Портрет Дориана Грея

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Портрет Дорианa Грея
The Picture of Dorian Gray

Первая (журнальная) публикация
Жанр:

роман

Автор:

Оскар Уайльд

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

1890

Текст произведения в Викитеке

«Портре́т До́риана Гре́я» (англ. The Picture of Dorian Gray) — единственный опубликованный роман Оскара Уайльда. В жанровом отношении представляет смесь романа воспитания с моральной притчей[1]. Существует в двух версиях — в 13 главах (1890 года) и в 20 главах (1891 года). Стал самым успешным произведением Уайльда, более 30 раз экранизировался.





Сюжет

Художник Бэзил Холлуорд пишет портрет молодого и прекрасного Дориана Грея. Любуясь своим изображением, юноша выражает желание, чтобы портрет старел, а он всегда оставался молодым. Далее он случайно знакомится с другом Бэзила, лордом Генри, саркастичным гедонистом, презирающим традиционные викторианские ценности, и попадает под влияние его порочных идей.

Дориан влюбляется в актрису, юную красавицу Сибилу Вэйн, но после провала спектакля, на который он пригласил лорда Генри и Бэзила, он грубо отвергает её, из-за чего она кончает с собой. Брат Сибилы, моряк Джеймс Вэйн клянётся отомстить, а Дориан замечает, что после этого случая лицо портрета исказила злая усмешка, и понимает, что его желание о «стареющем вместо него портрете» сбылось.

Поддавшись дурному влиянию Генри, Дориан становится всё более порочным и развратным, что отражается на портрете, но сам он при этом сохраняет молодость и по-прежнему хорош собой. Годы спустя, художник пытается выяснить, правда ли все эти ужасные слухи, что ходят о Дориане, после чего Грей показывает ему портрет, а затем убивает, так как именно его считает виноватым в своём моральном падении.

После убийства его начинают преследовать навязчивые страхи, которые только усиливаются после случайной встречи с Джеймсом Вэйном, мечтающим отомстить за смерть сестры. Дориану удаётся уйти от Вэйна, убедив его, что тот перепутал его с кем-то другим — ведь он по-прежнему выглядит молодо, как и 18 лет назад. Однако Вэйн быстро осознаёт свою ошибку, и снова начинает искать его, но погибает, будучи случайно застреленным.

Несмотря на миновавшую опасность, Дориан никак не может найти покоя, и решает, что теперь будет делать добро. Сделав, по его мнению, доброе дело — отпустив влюбившуюся в него крестьянскую девушку, не обесчестив её, он идёт к портрету, надеясь, что тот стал лучше, но, взглянув на него, понимает, что его помыслами руководит лишь тщеславие. Дориан в отчаянии вонзает нож в портрет, после чего умирает сам.

Слуги находят нетронутый портрет, на котором изображён прекрасный молодой человек, а рядом с ним — отталкивающего старика, вонзившего нож себе в грудь. В старике они и узнают Дориана Грея.

Главные персонажи

  • Дориан Грей — юноша, наделённый невероятной красотой. Попадая под влияние идей нового гедонизма, проповедуемых лордом Генри, посвящает свою жизнь жажде наслаждений и порока. Это фигура двойственная. В нём сочетаются тонкий эстет и даже романтик и порочный, безжалостный преступник и развратник. Эти две противоположные стороны его характера находятся в постоянной борьбе друг с другом. Данная двойственность героя характерна для многих готических романов.
  • Бэзил Холлуорд — художник, написавший портрет Дориана Грея. От других героев его отличает крайняя привязанность к Дориану Грею, в котором он видит идеал красоты и человека. Другими словами, он является проигравшим ангелом-хранителем Дориана Грея.
  • Лорд Генри — аристократ, проповедник идей нового гедонизма, «Принц Парадоксов». Его парадоксальное, противоречивое мышление проникнуто критикой на всё викторианское английское общество. Является своеобразным Мефистофелем для Дориана Грея.
  • Сибила Вэйн — актриса, один из самых удивительных образов романа. До встречи с Дорианом жила в своём выдуманном мире, мире театра, была талантливой актрисой. Любовь показала ей всю искусственность её мира, где она не жила, а только играла. С любовью в её душе пропадет талант, так как она пытается вырваться из мира иллюзий в мир настоящий. Но именно это и приводит к её гибели.
  • Джеймс Вэйн — брат Сибилы, моряк. Человек военной выправки, практически потерявший смысл жизни после самоубийства Сибилы. Находит упокоение в желании мести.

