Поместная церковь

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Жизнь христианина
Христианский портал
· ‎

Христианин
Крещение · Рождение свыше
Благодать · Покаяние
Спасение · Исповедь
Церковь · Таинства
Церковные взыскания
Грех

Христианские добродетели
Вера · Благочестие
Любовь · Милосердие
Смирение · Скромность
Искренность · Кротость
Терпение · Молитва
Гостеприимство

Христианское богословие
Грехопадение · Благодать
Ипостасный союз
Искупительная жертва
Спасение
Христианское богослужение
Вселенские соборы
Библия · Эсхатология


Поме́стная це́рковь — термин христианской экклезиологии. В последнее время употребляется также и в других значениях.





В православии

В экклезиологии

В православной экклезиологии понятие используется применительно к частной (партикулярной) Церкви на территории отдельной провинции или государства, в противоположность Церкви вселенской (кафолической). В православии обычно подразумевает автокефальную либо автономную Церковь в пределах независимого государства.

Административное деление Вселенской Церкви строится на территориальном, а не национальном принципе. В нормальных условиях православные христиане любой национальности, проживающие на одной территории, составляют один приход и окормляются одним епархиальным епископом, ибо, по слову апостола Павла, во Христе «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного» (Колосс. 3, 11). В своём территориальном размежевании поместные Церкви сообразуются с политико-административным делением, с государственными и административными границами[1]

Архиепископ Василий (Кривошеин): «Поместная Церковь не является только частью Кафолической Вселенской Церкви, но её полным выявлением. Всецелым неуменьшенным выявлением в определенном месте. Она является Кафолической Церковью в известном месте, тождественною с Вселенскою Кафолическою Церковью, которая существует только в её поместных выявлениях, но в то же время (и здесь мы встречаемся с богословской антиномией) она не тождественна с Вселенской Церковью, отлична от неё. Троическая аналогия может помочь нам несколько проникнуть в этот экклезиологический парадокс. И мы можем пользоваться такими аналогиями, поскольку жизнь Церкви является отражением Троической Божественной Жизни, но мы должны это делать с осторожностью, помня то важное различие, что Божественная Жизнь троична, в то время как поместных Церквей не три, но много. Мы можем сказать таким образом, что как Божественные Лица — Отец, Сын и Дух Святой — не являются частями Пресвятой Троицы, но в каждом из Них все Божество полностью выявлено, так что каждое Божественное Лицо является истинным Богом, мы не можем однако сказать, что каждое лицо есть Пресвятая Троица или тождественна Ей. Подобным образом полнота Кафолической Церкви выявлена в каждой поместной Церкви, которые не являются „частями“ Вселенской, но не могут однако, быть просто отождествлены с ней»[2].

С конца XX века существует 14 общепризнанных самостоятельных Поместных церквей и одна, признаваемая только некоторыми церквями.

Диптих Московского патриархата Диптих Константинопольского патриархата[3]
Автокефальные церкви:
  1. Константинопольская
  2. Александрийская
  3. Антиохийская
  4. Иерусалимская
  5. Русская
  6. Грузинская
  7. Сербская
  8. Румынская
  9. Болгарская
  10. Кипрская
  11. Элладская (Греческая)
  12. Албанская
  13. Польская
  14. Чешских земель и Словакии
  15. Православная церковь в Америке
  1. Константинопольская
  2. Александрийская
  3. Антиохийская
  4. Иерусалимская
  5. Русская
  6. Сербская
  7. Румынская
  8. Болгарская
  9. Грузинская
  10. Кипрская
  11. Элладская (Греческая)
  12. Польская
  13. Албанская
  14. Чешских земель и Словакии
Автономные церкви:
  1. Синайская
  2. Финляндская
  3. Японская
  4. Китайская
  1. Синайская
  2. Финляндская
  3. Эстонская (апостольская)

Православная церковь в Америке в автокефальном статусе признана только Московским патриархатом и некоторыми другими автокефальными церквями, в основном — славянскими, остальные автокефальные церкви признают Православную церковь в Америке самоуправляемой церковью Московского патриархата.

Пределы поместных церквей традиционно имеют тенденцию сообразовываться с границами национально-государственного размежевания, но определённой нормы в отношении данного вопроса нет. Так, Московский патриархат, исторически всегда имевший юрисдикцию в пределах Российского государства и Российской империи, после распада СССР в 1991 году простирает свою исключительную юрисдикцию на все страны бывшего СССР, кроме Грузии и Армении[4].

