Правосудие

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Правосу́дие (юстиция) — вид правоохранительной и правоприменительной государственной деятельности, в результате которой реализуется (проявляется) судебная власть.





Широкое и узкое понимание правосудия

Наиболее широкое понимание правосудия философско-феноменологическое, где осуществление правосудия представляют в виде исполняемого ритуала (акта, действа), направленного на приобретение законной силы случая применения права при разрешении каких-либо споров. Вынесенное решение само может приобрести силу закона, равную применённой правовой норме (судебный прецедент).

По определению В. И. Даля, «правосудие» — «правый суд, решение по закону, по совести, … правда»[1]. С. И. Ожегов определил правосудие более ограничительно как «деятельность судебных органов»[2]. В словаре Д. Н. Ушакова под правосудием понимается и «деятельность судебных органов, основанная на законе» и «судебная деятельность государства (юстиция)» вообще[3].
В теории права и в законодательстве правосудие нередко трактуется широко, и подразумевает всю сферу юстиции, включая процессуальную и исполнительную деятельность. Например, в уголовном праве России в понятии субинститута преступлений против правосудия термин правосудие охватывает как досудебную (дознание и предварительное следствие), так и судебную процессуальную деятельность, а также исполнение судебных решений. Это понимание правосудия в широком смысле.

Однако, например, Конституция России[4] указывает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (при этом, определения того, что такое «правосудие», она не содержит). Федеральный конституционный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации»[5] в части первой ст. 4 также подчёркивает:

Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается.

Поэтому в содержание понятия «правосудие» в законодательстве часто включается только судебная деятельность по рассмотрению и разрешению различных категорий дел. Это понимание правосудия в узком смысле.

Правосудие в России

Признаки

  1. Правосудие осуществляется только судом (специальными государственными органами в лице судей).
  2. Судьи и присяжные заседатели обладают особым правовым статусом, обеспечивающим их независимость и самостоятельность при принятии решений.
  3. Правосудие осуществляется путём рассмотрения гражданских, конституционных, уголовных, административных и арбитражных дел.
  4. Правосудие реализуется через гражданское, конституционное, уголовное и административное судопроизводство.
  5. Акты реализации правосудия носят общеобязательный характер;

Система демократических принципов реализации правосудия

Принципы правосудия — самые общие руководящие начала, определяющие организацию и деятельность судебной власти.

  1. Законность [6] — деятельность по реализации правосудия основана на соблюдении Конституции и законов.
  2. Единство судебной системы [7][8] — судебная система оформляется в Конституции РФ, все федеральные и мировые судьи соблюдают установленные ФЗ правила судопроизводства, на всей территории РФ признаётся обязательность вступивших в законную силу судебных постановлений.
  3. Единство статуса судей (закрепляется в Законе).
  4. Равенство всех перед законом и судом.[9]
  5. Правосудие осуществляется только судом.[4] — гражданские, арбитражные и уголовные дела рассматриваются единолично или коллегиально, а административные дела рассматриваются судьёй единолично
  6. Охрана прав и свобод граждан при осуществлении правосудия.[10]
  7. Неприкосновенность личности — ограничение личной свободы возможно только по определённым основаниям.
  8. Состязательность и равноправие сторон — стороны наделены равными правами, ни одна из сторон не имеет преимущества перед судом.
  9. Обеспечение права на получение квалифицированной юридической помощи.[11]
  10. Язык судопроизводства — уголовное и административное судопроизводство осуществляется только на русском языке или на языках республик в составе РФ, судопроизводство в Конституционном суде РФ, арбитражных и военных судах ведётся только на русском языке.
  11. Обеспечение судебной защиты прав и свобод личности.
  12. Участие граждан в осуществлении правосудия.
  13. Презумпция невиновности (в уголовном судопроизводстве)

Проблемы российского правосудия

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Основными проблемами российского правосудия в постсоветский период являются зависимость судов от органов исполнительной власти, а судей — от руководителей судебных органов, преобладание обвинительного уклона при разрешении уголовных дел, волокита[Прим. 1]. Широко распространено такое явление как вмешательство в деятельность по отправлению правосудия со стороны представителей исполнительной ветви властиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2308 дней]. Имеют место и проявления сильной коррупции — за 10 месяцев 2010 года к уголовной ответственности привлечены 4 судьиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2308 дней]. В обществе назрело недовольство результатами деятельности российских судов, и это обстоятельство время от времени вызывает дискуссию о необходимости продолжения судебной реформыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2308 дней].

