государственная структура.

Принцип самоорганизации сил правопорядка реализовывался партией большевиков некоторое время и после октября 1917 года. В постановлении НКВД «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября1917 года не предусматривались организационные формы государственного милицейского аппарата. Армия и полиция ликвидировались, а их функции переходили к вооружённому народу.

Рабочая милиция носила характер массовых самодеятельных организаций, формировалась на началах добровольных дружин, поэтому не могла остановить разгула преступности.

10 мая 1918 года коллегия НКВД приняла распоряжение: «Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные обязанности, организация милиции должна осуществляться независимо от Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены».

Полиция в современной России

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Налоговая полиция

20 мая 1993 года принят Закон «О федеральных органах налоговой полиции», в соответствии с которым как правопреемник Главного управления налоговых расследований учреждён Департамент налоговой полиции России. Федеральным законом от 17 декабря 1995 года № 200-ФЗ в закон были внесены поправки, в соответствии с которыми департамент был переименован в Федеральную службу налоговой полиции (ФСНП). Основной задачей самого молодого на тот момент правоохранительного органа, наделённого правом ведения оперативно-розыскной, экспертной и следственной деятельности, устанавливалась борьба с налоговыми преступлениями и правонарушениями, а также борьба с коррупцией в налоговых органах.

С 1 июля 2003 года указом Президента Российской Федерации В. В. Путина от 11 марта 2003 года № 306 Федеральная служба налоговой полиции упразднена без объяснения причин. Большинство функций ФСНП России и штат в 16 тысяч единиц переданы МВД. Материальная база и 40 тысяч штатных единиц переданы во вновь созданный Госнаркоконтроль.

Военная полиция

Идея создания военной полиции появилась в 1989 году и приобрела особую актуальность к середине 90-х годов ХХ века, когда стало окончательно ясно, что контроль за соблюдением воинской дисциплины со стороны военных комендатур недостаточен и требуется профессиональная полицейская служба. В 1996 году в Госдуму был внесен проект закона, однако принят он не был. В 2005 году идею поддержал Президент Российской Федерации Владимир Путин, однако и в тот раз дальше слов дело не пошло. О военной полиции вновь вспомнили осенью 2009 года и уже через год министр обороны РФ подписал соответствующую директиву[8]. Военная полиция находится в стадии формирования, по планам её численность в будущем составит 20 тыс. человек.

Закон о военной полиции был принят Госдумой 24 января и одобрен Советом Федерации 29 января, подписан Президентом 4 февраля 2014 года. 25 марта 2015 года Владимир Путин утвердил Устав Военной полиции ВС РФ[9].

Наркополиция

Федеральная полиция (несостоявшаяся реформа МВД)

Впервые о реформе заговорили осенью 2002 года[10]. В соответствии с планами, милиция должна была быть разделена на федеральную полицию и муниципальную милицию. Таким образом, по мнению тогдашнего заместителя руководителя кремлёвской администрации Дмитрия Козака, должно было быть в полной мере реализовано конституционное право субъектов Российской Федерации самостоятельно осуществлять охрану общественного порядка, что было невозможно при существовавшей централизации внутри МВД[11]. Кроме того, к концу 2003 года должно было быть создано ведомство, координирующее работу следственных органов МВД, ФСБ и налоговой полиции — Федеральная служба расследований[12]. Однако, провальная политика министра внутренних дел Бориса Грызлова, в частности, ликвидация РУБОП, приведшая к небывалой коррупции в рядах сотрудников МВД, вынудила в конечном итоге не только отказаться от реформирования министерства, но и сделать его ещё более централизованным, что, в целом, вписалось в общую концепцию централизации власти в России. На протяжении последующих лет периодически появлялась информация о всё-таки возможном осуществлении реформы и создании федеральной полиции, включающей в себя криминальную полицию, полицию общественной безопасности, миграционную полицию и спецуправления[13], но ничего из этого выполнено не было.

Реорганизация милиции в полицию (реформа МВД 2011 года)

22 января 2010 года на заседании ассоциации юристов России с участием главы МВД Р. Нургалиева С. Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю — её больше не будет. И наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».


На этот раз власти дали понять, что всерьёз намерены довести реформу до конца, а также приняли решение приобщить к составлению закона рядовых граждан. 6 августа 2010 года президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете[14].

Тогда же, 6 августа 2010 года, Дмитрий Медведев предложил переименовать милицию в полицию:

Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективно, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция[15].

Таким образом, 7 августа 2010 года был предложен новый законопроект «О полиции»[16] (тот же законопроект с изменёнными названиями «милиция» на «полиция»)[17].

Согласно опросу, проведённому ВЦИОМ 14—15 августа 2010 года, 63 процента россиян считает, что переименование милиции в полицию ничего не изменит, и в работе ведомства всё останется по-прежнему[18].

В целом, новый законопроект является продолжением политики, обратной той, которая проводилась в реформе 2002 года, то есть ещё большей централизации. Упраздняются институты милиции общественной безопасности и криминальной милиции. В отличие от милиции, частично подчинённой власти субъекта федерации, полиция с субъектом федерации (по законопроекту) не связана.

В уникальном для России онлайн-обсуждении законопроекта «О полиции» приняло участие около 5 миллионов человек. В результате, законопроект, по сравнению с первоначальным видом, претерпел значительные изменения, связанные с полномочиями новой структуры. В частности, были исключены положения о том, что полицейские могут беспрепятственно проникать в помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями, а также вызывавшая наибольшую критику «презумпция законности» полиции («требования сотрудника полиции, обращённые к гражданам и должностным лицам, и предпринимаемые им действия считаются законными до тех пор, пока в предусмотренном законом порядке не будет установлено иное»)[19], хотя по мнению оппозиционных политиков данная формулировка была лишь завуалирована, а не исключена[20].