Источники вдохновения

По жанру «Портрет Дориана Грея» — это conte philosophique[2][3], интеллектуально-аллегорическая повесть, столь популярная в эпоху Просвещения, однако написанная с позиций декадентства конца века. В Дориане Грее, главном герое романа, угадываются черты нового Фауста. В роли Мефистофеля выступает лорд Генри, именно он на протяжении всего романа соблазняет Дориана Грея идеями нового гедонизма, превращает невинного и талантливого юношу в порочное чудовище. Под роль Маргариты попадает Сибилла Вейн, новый Валентин — Джеймс Вейн. Как известно, Фауст также получил от Мефистофеля вечную молодость.

Основным источником вдохновения для Уайлда служил, по-видимому, аллегорический роман Бальзака «Шагреневая кожа»[4]. Декадентский же дух произведения восходит к модному роману Гюисманса «Наоборот» (1884). Вероятно, это и есть та книга, которую лорд Генри даёт Дориану[5][6][7]. Готический роман «Мельмот Скиталец» был известен Уайльду с детства, поскольку его автор, Чарлз Роберт Метьюрин, приходился ему двоюродным дедушкой. Именно к «Мельмоту» восходит и идея о таинственном портрете, прототип которого не старится, и отчасти герой, который может позволить себе всё[8].

Работа над романом. История публикации

Роман был написан всего лишь за три недели. Впервые напечатан в июле 1890 года в американском «Ежемесячном журнале Липпинкотта» (Lippincott’s Monthly Magazine). В апреле 1891 года издан в Лондоне отдельной книгой, дополненной особым предисловием, ставшим манифестом эстетизма, а также шестью новыми главами. Некоторые главы во второй версии полностью переработаны.

После публикации романа в обществе разразился скандал. Литературный истеблишмент осудил его как аморальное произведение, а некоторые критики требовали подвергнуть его запрету, а автора романа — судебному наказанию. Уайльда обвиняли в оскорблении общественной морали. Однако обычными читателями роман был принят восторженно.

По наблюдению Екатерины Гениевой, в эстетской прозе Уайльда «живое начало исчезало, его убивали манерность и претенциозность», отсюда характерный для романа «переизбыток описания дорогих тканей, редкостных безделушек, экзотических цветов»[1].

Ни один из пороков Дориана Грея чётко в романе не назван, кроме его злоупотребления опиумом. Сам Уайльд говорил, что каждый видит в его герое свои собственные грехи и пороки:

Каждый человек видит в Дориане Грее свои собственные грехи. В чём состоят грехи Дориана Грея, не знает никто. Тот, кто находит их, привнес их сам
Из письма О. Уайльда редактору «Скотс обсервер», 1890 г.

Русские переводы

  • 1906 — перевод А. Минцловой (Москва, Книгоиздательство «Гриф»).
  • 1909 — перевод М. Ф. Ликиардопуло под псевдонимом М. Ричардс для собрания сочинений, вышедшего как приложение к журналу «Нива» в книгоиздательстве А. Ф. Маркса под редакцией К. И. Чуковского. Собрание переиздано в 1914 году. Отдельным изданием роман переиздан в 1928 году.
  • 1960 — перевод Марии Абкиной для двухтомника «Избранных произведений» (Государственное издательство художественной литературы). Стал хрестоматийным и переиздается до сих пор.
  • 1999 — перевод Валерия Чухно для издательства «Эксмо».
  • 2010 — перевод Анастасии Грызуновой и Максима Немцова для издательства «Эксмо».

