Последние страницы из дневника женщины

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Последние страницы из дневника женщины
Жанр:

Повесть

Автор:

Брюсов, Валерий Яковлевич

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1910

Дата первой публикации:

Журнал «Русская мысль», 1910, N 12, отд. I, стр. 3 — 25, и позднее в книге «Ночи и дни. Вторая книга рассказов и драматических сцен», — М., 1913, стр. 1 — 59

[az.lib.ru/b/brjusow_w_j/text_0110.shtml Электронная версия]

«Последние страницы из дневника женщины» — повесть В. Я. Брюсова, впервые опубликованная в журнале «Русская мысль», 1910[1], и позднее вошедшая в книгу «Ночи и дни. Вторая книга рассказов и драматических сцен», — М., 1913, стр. 1 — 59[2].





Содержание

Муж молодой женщины, автора дневника, был найден убитым в кабинете. Героиня пытается продолжить привычную жизнь, балансируя между двумя любовниками, однако её вдовство и свобода только усложняют их отношения. Один из любовников признается в убийстве мужа, другой кончает с собой, не вынеся сознания, что боготворимая им женщина делит свою благосклонность между ним и его соперником. В конце повести измученная всем произошедшим героиня уезжает на юг Франции в обществе сестры, ставшей её возлюбленной.

Персонажи

  • Наталья Глебовна (Nathalie) - главная героиня повести, молодая женщина. От её лица ведётся повествование.
  • Виктор Валерианович, супруг Натальи Глебовны. 15 сентября был найден убитым в своём кабинете.
  • Модест Никандрович Илецкий, художник. Любовник Натальи.
  • Володя, студент. Любовник Натальи.
  • Maman, мать Натальи, в первую очередь озабоченная её материальным благосостоянием и положением в обществе.
  • Лидочка, восемнадцатилетняя сестра Натальи, влюбленная в неё.
  • Глаша, прислуга, любовница Илецкого.
  • Хмылёв, дядька Глаши. Шантажист.

Критика

Повесть вызвала множество критических отзывов. Говоря об образе главной героини А. Закржевский писал: «Здесь Брюсов проник в то святое святых, о котором знает только женщина, здесь его психологический анализ помог ему нарисовать такой законченный, такой яркий и живой образ женщины, какой нам едва ли случалось встречать за последнее время!..» [3] С другой стороны, Е. Колтоновская сочла что образ — искусственен и противоречив, а характерное для героини спокойствие — результат того, что Брюсов наделил её собственной (мужской) психологией[4]. Об аналогичном растворении автора в героине писал и К. Бальмонт: «Ай-ай, ах-ах, ой-ой, мне больно. Где же Валерий Брюсов? Или его больше нет?»[5].

И. Александровский[6] видел связь сюжета с делом Марии Николаевны Тарновской, чей жених, застраховавший свою жизнь в полмиллиона франков в её пользу, был убит её любовником, юношей Наумовым. Вдохновителями убийства были сама Тарновская и второй её любовник, адвокат Донат Прилуков. Сам Брюсов подобного сходства не видел[7].

Другие критики отмечали, что в повести сочетаются «классическая строгость языка, искусное распределение повествовательного материала и внешняя занимательность фабулы»[8], что в ней «сказалось уменье Валерия Брюсова художественно-четкими штрихами рисовать интересные по концепции образы»[9] и обращали внимание на «совершенство формы, на её чрезвычайно отчетливый рисунок, обилие подробностей, строго подобранных для того, чтобы сосредоточить внимание читателя на одном пункте, и сильно отчеканенный язык. Это — реализм в лучшем смысле слова»[10].

Издания

  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Русская мысль» : Ж. — 1910. — Т. 12, № I. — С. 3-25.