Внешние видеофайлы
Работа московской полиции с гражданами на Болотной набережной 6 мая 2015 года
 [youtube.com/watch?v=parxP4spcaQ 19-минутный видеорепортаж]

Несмотря на критику со стороны определённых слоёв общества и ряда оппозиционных политических партий, законопроект был принят в первом чтении 10 декабря 2010 г. Госдума в пятницу, 28 января 2011 г. приняла законопроект «О полиции» в заключительном третьем чтении. За принятие закона высказались только. 315 депутатов поддержали закон, 130 высказались против, воздержавшихся не было[21].

Первоначально планировалось, что новый закон вступит в силу уже с января 2011 года, но официально полиция в России вновь возродилась 1 марта 2011 г.[22][23]

7 февраля 2011 года президент опубликовал в Твиттере сообщение:

Подписал закон о полиции. Спасибо всем, кто участвовал в обсуждении этого важного документа. Закон — первый шаг к обновлению МВД[24].

1 марта 2011 года закон о полиции вступил в силу, а с 1 января 2012 года вся символика милиции стала недействительной.

Положение полиции в Российской Федерации

В современной России полиция входит в систему Министерства внутренних дел РФ. Задачи этой структуры регулируются Конституцией РФ, Федеральным Законом «О полиции», положением «О службе в органах внутренних дел», другими федеральными законами и международными договорами.

Структура

В структуре органов внутренних дел, как правило, существуют следующие виды подразделений, на основе которых строятся структуры управления[25]:

  • Министерство внутренних дел Российской Федерации (МВД РФ) — центральный орган управления в системе правоохранительных органов Российской Федерации. Федеральное министерство, подчинённое напрямую Президенту Российской Федерации. Осуществляет общее централизованное руководство всеми органами внутренних дел в стране. Во главе — Министр внутренних дел Российской Федерации, воинское (специальное) звание, соответствующее штатной должности — генерал-полковник — генерал армии.
  • Департамент, Главное управление, Управление — подразделение Министерства, осуществляющее руководство органами внутренних дел в пределах функциональной компетенции: Департамент уголовного розыска, Департамент собственной безопасности, Департамент охраны общественного порядка, Департамент по борьбе с организованной преступностью, Департамент экономической безопасности, Организационно-инспекторский департамент, Правовой департамент, Департамент тыла, Финансово-экономический департамент, Главное командование (Главкомат) внутренних войск МВД РФ (на правах департамента). Департамент осуществляет руководство подчинёнными подразделениями органов и войск внутренних дел: Округами внутренних войск, Главными управлениями, Управлениями и отделами внутренних дел.
  • Главное управление МВД России (ГУ МВД России) — осуществляет руководство органами внутренних дел в пределах своей компетенции, ограниченной либо территориально (ГУ МВД по субъекту Федерации), либо функционально (отвечает за определённый круг задач органов внутренних дел: Главное управление по борьбе с экономическим преступлениями — подразделение в составе центрального аппарата министерства). ГУ МВД стоят над управлениями (УМВД) или отделами МВД России (ОМВД). В Субъектах РФ, имеющих численность населения более 2-х млн человек или особый статус в силу определённых обстоятельств, как правило, осуществляют свою деятельность Главные управления МВД России (ГУ МВД по г. Москве, ГУ МВД по Московской области и т. п.). Округа внутренних войск приравниваются по оргштатной структуре ГУ МВД. Руководитель ГУ МВД, как правило, имеет специальное звание генерал-лейтенант — генерал-полковник.
  • Управление МВД России (УМВД России) — орган управления в системе внутренних дел, имеет статус ниже ГУ МВД, но выше отделов МВД России. Бывают территориальные (субъектов федерации, например: УМВД по Тульской области, или территориальных единиц субъектов федерации, в этом случае подчиняются вышестоящему ГУ МВД: например УМВД по Новомосковскому району Тульской области, УМВД ЮЗАО г. Москвы), функциональные в составе Министерства или ГУ МВД. По своей штатной структуре приравниваются, как правило дивизии внутренних войск, во главе: генерал-майор (редко — генерал-лейтенант). Если УМВД входит в состав вышестоящего ГУ МВД, тогда по штату равны бригаде, начальник УВД — полковник.
  • Министерство внутренних дел субъекта Российской Федерации — осуществляет общее руководство органами внутренних дел в пределах данного субъекта федерации. В зависимости от штатной структуры, определяемой численностью населения и прочими факторами, приравнивается к ГУ МВД или УМВД субъектов федерации.

  • Отдел МВД России (ОМВД). Основной орган управления в системе внутренних дел РФ. Подчиняется вышестоящему территориальному УМВД, или напрямую УМВД (ГУ МВД) субъекта федерации как правило являются территориальными (ОМВД района, города областного подчинения), осуществляет руководство всей деятельностью по обеспечению правопорядка в пределах компетенции органов внутренних дел в пределах административной территории;
  • Отдел полиции (ОП) — территориальное подразделение внутри отдела или управления МВД России.

Подразделения

В состав полиции входят также:

В Казани и Москве существует также экологическая полиция.

