Полярная станция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Поля́рная ста́нция  — научно-наблюдательный пункт, созданный на побережье Северного Ледовитого океана, в Антарктике, на близлежащих островах, а также на дрейфующих льдах.

В Северном полушарии полярные (арктические) станции находятся севернее Полярного круга, а в Южном (антарктические) южнее 60° южной широты. Исключения случаются редко.

Полярные станции ведут систематические метеорологические, геофизические, геомагнитные, гидрологические, а в отдельных случаях — биологические и медицинские наблюдения. Часто проводятся геологические исследования. Гляциологические исследования и наблюдения проводятся в основном в Антарктике. Начиная с 60-х годов XX в., станции выполняют также задачи военного характера, в частности, аккустического слежения за подлодками вероятного противника.

Население станций составляют учёные, реже — члены их семей. Широко используется вахтенный метод (не более 6—12 месяцев).





Полярные станции в Арктике

Первые полярные станции были созданы в середине 1910-х годов: северная оконечность острова Вайгач, северное побережье Югорского полуострова и мыс Маре-Сале полуострова Ямал. Регулярные наблюдения начались на Югорском Шаре[1] в сентябре 1913 года, на Вайгаче и на Ямале — в сентябре 1914 года. Официально станции именовались радиостанциями, но оборудовались как метеостанции II разряда. Центральной являлась югорская станция, с которой объединённая информация дважды в день — в 7 и 13 часов — передавалась на Исакогорскую радиостанцию под Архангельском и затем в Главную физическую обсерваторию. В 1915 году была создана станция на острове Диксон.

В 19231924 гг. была построена станция в проливе Маточкин Шар, а в 1931—1932 — на мысе Желания; при этом был учтён прежний опыт строительства; 1930-е годы стали началом строительство целой сети полярных станций.

По имеющимся данным, по состоянию на 2012 год[2] из организованных на трассе Севморпути в советское время 67 полярных станций осталось 16.

Дрейфующие станции

В 1937 г. в Советском Союзе в Арктике была организована полярная станция «Северный полюс-1» («СП-1»). Это была первая в мире дрейфующая станция. Высадкой на лёд руководил известный полярник О. Ю. Шмидт. На станции находилось четыре полярника: И. Д. Папанин — начальник станции, Э. Т. Кренкель — радист, Е. К. Фёдоров — магнитолог, П. П. Ширшов — гидролог. На льду станция пробыла 275 дней.

Полярные станции в Антарктике

См. также

Напишите отзыв о статье "Полярная станция"

Примечания

  1. Станция располагалась в 37-38 километрах к северо-западу от современного посёлка Амдерма.
  2. [www.ras.ru/FStorage/download.aspx?id=2f46a061-d459-4738-b06d-19b33f2351fd Моря Российской Арктики. Условия навигации и происшествия]. Природа (№ 6, 2013). Проверено 21 июля 2014.

Источник

  • Вехов Н. В. Первые российские полярные станции // Московский журнал. — 2007. — № 7. — С. 2—6. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0868-7110&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0868-7110].

Отрывок, характеризующий Полярная станция

Гусарский Павлоградский полк стоял в двух милях от Браунау. Эскадрон, в котором юнкером служил Николай Ростов, расположен был в немецкой деревне Зальценек. Эскадронному командиру, ротмистру Денисову, известному всей кавалерийской дивизии под именем Васьки Денисова, была отведена лучшая квартира в деревне. Юнкер Ростов с тех самых пор, как он догнал полк в Польше, жил вместе с эскадронным командиром.
11 октября, в тот самый день, когда в главной квартире всё было поднято на ноги известием о поражении Мака, в штабе эскадрона походная жизнь спокойно шла по старому. Денисов, проигравший всю ночь в карты, еще не приходил домой, когда Ростов, рано утром, верхом, вернулся с фуражировки. Ростов в юнкерском мундире подъехал к крыльцу, толконув лошадь, гибким, молодым жестом скинул ногу, постоял на стремени, как будто не желая расстаться с лошадью, наконец, спрыгнул и крикнул вестового.
– А, Бондаренко, друг сердечный, – проговорил он бросившемуся стремглав к его лошади гусару. – Выводи, дружок, – сказал он с тою братскою, веселою нежностию, с которою обращаются со всеми хорошие молодые люди, когда они счастливы.
– Слушаю, ваше сиятельство, – отвечал хохол, встряхивая весело головой.
– Смотри же, выводи хорошенько!
Другой гусар бросился тоже к лошади, но Бондаренко уже перекинул поводья трензеля. Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно. Ростов погладил лошадь по шее, потом по крупу и остановился на крыльце.
«Славно! Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами. Хозяин немец, в фуфайке и колпаке, с вилами, которыми он вычищал навоз, выглянул из коровника. Лицо немца вдруг просветлело, как только он увидал Ростова. Он весело улыбнулся и подмигнул: «Schon, gut Morgen! Schon, gut Morgen!» [Прекрасно, доброго утра!] повторял он, видимо, находя удовольствие в приветствии молодого человека.
– Schon fleissig! [Уже за работой!] – сказал Ростов всё с тою же радостною, братскою улыбкой, какая не сходила с его оживленного лица. – Hoch Oestreicher! Hoch Russen! Kaiser Alexander hoch! [Ура Австрийцы! Ура Русские! Император Александр ура!] – обратился он к немцу, повторяя слова, говоренные часто немцем хозяином.
Немец засмеялся, вышел совсем из двери коровника, сдернул
колпак и, взмахнув им над головой, закричал:
– Und die ganze Welt hoch! [И весь свет ура!]
Ростов сам так же, как немец, взмахнул фуражкой над головой и, смеясь, закричал: «Und Vivat die ganze Welt»! Хотя не было никакой причины к особенной радости ни для немца, вычищавшего свой коровник, ни для Ростова, ездившего со взводом за сеном, оба человека эти с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись – немец в коровник, а Ростов в избу, которую занимал с Денисовым.
– Что барин? – спросил он у Лаврушки, известного всему полку плута лакея Денисова.
– С вечера не бывали. Верно, проигрались, – отвечал Лаврушка. – Уж я знаю, коли выиграют, рано придут хвастаться, а коли до утра нет, значит, продулись, – сердитые придут. Кофею прикажете?
– Давай, давай.
Через 10 минут Лаврушка принес кофею. Идут! – сказал он, – теперь беда. – Ростов заглянул в окно и увидал возвращающегося домой Денисова. Денисов был маленький человек с красным лицом, блестящими черными глазами, черными взлохмоченными усами и волосами. На нем был расстегнутый ментик, спущенные в складках широкие чикчиры, и на затылке была надета смятая гусарская шапочка. Он мрачно, опустив голову, приближался к крыльцу.