Экранизации

Год Название фильма Страна производства Режиссёр Исполнитель роли Дориана Грея Примечание
1910 Dorian Grays Portræt Дания Дания Аксель Стрём (дат. Axel Strøm) Вальдемар Псиландер (дат. Valdemar Psilander)
1913 The Picture of Dorian Gray США США Филлипс Смолли (англ. Phillips Smalley) Уоллас Рид (англ. Wallace Reid)
1915 The Picture of Dorian Gray США США Мэтт Мур (англ. Matt Moore)
1915 Портрет Дориана Грея Российская империя Российская империя Всеволод Мейерхольд Варвара Янова
1916 The Picture of Dorian Gray США США Фред Даррант (англ. Fred W. Durrant) Генри Виктор (англ. Henry Victor)
1917 Das Bildnis des Dorian Gray Германия Германия Рихард Освальд (нем. Richard Oswald) Бернд Альдор (нем. Bernd Aldor)
1918 Az élet királya Венгрия Венгрия Альфред Деэзи (венг. Alfréd Deésy) Норберт Дан (венг. Norbert Dán) Бела Лугоши в роли лорда Генри
1945 Портрет Дориана Грея США США Альберт Левин Хёрд Хэтфилд Премия «Оскар» за лучшую операторскую работу (Harry Stradling)
1953 The Picture of Dorian Gray
(фильм из телесериала «Tales Of Tomorrow»)
США США Франклин Шэффнер
1958 The picture of Dorian Gray (телеспектакль из серии «Il novelliere») Италия Италия Даниэле Д’Анца (итал. Daniele D'Anza)
1961 The Picture of Dorian Gray (фильм из телесериала «Armchair Theatre») Великобритания Великобритания Чарльз Джарротт (англ. Charles Jarrott) Джереми Бретт (англ. Jeremy Brett)
1961 The Picture of Dorian Gray (фильм из телесериала «Golden Showcase») США США Пол Богарт (англ. Paul Bogart) Шон Гаррисон (англ. Sean Garrison)
1968 Портрет Дориана Грея СССР СССР Виктор Турбин
Надежда Марусалова (Иваненкова)
Валерий Бабятинский В других ролях Юрий Яковлев, Александр Лазарев и другие
1969 El retrato de Dorian Gray (телесериал) Мексика Мексика Эрнесто Алонсо (исп. Ernesto Alonso) Энрике Альварес Феликс (исп. Enrique Álvarez Félix)
1970 Портрет Дориана Грея (Das Bildnis des Dorian Gray) Великобритания Великобритания
Италия Италия
ФРГ
Массимо Далламано (итал. Massimo Dallamano) Хельмут Бергер
1973 The Picture of Dorian Gray (телефильм) США США Гленн Джордан (англ. Glenn Jordan) Шейн Брайант (англ. Shane Briant)
1976 The Picture of Dorian Gray (фильм из телесериала «BBC Play of the Month») Великобритания Великобритания Джон Горри (англ. John Gorrie) Питер Фёрт (англ. Peter Firth)
1977 Le Portrait de Dorian Gray Франция Франция Пьер Бутрон (фр. Pierre Boutron) Патрис Александр (фр. Patrice Alexsandre)
1977 El retrato de Dorian Gray (фильм из телесериала «Los libros») Испания Испания Хайме Шаварри (исп. Jaime Chávarri) Агустин Бескос (исп. Agustín Bescos)
1983 Грехи Дориана Грея США США Тони Мэйлам (англ. Tony Maylam) Белинда Бауэр (англ. Belinda Bauer) Дориан Грей в женском обличье. Энтони Перкинс в роли лорда Генри
1984 Dorian Gray im Spiegel der Boulevardpresse («Образ Дориана Грея в жёлтой прессе») ФРГ Ульрике Оттингер Вольное переложение: Дориан становится инструментом международного заговора
2003 Лига выдающихся джентльменов США США Стивен Норрингтон Стюарт Таунсенд Использован персонаж
2004 Дориан Грей. Дьявольский портрет США США
Канада Канада
Аллан Голдстайн Этан Эриксон Малкольм Макдауэлл в роли лорда Генри
2005 Портрет Дориана Грея (The Picture of Dorian Gray) США США Дэвид Розенбаум (англ. David Rosenbaum) Джош Дюамель
2006 The Picture of Dorian Gray США США Данкан Рой (англ. Duncan Roy) Дэвид Галлахер (англ. David Gallagher) Действие перенесено в наше время
2007 The Picture of Dorian Gray Джон Каннингем (англ. Jon Cunningham)
2009 The Picture (of Dorian Gray) Джонатан Куртманш (англ. Jonathan Courtemanche)
2009 Дориан Грей Великобритания Великобритания Оливер Паркер Бен Барнс В роли лорда Генри — Колин Фёрт
2013 Портрет Дориана Грея: экспертиза. (open air, полная версия) Россия Россия [www.smoliakov.ru/ Александр Смольяков] Сергей Захарин «Наши дни. Молодая женщина, известный специалист по английской живописи конца XIX века, знакомится с художником, который предлагает ей идентифицировать загадочный портрет. Фантазия переносит её на сто лет назад, когда было создано полотно…»
2014 Страшные сказки Великобритания Великобритания
США США
Хуан Антонио Байона Рив Карни В роли Дориана Грея — Рив Карни.

