Поспелов, Пётр Николаевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Пётр Николаевич Поспелов<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС
29 июня 1957 — 17 октября 1961
Секретарь ЦК КПСС
5 марта 1953 — 4 мая 1960
 
Место погребения: Новодевичье кладбище
Партия: КПСС с 1916 года
Образование: Институт красной профессуры
Учёная степень: доктор исторических наук
Учёное звание: академик АН СССР
Профессия: историк КПСС
Деятельность: пропагандист, главный редактор газеты «Правда» (1940—1949)
 
Награды:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Пётр Никола́евич Поспе́лов (8 [20] июня 1898, пос. Кузнецово22 апреля 1979, Москва) — советский партийный деятель. Герой Социалистического Труда (1958). Лауреат Сталинской премии первой степени (1943). Член КПСС с 1916 года. Академик АН СССР (23 октября 1953, член-корреспондент 4 декабря 1946).





Биография

Пётр Поспелов родился в посёлке Кузнецово Корчевского уезда Тверской губернии (ныне город Конаково Тверской области). Революционную работу начал в Твери гимназистом. Учился в Московской сельскохозяйственной академии. С 1917 года на партийной и профсоюзной работе в Твери.

В начале Гражданской войны по решению ЦК РКП(б) был направлен в Сибирь и на Урал для ведения подпольной работы. После свержения в Челябинске Советской власти — участник подпольной организации, член центрального бюро профсоюзов, организатор созыва «рабочего союза», секретарь примирительной камеры, разрешавшей конфликты между рабочими и предпринимателями города. В апреле 1918 года был арестован, «поездом смерти» отправлен в Александровский централ. Освобождён в ходе восстания. Участвовал в партизанском движении в Сибири.

С 1920 года на партийной работе в Твери и Новгороде, с 1924 года — в аппарате ЦК ВКП(б). С 1931 года в редакциях журнала «Большевик» и газеты «Правда».

В 19341937 годах руководитель группы печати Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б).

С 1937 года заместитель заведующего Отделами агитпропа ЦК ВКП(б), с его преобразованием в Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) 31.3.1939 1-й заместитель начальника (А. А. Жданова).

Участвовал в подготовке «Краткого курса истории ВКП(б)»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4211 дней]. Один из авторов-составителей книги «Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография» (1947).

В 19401949 годах главный редактор газеты «Правда», в 19491952, 19611967 годах директор ИМЛ при ЦК ВКП(б), в 19521953 годах — заместитель главного редактора газеты «Правда». В этот период Поспелов активно участвует в написании статей, прославляющих Сталина и фальсифицирующих историю партии и гражданской войны. Согласно воспоминаниям Всеволода Меркулова, Поспелов принимал участие в подготовки речи Л. П. Берии на похоронах Сталина[1].

В годы Великой Отечественной войны передал вместе с коллективом других лауреатов (всего 15 человек) Сталинскую премию в Фонд обороны.

Член ЦКК КПСС в 1930—1934 годах. Член КПК с 1934 года. В 19531960 годах секретарь ЦК КПСС. Член ЦК КПСС (1939—1971). Депутат ВС СССР в 1946—1966 годах. Академик АН СССР (1953).

Несмотря на то, что многие отмечали его фанатичную преданность Сталину, одним из первых перешёл на сторону Хрущёва, который поручил ему возглавить комиссию по расследованию причин массовых репрессий. Материалы комиссии Поспелова были использованы в докладе Хрущёв «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС.

На совещании Идеологической комиссии ЦК КПСС в 1965 году П. Ф. Юдин, в частности, рассказал о поспеловском освещении исторической победы над фашизмом, основной вклад в которую якобы внёс Хрущёв, несмотря на ошибки Сталина. «Что там Сталин! Сталин порой казался просто мальчишкой по сравнению с Хрущёвым», — говорил Юдин.

— Проф., д-р филос. наук Г. С. Батыгин [www.ihst.ru/projects/sohist/papers/bade93sm.htm]

Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС в 19571961 годах. В 19611967 годах — снова директор института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Редактор многотомной «Истории КПСС». Руководитель авторского коллектива, подготовившего официальную биографию В. И. Ленина. П. Н. Поспелов умер 22 апреля 1979 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 9)[2].

