Попов, Николай Иванович (писатель)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Иванович Попов
Дата рождения:

1902(1902)

Место рождения:

Ржев

Дата смерти:

1981(1981)

Род деятельности:

писатель, поэт

Николай Иванович Попов - советский писатель. Автор шестнадцати книг прозы и стихов.[1]



Биография

Николай Попов родился в 1902 году во Ржеве Тверской губернии. Участвовал в качестве делегата во множестве писательских съездов. Участвовал в Великой Отечественной войне. Был награждён орденом Октябрьской революции.

Библиография

Рассказы

  • 1934 - Портрет
  • 1937 - Лиля
  • 1945-1947 - Испытание
  • 1947 - Хуан хара
  • 1950-1969 - Фрески
  • 1961 - Звучит дворжак
  • 1964 - Выстрел
  • 1964 - Птичья история
  • 1964 - Серко (рассказ старого лесника)
  • 1965 - Мария
  • 1966 - Мефодя Солнышкин
  • 1966 - Степная гроза
  • 1966 - Чардаш
  • 1966 - Тётя Вера
  • 1967 - Разлилась безымянка
  • 1967 - "А всё-таки..."
  • 1967 - Грецкие орехи
  • 1970 - Так вот, просто
  • 1971 - Филиппыч

Романы

  • 1959-1964 - Ветер

Повести

  • 1966 - Грибная повесть (из тетради школьного учителя)

Литературные портреты

  • 1953 - Моя встреча с В.Г. Короленко (К 100-летию со дня рождения писателя)
  • 1966, 1971 - Иван Рябов
  • 1970 - Плечо друга (из воспоминаний о В.А. Луговском)
  • 1970 - Простота и благородство (О Н.И. Рыленкове)

Напишите отзыв о статье "Попов, Николай Иванович (писатель)"

Примечания

  1. Николай Попов. Сборник "Не поле перейти", 2-е издание. Издательство "Московский рабочий", Москва, 1981 (336 страниц, 50 тысяч экземпляров). Аннотация издательства

Отрывок, характеризующий Попов, Николай Иванович (писатель)

Пьер, ничего не понимая и молча, застенчиво краснея, смотрел на княгиню Анну Михайловну. Переговорив с Пьером, Анна Михайловна уехала к Ростовым и легла спать. Проснувшись утром, она рассказывала Ростовым и всем знакомым подробности смерти графа Безухого. Она говорила, что граф умер так, как и она желала бы умереть, что конец его был не только трогателен, но и назидателен; последнее же свидание отца с сыном было до того трогательно, что она не могла вспомнить его без слез, и что она не знает, – кто лучше вел себя в эти страшные минуты: отец ли, который так всё и всех вспомнил в последние минуты и такие трогательные слова сказал сыну, или Пьер, на которого жалко было смотреть, как он был убит и как, несмотря на это, старался скрыть свою печаль, чтобы не огорчить умирающего отца. «C'est penible, mais cela fait du bien; ca eleve l'ame de voir des hommes, comme le vieux comte et son digne fils», [Это тяжело, но это спасительно; душа возвышается, когда видишь таких людей, как старый граф и его достойный сын,] говорила она. О поступках княжны и князя Василья она, не одобряя их, тоже рассказывала, но под большим секретом и шопотом.


В Лысых Горах, имении князя Николая Андреевича Болконского, ожидали с каждым днем приезда молодого князя Андрея с княгиней; но ожидание не нарушало стройного порядка, по которому шла жизнь в доме старого князя. Генерал аншеф князь Николай Андреевич, по прозванию в обществе le roi de Prusse, [король прусский,] с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей, и при ней компаньонкой, m lle Bourienne. [мадмуазель Бурьен.] И в новое царствование, хотя ему и был разрешен въезд в столицы, он также продолжал безвыездно жить в деревне, говоря, что ежели кому его нужно, то тот и от Москвы полтораста верст доедет до Лысых Гор, а что ему никого и ничего не нужно. Он говорил, что есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и что есть только две добродетели: деятельность и ум. Он сам занимался воспитанием своей дочери и, чтобы развивать в ней обе главные добродетели, до двадцати лет давал ей уроки алгебры и геометрии и распределял всю ее жизнь в беспрерывных занятиях. Сам он постоянно был занят то писанием своих мемуаров, то выкладками из высшей математики, то точением табакерок на станке, то работой в саду и наблюдением над постройками, которые не прекращались в его имении. Так как главное условие для деятельности есть порядок, то и порядок в его образе жизни был доведен до последней степени точности. Его выходы к столу совершались при одних и тех же неизменных условиях, и не только в один и тот же час, но и минуту. С людьми, окружавшими его, от дочери до слуг, князь был резок и неизменно требователен, и потому, не быв жестоким, он возбуждал к себе страх и почтительность, каких не легко мог бы добиться самый жестокий человек. Несмотря на то, что он был в отставке и не имел теперь никакого значения в государственных делах, каждый начальник той губернии, где было имение князя, считал своим долгом являться к нему и точно так же, как архитектор, садовник или княжна Марья, дожидался назначенного часа выхода князя в высокой официантской. И каждый в этой официантской испытывал то же чувство почтительности и даже страха, в то время как отворялась громадно высокая дверь кабинета и показывалась в напудренном парике невысокая фигурка старика, с маленькими сухими ручками и серыми висячими бровями, иногда, как он насупливался, застилавшими блеск умных и точно молодых блестящих глаз.