Прочие адаптации

  • Современный британский писатель Уилл Селф предложил в своём романе «Дориан» (Dorian, 1992 г.) полупародийную версию истории Дориана Грея. Время действия книги Селфа — 80-е годы XX века.
  • Роман неоднократно инсценировался, создавались и ставились мюзиклы по его мотивам. В театральном сезоне 2010 г. в Московском театре музыки и драмы Стаса Намина состоялась премьера мюзикла «Портрет Дориана Грея». Это русская версия спектакля «Dorian the Remarkable Mister Gray: A Portrait in Music» американского композитора и режиссёра Рэнди Баузера (англ. Randy Bowser). Режиссёр русской версии мюзикла — Роман Михеенков[9].

См. также

Напишите отзыв о статье "Портрет Дориана Грея"

Примечания

  1. 1 2 Гениева Е. Ю. Уайльд // История всемирной литературы. Том 8. М.: Наука, 1994. С. 374—378.
  2. books.google.com/books?id=plFMBgAAQBAJ&pg=PP5
  3. books.google.com/books?id=Qy0VqZ-0ji4C&pg=PA18
  4. Christa Satzinger. The French Influences on Oscar Wilde's The Picture of Dorian Gray and Salome. Edwin Mellen Press, 1994.
  5. [www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/5/Saveliev/ Савельев К. Н. Английский декаданс: французский фактор]
  6. [selfire.com/2008/05/572/ Оскар Уайльд, «Портрет Дориана Грея»]
  7. [www.oscarwilde.ru/llb-op-autname-276/ Эстетическая теория Оскара Уайльда и её воплощение в романе «Портрет Дориана Грея»: природа является отражением искусства. природа вовсе не великая мать, родившая]
  8. Мотив одушевлённого портрета — общее место литературы романтизма (ср. «Портрет» Гоголя).
  9. [www.stasnamintheatre.ru/news НОВОСТИ — Театр музыки и драмы Стаса Намина]

