Почтовый ящик

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Почто́вый я́щик — ящик, предназначенный для сбора или доставки почтовой корреспонденции (писем, почтовых карточек и др.)[1].





Виды

По виду использования и соответствующей конструкции различают две следующие основные категории почтовых ящиков:

  • для исходящей корреспонденции — для сбора исходящих писем и почтовых карточек; устанавливаются в почтовых отделениях, а также в ключевых точках жилого сектора.
  • для входящей корреспонденции — для сбора почты определённого абонента или абонентов; могут устанавливаться по адресу жительства (для физических лиц) или фактическому адресу (для юридических лиц); размещаются в доступных для почтальонов местах[1].

Особенности терминологии

Понятие почтового ящика может по-разному толковаться в той или иной стране и в том или ином языке.

В Российской Федерации

Согласно официальному толкованию в статье 2 Федерального закона Российской Федерации «О почтовой связи» от 17 июля 1999 года (в редакции от 22.08.2004, № 122-ФЗ)[2], «почтовый ящик — специальный запирающийся ящик, предназначенный для сбора простых писем и почтовых карточек».

Там же даются следующие толкования других видов почтовых ящиков:

  • Почтовый абонентский ящик — специальный запирающийся ящик, предназначенный для получения адресатами почтовых отправлений.
  • Абонентский почтовый шкаф — специальный шкаф с запирающимися ячейками, устанавливаемый в жилых домах, а также на доставочных участках, предназначенный для получения адресатами почтовых отправлений.
  • Абонементный почтовый шкаф — устанавливаемый в объектах почтовой связи специальный шкаф с запирающимися ячейками, которые абонируются (арендуются) на определённый срок адресатами для получения почтовых отправлений.
  • Почтовый шкаф опорного пункта — специальный запирающийся шкаф, предназначенный для временного хранения почтовых отправлений на доставочных участках или для получения адресатами почтовых отправлений.

Примерно до начала 1980-х годов почтовые ящики в крупных городах были двух цветов: красного — для отправления корреспонденции внутри города, синего — для отправления междугородной корреспонденции.

По состоянию на май 2016 года, до сих пор на улицах городов (в том числе, крупных городов) можно встретить синий почтовый ящик с изображением Государственного герба СССР.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2982 дня]

В англоязычных странах

При оказании почтовых услуг в этих странах различают следующие понятия для обозначения почтовых ящиков в зависимости от цели их применения:

История

Первые почтовые ящики

В истории почты имеется несколько эпизодов, которые претендуют быть первым упоминанием о почтовом ящике.

В первые годы XVI века во Флоренции были установлены деревянные почтовые ящики — так называемые «тамбуры». Они размещались у главных церковных общин и имели щель вверху, в которую можно было незаметно для посторонних взглядов опустить анонимное письмо с обвинениями против врагов государства.[3]

В XVI веке у мыса Доброй Надежды экипажами британских судов были установлены каменные почтовые ящики для передачи писем на другие суда. Аналогичные каменные ящики были и у голландских моряков.[4]

В нынешней Польше на родину почтового ящика претендует Легница, где они впервые появились в 1633 году[5].

Почтовые ящики упоминаются в документах городской почты Парижа, основанной в 1653 году, а их изобретение приписывают Ренуару де Вилайе.[1][6]

В XVIII веке капитаны судов, ходивших из Англии в Америку, использовали для сбора корреспонденции холщовые мешки, которые вывешивались в холлах гостиниц и в кофейнях для сбора писем.[4]

В Австрии почтальон носил почтовый ящик с собой на ремне.[4]

Почтовые ящики в Германии были больших размеров, отличались изяществом отделки и резьбой по дереву.[4]

В Лондоне (Великобритания) были созданы ящики экспресс-почты. Отправитель опускал в такой ящик письмо и монету для оплаты услуг и нажимал на специальный рычаг, с помощью которого в ближайшее почтовое отделение подавался сигнал о поступлении письма. Получив сигнал, из почтового отделения отправляли курьера забрать письмо.[4]

В Российской империи и СССР

Почтовые ящики впервые появились в Российской империи на улицах Санкт-Петербурга и Москвы в 1848 году[1][4][6]. В Москве почтовые ящики были введены 1 ноября 1848 года предписанием Почтового департамента. Первые почтовые ящики были деревянными[1] и массивными, но уже скоро их сменили металлические конструкции[1] с нарисованным стилизованным конвертом. В 1901 году были установлены оранжевые почтовые ящики. Опущенную в них корреспонденцию отправляли поездом в тот же день.[7]

В почтовых ящиках, установленных на приёмных почтовых пунктах, было устроено два отделения. Одно закрывалось на замок и было предназначено для приёма писем для пересылки. Второе было открытым и служило для хранения писем, возвращаемых по причине отсутствия или нерозыска адресата.[7]

В 1928 году на московских трамваях было оборудовано 200 ящиков, куда москвичи могли опускать корреспонденцию. Во время остановки трамвая недалеко от главпочтамта почтовики забирали письма из ящиков, установленных на трамвае.[4][8]

