Постоянный пациент

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Постоянный пациент
The Adventure of the Resident Patient

Блессингтон, Тревельян, Ватсон и Холмс
Жанр:

детектив

Автор:

Артур Конан Дойль

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

октябрь 1881

Дата первой публикации:

1893

Предыдущее:

Горбун

Следующее:

Случай с переводчиком

[www.lib.ru/AKONANDOJL/sh_patie.txt Электронная версия]

«Постоянный пациент» (англ. The Adventure of the Resident Patient) — рассказ Артура Конана Дойля, который вошёл в сборник «Воспоминания Шерлока Холмса» (другое название — «Записки о Шерлоке Холмсе»), опубликованный в 1893 году. В поздние годы Дойль добавил к двенадцати своим любимым рассказам о Холмсе ещё семь более поздних рассказов, в их числе был «Постоянный пациент»[1].





Сюжет

После прогулки Шерлок Холмс и доктор Ватсон застают у себя в квартире молодого врача Перси Тревельяна. На Бейкер-стрит Тревельяна привело беспокойство его «постоянного пациента», мистера Блессингтона. Оказалось, что мистер Блессингтон помог молодому, подающему надежды врачу наладить частную практику. На приём к Тревельяну записывается старый русский дворянин, который приходит в сопровождении своего сына. Он болен редкой болезнью — каталепсией. Доктор выходит за лекарством, а вернувшись, обнаруживает исчезновение пациента. А в комнате мистера Блессингтона обнаружились следы сына. Шерлок Холмс и доктор Ватсон отправляются на квартиру к Блессингтону и доктору Тревельяну. Холмс замечает, что Блессингтон что-то скрывает и отказывается говорить правду. На следующее утро Блессингтона находят повешенным при странных обстоятельствах. Полиция считает, что это самоубийство, но тщательно обследовав квартиру, Холмс приходит к выводу, что это убийство.

Вскоре Холмс, исследовав полицейские архивы, объясняет ведущему расследование инспектору Лэннеру, что это была месть. 12 лет назад банда из пяти преступников, среди которых был Блессингтон, ограбила банк. После их поимки Блессингтон, стремясь избежать наказания, дал против других членов банды признательные показания. Главарь был повешен, а оставшиеся трое получили длительные сроки заключения. После выхода на свободу они решили отомстить предателю.

Экранизация

Рассказ был экранизирован в телесериале «Приключения Шерлока Холмса» с Джереми Бреттом в главной роли. Экранизация вышла в качестве четвёртого эпизода второго сезона. Премьера состоялась 15 сентября 1985 года[2]. В эпизоде также есть фрагмент, в котором Уотсон пытается использовать дедуктивный метод Холмса, чтобы раскрыть его текущее состояние, и в какой-то мере добивается успеха, что признает сам Холмс.

Напишите отзыв о статье "Постоянный пациент"

Примечания

  1. [www.trivia-library.com/b/sir-arthur-conan-doyle-favorite-sherlock-holmes-stories.htm Sir Arthur Conan Doyle's Favorite Sherlock Holmes Stories] (англ.). Проверено 10 мая 2012. [www.webcitation.org/6AlwGY4mk Архивировано из первоисточника 18 сентября 2012].
  2. The Resident Patient (англ.) на сайте Internet Movie Database

Ссылки

  • [lib.ru/AKONANDOJL/sh_patie.txt Рассказ «Постоянный пациент»] на lib.ru
  • «The Adventure of the Resident Patient», Glasgow Weekly Mail (September 1, 1894), 7.
  • «The Adventure of the Resident Patient», The Grand Magazine, 57 (June 1930), 437—447.
  • «The Resident Patient», [Illustrated by W.H. Hyde]. Harper’s Weekly, 37, No. 1912 (August 12, 1893), 761—763. (The Adventures of Sherlock Holmes)
  • «The Adventure of the Resident Patient», Illustrated by Dan Smith. New York World, Sunday magazine (June 25, 1905), 2-3.
  • «The Adventure of the Resident Patient», Stoll’s Editorial News, 4 (March 17, 1921), i-iv; (March 24, 1921), v-viii. illus.
  • «The Adventure of the Resident Patient», [Illustrated by Sidney Paget]. The Strand Magazine, 6, No. 32 (August 1893), 128—138. (The Adventures of Sherlock Holmes, 21)
  • «The Adventure of the Resident Patient», [Illustrated by Sidney Paget]. The Strand Magazine [New York], 6 (September 1893), 128—138.