Номер журнала «Русская мысль», в котором была опубликована повесть подвергся аресту по обвинению в безнравственности[2]. Сам Брюсов с подобной оценкой «Последних страниц» не соглашался: «Все последние романы Арцыбашева, Каменского и всех, иже с ними, а частью также и Куприна, переполнены такими сценами, перед которыми моя повесть — верх скромности и целомудренности»[11] Судебное преследование вскоре было прекращено[2]. Критик С. А. Венгеров, разбирая повесть в статье «Литературные настроения 1910 года», писал, что Брюсов «и прежде в эпоху „дерзаний“ и всяческой разнузданности был чрезвычайно силен тем, что о самых скользких сюжетах умел говорить просто и без подмигивания»[10].

  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Ночи и дни. Вторая книга рассказов и драматических сцен» : Сб. — М.: Скорпион, 1913. — С. 1-59. Целью сборника было «…всмотреться в особенности психологии женской души»[12].
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Повести и рассказы» : Сб. — М.: Советская Россия, 1983.
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Избранная проза» Вступ. статья А.Лаврова. Сост. и коммент. С.Никоненко. Серия «Классическая библиотека Современника» : Сб. — М.: Современник, 1989.
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Последние страницы из дневника женщины» : Сб. — М.: Малое изд. предприятие «Горизонт», 1991. [13]
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Последние страницы из дневника женщины» : Сб. — М.: Росмэн-Пресс, 2002. — С. 27-110. ISBN 5-353-00591-0[14]
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Русская эротическая проза» : Сб. — Продолжение Жизни, 2003. — С. 453-500. ISBN 5-94730-023-0[15]
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Огненный ангел» : Сб. — М.: Эксмо, 2007. — С. 427-488. ISBN 978-5-699-19657-9[16]
  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины // «Моцарт» : Сб. — М.: Эксмо, 2008. — С. 493-547. ISBN 978-5-699-26322-6[17]

Аудиокниги

  • Брюсов, В. Я. Последние страницы из дневника женщины. — М.: Вира-М, 2005. Исполнитель: Олег Федоров, общее время звучания: 2 часа 35 минут[18].
  • Брюсов, В. Я. Рассказы. — Союз, 2006.[19].

Переводы

На немецкий язык

  • Brjussow, Valeri Die letzten Seiten aus dem Tagebuch einer Frau // «Nur der Morgen der Liebe ist schön. Erzählungen und zwei Dramen.» Перевод на немецкий Мартгит Бреуэр, с послесловием Клауса Штадтке и иллюстрациями Гюнтера Бёттгера : Сб. — Berlin: Rütten & Loening, 1987.

На французский язык

  • Brioussov, Valéry. Dernières pages du journal intime d'une femme = Последние страницы дневника женщины / Пер. Mireille Robin. — Aix-en-Provence: Alinéa, 1991. — 110 p. — (Novella).[20]
  • Brioussov, Valéry. Dernières pages du journal d'une femme = Последние страницы дневника женщины / Пер. Anne F. Masurel, вступление - Andreï Makine. — Paris: Mercure de France, 1997. — 128 p. — (Bleue).[21]

Постановки

В 1990 году Василий Панин экранизировал «Последние страницы…» под названием «Захочу — полюблю». В роли Nathalie снялась Вера Сотникова[22]. По мнению критика Ирины Гращенковой, режиссёр прочёл повесть «как мелодраму бульварного пошиба (богема, революционеры, сёстры-любовницы)»[23], а Александр Фёдоров оценил фильм как провал, поскольку

…ни один из занятых в фильме «Захочу — полюблю» актёров так и не смог добиться естественности в игре, в ощущении своего соответствия тогдашней эпохе.

Фёдоров, А. Провал (рус.) // «Мнения» : Ж. — 1991. — № 3. — С. 43-44.

Четырьмя годами позднее по мотивам повести вышел российско-французский фильм «Исповедь незнакомцу» (фр. Confidences à un inconnu, англ. Secrets Shared with a Stranger) с Сандрин Боннер[24]. Мнения о фильме разделились[25].