Всего в СССР во второй половине 1960-х годов насчитывалось около полумиллиона почтовых ящиков.[6]

Для адресации секретных учреждений

В СССР у предприятий, организаций и формирований оборонного или другого секретного характера было принято открытое служебное наименование «Почтовый ящик» (п/я № такой-то) для открытой почтовой переписки с указанием города.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3030 дней]

В США и Канаде

Почтовое ведомство США начало устанавливать почтовые ящики для сбора корреспонденции в 1850-е годы у почтовых отделений и на перекрёстках в крупных городах. Почтовые ящики вначале навешивали на фонарные столбы.[9] По мере роста объёмов пересылки почты почтовое ведомство постепенно заменило небольшие почтовые ящики моделями большего размера. Устанавливать отдельно стоящий на четырёх опорах почтовый ящик с надписью «U. S. Mail»Почта США») было впервые предложено в 1894 году после опыта успешного применения почтовых ящиков такой конструкции в Канаде. Почтовые ящики такого дизайна быстро стали привычными на перекрёстках американских городов.[9][10]

В отличие от канадских почтовых ящиков, которые были окрашены в красный цвет[11], американские почтовые ящики первоначально были тёмно-зелёного цвета, чтобы их не путали с противопожарным оборудованием, затем, в 1950-е годы, их перекрасили в красный и синий цвет, и наконец, — полностью в синий цвет с контрастно выделяющейся надписью.[10][12] Появление автомобиля также повлияло на дизайн почтовых ящиков в США, и в конце 1930-х годов был добавлен специальный жёлоб или патрубок, дающий возможность опустить письмо, подъехав к стоящему у края тротуара почтовому ящику и не выходя из машины[9].

См. также

Напишите отзыв о статье "Почтовый ящик"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Почтовый ящик // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/2223/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.  (Проверено 22 июня 2011)
  2. [www.russianpost.ru/rp/servise/ru/home/documents/postlaw Федеральный закон «О почтовой связи»]. Нормативные документы. Услуги и сервисы. Федеральное государственное унитарное предприятие «Почта России». Проверено 22 июня 2011. [www.webcitation.org/65WwMEnI7 Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  3. [www.post.crimea.ua/facts.shtml Интересные факты из истории почты]. О почте. Крымская дирекция УГППС «Укрпочта». — «По данным газеты «Поштовий вiсник»»  Проверено 22 июня 2011. [web.archive.org/web/20080921091236/www.post.crimea.ua/facts.shtml Архивировано из первоисточника 21 сентября 2008].
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Календарь филателиста на 1978 год. — М.: Связь, 1977. — С. 15.
  5. [www.briefkastenverkauf.de/geschichte-briefkasten.htm Geschichte und aktuelles über Briefkästen] (нем.). Briefkasten und Briefkästen; Briefkastenverkauf.de. — Информация по истории и современности почтового ящика. Проверено 22 июня 2011.
  6. 1 2 3 Почтовый ящик // [www.fmus.ru/article02/FS/P.html Филателистический словарь] / Сост. О. Я. Басин. — М.: Связь, 1968. — 164 с.
  7. 1 2 Московский почтамт 1711—2001. — М.: Форум, 2001. — 156 с. — С. 37-40. — ISBN 5-8199-0025-1.
  8. Почта трамвайная // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/2173/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  9. 1 2 3 Marsh, Allison. [www.arago.si.edu/index.asp?con=1&cmd=1&mode=&tid=2032051 Postal Collection Mailboxes] (англ.). Postal Operations. Mail Processing. Mailboxes. Arago™; National Postal Museum, Smithsonian Institution (20 March 2006). Проверено 22 июня 2011. [www.webcitation.org/65WwO9Zxk Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  10. 1 2 Shaman, Tony. [www.antique67.com/articles/antique_letterboxes/antique_letterboxes.html Antique Street Letterboxes] (англ.). Articles. Antique67.com. Проверено 22 июня 2011. [www.webcitation.org/65WwPEG29 Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  11. [www.civilisations.ca/cmc/whats-on/event-detail&EventId=31 History In A Box: Red Forever! 1993] (англ.). What's On. Exhibitions. Past Exhibitions(недоступная ссылка — история). Canadian Museum of Civilization Corporation. Проверено 22 июня 2011.
  12. Marsh, Allison; Pope, Nancy. [arago.si.edu/index.asp?con=2&cmd=1&id=76927&img=1&pg=1 Orr & Painter mailbox] (англ.). Postal Operations. Mail Processing. Mailboxes. Postal Collection Mailboxes. Arago™; National Postal Museum, Smithsonian Institution (28 April 2006). Проверено 22 июня 2011. [www.webcitation.org/65WwPktGA Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Почтовый ящик

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.
– Вот как в наше время танцовывали, ma chere, – сказал граф.
– Ай да Данила Купор! – тяжело и продолжительно выпуская дух и засучивая рукава, сказала Марья Дмитриевна.


В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.
Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.