Правосудие в СССР

Российское правосудие возникло не на пустом месте. Его традиции и подходы коренятся в той самой системе, которая была создана советской властью. Но советское правосудие как таковое начиналось с чистого листа. Большевики полностью уничтожили судебную систему Российской империи вместе с её кадрами.

Первые годы Советской власти

Основатель Советского государства В.И.Ульянов-Ленин писал:

Революционная диктатура пролетариата есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами
В. И. Ленин. «Пролетарская революция и ренегат Каутский» ПСС, т. 37, с. 244

Сталинский период

Конституция СССР 1936 года предусматривала, что правосудие в СССР осуществляется судебными органами, разбирательство дел в судах ведётся открыто, обвиняемому предоставляется право на защиту, а судьи являются независимыми и подчиняются только закону[12]. Эти принципы действительно находили выражение в практике в отношении гражданских и общеуголовных дел[13].

Однако по делам о политических преступлениях нормы правосудия зачастую грубо нарушались. Хотя в рассматриваемый исторический период у СССР было немало реальных врагов (о чём говорит выявление реальных подпольных организаций, организованных иностранными разведками[уточнить]), с середины 1930-х годов получила отчётливое выражение тенденция к выявлению врагов (см. враг народа) и вредителей там, где их в действительности не было: антисоветской агитацией и пропагандой объявлялась любая критика существующих порядков, террористическими актами, диверсиями и вредительством — простая халатность и аварии на производстве, связанные с недостаточным уровнем технической подготовленности работников; агентами иностранных разведок объявлялись люди, которые не имели и не могли иметь к ним отношения[13].

При этом по соответствующим статьям УК (Ст. 58. УК РСФСР/СССР) осуждались большое количество граждан СССР[14][15]. Всего с 1934 по 1953 год за контрреволюционные преступления в лагеря ГУЛАГ НКВД было заключено 6 миллионов 883 тысячи человек[16]. Многие из этих лиц были осуждены специальными внесудебными органами: «тройками» и Особыми совещаниями, помимо органов суда и прокуратуры[17]. Значительная часть позже была реабилитирована.

Органы прокуратуры принимали во многих из этих нарушений законности деятельное участие, хотя можно отметить и отдельные случаи обратного, нередко приводившие к применению репрессий уже в отношении самих прокуроров (например, И. А. Акулова)[13].

Генерал армии, Герой Советского Союза, А. В. Горбатов, в конце 1930-х прошедший сталинские лагеря на Колыме, в своих воспоминаниях писал[18]:

Невинно осужденных я видел много: на пересыльном пункте во Владивостоке, в Магадане и других местах. Большинство этих несчастных считали себя обреченными. Против своей воли они были вынуждены подписать протоколы допросов, где говорилось об их несуществующих преступлениях, и клеветать на других невинных людей. Товарищи искренне и тяжело переживали эту трагедию. В разговорах между собой они не скрывали своей подавленности и откровенно рассказывали о своем вынужденном поведении на следствии. Почти все, кто ставил подпись под протоколами допроса, шли на это после того, как перенесли физические и нравственные муки и больше вынести не могли; многие из них после безрезультатно пытались отречься от своих показаний, которые давали в надежде, что все разъяснится, когда дело дойдет до суда. Какой суд их ждал, это я знал по своему опыту, а ведь большинство не дождалось и такого суда — их приговаривали заочно «особые суды», «тройки»… И все-таки эти несчастные продолжали писать заявления, годами не получая ответа, они хотели исправить против воли сделанное ими зло и верили, что партия коммунистов искоренит преступников, прикрывающихся её именем, что народная, подлинно коммунистическая советская правда восторжествует.