Экипировка

Техника

Изображение Тип Производство Назначение Количество Примечания
ВАЗ-2114, ВАЗ-2115,
Lada Priora, Lada Granta
Россия Россия Патрульная машина более 100 000 Используются:
  • Подразделениями ДПС России
  • Участковыми-уполномоченными России
  • Подразделениями патрульно-постовой службы
Ford Focus Россия Россия Патрульная машина 10 400

Используются:

  • Подразделениями ДПС крупных городов России
Fiat Ducato Италия Италия Полицейский фургон 2000
  • Закуплены для оперативно-следственных подразделений Москвы, Санкт-Петербурга и Казани
УАЗ-452 Россия Россия Полицейский фургон около 10000
УАЗ Хантер Россия Россия Служебный автомобиль УУП Используются:
  • Участковыми-уполномоченными полиции.
УАЗ Патриот Россия Россия Служебный автомобиль УУП 18000 Используются:
  • Участковыми-уполномоченными полиции в регионах с труднопроходимым рельефом.
ВАЗ-2121 «Нива» Россия Россия Служебный автомобиль УУП 50000 Используются:
  • участковыми-уполномоченными полиции.
Газель Россия Россия Автомобиль-лаборатория 27000 Используется:
  • оперативно-следственными подразделениями.
КамАЗ-43114 Россия Россия Специальный автомобиль 7000 Используется:
ГАЗель-Next, ГАЗон NEXT Россия Россия Специальный автомобиль Используется:
  • для перевозки подозреваемых и обвиняемых.

Вооружение

Изображение Модель Производство Тип Калибр Примечания
АКС-74У Россия Россия Автомат 5,45 × 39 мм
ПМ Россия Россия Самозарядный пистолет 9×18 мм ПМ
наручники БР Газовый баллончик Россия Россия специальное средство
Палка резиновая ПР Россия Россия специальное средство

См. также

Напишите отзыв о статье "Полиция России"

Примечания

  1. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=163135 Указ Президента РФ «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации»].
  2. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=110165 Федеральный закон Российской Федерации «О полиции» от 7 февраля 2011 № 3-ФЗ]. Проверено 12 февраля 2010. [www.webcitation.org/61AsuHYL9 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  3. В соответствии с ч.3, ст.4 Федерального закона Российской Федерации от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», ст. 32 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О правительстве Российской Федерации», ст. 5 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации»
  4. [mvd.ru/mvd/structure1 Структура Министерства]
  5. [zakonoproekt2012.ru/police/27-10-2010 Проект федерального закона «О полиции»]. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBB1yyX Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  6. [www.runivers.ru/bookreader/book9810/#page/884/mode/1up 1257.— Августа 14. Именный. — О вѣденiи татебныхъ и разбойныхъ дѣлъ в Земскомъ приказѣ, а не въ Сыскномъ.].14 (24) августа 1687 года
  7. Гаврила Успенский «Опыт повествования о древностях русских». Харьков, 1818. С. 544—547
  8. [taxpravo.ru/novosti/statya-119243-v_rossii_poyavitsya_voennaya_politsiya В России появится военная полиция]. Российский налоговый портал. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBBxw0V Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  9. [tass.ru/politika/1859938 Путин утвердил устав военной полиции]
  10. Б. Грызлов. [ppt.ru/daily/dayjust.phtml?id=2535&PrintVersion=1 Разрабатываемый закон "Об обеспечении общественной безопасности и правопорядка в России" предполагает создание федеральной полиции и муниципальной милиции]. Петербургский правовой портал. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBDNUIN Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  11. [www.newsru.com/russia/19nov2002/milit.html Российская милиция в её нынешнем виде прекратит своё существование]. NEWSru.com. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBEI5s9 Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  12. [www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_40_aId_69734.html Федеральная служба расследований будет создана через два года]. Деловая япресса (4 июня 2001). Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBGEgrW Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  13. [lenta.ru/russia/2004/04/20/reform/ В России появится федеральная гвардия]. Lenta.ru. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBJIbS9 Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  14. [www.interfax-russia.ru/main.asp?id=164988 Законопроект о милиции выносится на общественное обсуждение]. Интерфакс. Проверено 30 марта 2013.
  15. [www.vesti.ru/doc.html?id=384247 Медведев предложил переименовать милицию в полицию]. Вести.Ru. Проверено 30 марта 2013. [www.webcitation.org/6FeBKL8fL Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013].
  16. [zakonoproekt2010.ru/ Законопроект2010.ru: «О полиции»]
  17. [www.lenta.ru/news/2010/08/07/polizisten/ Lenta.ru: Российским полицейским запретят бить граждан палками по головам]
  18. [www.gazeta.spb.ru/363886-0/ Опрос: переименование милиции в полицию не изменит качество работы МВД — Общество — Gazeta.Spb]
  19. [www.1tv.ru/news/social/166816 Проект закона «О полиции» принят Госдумой РФ в первом чтении]
  20. [kprf.ru/dep/85589.html Официальный сайт КПРФ. А. Д. Куликов: Законопроект о полиции — политический пиар власти накануне выборов]
  21. [www.rian.ru/defense_safety/20110128/327525956.html Госдума приняла закон о создании полиции в России | Оборона и безопасность | Лента новостей «РИА Новости»]
  22. [www.rbc.ua/rus/newsline/show/gosduma-rf-prinyala-zakon-o-politsii--28012011163800 Госдума РФ приняла закон «О полиции» — Новости РБК-Украина]
  23. [www.rian.ru/defense_safety/20110301/340422350.html Назад в будущее: полиция возвращается в Россию спустя 90 лет]
  24. [twitter.com/#!/MedvedevRussia Личный микроблог Дмитрия Медведева]
  25. [zakon.kuban.ru/zakon/zm2.htm#9 Организация полиции в Российской Федерации на сайте «Человек@закон»]