8 октября 2004 года в «Театре на Покровке» состоялась премьера поставленной Андреем Максимовым инсценировки повести. В главной роли — Наталья Гребёнкина[26]. По мнению режиссёра, зритель принимает спектакль замечательно, в то время как критика «либо молчит, либо издевается…»[27].

Напишите отзыв о статье "Последние страницы из дневника женщины"

Примечания

  1. N 12, отд. I, стр. 3 — 25
  2. 1 2 3 Гречишкин, С. С., Лавров, А. В. Последние страницы из дневника женщины. Примечания к повести // Брюсов, В. Я.. — Москва: "Советская Россия", 1983. — С. 349-354.
  3. Закржевский А. Карамазовщина. Психологические параллели. Киев, 1912, с. 27 Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  4. Колтоновская Е. А. Критические этюды. СПб. 1912. С.182-184. Цит. по М. В. Михайлова, [kcgs.org.ua/gurnal/gurnal-09-11.pdf «В. Я. Брюсов о женщине (анализ гендерной проблематики творчества)»]
  5. Литературное наследство. Т.98. Кн.1. С.226. Цит. по М. В. Михайлова, «В. Я. Брюсов о женщине (анализ гендерной проблематики творчества)»
  6. «Записки. Покушение с негодными средствами», Одесский листок, 1910, N 294, 22 декабря. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  7. Письмо П. Б. Струве от 9 января 1911 г., Литературный архив, вып. 5, с. 317. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  8. Русская молва, 1913, N 130, 23 апреля. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  9. Жатва. Журнал литературы, кн. I. M., 1912, с. 217, 222; подпись: А. Бартенев. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  10. 1 2 Венгеров, С. А. «Литературные настроения 1910 года», Русские ведомости, 1911, N 14, 19 января. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  11. Письмо Брюсова к П. Б. Струве от 21 ноября 1910 года, опубликовано в Литературном архиве, вып. 5. М. — Л., 1960, с. 302. Цит. по Валерий Брюсов. Повести и рассказы. «Советская Россия», М., 1983
  12. В. Я. Брюсов, «Ночи и дни. Вторая книга рассказов и драматических сцен», — М., 1913, Предисловие.
  13. [www.biblus.ru/Default.aspx?book=7b2o156s8 Валерий Брюсов «Последние страницы из дневника женщины»]
  14. [www.ozon.ru/context/detail/id/1158154/ Валерий Брюсов. «Последние страницы из дневника женщины»]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  15. [www.ozon.ru/context/detail/id/4091449/ Валерий Брюсов. «Русская эротическая проза»]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  16. [www.ozon.ru/context/detail/id/3115361/ Валерий Брюсов. «Огненный ангел»]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  17. [www.ozon.ru/context/detail/id/3832010/ Валерий Брюсов. «Моцарт»]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  18. [www.ozon.ru/context/detail/id/3194125/ В. Я. Брюсов «Последние страницы из дневника женщины» (аудиокнига MP3)]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  19. [www.ozon.ru/context/detail/id/3126004/ В. Я. Брюсов «Рассказы» (аудиокнига MP3)]. Ozon.ru. Проверено 4 декабря 2010.
  20. [ebsees.staatsbibliothek-berlin.de/simple_search.php?title=Derni%C3%A8res%20pages%20du%20journal%20intime%20d%27une%20femme&data=11539&hits=2&ds=2 Dernières pages du journal intime d’une femme]
  21. [ebsees.staatsbibliothek-berlin.de/simple_search.php?title=Derni%C3%A8res%20pages%20du%20journal%20d%27une%20femme&data=52329&hits=2&ds=1 Dernières pages du journal d’une femme]
  22. [www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/2412/annot/ Информация о фильме «Захочу — полюблю»]. Проверено 10 ноября 2010. [www.webcitation.org/68ts3nMHI Архивировано из первоисточника 4 июля 2012].
  23. Гращенкова И. Н. Кино Серебряного века: русский кинематограф 10-х годов и кинематограф русского послеоктябрьского зарубежья 20-х годов. — М.: Издательство А. А. Можаева, 2005. — 432 с. — (Кино моей Родины). — ISBN 5-85302-404-3.
  24. [www.imdb.com/title/tt0110165/ Secrets Shared with a Stranger] (англ.). Проверено 10 ноября 2010. [www.webcitation.org/68ts5rW2D Архивировано из первоисточника 4 июля 2012].
  25. [books.google.nl/books?id=5QLsAAAAMAAJ&q=%22secrets+shared+with+a+stranger%22&dq=%22secrets+shared+with+a+stranger%22&hl=nl&ei=g2vvTKCyKIyWOvP04JQK&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=5&ved=0CDsQ6AEwBA ] (англ.) // Film Journal. — 1995. — Vol. 98, no. 7-12.
  26. [www.napokrovke.ru/spektakli/17 Спектакли «Последние страницы из дневника женщины»]. Проверено 10 ноября 2010. [www.webcitation.org/68ts6hJ9T Архивировано из первоисточника 4 июля 2012].
  27. Максимов, А. [gazeta.aif.ru/_/online/moskva/602/34_01 Меня убили критики] (рус.) // АиФ Москва. — 2005. — № 04 (602).