Ссылки


Отрывок, характеризующий Портрет Дориана Грея

– Не говорите мне таких вещей, я обручена и люблю другого, – проговорила она быстро… – Она взглянула на него. Анатоль не смутился и не огорчился тем, что она сказала.
– Не говорите мне про это. Что мне зa дело? – сказал он. – Я говорю, что безумно, безумно влюблен в вас. Разве я виноват, что вы восхитительны? Нам начинать.
Наташа, оживленная и тревожная, широко раскрытыми, испуганными глазами смотрела вокруг себя и казалась веселее чем обыкновенно. Она почти ничего не помнила из того, что было в этот вечер. Танцовали экосез и грос фатер, отец приглашал ее уехать, она просила остаться. Где бы она ни была, с кем бы ни говорила, она чувствовала на себе его взгляд. Потом она помнила, что попросила у отца позволения выйти в уборную оправить платье, что Элен вышла за ней, говорила ей смеясь о любви ее брата и что в маленькой диванной ей опять встретился Анатоль, что Элен куда то исчезла, они остались вдвоем и Анатоль, взяв ее за руку, нежным голосом сказал:
– Я не могу к вам ездить, но неужели я никогда не увижу вас? Я безумно люблю вас. Неужели никогда?… – и он, заслоняя ей дорогу, приближал свое лицо к ее лицу.
Блестящие, большие, мужские глаза его так близки были от ее глаз, что она не видела ничего кроме этих глаз.
– Натали?! – прошептал вопросительно его голос, и кто то больно сжимал ее руки.
– Натали?!
«Я ничего не понимаю, мне нечего говорить», сказал ее взгляд.
Горячие губы прижались к ее губам и в ту же минуту она почувствовала себя опять свободною, и в комнате послышался шум шагов и платья Элен. Наташа оглянулась на Элен, потом, красная и дрожащая, взглянула на него испуганно вопросительно и пошла к двери.
– Un mot, un seul, au nom de Dieu, [Одно слово, только одно, ради Бога,] – говорил Анатоль.
Она остановилась. Ей так нужно было, чтобы он сказал это слово, которое бы объяснило ей то, что случилось и на которое она бы ему ответила.
– Nathalie, un mot, un seul, – всё повторял он, видимо не зная, что сказать и повторял его до тех пор, пока к ним подошла Элен.
Элен вместе с Наташей опять вышла в гостиную. Не оставшись ужинать, Ростовы уехали.
Вернувшись домой, Наташа не спала всю ночь: ее мучил неразрешимый вопрос, кого она любила, Анатоля или князя Андрея. Князя Андрея она любила – она помнила ясно, как сильно она любила его. Но Анатоля она любила тоже, это было несомненно. «Иначе, разве бы всё это могло быть?» думала она. «Ежели я могла после этого, прощаясь с ним, улыбкой ответить на его улыбку, ежели я могла допустить до этого, то значит, что я с первой минуты полюбила его. Значит, он добр, благороден и прекрасен, и нельзя было не полюбить его. Что же мне делать, когда я люблю его и люблю другого?» говорила она себе, не находя ответов на эти страшные вопросы.