Отрывок, характеризующий Постоянный пациент

Наконец последний эпизод в Польше, еще свежий в памяти капитана, который он рассказывал с быстрыми жестами и разгоревшимся лицом, состоял в том, что он спас жизнь одному поляку (вообще в рассказах капитана эпизод спасения жизни встречался беспрестанно) и поляк этот вверил ему свою обворожительную жену (Parisienne de c?ur [парижанку сердцем]), в то время как сам поступил во французскую службу. Капитан был счастлив, обворожительная полька хотела бежать с ним; но, движимый великодушием, капитан возвратил мужу жену, при этом сказав ему: «Je vous ai sauve la vie et je sauve votre honneur!» [Я спас вашу жизнь и спасаю вашу честь!] Повторив эти слова, капитан протер глаза и встряхнулся, как бы отгоняя от себя охватившую его слабость при этом трогательном воспоминании.
Слушая рассказы капитана, как это часто бывает в позднюю вечернюю пору и под влиянием вина, Пьер следил за всем тем, что говорил капитан, понимал все и вместе с тем следил за рядом личных воспоминаний, вдруг почему то представших его воображению. Когда он слушал эти рассказы любви, его собственная любовь к Наташе неожиданно вдруг вспомнилась ему, и, перебирая в своем воображении картины этой любви, он мысленно сравнивал их с рассказами Рамбаля. Следя за рассказом о борьбе долга с любовью, Пьер видел пред собою все малейшие подробности своей последней встречи с предметом своей любви у Сухаревой башни. Тогда эта встреча не произвела на него влияния; он даже ни разу не вспомнил о ней. Но теперь ему казалось, что встреча эта имела что то очень значительное и поэтическое.
«Петр Кирилыч, идите сюда, я узнала», – слышал он теперь сказанные сю слова, видел пред собой ее глаза, улыбку, дорожный чепчик, выбившуюся прядь волос… и что то трогательное, умиляющее представлялось ему во всем этом.
Окончив свой рассказ об обворожительной польке, капитан обратился к Пьеру с вопросом, испытывал ли он подобное чувство самопожертвования для любви и зависти к законному мужу.
Вызванный этим вопросом, Пьер поднял голову и почувствовал необходимость высказать занимавшие его мысли; он стал объяснять, как он несколько иначе понимает любовь к женщине. Он сказал, что он во всю свою жизнь любил и любит только одну женщину и что эта женщина никогда не может принадлежать ему.
– Tiens! [Вишь ты!] – сказал капитан.
Потом Пьер объяснил, что он любил эту женщину с самых юных лет; но не смел думать о ней, потому что она была слишком молода, а он был незаконный сын без имени. Потом же, когда он получил имя и богатство, он не смел думать о ней, потому что слишком любил ее, слишком высоко ставил ее над всем миром и потому, тем более, над самим собою. Дойдя до этого места своего рассказа, Пьер обратился к капитану с вопросом: понимает ли он это?
Капитан сделал жест, выражающий то, что ежели бы он не понимал, то он все таки просит продолжать.
– L'amour platonique, les nuages… [Платоническая любовь, облака…] – пробормотал он. Выпитое ли вино, или потребность откровенности, или мысль, что этот человек не знает и не узнает никого из действующих лиц его истории, или все вместе развязало язык Пьеру. И он шамкающим ртом и маслеными глазами, глядя куда то вдаль, рассказал всю свою историю: и свою женитьбу, и историю любви Наташи к его лучшему другу, и ее измену, и все свои несложные отношения к ней. Вызываемый вопросами Рамбаля, он рассказал и то, что скрывал сначала, – свое положение в свете и даже открыл ему свое имя.