Ссылки

  • [az.lib.ru/b/brjusow_w_j/text_0110.shtml «Последние страницы из дневника женщины»]

Отрывок, характеризующий Последние страницы из дневника женщины

Как будто через растворенное окно вдруг пахнуло свежим полевым воздухом в душную комнату, так пахнуло на невеселый Кутузовский штаб молодостью, энергией и уверенностью в успехе от этой прискакавшей блестящей молодежи.
– Что ж вы не начинаете, Михаил Ларионович? – поспешно обратился император Александр к Кутузову, в то же время учтиво взглянув на императора Франца.
– Я поджидаю, ваше величество, – отвечал Кутузов, почтительно наклоняясь вперед.
Император пригнул ухо, слегка нахмурясь и показывая, что он не расслышал.
– Поджидаю, ваше величество, – повторил Кутузов (князь Андрей заметил, что у Кутузова неестественно дрогнула верхняя губа, в то время как он говорил это поджидаю ). – Не все колонны еще собрались, ваше величество.
Государь расслышал, но ответ этот, видимо, не понравился ему; он пожал сутуловатыми плечами, взглянул на Новосильцева, стоявшего подле, как будто взглядом этим жалуясь на Кутузова.
– Ведь мы не на Царицыном лугу, Михаил Ларионович, где не начинают парада, пока не придут все полки, – сказал государь, снова взглянув в глаза императору Францу, как бы приглашая его, если не принять участие, то прислушаться к тому, что он говорит; но император Франц, продолжая оглядываться, не слушал.
– Потому и не начинаю, государь, – сказал звучным голосом Кутузов, как бы предупреждая возможность не быть расслышанным, и в лице его еще раз что то дрогнуло. – Потому и не начинаю, государь, что мы не на параде и не на Царицыном лугу, – выговорил он ясно и отчетливо.
В свите государя на всех лицах, мгновенно переглянувшихся друг с другом, выразился ропот и упрек. «Как он ни стар, он не должен бы, никак не должен бы говорить этак», выразили эти лица.
Государь пристально и внимательно посмотрел в глаза Кутузову, ожидая, не скажет ли он еще чего. Но Кутузов, с своей стороны, почтительно нагнув голову, тоже, казалось, ожидал. Молчание продолжалось около минуты.
– Впрочем, если прикажете, ваше величество, – сказал Кутузов, поднимая голову и снова изменяя тон на прежний тон тупого, нерассуждающего, но повинующегося генерала.
Он тронул лошадь и, подозвав к себе начальника колонны Милорадовича, передал ему приказание к наступлению.
Войско опять зашевелилось, и два батальона Новгородского полка и батальон Апшеронского полка тронулись вперед мимо государя.
В то время как проходил этот Апшеронский батальон, румяный Милорадович, без шинели, в мундире и орденах и со шляпой с огромным султаном, надетой набекрень и с поля, марш марш выскакал вперед и, молодецки салютуя, осадил лошадь перед государем.
– С Богом, генерал, – сказал ему государь.
– Ma foi, sire, nous ferons ce que qui sera dans notre possibilite, sire, [Право, ваше величество, мы сделаем, что будет нам возможно сделать, ваше величество,] – отвечал он весело, тем не менее вызывая насмешливую улыбку у господ свиты государя своим дурным французским выговором.
Милорадович круто повернул свою лошадь и стал несколько позади государя. Апшеронцы, возбуждаемые присутствием государя, молодецким, бойким шагом отбивая ногу, проходили мимо императоров и их свиты.
– Ребята! – крикнул громким, самоуверенным и веселым голосом Милорадович, видимо, до такой степени возбужденный звуками стрельбы, ожиданием сражения и видом молодцов апшеронцев, еще своих суворовских товарищей, бойко проходивших мимо императоров, что забыл о присутствии государя. – Ребята, вам не первую деревню брать! – крикнул он.
– Рады стараться! – прокричали солдаты.
Лошадь государя шарахнулась от неожиданного крика. Лошадь эта, носившая государя еще на смотрах в России, здесь, на Аустерлицком поле, несла своего седока, выдерживая его рассеянные удары левой ногой, настораживала уши от звуков выстрелов, точно так же, как она делала это на Марсовом поле, не понимая значения ни этих слышавшихся выстрелов, ни соседства вороного жеребца императора Франца, ни всего того, что говорил, думал, чувствовал в этот день тот, кто ехал на ней.
Государь с улыбкой обратился к одному из своих приближенных, указывая на молодцов апшеронцев, и что то сказал ему.