Иное использование

В 1990-е понятие стало употребляться в связи с церковной ситуацией на Украине как фактический синоним автокефальной Церкви[5][6][7][8][9]

В протестантизме

У большинства евангельских христиан под поместной церковью понимается церковная община, соответствующая понятию прихода в других христианских конфессиях, но независимая в управлении. У консервативных представителей протестантизма членство в поместной церкви является вполне конкретным, подразумевающим, что верующий принял водное крещение и регулярно участвует в хлебопреломлении и служениях церкви (богослужения, молитвенные собрания, общения, семинары, конференции, евангелизационные миссии и т. п.), а также в членских собраниях, на которых совместно решаются внутрицерковные вопросы.

Поместная церковь у консервативных евангельских христиан управляется коллегиально — общим собранием членов, братским советом (избирается из членов церкви мужского пола), советом служителей и т. п. В некоторых консервативных церквях и в подавляющем большинстве свободно-либеральныхК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2857 дней] (например харизматических) выделяется роль пастора как полновластного управителя всеми делами церкви, который, хотя и имеет помощников, обладает правом конечной резолюции.

Напишите отзыв о статье "Поместная церковь"

Примечания

  1. [www.krotov.info/libr_min/ts/tsyp0.html Прот. В. Цыпин. Церковное право. Москва, 1994, стр. 201]
  2. Вестник Русского Хападно-Европейского Патриаршего Экзархата. 1972. № 80, стр. 254—255
  3. [www.bogoslov.ru/text/192554.html Научно-богословский портал Bogoslov.ru Диптих].
  4. [drevo-info.ru/articles/17771.html Устав Русской Православной Церкви], I.3
  5. [www.rusk.ru/st.php?idar=305090 ДЕПУТАТСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «ЗА ЕДИНУЮ ПОМЕСТНУЮ ПРАВОСЛАВНУЮ ЦЕРКОВЬ В УКРАИНЕ»] 22.04.2000
  6. [www.rusk.ru/st.php?idar=723472 Создание «единой поместной церкви» поддерживает только Ющенко] 15.01.2007
  7. [www.otechestvo.org.ua/main/200612/2523.htm И снова: Виктор Силенко. «даешь поместную церковь!» или В. Ющенко «добогословствуется» до анафемы] сайт Единое отечество
  8. [www.interfax-religion.ru/?act=analysis&div=70 Степан Тыщук. Церковь на Украине вновь переживает заботу властей] Интерфакс.ru 31 июля 2006
  9. [2000.net.ua/print?a=%2Fpaper%2F54199 Дмитрий Табачник. Унификация духа. 25.04.2008]

Ссылки

  • [www.golubinski.ru/ecclesia/jer.htm Иеремия, Архиепископ Вроцлавский и Щецинский. Структура Церкви: вселенская Церковь — поместная церковь — епархия — приход]
  • [www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=1 Поместные Церкви в Православии]
  • [www.teolog.ru/lib/t2.php?pid=116 Описание поместной церкви в одной протестантское деноменации — Teolog.ru] (См. третий абзац)
  • [baptist.by/page.php?id=10 Описание поместной церкви в одной протестантской деноменации — Baptist.by] (См. пятый принцип)

Отрывок, характеризующий Поместная церковь

– Ура ра ра! – заревели тысячи голосов. Пока кричали солдаты, Кутузов, согнувшись на седле, склонил голову, и глаз его засветился кротким, как будто насмешливым, блеском.
– Вот что, братцы, – сказал он, когда замолкли голоса…
И вдруг голос и выражение лица его изменились: перестал говорить главнокомандующий, а заговорил простой, старый человек, очевидно что то самое нужное желавший сообщить теперь своим товарищам.
В толпе офицеров и в рядах солдат произошло движение, чтобы яснее слышать то, что он скажет теперь.
– А вот что, братцы. Я знаю, трудно вам, да что же делать! Потерпите; недолго осталось. Выпроводим гостей, отдохнем тогда. За службу вашу вас царь не забудет. Вам трудно, да все же вы дома; а они – видите, до чего они дошли, – сказал он, указывая на пленных. – Хуже нищих последних. Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?
Он смотрел вокруг себя, и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову.
– А и то сказать, кто же их к нам звал? Поделом им, м… и… в г…. – вдруг сказал он, подняв голову. И, взмахнув нагайкой, он галопом, в первый раз во всю кампанию, поехал прочь от радостно хохотавших и ревевших ура, расстроивавших ряды солдат.
Слова, сказанные Кутузовым, едва ли были поняты войсками. Никто не сумел бы передать содержания сначала торжественной и под конец простодушно стариковской речи фельдмаршала; но сердечный смысл этой речи не только был понят, но то самое, то самое чувство величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты, выраженное этим, именно этим стариковским, добродушным ругательством, – это самое (чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радостным, долго не умолкавшим криком. Когда после этого один из генералов с вопросом о том, не прикажет ли главнокомандующий приехать коляске, обратился к нему, Кутузов, отвечая, неожиданно всхлипнул, видимо находясь в сильном волнении.