Пришло утро с его заботами и суетой. Все встали, задвигались, заговорили, опять пришли модистки, опять вышла Марья Дмитриевна и позвали к чаю. Наташа широко раскрытыми глазами, как будто она хотела перехватить всякий устремленный на нее взгляд, беспокойно оглядывалась на всех и старалась казаться такою же, какою она была всегда.
После завтрака Марья Дмитриевна (это было лучшее время ее), сев на свое кресло, подозвала к себе Наташу и старого графа.
– Ну с, друзья мои, теперь я всё дело обдумала и вот вам мой совет, – начала она. – Вчера, как вы знаете, была я у князя Николая; ну с и поговорила с ним…. Он кричать вздумал. Да меня не перекричишь! Я всё ему выпела!
– Да что же он? – спросил граф.
– Он то что? сумасброд… слышать не хочет; ну, да что говорить, и так мы бедную девочку измучили, – сказала Марья Дмитриевна. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать…
– Ах, нет! – вскрикнула Наташа.
– Нет, ехать, – сказала Марья Дмитриевна. – И там ждать. – Если жених теперь сюда приедет – без ссоры не обойдется, а он тут один на один с стариком всё переговорит и потом к вам приедет.
Илья Андреич одобрил это предложение, тотчас поняв всю разумность его. Ежели старик смягчится, то тем лучше будет приехать к нему в Москву или Лысые Горы, уже после; если нет, то венчаться против его воли можно будет только в Отрадном.
– И истинная правда, – сказал он. – Я и жалею, что к нему ездил и ее возил, – сказал старый граф.
– Нет, чего ж жалеть? Бывши здесь, нельзя было не сделать почтения. Ну, а не хочет, его дело, – сказала Марья Дмитриевна, что то отыскивая в ридикюле. – Да и приданое готово, чего вам еще ждать; а что не готово, я вам перешлю. Хоть и жалко мне вас, а лучше с Богом поезжайте. – Найдя в ридикюле то, что она искала, она передала Наташе. Это было письмо от княжны Марьи. – Тебе пишет. Как мучается, бедняжка! Она боится, чтобы ты не подумала, что она тебя не любит.
– Да она и не любит меня, – сказала Наташа.
– Вздор, не говори, – крикнула Марья Дмитриевна.
– Никому не поверю; я знаю, что не любит, – смело сказала Наташа, взяв письмо, и в лице ее выразилась сухая и злобная решительность, заставившая Марью Дмитриевну пристальнее посмотреть на нее и нахмуриться.
– Ты, матушка, так не отвечай, – сказала она. – Что я говорю, то правда. Напиши ответ.
Наташа не отвечала и пошла в свою комнату читать письмо княжны Марьи.
Княжна Марья писала, что она была в отчаянии от происшедшего между ними недоразумения. Какие бы ни были чувства ее отца, писала княжна Марья, она просила Наташу верить, что она не могла не любить ее как ту, которую выбрал ее брат, для счастия которого она всем готова была пожертвовать.
«Впрочем, писала она, не думайте, чтобы отец мой был дурно расположен к вам. Он больной и старый человек, которого надо извинять; но он добр, великодушен и будет любить ту, которая сделает счастье его сына». Княжна Марья просила далее, чтобы Наташа назначила время, когда она может опять увидеться с ней.
Прочтя письмо, Наташа села к письменному столу, чтобы написать ответ: «Chere princesse», [Дорогая княжна,] быстро, механически написала она и остановилась. «Что ж дальше могла написать она после всего того, что было вчера? Да, да, всё это было, и теперь уж всё другое», думала она, сидя над начатым письмом. «Надо отказать ему? Неужели надо? Это ужасно!»… И чтоб не думать этих страшных мыслей, она пошла к Соне и с ней вместе стала разбирать узоры.
После обеда Наташа ушла в свою комнату, и опять взяла письмо княжны Марьи. – «Неужели всё уже кончено? подумала она. Неужели так скоро всё это случилось и уничтожило всё прежнее»! Она во всей прежней силе вспоминала свою любовь к князю Андрею и вместе с тем чувствовала, что любила Курагина. Она живо представляла себя женою князя Андрея, представляла себе столько раз повторенную ее воображением картину счастия с ним и вместе с тем, разгораясь от волнения, представляла себе все подробности своего вчерашнего свидания с Анатолем.
«Отчего же бы это не могло быть вместе? иногда, в совершенном затмении, думала она. Тогда только я бы была совсем счастлива, а теперь я должна выбрать и ни без одного из обоих я не могу быть счастлива. Одно, думала она, сказать то, что было князю Андрею или скрыть – одинаково невозможно. А с этим ничего не испорчено. Но неужели расстаться навсегда с этим счастьем любви князя Андрея, которым я жила так долго?»
– Барышня, – шопотом с таинственным видом сказала девушка, входя в комнату. – Мне один человек велел передать. Девушка подала письмо. – Только ради Христа, – говорила еще девушка, когда Наташа, не думая, механическим движением сломала печать и читала любовное письмо Анатоля, из которого она, не понимая ни слова, понимала только одно – что это письмо было от него, от того человека, которого она любит. «Да она любит, иначе разве могло бы случиться то, что случилось? Разве могло бы быть в ее руке любовное письмо от него?»
Трясущимися руками Наташа держала это страстное, любовное письмо, сочиненное для Анатоля Долоховым, и, читая его, находила в нем отголоски всего того, что ей казалось, она сама чувствовала.
«Со вчерашнего вечера участь моя решена: быть любимым вами или умереть. Мне нет другого выхода», – начиналось письмо. Потом он писал, что знает про то, что родные ее не отдадут ее ему, Анатолю, что на это есть тайные причины, которые он ей одной может открыть, но что ежели она его любит, то ей стоит сказать это слово да , и никакие силы людские не помешают их блаженству. Любовь победит всё. Он похитит и увезет ее на край света.
«Да, да, я люблю его!» думала Наташа, перечитывая в двадцатый раз письмо и отыскивая какой то особенный глубокий смысл в каждом его слове.
В этот вечер Марья Дмитриевна ехала к Архаровым и предложила барышням ехать с нею. Наташа под предлогом головной боли осталась дома.


Вернувшись поздно вечером, Соня вошла в комнату Наташи и, к удивлению своему, нашла ее не раздетою, спящею на диване. На столе подле нее лежало открытое письмо Анатоля. Соня взяла письмо и стала читать его.
Она читала и взглядывала на спящую Наташу, на лице ее отыскивая объяснения того, что она читала, и не находила его. Лицо было тихое, кроткое и счастливое. Схватившись за грудь, чтобы не задохнуться, Соня, бледная и дрожащая от страха и волнения, села на кресло и залилась слезами.
«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.