Кутузов, сопутствуемый своими адъютантами, поехал шагом за карабинерами.
Проехав с полверсты в хвосте колонны, он остановился у одинокого заброшенного дома (вероятно, бывшего трактира) подле разветвления двух дорог. Обе дороги спускались под гору, и по обеим шли войска.
Туман начинал расходиться, и неопределенно, верстах в двух расстояния, виднелись уже неприятельские войска на противоположных возвышенностях. Налево внизу стрельба становилась слышнее. Кутузов остановился, разговаривая с австрийским генералом. Князь Андрей, стоя несколько позади, вглядывался в них и, желая попросить зрительную трубу у адъютанта, обратился к нему.
– Посмотрите, посмотрите, – говорил этот адъютант, глядя не на дальнее войско, а вниз по горе перед собой. – Это французы!
Два генерала и адъютанты стали хвататься за трубу, вырывая ее один у другого. Все лица вдруг изменились, и на всех выразился ужас. Французов предполагали за две версты от нас, а они явились вдруг, неожиданно перед нами.
– Это неприятель?… Нет!… Да, смотрите, он… наверное… Что ж это? – послышались голоса.
Князь Андрей простым глазом увидал внизу направо поднимавшуюся навстречу апшеронцам густую колонну французов, не дальше пятисот шагов от того места, где стоял Кутузов.
«Вот она, наступила решительная минута! Дошло до меня дело», подумал князь Андрей, и ударив лошадь, подъехал к Кутузову. «Надо остановить апшеронцев, – закричал он, – ваше высокопревосходительство!» Но в тот же миг всё застлалось дымом, раздалась близкая стрельба, и наивно испуганный голос в двух шагах от князя Андрея закричал: «ну, братцы, шабаш!» И как будто голос этот был команда. По этому голосу всё бросилось бежать.
Смешанные, всё увеличивающиеся толпы бежали назад к тому месту, где пять минут тому назад войска проходили мимо императоров. Не только трудно было остановить эту толпу, но невозможно было самим не податься назад вместе с толпой.
Болконский только старался не отставать от нее и оглядывался, недоумевая и не в силах понять того, что делалось перед ним. Несвицкий с озлобленным видом, красный и на себя не похожий, кричал Кутузову, что ежели он не уедет сейчас, он будет взят в плен наверное. Кутузов стоял на том же месте и, не отвечая, доставал платок. Из щеки его текла кровь. Князь Андрей протеснился до него.
– Вы ранены? – спросил он, едва удерживая дрожание нижней челюсти.
– Раны не здесь, а вот где! – сказал Кутузов, прижимая платок к раненой щеке и указывая на бегущих. – Остановите их! – крикнул он и в то же время, вероятно убедясь, что невозможно было их остановить, ударил лошадь и поехал вправо.
Вновь нахлынувшая толпа бегущих захватила его с собой и повлекла назад.