Награды и премии

Напишите отзыв о статье "Поспелов, Пётр Николаевич"

Примечания

  1. [www.kommersant.ru/doc/906894 Ъ-Власть — «Берия стал бояться Абакумова как огня»]
  2. [www.nd.m-necropol.ru/pospelov-pn.html Могила П. Н. Поспелова на Новодевичьем кладбище]

Литература

  • Люди большевистского подполья Урала и Сибири. 1918—1919 / Сост. С. Г. Черемных. — М., 1988.
  • Абрамовский А. П. Челябинское большевистское подполье в период колчаковщины / А. П. Абрамовский, М. Д. Машин. — Челябинск, 1989.
  • Бурлацкий Ф. М. Вожди и советники. — М.: Политиздат, 1990.

См. также

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=13211 Поспелов, Пётр Николаевич]. Сайт «Герои Страны».

  • Поспелов Петр Николаевич — статья из Большой советской энциклопедии.
  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-51802.ln-ru Профиль Петра Николаевича Поспелова] на официальном сайте РАН
  • [www.knowbysight.info/PPP/05221.asp Биография] в Справочнике по истории КПСС
  • [www.hrono.info/biograf/bio_p/pospelov_pn.php Биография] на сайте «Хронос»
  • [isaran.ru/?q=ru/person&guid=AB429972-B39E-FC21-2B2E-5FFD8C3C4729 Историческая справка] на сайте Архива РАН

Отрывок, характеризующий Поспелов, Пётр Николаевич

– Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену , и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду… хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю…
Говоря это, он встал, подошел к сестре и, нагнувшись, поцеловал ее в лоб. Прекрасные глаза его светились умным и добрым, непривычным блеском, но он смотрел не на сестру, а в темноту отворенной двери, через ее голову.
– Пойдем к ней, надо проститься. Или иди одна, разбуди ее, а я сейчас приду. Петрушка! – крикнул он камердинеру, – поди сюда, убирай. Это в сиденье, это на правую сторону.
Княжна Марья встала и направилась к двери. Она остановилась.
– Andre, si vous avez. la foi, vous vous seriez adresse a Dieu, pour qu'il vous donne l'amour, que vous ne sentez pas et votre priere aurait ete exaucee. [Если бы ты имел веру, то обратился бы к Богу с молитвою, чтоб Он даровал тебе любовь, которую ты не чувствуешь, и молитва твоя была бы услышана.]
– Да, разве это! – сказал князь Андрей. – Иди, Маша, я сейчас приду.
По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах.
– Ah! je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза.
Князь Андрей строго посмотрел на нее. На лице князя Андрея вдруг выразилось озлобление. Он ничего не сказал ей, но посмотрел на ее лоб и волосы, не глядя в глаза, так презрительно, что француженка покраснела и ушла, ничего не сказав.
Когда он подошел к комнате сестры, княгиня уже проснулась, и ее веселый голосок, торопивший одно слово за другим, послышался из отворенной двери. Она говорила, как будто после долгого воздержания ей хотелось вознаградить потерянное время.
– Non, mais figurez vous, la vieille comtesse Zouboff avec de fausses boucles et la bouche pleine de fausses dents, comme si elle voulait defier les annees… [Нет, представьте себе, старая графиня Зубова, с фальшивыми локонами, с фальшивыми зубами, как будто издеваясь над годами…] Xa, xa, xa, Marieie!
Точно ту же фразу о графине Зубовой и тот же смех уже раз пять слышал при посторонних князь Андрей от своей жены.
Он тихо вошел в комнату. Княгиня, толстенькая, румяная, с работой в руках, сидела на кресле и без умолку говорила, перебирая петербургские воспоминания и даже фразы. Князь Андрей подошел, погладил ее по голове и спросил, отдохнула ли она от дороги. Она ответила и продолжала тот же разговор.
Коляска шестериком стояла у подъезда. На дворе была темная осенняя ночь. Кучер не видел дышла коляски. На крыльце суетились люди с фонарями. Огромный дом горел огнями сквозь свои большие окна. В передней толпились дворовые, желавшие проститься с молодым князем; в зале стояли все домашние: Михаил Иванович, m lle Bourienne, княжна Марья и княгиня.
Князь Андрей был позван в кабинет к отцу, который с глазу на глаз хотел проститься с ним. Все ждали их выхода.
Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.
– Едешь? – И он опять стал писать.
– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.
Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь.
– Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу.
Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно.
– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.