Оттепель

Период застоя

См. также

В Викицитатнике есть страница по теме
Правосудие

Напишите отзыв о статье "Правосудие"

Примечания

  1. По статистике российские суды выносят меньше 1% оправдательных приговоров ([www.bbc.co.uk/russian/uk/2013/06/130628_brit_press.shtml Би-би-си:«Пресса Британии: Кира Найтли в Останкинском суде»])

Сноски

  1. Даль В. И. Толковый словарь Живого великорусского языка. Т. III. — М., 1998. — С. 380.
  2. Ожегов С. И. Словарь русского языка. Изд. 15. — М., 1984. — С.511.
  3. Толковый словарь русского языка: в 4 т. Под ред.Д. Н. Ушакова. М.: «Гос. ин-т Сов. энцикл.»., ОГИЗ., Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940.
  4. 1 2 Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., ст. 118
  5. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) «О судебной системе Российской Федерации» (одобрен СФ ФС РФ 26.12.1996).
  6. Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., ст. 15
  7. Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., Глава 7
  8. ФКЗ «О судебной системе РФ»
  9. Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., ст. 19
  10. Следует из Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., ст. 2
  11. Конституция Российской Федерации — принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. — № 237. — 25 декабря 1993 года. (c последующими изменениями)., ст. 48
  12. Конституция СССР. Утверждена Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР от 05.12.1936 // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. № 283. 6 декабря 1936 года.
  13. 1 2 3 История отечественного государства и права. Часть 2: Учебник / Под ред. О. И. Чистякова. М., 2002. § 4 главы 4.
  14. Справка комиссии президиума ЦК КПСС
  15. [www.hrono.ru/dokum/doklad20.html Доклад Н. С. Хрущева XX съезду Коммунистической партии Советского Союза, 25 февраля 1956 г.]
  16. «Всего было заключено в лагерях ГУЛАГ НКВД за контрреволюционные преступления: в 1934 г. — 135 190 лиц (26,5 % от общего числа содержавшихся в лагерях), в 1935 г. — 118 256 (16,3 %), 1936 г. — 108 849 (12,6 %), 1937 г. −104 826 (12,8 %), 1938 г. — 185 324 (18,6 %), 1939 г. — 454 432 (34,5 %), 1940 г. — 444 999 (33,1 %), 1941 г. — 420 293 (28,7 %), 1942 г. — 407 988 (29,6 %), 1943 г. — 345 397 (35,6 %), 1944 г. −268 861 (40,7 %), 1945 г. — 289 351 (41,2 %), 1946 г. — 333 883 (59,2 %), 1947 г. — 427 653 (54,3 %), 1948 г. — 416 156 (38,0 %), 1949 г. — 420 696 (34,2 %), 1950 г. — 578 912 (22,7 %) (в лагерях и колониях), 1951 г. — 475 976 (31,0 %), 1952 г. — 480 766 (29,1 %), 1953 г. — 465 256 (26,9 %)». См.: Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997. С. 132; Кудрявцев В. Н., Трусов А. И. Политическая юстиция в СССР. М., 2000. С. 305; Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 148—149.
  17. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 149.
  18. [militera.lib.ru/memo/russian/gorbatov/index.html А. В. Горбатов «Годы и войны»]