Литература

  • Аврутин Ю. Е. Полиция и милиция в механизме обеспечения государственной власти в России: теория, история, перспективы. — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. — 501 с. — 1050 экз. — ISBN 5-94201-223-7.
  • Алексушин Г. В. История правоохранительных органов. — Самара: Издательство АНО «ИА ВВС» и АНО «Ретроспектива», 2005.
  • Жандармы России / [Сост. В. С. Измозик]. — СПб.: Нева; М.: ОЛМА-Пресс, 2002. — 638, [1] с. — (Новейшие исследования) (Серия «Архив»). ISBN 5-7654-2449-X
  • Мальшинский А. П. [www.memoirs.ru/rarhtml/Malsh_IV_89_35_1.htm Высшая полиция при императоре Александре I] // Исторический вестник. — 1889. — Т. 35. — № 1. — С. 165—179.
  • Реент Ю. А. История правоохранительных органов: полицейские и тюремные структуры России: Монография / Ю. А. Реент; М-во юстиции Рос. Федерации. Акад. права и упр. — Рязань: Акад. права и упр. Минюста России, 2002. — 206. ISBN 5-7743-0066-8
  • Рыбников В. В., Алексушин Г. В. История правоохранительных органов Отечества: учебное пособие / Рыбников В. В., Алексушин Г. В. — М.: Щит-М, 2007. — 294 с. ISBN 978-5-93004-254-2

