Портель, Жан-Франсуа

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Жан-Франсуа Портель
нидерл. Jean-François Portaels
Дата рождения:

3 апреля 1818(1818-04-03)

Место рождения:

Вилворде

Дата смерти:

8 февраля 1895(1895-02-08) (76 лет)

Место смерти:

Брюссель

Жанр:

ориентализм

Работы на Викискладе

Жан-Франсуа Портель[1] (нидерл. Jean-François Portaels, род. 3 апреля 1818 г. Вилворде — ум. 8 февраля 1895 г. Брюссель) — бельгийский художник-ориенталист, профессор.



Жизнь и творчество

Ж.-Ф. Портель изучал живопись в брюссельской Академии художеств под руководством Франсуа Навеза, затем в Париже у Поля Делароша. В 1842 году художник завоёвывает Большую Римскую премию и отправляется в путешествие по Европе и Ближнему Востоку. После возвращения на родину в 1847 году занимает пост директора Академии художеств в Генте и открывает свою художественную мастерскую. В 1874 году Портель совершает поездку в Марокко; по возвращении возглавляет брюссельскую Академию живописи.

Ж.-Ф. Портель был плодовтитым художником. Кроме полотен, посвящённых Востоку, он писал портреты, картины исторической и религиозной тематики. Выполнял также художественные работы для собора св. Иакова в Брюсселе. Произведения Портеля относятся неоклассическому и романтическому стилям живописи. Его работы оказали большое влияние на развитие бельгийской художественной школы. Имел много учеников, среди прочих — Тео ван Рейссельберге, Эмиля Вотара, Эжена Ларманса, скульптора Шарля ван дер Стапена.

Галерея

Напишите отзыв о статье "Портель, Жан-Франсуа"

Примечания

  1. Согласно нидерландско-русской практической транскрипции, более точным русским вариантом произношения следовало бы считать Порталс.

Отрывок, характеризующий Портель, Жан-Франсуа

– Перестань говорить глупости, – сказала графиня.
– А если я хочу…
– Наташа, я серьезно…
Наташа не дала ей договорить, притянула к себе большую руку графини и поцеловала ее сверху, потом в ладонь, потом опять повернула и стала целовать ее в косточку верхнего сустава пальца, потом в промежуток, потом опять в косточку, шопотом приговаривая: «январь, февраль, март, апрель, май».
– Говорите, мама, что же вы молчите? Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать.
– Это не годится, душа моя. Не все поймут вашу детскую связь, а видеть его таким близким с тобой может повредить тебе в глазах других молодых людей, которые к нам ездят, и, главное, напрасно мучает его. Он, может быть, нашел себе партию по себе, богатую; а теперь он с ума сходит.
– Сходит? – повторила Наташа.
– Я тебе про себя скажу. У меня был один cousin…
– Знаю – Кирилла Матвеич, да ведь он старик?
– Не всегда был старик. Но вот что, Наташа, я поговорю с Борей. Ему не надо так часто ездить…
– Отчего же не надо, коли ему хочется?
– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.