Войска бежали такой густой толпой, что, раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться. Кто кричал: «Пошел! что замешкался?» Кто тут же, оборачиваясь, стрелял в воздух; кто бил лошадь, на которой ехал сам Кутузов. С величайшим усилием выбравшись из потока толпы влево, Кутузов со свитой, уменьшенной более чем вдвое, поехал на звуки близких орудийных выстрелов. Выбравшись из толпы бегущих, князь Андрей, стараясь не отставать от Кутузова, увидал на спуске горы, в дыму, еще стрелявшую русскую батарею и подбегающих к ней французов. Повыше стояла русская пехота, не двигаясь ни вперед на помощь батарее, ни назад по одному направлению с бегущими. Генерал верхом отделился от этой пехоты и подъехал к Кутузову. Из свиты Кутузова осталось только четыре человека. Все были бледны и молча переглядывались.
– Остановите этих мерзавцев! – задыхаясь, проговорил Кутузов полковому командиру, указывая на бегущих; но в то же мгновение, как будто в наказание за эти слова, как рой птичек, со свистом пролетели пули по полку и свите Кутузова.
Французы атаковали батарею и, увидав Кутузова, выстрелили по нем. С этим залпом полковой командир схватился за ногу; упало несколько солдат, и подпрапорщик, стоявший с знаменем, выпустил его из рук; знамя зашаталось и упало, задержавшись на ружьях соседних солдат.
Солдаты без команды стали стрелять.
– Ооох! – с выражением отчаяния промычал Кутузов и оглянулся. – Болконский, – прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия голосом. – Болконский, – прошептал он, указывая на расстроенный батальон и на неприятеля, – что ж это?
Но прежде чем он договорил эти слова, князь Андрей, чувствуя слезы стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с лошади и бежал к знамени.
– Ребята, вперед! – крикнул он детски пронзительно.
«Вот оно!» думал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно, направленных именно против него. Несколько солдат упало.
– Ура! – закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним.
Действительно, он пробежал один только несколько шагов. Тронулся один, другой солдат, и весь батальон с криком «ура!» побежал вперед и обогнал его. Унтер офицер батальона, подбежав, взял колебавшееся от тяжести в руках князя Андрея знамя, но тотчас же был убит. Князь Андрей опять схватил знамя и, волоча его за древко, бежал с батальоном. Впереди себя он видел наших артиллеристов, из которых одни дрались, другие бросали пушки и бежали к нему навстречу; он видел и французских пехотных солдат, которые хватали артиллерийских лошадей и поворачивали пушки. Князь Андрей с батальоном уже был в 20 ти шагах от орудий. Он слышал над собою неперестававший свист пуль, и беспрестанно справа и слева от него охали и падали солдаты. Но он не смотрел на них; он вглядывался только в то, что происходило впереди его – на батарее. Он ясно видел уже одну фигуру рыжего артиллериста с сбитым на бок кивером, тянущего с одной стороны банник, тогда как французский солдат тянул банник к себе за другую сторону. Князь Андрей видел уже ясно растерянное и вместе озлобленное выражение лиц этих двух людей, видимо, не понимавших того, что они делали.
«Что они делают? – думал князь Андрей, глядя на них: – зачем не бежит рыжий артиллерист, когда у него нет оружия? Зачем не колет его француз? Не успеет добежать, как француз вспомнит о ружье и заколет его».
Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.