После дождя (картина Куинджи)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Архип Куинджи
После дождя. 1879
Холст, масло. 102 × 159 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва
К:Картины 1879 года

«После дождя» — картина русского художника Архипа Куинджи (1841/1842—1910), написанная в 1879 году. Картина является частью собрания Государственной Третьяковской галереи. Размер картины — 102×159 см[1].





История и описание

Картина «После дождя» была впервые показана в 1879 году на 7-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), вместе с двумя другими картинами художника — «Север» и «Берёзовая роща»[2][3].

На картине изображены дома степного хутора, освещённые проглянувшим после недавней грозы ярким солнцем. На заднем плане — чёрное небо с тяжёлыми дождевыми тучами. Ярким зелёным цветом показана освещённая солнцем трава.

Отзывы

Искусствовед Владимир Петров так писал в своей статье, посвящённой 150-летию со дня рождения Архипа Куинджи[4]:

... особенно остро ощущается динамизм, наэлектризованность жизни южной природы в картине "После дождя". В ней Куинджи запечатлел момент, когда после только что пронесшейся над степным хутором грозы небо еще затянуто бегущими к горизонту черно-лиловыми тучами, но сквозь них уже пробились солнечные лучи, осветившие омытую ливнем траву и мокрые крыши зданий, и в свежем воздухе живет предчувствие радуги. Темпераментная живопись неба, передающая мощь грозовой стихии, сочетается в картине с поэтической проникновенностью деталей - прежде всего изображения мирно пасущейся у реки каурой лошадки (анималистические элементы у Куинджи вообще очень выразительны).

Другие картины

У Куинджи есть несколько картин с таким же или похожими названиями. Одна из них, «После грозы» (1879), находится в коллекции Сумского художественного музея[5].

См. также

Напишите отзыв о статье "После дождя (картина Куинджи)"

Примечания

  1. [www.museum-online.ru/Realism/Arhip_Ivanovich_Kuinji/Canvas/1541/ Архип Иванович Куинджи — После дождя] (HTML). www.museum-online.ru. Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6BEK0eOZT Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  2. М. П. Неведомский. [kuinje.ru/life12.php Архип Иванович Куинджи. Биография-характеристика, Куинджи и ТПХВ (часть 3)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6B1MDANYk Архивировано из первоисточника 28 сентября 2012].
  3. М. П. Неведомский. [kuinje.ru/life13.php Архип Иванович Куинджи. Биография-характеристика, Куинджи и ТПХВ (часть 4)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6B1TXxEd9 Архивировано из первоисточника 28 сентября 2012].
  4. Владимир Петров. [kuinje.ru/petrov3.php Статья к 150-летию Куинджи] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6B1ME7YVU Архивировано из первоисточника 28 сентября 2012].
  5. [kuinje.ru/kuinji_galleries.php Музеи и художественные галереи, в которых хранятся произведения Куинджи] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 9 июля 2012. [www.webcitation.org/6B1sIWFlN Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].

Ссылки

  • [kuinje.ru/shedevr/kuinji1.php Архип Иванович Куинджи. Галерея картин художника - После дождя. 1879] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BEK1lKlV Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].


Отрывок, характеризующий После дождя (картина Куинджи)

Другой раз она позвала Дуняшу, и голос ее задребезжал. Она еще раз кликнула ее, несмотря на то, что она слышала ее шаги, – кликнула тем грудным голосом, которым она певала, и прислушалась к нему.
Она не знала этого, не поверила бы, но под казавшимся ей непроницаемым слоем ила, застлавшим ее душу, уже пробивались тонкие, нежные молодые иглы травы, которые должны были укорениться и так застлать своими жизненными побегами задавившее ее горе, что его скоро будет не видно и не заметно. Рана заживала изнутри. В конце января княжна Марья уехала в Москву, и граф настоял на том, чтобы Наташа ехала с нею, с тем чтобы посоветоваться с докторами.


После столкновения при Вязьме, где Кутузов не мог удержать свои войска от желания опрокинуть, отрезать и т. д., дальнейшее движение бежавших французов и за ними бежавших русских, до Красного, происходило без сражений. Бегство было так быстро, что бежавшая за французами русская армия не могла поспевать за ними, что лошади в кавалерии и артиллерии становились и что сведения о движении французов были всегда неверны.
Люди русского войска были так измучены этим непрерывным движением по сорок верст в сутки, что не могли двигаться быстрее.
Чтобы понять степень истощения русской армии, надо только ясно понять значение того факта, что, потеряв ранеными и убитыми во все время движения от Тарутина не более пяти тысяч человек, не потеряв сотни людей пленными, армия русская, вышедшая из Тарутина в числе ста тысяч, пришла к Красному в числе пятидесяти тысяч.
Быстрое движение русских за французами действовало на русскую армию точно так же разрушительно, как и бегство французов. Разница была только в том, что русская армия двигалась произвольно, без угрозы погибели, которая висела над французской армией, и в том, что отсталые больные у французов оставались в руках врага, отсталые русские оставались у себя дома. Главная причина уменьшения армии Наполеона была быстрота движения, и несомненным доказательством тому служит соответственное уменьшение русских войск.
Вся деятельность Кутузова, как это было под Тарутиным и под Вязьмой, была направлена только к тому, чтобы, – насколько то было в его власти, – не останавливать этого гибельного для французов движения (как хотели в Петербурге и в армии русские генералы), а содействовать ему и облегчить движение своих войск.
Но, кроме того, со времени выказавшихся в войсках утомления и огромной убыли, происходивших от быстроты движения, еще другая причина представлялась Кутузову для замедления движения войск и для выжидания. Цель русских войск была – следование за французами. Путь французов был неизвестен, и потому, чем ближе следовали наши войска по пятам французов, тем больше они проходили расстояния. Только следуя в некотором расстоянии, можно было по кратчайшему пути перерезывать зигзаги, которые делали французы. Все искусные маневры, которые предлагали генералы, выражались в передвижениях войск, в увеличении переходов, а единственно разумная цель состояла в том, чтобы уменьшить эти переходы. И к этой цели во всю кампанию, от Москвы до Вильны, была направлена деятельность Кутузова – не случайно, не временно, но так последовательно, что он ни разу не изменил ей.
Кутузов знал не умом или наукой, а всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат, что французы побеждены, что враги бегут и надо выпроводить их; но вместе с тем он чувствовал, заодно с солдатами, всю тяжесть этого, неслыханного по быстроте и времени года, похода.
Но генералам, в особенности не русским, желавшим отличиться, удивить кого то, забрать в плен для чего то какого нибудь герцога или короля, – генералам этим казалось теперь, когда всякое сражение было и гадко и бессмысленно, им казалось, что теперь то самое время давать сражения и побеждать кого то. Кутузов только пожимал плечами, когда ему один за другим представляли проекты маневров с теми дурно обутыми, без полушубков, полуголодными солдатами, которые в один месяц, без сражений, растаяли до половины и с которыми, при наилучших условиях продолжающегося бегства, надо было пройти до границы пространство больше того, которое было пройдено.