Ссылки

Отрывок, характеризующий Полиция России

Первое лицо, которое он увидал у Ростовых, была Наташа. Еще прежде, чем он увидал ее, он, снимая плащ в передней, услыхал ее. Она пела солфеджи в зале. Он внал, что она не пела со времени своей болезни, и потому звук ее голоса удивил и обрадовал его. Он тихо отворил дверь и увидал Наташу в ее лиловом платье, в котором она была у обедни, прохаживающуюся по комнате и поющую. Она шла задом к нему, когда он отворил дверь, но когда она круто повернулась и увидала его толстое, удивленное лицо, она покраснела и быстро подошла к нему.
– Я хочу попробовать опять петь, – сказала она. – Все таки это занятие, – прибавила она, как будто извиняясь.
– И прекрасно.
– Как я рада, что вы приехали! Я нынче так счастлива! – сказала она с тем прежним оживлением, которого уже давно не видел в ней Пьер. – Вы знаете, Nicolas получил Георгиевский крест. Я так горда за него.
– Как же, я прислал приказ. Ну, я вам не хочу мешать, – прибавил он и хотел пройти в гостиную.
Наташа остановила его.
– Граф, что это, дурно, что я пою? – сказала она, покраснев, но, не спуская глаз, вопросительно глядя на Пьера.
– Нет… Отчего же? Напротив… Но отчего вы меня спрашиваете?
– Я сама не знаю, – быстро отвечала Наташа, – но я ничего бы не хотела сделать, что бы вам не нравилось. Я вам верю во всем. Вы не знаете, как вы для меля важны и как вы много для меня сделали!.. – Она говорила быстро и не замечая того, как Пьер покраснел при этих словах. – Я видела в том же приказе он, Болконский (быстро, шепотом проговорила она это слово), он в России и опять служит. Как вы думаете, – сказала она быстро, видимо, торопясь говорить, потому что она боялась за свои силы, – простит он меня когда нибудь? Не будет он иметь против меня злого чувства? Как вы думаете? Как вы думаете?
– Я думаю… – сказал Пьер. – Ему нечего прощать… Ежели бы я был на его месте… – По связи воспоминаний, Пьер мгновенно перенесся воображением к тому времени, когда он, утешая ее, сказал ей, что ежели бы он был не он, а лучший человек в мире и свободен, то он на коленях просил бы ее руки, и то же чувство жалости, нежности, любви охватило его, и те же слова были у него на устах. Но она не дала ему времени сказать их.
– Да вы – вы, – сказала она, с восторгом произнося это слово вы, – другое дело. Добрее, великодушнее, лучше вас я не знаю человека, и не может быть. Ежели бы вас не было тогда, да и теперь, я не знаю, что бы было со мною, потому что… – Слезы вдруг полились ей в глаза; она повернулась, подняла ноты к глазам, запела и пошла опять ходить по зале.
В это же время из гостиной выбежал Петя.
Петя был теперь красивый, румяный пятнадцатилетний мальчик с толстыми, красными губами, похожий на Наташу. Он готовился в университет, но в последнее время, с товарищем своим Оболенским, тайно решил, что пойдет в гусары.
Петя выскочил к своему тезке, чтобы переговорить о деле.
Он просил его узнать, примут ли его в гусары.
Пьер шел по гостиной, не слушая Петю.
Петя дернул его за руку, чтоб обратить на себя его вниманье.
– Ну что мое дело, Петр Кирилыч. Ради бога! Одна надежда на вас, – говорил Петя.
– Ах да, твое дело. В гусары то? Скажу, скажу. Нынче скажу все.
– Ну что, mon cher, ну что, достали манифест? – спросил старый граф. – А графинюшка была у обедни у Разумовских, молитву новую слышала. Очень хорошая, говорит.
– Достал, – отвечал Пьер. – Завтра государь будет… Необычайное дворянское собрание и, говорят, по десяти с тысячи набор. Да, поздравляю вас.
– Да, да, слава богу. Ну, а из армии что?
– Наши опять отступили. Под Смоленском уже, говорят, – отвечал Пьер.
– Боже мой, боже мой! – сказал граф. – Где же манифест?
– Воззвание! Ах, да! – Пьер стал в карманах искать бумаг и не мог найти их. Продолжая охлопывать карманы, он поцеловал руку у вошедшей графини и беспокойно оглядывался, очевидно, ожидая Наташу, которая не пела больше, но и не приходила в гостиную.
– Ей богу, не знаю, куда я его дел, – сказал он.
– Ну уж, вечно растеряет все, – сказала графиня. Наташа вошла с размягченным, взволнованным лицом и села, молча глядя на Пьера. Как только она вошла в комнату, лицо Пьера, до этого пасмурное, просияло, и он, продолжая отыскивать бумаги, несколько раз взглядывал на нее.
– Ей богу, я съезжу, я дома забыл. Непременно…
– Ну, к обеду опоздаете.
– Ах, и кучер уехал.
Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать.
– Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие.
За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец.
– Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время.
– А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.]
– Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру.
Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении.
– Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может.
После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать.
– «Первопрестольной столице нашей Москве.
Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах.
Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера.
Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога.
Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!»
– Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем.
Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу.
– Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением.
– Вот так патриотка! – сказал Шиншин.
– Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка…
– Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь…
– А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания».
– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.
Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него:
– Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то!
– Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот.
Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.
– Барчонка задавили! – говорил дьячок. – Что ж так!.. легче… задавили, задавили!
Государь прошел в Успенский собор. Толпа опять разровнялась, и дьячок вывел Петю, бледного и не дышащего, к царь пушке. Несколько лиц пожалели Петю, и вдруг вся толпа обратилась к нему, и уже вокруг него произошла давка. Те, которые стояли ближе, услуживали ему, расстегивали его сюртучок, усаживали на возвышение пушки и укоряли кого то, – тех, кто раздавил его.
– Этак до смерти раздавить можно. Что же это! Душегубство делать! Вишь, сердечный, как скатерть белый стал, – говорили голоса.
Петя скоро опомнился, краска вернулась ему в лицо, боль прошла, и за эту временную неприятность он получил место на пушке, с которой он надеялся увидать долженствующего пройти назад государя. Петя уже не думал теперь о подаче прошения. Уже только ему бы увидать его – и то он бы считал себя счастливым!
Во время службы в Успенском соборе – соединенного молебствия по случаю приезда государя и благодарственной молитвы за заключение мира с турками – толпа пораспространилась; появились покрикивающие продавцы квасу, пряников, мака, до которого был особенно охотник Петя, и послышались обыкновенные разговоры. Одна купчиха показывала свою разорванную шаль и сообщала, как дорого она была куплена; другая говорила, что нынче все шелковые материи дороги стали. Дьячок, спаситель Пети, разговаривал с чиновником о том, кто и кто служит нынче с преосвященным. Дьячок несколько раз повторял слово соборне, которого не понимал Петя. Два молодые мещанина шутили с дворовыми девушками, грызущими орехи. Все эти разговоры, в особенности шуточки с девушками, для Пети в его возрасте имевшие особенную привлекательность, все эти разговоры теперь не занимали Петю; ou сидел на своем возвышении пушки, все так же волнуясь при мысли о государе и о своей любви к нему. Совпадение чувства боли и страха, когда его сдавили, с чувством восторга еще более усилило в нем сознание важности этой минуты.
Вдруг с набережной послышались пушечные выстрелы (это стреляли в ознаменование мира с турками), и толпа стремительно бросилась к набережной – смотреть, как стреляют. Петя тоже хотел бежать туда, но дьячок, взявший под свое покровительство барчонка, не пустил его. Еще продолжались выстрелы, когда из Успенского собора выбежали офицеры, генералы, камергеры, потом уже не так поспешно вышли еще другие, опять снялись шапки с голов, и те, которые убежали смотреть пушки, бежали назад. Наконец вышли еще четверо мужчин в мундирах и лентах из дверей собора. «Ура! Ура! – опять закричала толпа.
– Который? Который? – плачущим голосом спрашивал вокруг себя Петя, но никто не отвечал ему; все были слишком увлечены, и Петя, выбрав одного из этих четырех лиц, которого он из за слез, выступивших ему от радости на глаза, не мог ясно разглядеть, сосредоточил на него весь свой восторг, хотя это был не государь, закричал «ура!неистовым голосом и решил, что завтра же, чего бы это ему ни стоило, он будет военным.
Толпа побежала за государем, проводила его до дворца и стала расходиться. Было уже поздно, и Петя ничего не ел, и пот лил с него градом; но он не уходил домой и вместе с уменьшившейся, но еще довольно большой толпой стоял перед дворцом, во время обеда государя, глядя в окна дворца, ожидая еще чего то и завидуя одинаково и сановникам, подъезжавшим к крыльцу – к обеду государя, и камер лакеям, служившим за столом и мелькавшим в окнах.
За обедом государя Валуев сказал, оглянувшись в окно:
– Народ все еще надеется увидать ваше величество.
Обед уже кончился, государь встал и, доедая бисквит, вышел на балкон. Народ, с Петей в середине, бросился к балкону.
– Ангел, отец! Ура, батюшка!.. – кричали народ и Петя, и опять бабы и некоторые мужчины послабее, в том числе и Петя, заплакали от счастия. Довольно большой обломок бисквита, который держал в руке государь, отломившись, упал на перилы балкона, с перил на землю. Ближе всех стоявший кучер в поддевке бросился к этому кусочку бисквита и схватил его. Некоторые из толпы бросились к кучеру. Заметив это, государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона. Глаза Пети налились кровью, опасность быть задавленным еще более возбуждала его, он бросился на бисквиты. Он не знал зачем, но нужно было взять один бисквит из рук царя, и нужно было не поддаться. Он бросился и сбил с ног старушку, ловившую бисквит. Но старушка не считала себя побежденною, хотя и лежала на земле (старушка ловила бисквиты и не попадала руками). Петя коленкой отбил ее руку, схватил бисквит и, как будто боясь опоздать, опять закричал «ура!», уже охриплым голосом.
Государь ушел, и после этого большая часть народа стала расходиться.
– Вот я говорил, что еще подождать – так и вышло, – с разных сторон радостно говорили в народе.
Как ни счастлив был Петя, но ему все таки грустно было идти домой и знать, что все наслаждение этого дня кончилось. Из Кремля Петя пошел не домой, а к своему товарищу Оболенскому, которому было пятнадцать лет и который тоже поступал в полк. Вернувшись домой, он решительно и твердо объявил, что ежели его не пустят, то он убежит. И на другой день, хотя и не совсем еще сдавшись, но граф Илья Андреич поехал узнавать, как бы пристроить Петю куда нибудь побезопаснее.