8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.
Человек пятнадцать солдат за избами, с края деревни, с веселым криком раскачивали высокий плетень сарая, с которого снята уже была крыша.
– Ну, ну, разом, налегни! – кричали голоса, и в темноте ночи раскачивалось с морозным треском огромное, запорошенное снегом полотно плетня. Чаще и чаще трещали нижние колья, и, наконец, плетень завалился вместе с солдатами, напиравшими на него. Послышался громкий грубо радостный крик и хохот.
– Берись по двое! рочаг подавай сюда! вот так то. Куда лезешь то?
– Ну, разом… Да стой, ребята!.. С накрика!
Все замолкли, и негромкий, бархатно приятный голос запел песню. В конце третьей строфы, враз с окончанием последнего звука, двадцать голосов дружно вскрикнули: «Уууу! Идет! Разом! Навались, детки!..» Но, несмотря на дружные усилия, плетень мало тронулся, и в установившемся молчании слышалось тяжелое пыхтенье.
– Эй вы, шестой роты! Черти, дьяволы! Подсоби… тоже мы пригодимся.
Шестой роты человек двадцать, шедшие в деревню, присоединились к тащившим; и плетень, саженей в пять длины и в сажень ширины, изогнувшись, надавя и режа плечи пыхтевших солдат, двинулся вперед по улице деревни.
– Иди, что ли… Падай, эка… Чего стал? То то… Веселые, безобразные ругательства не замолкали.
– Вы чего? – вдруг послышался начальственный голос солдата, набежавшего на несущих.
– Господа тут; в избе сам анарал, а вы, черти, дьяволы, матершинники. Я вас! – крикнул фельдфебель и с размаху ударил в спину первого подвернувшегося солдата. – Разве тихо нельзя?
Солдаты замолкли. Солдат, которого ударил фельдфебель, стал, покряхтывая, обтирать лицо, которое он в кровь разодрал, наткнувшись на плетень.
– Вишь, черт, дерется как! Аж всю морду раскровянил, – сказал он робким шепотом, когда отошел фельдфебель.
– Али не любишь? – сказал смеющийся голос; и, умеряя звуки голосов, солдаты пошли дальше. Выбравшись за деревню, они опять заговорили так же громко, пересыпая разговор теми же бесцельными ругательствами.
В избе, мимо которой проходили солдаты, собралось высшее начальство, и за чаем шел оживленный разговор о прошедшем дне и предполагаемых маневрах будущего. Предполагалось сделать фланговый марш влево, отрезать вице короля и захватить его.
Когда солдаты притащили плетень, уже с разных сторон разгорались костры кухонь. Трещали дрова, таял снег, и черные тени солдат туда и сюда сновали по всему занятому, притоптанному в снегу, пространству.
Топоры, тесаки работали со всех сторон. Все делалось без всякого приказания. Тащились дрова про запас ночи, пригораживались шалашики начальству, варились котелки, справлялись ружья и амуниция.
Притащенный плетень осьмою ротой поставлен полукругом со стороны севера, подперт сошками, и перед ним разложен костер. Пробили зарю, сделали расчет, поужинали и разместились на ночь у костров – кто чиня обувь, кто куря трубку, кто, донага раздетый, выпаривая вшей.


Казалось бы, что в тех, почти невообразимо тяжелых условиях существования, в которых находились в то время русские солдаты, – без теплых сапог, без полушубков, без крыши над головой, в снегу при 18° мороза, без полного даже количества провианта, не всегда поспевавшего за армией, – казалось, солдаты должны бы были представлять самое печальное и унылое зрелище.
Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска все то, что начинало унывать или слабеть. Все, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска – по силе духа и тела.
К осьмой роте, пригородившей плетень, собралось больше всего народа. Два фельдфебеля присели к ним, и костер их пылал ярче других. Они требовали за право сиденья под плетнем приношения дров.
– Эй, Макеев, что ж ты …. запропал или тебя волки съели? Неси дров то, – кричал один краснорожий рыжий солдат, щурившийся и мигавший от дыма, но не отодвигавшийся от огня. – Поди хоть ты, ворона, неси дров, – обратился этот солдат к другому. Рыжий был не унтер офицер и не ефрейтор, но был здоровый солдат, и потому повелевал теми, которые были слабее его. Худенький, маленький, с вострым носиком солдат, которого назвали вороной, покорно встал и пошел было исполнять приказание, но в это время в свет костра вступила уже тонкая красивая фигура молодого солдата, несшего беремя дров.