Отрывок, характеризующий Правосудие

«Я вам пишу по русски, мой добрый друг, – писала Жюли, – потому что я имею ненависть ко всем французам, равно и к языку их, который я не могу слышать говорить… Мы в Москве все восторжены через энтузиазм к нашему обожаемому императору.
Бедный муж мой переносит труды и голод в жидовских корчмах; но новости, которые я имею, еще более воодушевляют меня.
Вы слышали, верно, о героическом подвиге Раевского, обнявшего двух сыновей и сказавшего: «Погибну с ними, но не поколеблемся!И действительно, хотя неприятель был вдвое сильнее нас, мы не колебнулись. Мы проводим время, как можем; но на войне, как на войне. Княжна Алина и Sophie сидят со мною целые дни, и мы, несчастные вдовы живых мужей, за корпией делаем прекрасные разговоры; только вас, мой друг, недостает… и т. д.
Преимущественно не понимала княжна Марья всего значения этой войны потому, что старый князь никогда не говорил про нее, не признавал ее и смеялся за обедом над Десалем, говорившим об этой войне. Тон князя был так спокоен и уверен, что княжна Марья, не рассуждая, верила ему.
Весь июль месяц старый князь был чрезвычайно деятелен и даже оживлен. Он заложил еще новый сад и новый корпус, строение для дворовых. Одно, что беспокоило княжну Марью, было то, что он мало спал и, изменив свою привычку спать в кабинете, каждый день менял место своих ночлегов. То он приказывал разбить свою походную кровать в галерее, то он оставался на диване или в вольтеровском кресле в гостиной и дремал не раздеваясь, между тем как не m lle Bourienne, a мальчик Петруша читал ему; то он ночевал в столовой.
Первого августа было получено второе письмо от кня зя Андрея. В первом письме, полученном вскоре после его отъезда, князь Андрей просил с покорностью прощения у своего отца за то, что он позволил себе сказать ему, и просил его возвратить ему свою милость. На это письмо старый князь отвечал ласковым письмом и после этого письма отдалил от себя француженку. Второе письмо князя Андрея, писанное из под Витебска, после того как французы заняли его, состояло из краткого описания всей кампании с планом, нарисованным в письме, и из соображений о дальнейшем ходе кампании. В письме этом князь Андрей представлял отцу неудобства его положения вблизи от театра войны, на самой линии движения войск, и советовал ехать в Москву.
За обедом в этот день на слова Десаля, говорившего о том, что, как слышно, французы уже вступили в Витебск, старый князь вспомнил о письме князя Андрея.
– Получил от князя Андрея нынче, – сказал он княжне Марье, – не читала?
– Нет, mon pere, [батюшка] – испуганно отвечала княжна. Она не могла читать письма, про получение которого она даже и не слышала.
– Он пишет про войну про эту, – сказал князь с той сделавшейся ему привычной, презрительной улыбкой, с которой он говорил всегда про настоящую войну.
– Должно быть, очень интересно, – сказал Десаль. – Князь в состоянии знать…
– Ах, очень интересно! – сказала m llе Bourienne.
– Подите принесите мне, – обратился старый князь к m llе Bourienne. – Вы знаете, на маленьком столе под пресс папье.
M lle Bourienne радостно вскочила.
– Ах нет, – нахмурившись, крикнул он. – Поди ты, Михаил Иваныч.
Михаил Иваныч встал и пошел в кабинет. Но только что он вышел, старый князь, беспокойно оглядывавшийся, бросил салфетку и пошел сам.
– Ничего то не умеют, все перепутают.
Пока он ходил, княжна Марья, Десаль, m lle Bourienne и даже Николушка молча переглядывались. Старый князь вернулся поспешным шагом, сопутствуемый Михаилом Иванычем, с письмом и планом, которые он, не давая никому читать во время обеда, положил подле себя.
Перейдя в гостиную, он передал письмо княжне Марье и, разложив пред собой план новой постройки, на который он устремил глаза, приказал ей читать вслух. Прочтя письмо, княжна Марья вопросительно взглянула на отца.
Он смотрел на план, очевидно, погруженный в свои мысли.
– Что вы об этом думаете, князь? – позволил себе Десаль обратиться с вопросом.
– Я! я!.. – как бы неприятно пробуждаясь, сказал князь, не спуская глаз с плана постройки.
– Весьма может быть, что театр войны так приблизится к нам…
– Ха ха ха! Театр войны! – сказал князь. – Я говорил и говорю, что театр войны есть Польша, и дальше Немана никогда не проникнет неприятель.
Десаль с удивлением посмотрел на князя, говорившего о Немане, когда неприятель был уже у Днепра; но княжна Марья, забывшая географическое положение Немана, думала, что то, что ее отец говорит, правда.
– При ростепели снегов потонут в болотах Польши. Они только могут не видеть, – проговорил князь, видимо, думая о кампании 1807 го года, бывшей, как казалось, так недавно. – Бенигсен должен был раньше вступить в Пруссию, дело приняло бы другой оборот…
– Но, князь, – робко сказал Десаль, – в письме говорится о Витебске…
– А, в письме, да… – недовольно проговорил князь, – да… да… – Лицо его приняло вдруг мрачное выражение. Он помолчал. – Да, он пишет, французы разбиты, при какой это реке?
Десаль опустил глаза.
– Князь ничего про это не пишет, – тихо сказал он.
– А разве не пишет? Ну, я сам не выдумал же. – Все долго молчали.
– Да… да… Ну, Михайла Иваныч, – вдруг сказал он, приподняв голову и указывая на план постройки, – расскажи, как ты это хочешь переделать…
Михаил Иваныч подошел к плану, и князь, поговорив с ним о плане новой постройки, сердито взглянув на княжну Марью и Десаля, ушел к себе.
Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.
Ввечеру Михаил Иваныч, присланный от князя, пришел к княжне Марье за письмом князя Андрея, которое забыто было в гостиной. Княжна Марья подала письмо. Хотя ей это и неприятно было, она позволила себе спросить у Михаила Иваныча, что делает ее отец.
– Всё хлопочут, – с почтительно насмешливой улыбкой, которая заставила побледнеть княжну Марью, сказал Михаил Иваныч. – Очень беспокоятся насчет нового корпуса. Читали немножко, а теперь, – понизив голос, сказал Михаил Иваныч, – у бюра, должно, завещанием занялись. (В последнее время одно из любимых занятий князя было занятие над бумагами, которые должны были остаться после его смерти и которые он называл завещанием.)
– А Алпатыча посылают в Смоленск? – спросила княжна Марья.
– Как же с, уж он давно ждет.