15 го числа утром, на третий день после этого, у Слободского дворца стояло бесчисленное количество экипажей.
Залы были полны. В первой были дворяне в мундирах, во второй купцы с медалями, в бородах и синих кафтанах. По зале Дворянского собрания шел гул и движение. У одного большого стола, под портретом государя, сидели на стульях с высокими спинками важнейшие вельможи; но большинство дворян ходило по зале.
Все дворяне, те самые, которых каждый день видал Пьер то в клубе, то в их домах, – все были в мундирах, кто в екатерининских, кто в павловских, кто в новых александровских, кто в общем дворянском, и этот общий характер мундира придавал что то странное и фантастическое этим старым и молодым, самым разнообразным и знакомым лицам. Особенно поразительны были старики, подслеповатые, беззубые, плешивые, оплывшие желтым жиром или сморщенные, худые. Они большей частью сидели на местах и молчали, и ежели ходили и говорили, то пристроивались к кому нибудь помоложе. Так же как на лицах толпы, которую на площади видел Петя, на всех этих лицах была поразительна черта противоположности: общего ожидания чего то торжественного и обыкновенного, вчерашнего – бостонной партии, Петрушки повара, здоровья Зинаиды Дмитриевны и т. п.
Пьер, с раннего утра стянутый в неловком, сделавшемся ему узким дворянском мундире, был в залах. Он был в волнении: необыкновенное собрание не только дворянства, но и купечества – сословий, etats generaux – вызвало в нем целый ряд давно оставленных, но глубоко врезавшихся в его душе мыслей о Contrat social [Общественный договор] и французской революции. Замеченные им в воззвании слова, что государь прибудет в столицу для совещания с своим народом, утверждали его в этом взгляде. И он, полагая, что в этом смысле приближается что то важное, то, чего он ждал давно, ходил, присматривался, прислушивался к говору, но нигде не находил выражения тех мыслей, которые занимали его.
Был прочтен манифест государя, вызвавший восторг, и потом все разбрелись, разговаривая. Кроме обычных интересов, Пьер слышал толки о том, где стоять предводителям в то время, как войдет государь, когда дать бал государю, разделиться ли по уездам или всей губернией… и т. д.; но как скоро дело касалось войны и того, для чего было собрано дворянство, толки были нерешительны и неопределенны. Все больше желали слушать, чем говорить.
Один мужчина средних лет, мужественный, красивый, в отставном морском мундире, говорил в одной из зал, и около него столпились. Пьер подошел к образовавшемуся кружку около говоруна и стал прислушиваться. Граф Илья Андреич в своем екатерининском, воеводском кафтане, ходивший с приятной улыбкой между толпой, со всеми знакомый, подошел тоже к этой группе и стал слушать с своей доброй улыбкой, как он всегда слушал, в знак согласия с говорившим одобрительно кивая головой. Отставной моряк говорил очень смело; это видно было по выражению лиц, его слушавших, и по тому, что известные Пьеру за самых покорных и тихих людей неодобрительно отходили от него или противоречили. Пьер протолкался в середину кружка, прислушался и убедился, что говоривший действительно был либерал, но совсем в другом смысле, чем думал Пьер. Моряк говорил тем особенно звучным, певучим, дворянским баритоном, с приятным грассированием и сокращением согласных, тем голосом, которым покрикивают: «Чеаек, трубку!», и тому подобное. Он говорил с привычкой разгула и власти в голосе.
– Что ж, что смоляне предложили ополченцев госуаю. Разве нам смоляне указ? Ежели буародное дворянство Московской губернии найдет нужным, оно может выказать свою преданность государю импературу другими средствами. Разве мы забыли ополченье в седьмом году! Только что нажились кутейники да воры грабители…
Граф Илья Андреич, сладко улыбаясь, одобрительно кивал головой.
– И что же, разве наши ополченцы составили пользу для государства? Никакой! только разорили наши хозяйства. Лучше еще набор… а то вернется к вам ни солдат, ни мужик, и только один разврат. Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдем, возьмем еще рекрут, и всем нам только клич кликни гусай (он так выговаривал государь), мы все умрем за него, – прибавил оратор одушевляясь.
Илья Андреич проглатывал слюни от удовольствия и толкал Пьера, но Пьеру захотелось также говорить. Он выдвинулся вперед, чувствуя себя одушевленным, сам не зная еще чем и сам не зная еще, что он скажет. Он только что открыл рот, чтобы говорить, как один сенатор, совершенно без зубов, с умным и сердитым лицом, стоявший близко от оратора, перебил Пьера. С видимой привычкой вести прения и держать вопросы, он заговорил тихо, но слышно:
– Я полагаю, милостивый государь, – шамкая беззубым ртом, сказал сенатор, – что мы призваны сюда не для того, чтобы обсуждать, что удобнее для государства в настоящую минуту – набор или ополчение. Мы призваны для того, чтобы отвечать на то воззвание, которым нас удостоил государь император. А судить о том, что удобнее – набор или ополчение, мы предоставим судить высшей власти…
Пьер вдруг нашел исход своему одушевлению. Он ожесточился против сенатора, вносящего эту правильность и узкость воззрений в предстоящие занятия дворянства. Пьер выступил вперед и остановил его. Он сам не знал, что он будет говорить, но начал оживленно, изредка прорываясь французскими словами и книжно выражаясь по русски.
– Извините меня, ваше превосходительство, – начал он (Пьер был хорошо знаком с этим сенатором, но считал здесь необходимым обращаться к нему официально), – хотя я не согласен с господином… (Пьер запнулся. Ему хотелось сказать mon tres honorable preopinant), [мой многоуважаемый оппонент,] – с господином… que je n'ai pas L'honneur de connaitre; [которого я не имею чести знать] но я полагаю, что сословие дворянства, кроме выражения своего сочувствия и восторга, призвано также для того, чтобы и обсудить те меры, которыми мы можем помочь отечеству. Я полагаю, – говорил он, воодушевляясь, – что государь был бы сам недоволен, ежели бы он нашел в нас только владельцев мужиков, которых мы отдаем ему, и… chair a canon [мясо для пушек], которую мы из себя делаем, но не нашел бы в нас со… со… совета.
Многие поотошли от кружка, заметив презрительную улыбку сенатора и то, что Пьер говорит вольно; только Илья Андреич был доволен речью Пьера, как он был доволен речью моряка, сенатора и вообще всегда тою речью, которую он последнею слышал.
– Я полагаю, что прежде чем обсуждать эти вопросы, – продолжал Пьер, – мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда…
Но Пьер не успел договорить этих слов, как с трех сторон вдруг напали на него. Сильнее всех напал на него давно знакомый ему, всегда хорошо расположенный к нему игрок в бостон, Степан Степанович Апраксин. Степан Степанович был в мундире, и, от мундира ли, или от других причин, Пьер увидал перед собой совсем другого человека. Степан Степанович, с вдруг проявившейся старческой злобой на лице, закричал на Пьера:
– Во первых, доложу вам, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во вторых, ежели было бы такое право у российского дворянства, то государь не может нам ответить. Войска движутся сообразно с движениями неприятеля – войска убывают и прибывают…
Другой голос человека, среднего роста, лет сорока, которого Пьер в прежние времена видал у цыган и знал за нехорошего игрока в карты и который, тоже измененный в мундире, придвинулся к Пьеру, перебил Апраксина.
– Да и не время рассуждать, – говорил голос этого дворянина, – а нужно действовать: война в России. Враг наш идет, чтобы погубить Россию, чтобы поругать могилы наших отцов, чтоб увезти жен, детей. – Дворянин ударил себя в грудь. – Мы все встанем, все поголовно пойдем, все за царя батюшку! – кричал он, выкатывая кровью налившиеся глаза. Несколько одобряющих голосов послышалось из толпы. – Мы русские и не пожалеем крови своей для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить, ежели мы сыны отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию, – кричал дворянин.
Пьер хотел возражать, но не мог сказать ни слова. Он чувствовал, что звук его слов, независимо от того, какую они заключали мысль, был менее слышен, чем звук слов оживленного дворянина.
Илья Андреич одобривал сзади кружка; некоторые бойко поворачивались плечом к оратору при конце фразы и говорили:
– Вот так, так! Это так!
Пьер хотел сказать, что он не прочь ни от пожертвований ни деньгами, ни мужиками, ни собой, но что надо бы знать состояние дел, чтобы помогать ему, но он не мог говорить. Много голосов кричало и говорило вместе, так что Илья Андреич не успевал кивать всем; и группа увеличивалась, распадалась, опять сходилась и двинулась вся, гудя говором, в большую залу, к большому столу. Пьеру не только не удавалось говорить, но его грубо перебивали, отталкивали, отворачивались от него, как от общего врага. Это не оттого происходило, что недовольны были смыслом его речи, – ее и забыли после большого количества речей, последовавших за ней, – но для одушевления толпы нужно было иметь ощутительный предмет любви и ощутительный предмет ненависти. Пьер сделался последним. Много ораторов говорило после оживленного дворянина, и все говорили в том же тоне. Многие говорили прекрасно и оригинально.
Издатель Русского вестника Глинка, которого узнали («писатель, писатель! – послышалось в толпе), сказал, что ад должно отражать адом, что он видел ребенка, улыбающегося при блеске молнии и при раскатах грома, но что мы не будем этим ребенком.
– Да, да, при раскатах грома! – повторяли одобрительно в задних рядах.
Толпа подошла к большому столу, у которого, в мундирах, в лентах, седые, плешивые, сидели семидесятилетние вельможи старики, которых почти всех, по домам с шутами и в клубах за бостоном, видал Пьер. Толпа подошла к столу, не переставая гудеть. Один за другим, и иногда два вместе, прижатые сзади к высоким спинкам стульев налегающею толпой, говорили ораторы. Стоявшие сзади замечали, чего не досказал говоривший оратор, и торопились сказать это пропущенное. Другие, в этой жаре и тесноте, шарили в своей голове, не найдется ли какая мысль, и торопились говорить ее. Знакомые Пьеру старички вельможи сидели и оглядывались то на того, то на другого, и выражение большей части из них говорило только, что им очень жарко. Пьер, однако, чувствовал себя взволнованным, и общее чувство желания показать, что нам всё нипочем, выражавшееся больше в звуках и выражениях лиц, чем в смысле речей, сообщалось и ему. Он не отрекся от своих мыслей, но чувствовал себя в чем то виноватым и желал оправдаться.
– Я сказал только, что нам удобнее было бы делать пожертвования, когда мы будем знать, в чем нужда, – стараясь перекричать другие голоса, проговорил он.
Один ближайший старичок оглянулся на него, но тотчас был отвлечен криком, начавшимся на другой стороне стола.
– Да, Москва будет сдана! Она будет искупительницей! – кричал один.
– Он враг человечества! – кричал другой. – Позвольте мне говорить… Господа, вы меня давите…