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.
– Нет спокоя, проклятые! – проворчал он с гневом на кого то. «Да, да, еще что то важное было, очень что то важное я приберег себе на ночь в постели. Задвижки? Нет, про это сказал. Нет, что то такое, что то в гостиной было. Княжна Марья что то врала. Десаль что то – дурак этот – говорил. В кармане что то – не вспомню».
– Тишка! Об чем за обедом говорили?
– Об князе, Михайле…
– Молчи, молчи. – Князь захлопал рукой по столу. – Да! Знаю, письмо князя Андрея. Княжна Марья читала. Десаль что то про Витебск говорил. Теперь прочту.
Он велел достать письмо из кармана и придвинуть к кровати столик с лимонадом и витушкой – восковой свечкой и, надев очки, стал читать. Тут только в тишине ночи, при слабом свете из под зеленого колпака, он, прочтя письмо, в первый раз на мгновение понял его значение.
«Французы в Витебске, через четыре перехода они могут быть у Смоленска; может, они уже там».
– Тишка! – Тихон вскочил. – Нет, не надо, не надо! – прокричал он.
Он спрятал письмо под подсвечник и закрыл глаза. И ему представился Дунай, светлый полдень, камыши, русский лагерь, и он входит, он, молодой генерал, без одной морщины на лице, бодрый, веселый, румяный, в расписной шатер Потемкина, и жгучее чувство зависти к любимцу, столь же сильное, как и тогда, волнует его. И он вспоминает все те слова, которые сказаны были тогда при первом Свидании с Потемкиным. И ему представляется с желтизною в жирном лице невысокая, толстая женщина – матушка императрица, ее улыбки, слова, когда она в первый раз, обласкав, приняла его, и вспоминается ее же лицо на катафалке и то столкновение с Зубовым, которое было тогда при ее гробе за право подходить к ее руке.
«Ах, скорее, скорее вернуться к тому времени, и чтобы теперешнее все кончилось поскорее, поскорее, чтобы оставили они меня в покое!»


Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.