В это время быстрыми шагами перед расступившейся толпой дворян, в генеральском мундире, с лентой через плечо, с своим высунутым подбородком и быстрыми глазами, вошел граф Растопчин.
– Государь император сейчас будет, – сказал Растопчин, – я только что оттуда. Я полагаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить много нечего. Государь удостоил собрать нас и купечество, – сказал граф Растопчин. – Оттуда польются миллионы (он указал на залу купцов), а наше дело выставить ополчение и не щадить себя… Это меньшее, что мы можем сделать!
Начались совещания между одними вельможами, сидевшими за столом. Все совещание прошло больше чем тихо. Оно даже казалось грустно, когда, после всего прежнего шума, поодиночке были слышны старые голоса, говорившие один: «согласен», другой для разнообразия: «и я того же мнения», и т. д.
Было велено секретарю писать постановление московского дворянства о том, что москвичи, подобно смолянам, жертвуют по десять человек с тысячи и полное обмундирование. Господа заседавшие встали, как бы облегченные, загремели стульями и пошли по зале разминать ноги, забирая кое кого под руку и разговаривая.
– Государь! Государь! – вдруг разнеслось по залам, и вся толпа бросилась к выходу.
По широкому ходу, между стеной дворян, государь прошел в залу. На всех лицах выражалось почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не мог вполне расслышать речи государя. Он понял только, по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Государю отвечал другой голос, сообщавший о только что состоявшемся постановлении дворянства.
– Господа! – сказал дрогнувший голос государя; толпа зашелестила и опять затихла, и Пьер ясно услыхал столь приятно человеческий и тронутый голос государя, который говорил: – Никогда я не сомневался в усердии русского дворянства. Но в этот день оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас от лица отечества. Господа, будем действовать – время всего дороже…
Государь замолчал, толпа стала тесниться вокруг него, и со всех сторон слышались восторженные восклицания.
– Да, всего дороже… царское слово, – рыдая, говорил сзади голос Ильи Андреича, ничего не слышавшего, но все понимавшего по своему.
Из залы дворянства государь прошел в залу купечества. Он пробыл там около десяти минут. Пьер в числе других увидал государя, выходящего из залы купечества со слезами умиления на глазах. Как потом узнали, государь только что начал речь купцам, как слезы брызнули из его глаз, и он дрожащим голосом договорил ее. Когда Пьер увидал государя, он выходил, сопутствуемый двумя купцами. Один был знаком Пьеру, толстый откупщик, другой – голова, с худым, узкобородым, желтым лицом. Оба они плакали. У худого стояли слезы, но толстый откупщик рыдал, как ребенок, и все твердил:
– И жизнь и имущество возьми, ваше величество!
Пьер не чувствовал в эту минуту уже ничего, кроме желания показать, что все ему нипочем и что он всем готов жертвовать. Как упрек ему представлялась его речь с конституционным направлением; он искал случая загладить это. Узнав, что граф Мамонов жертвует полк, Безухов тут же объявил графу Растопчину, что он отдает тысячу человек и их содержание.
Старик Ростов без слез не мог рассказать жене того, что было, и тут же согласился на просьбу Пети и сам поехал записывать его.
На другой день государь уехал. Все собранные дворяне сняли мундиры, опять разместились по домам и клубам и, покряхтывая, отдавали приказания управляющим об ополчении, и удивлялись тому, что они наделали.



Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева.
Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии.
Теперь деятели 1812 го года давно сошли с своих мест, их личные интересы исчезли бесследно, и одни исторические результаты того времени перед нами.
Но допустим, что должны были люди Европы, под предводительством Наполеона, зайти в глубь России и там погибнуть, и вся противуречащая сама себе, бессмысленная, жестокая деятельность людей – участников этой войны, становится для нас понятною.
Провидение заставляло всех этих людей, стремясь к достижению своих личных целей, содействовать исполнению одного огромного результата, о котором ни один человек (ни Наполеон, ни Александр, ни еще менее кто либо из участников войны) не имел ни малейшего чаяния.
Теперь нам ясно, что было в 1812 м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу в глубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным), что только этим путем могла погибнуть восьмисоттысячная, лучшая в мире и предводимая лучшим полководцем армия в столкновении с вдвое слабейшей, неопытной и предводимой неопытными полководцами – русской армией; не только никто не предвидел этого, но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их.
В исторических сочинениях о 1812 м годе авторы французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании; а авторы русские еще более любят говорить о том, как с начала кампании существовал план скифской войны заманивания Наполеона в глубь России, и приписывают этот план кто Пфулю, кто какому то французу, кто Толю, кто самому императору Александру, указывая на записки, проекты и письма, в которых действительно находятся намеки на этот образ действий. Но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов так и со стороны русских выставляются теперь только потому, что событие оправдало их. Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные.