Предрассудок

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Предрассудки»)
Перейти к: навигация, поиск

Предрассудок буквально — мнение, предшествующее рассудку, усвоенное некритически, без размышления. Это иррациональные компоненты общественного и индивидуального сознания — суеверия и предубеждения[1].

Предрассудок — взгляды и мнения, основанные на неточном или искаженном знании, чаще всего принимаемые на веру со слов других людей (См. Паралогическое мышление).

Предрассудок отличается от рассудка, являющегося ступенью логического мышления, основанного на достоверных фактах, с учётом реальных условий, исключающего искажение действительности, и связывающего суждения и понятия последовательно, непротиворечиво и обоснованно[2].





Сущность понятия

Предрассудок есть суждение, мнение, убеждение, не основанное на фактах и опыте, а усвоенное непосредственно из недостоверных источников и воспринимаемое самим субъектом как безусловная истина, не требующая подтверждений. Чаще всего, говоря о предрассудках, имеют в виду представления, разделяемые достаточно большим количеством людей. Это могут быть циркулирующие в массовом сознании элементы существующих или уже исчезнувших религиозных верований (различного рода суеверия), устаревшие научные гипотезы («все рептилии были холоднокровные», «Атом невозможно расщепить», «Масса и энергия — независимые физические величины»), рекламы («чем дороже товар — тем он лучше»).

Некоторые виды предрассудков

  • Половые предрассудки, связывающие определённые качества, способности, недостатки с половой принадлежностью. На их основе формируются стереотипы, оправдывающие дискриминационные практики.
  • Расовые предрассудки — суждения представителей одной расы по отношению к представителям всех (или некоторых) других. Являются основой расизма.
  • Возрастные предрассудки. В каждой фазе развития организма и личности человека существуют особенности, которые воспринимаются им и другими как признаки неполноценности. Это, например, суждение взрослых, что «все дети неразумны» (в силу малого жизненного опыта и объёма знаний), и пожилых, что «все молодые — безответственны», и, наоборот, мнение молодых, что «все старые не годны» к активной жизненной деятельности (физические нагрузки, секс, спорт и т. п.).[www.personalmoney.ru/txt.asp?sec=203&id=380218]
  • Бытовые, относящиеся к собственному поведению или внешности (т. н. комплексы), к предметам и событиям (вера в различные приметы и суеверия), к продуктам питания («ГМО — это всегда вредно»), лекарствам («химия вредна, лучше пить травы») и прочее.

Источники и механизмы формирования предрассудков

Появление предрассудков — следствие социальных условий и результат стремления человека упростить сложный мир. Это представление, сложившееся в конце ХХ в., базируется на результатах исследований социального мышления благодаря более чем 2100 публикациям.[3]

Одним из типичных механизмов формирования предрассудков является сохранение в социуме табу, ранее имевшего практический смысл, после того, как реальные основания для запрета уже перестали действовать. Описан пример искусственного моделирования этого механизма в опыте на животных:

…в качестве эксперимента ученые сажали в металлическую клетку пять обезьян и кормили их не вкусной пищей. В верхнем углу развешивали бананы, но чтобы добраться до них, нужно было наступить на пластину и тем самым подключить всю клетку к электрическому току. Обезьяны, конечно же, пытались добраться до бананов, но их било током и они отступали. В итоге, почти все поняли, что приближаться к бананам не очень приятно. Лишь одна оказалась непонятливой и продолжала попытки сорвать банан, но так как током било всех, то остальные обезъяны начали её колотить за настырность. Битье подействовало, и глупышка прекратила дальнейшие попытки.

Затем ток в клетке отключили, и бананы можно было брать спокойно, но никто уже не пытался к ним подойти. Далее заменили одну обезьяну на новую и та естественно рванула к бананам, но её тут же поколотили. Все её попытки сорвать бананы не находили понимания среди остальных, в итоге и она угомонилась и перестала соваться к бананам. Постепенно заменили по одной всех остальных, в результате чего в клетке сидели обезьяны, которых ни разу не било током, но никто не пытался сорвать бананы, так как за это били сокамерники.

Обычно этот пример приводят для того, чтобы можно было наглядно пояснить, как можно изменить традиции в коллективе, если эти традиции неправильные. И вывод здесь был один, либо заменить сразу три обезьяны, либо посадить к четверым одну большую, которая будет всех остальных колотить и тем самым изменит привычки. И в том, и в другом случае битье определяло сознание.

— [kabmir.com/nauka/effekt_sotoj_obezjany_mistifikacija_veka_ili_nauchnyj_proryv.html "Эффект сотой обезьяны" - мистификация века или научный прорыв?]

См. также

Напишите отзыв о статье "Предрассудок"

Примечания

  1. Кон, 1975.
  2. Кондаков, 1976.
  3. Майерс Д. «Социальная психология»

Литература

В Викисловаре есть статья «предрассудок»


Отрывок, характеризующий Предрассудок

Но допустим, что должны были люди Европы, под предводительством Наполеона, зайти в глубь России и там погибнуть, и вся противуречащая сама себе, бессмысленная, жестокая деятельность людей – участников этой войны, становится для нас понятною.
Провидение заставляло всех этих людей, стремясь к достижению своих личных целей, содействовать исполнению одного огромного результата, о котором ни один человек (ни Наполеон, ни Александр, ни еще менее кто либо из участников войны) не имел ни малейшего чаяния.
Теперь нам ясно, что было в 1812 м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу в глубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным), что только этим путем могла погибнуть восьмисоттысячная, лучшая в мире и предводимая лучшим полководцем армия в столкновении с вдвое слабейшей, неопытной и предводимой неопытными полководцами – русской армией; не только никто не предвидел этого, но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их.
В исторических сочинениях о 1812 м годе авторы французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании; а авторы русские еще более любят говорить о том, как с начала кампании существовал план скифской войны заманивания Наполеона в глубь России, и приписывают этот план кто Пфулю, кто какому то французу, кто Толю, кто самому императору Александру, указывая на записки, проекты и письма, в которых действительно находятся намеки на этот образ действий. Но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов так и со стороны русских выставляются теперь только потому, что событие оправдало их. Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные.
Предположения о сознании Наполеоном опасности растяжения линии и со стороны русских – о завлечении неприятеля в глубь России – принадлежат, очевидно, к этому разряду, и историки только с большой натяжкой могут приписывать такие соображения Наполеону и его маршалам и такие планы русским военачальникам. Все факты совершенно противоречат таким предположениям. Не только во все время войны со стороны русских не было желания заманить французов в глубь России, но все было делаемо для того, чтобы остановить их с первого вступления их в Россию, и не только Наполеон не боялся растяжения своей линии, но он радовался, как торжеству, каждому своему шагу вперед и очень лениво, не так, как в прежние свои кампании, искал сражения.
При самом начале кампании армии наши разрезаны, и единственная цель, к которой мы стремимся, состоит в том, чтобы соединить их, хотя для того, чтобы отступать и завлекать неприятеля в глубь страны, в соединении армий не представляется выгод. Император находится при армии для воодушевления ее в отстаивании каждого шага русской земли, а не для отступления. Устроивается громадный Дрисский лагерь по плану Пфуля и не предполагается отступать далее. Государь делает упреки главнокомандующим за каждый шаг отступления. Не только сожжение Москвы, но допущение неприятеля до Смоленска не может даже представиться воображению императора, и когда армии соединяются, то государь негодует за то, что Смоленск взят и сожжен и не дано пред стенами его генерального сражения.
Так думает государь, но русские военачальники и все русские люди еще более негодуют при мысли о том, что наши отступают в глубь страны.
Наполеон, разрезав армии, движется в глубь страны и упускает несколько случаев сражения. В августе месяце он в Смоленске и думает только о том, как бы ему идти дальше, хотя, как мы теперь видим, это движение вперед для него очевидно пагубно.
Факты говорят очевидно, что ни Наполеон не предвидел опасности в движении на Москву, ни Александр и русские военачальники не думали тогда о заманивании Наполеона, а думали о противном. Завлечение Наполеона в глубь страны произошло не по чьему нибудь плану (никто и не верил в возможность этого), а произошло от сложнейшей игры интриг, целей, желаний людей – участников войны, не угадывавших того, что должно быть, и того, что было единственным спасением России. Все происходит нечаянно. Армии разрезаны при начале кампании. Мы стараемся соединить их с очевидной целью дать сражение и удержать наступление неприятеля, но и этом стремлении к соединению, избегая сражений с сильнейшим неприятелем и невольно отходя под острым углом, мы заводим французов до Смоленска. Но мало того сказать, что мы отходим под острым углом потому, что французы двигаются между обеими армиями, – угол этот делается еще острее, и мы еще дальше уходим потому, что Барклай де Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону (имеющему стать под его начальство), и Багратион, командуя 2 й армией, старается как можно дольше не присоединяться к Барклаю, чтобы не стать под его команду. Багратион долго не присоединяется (хотя в этом главная цель всех начальствующих лиц) потому, что ему кажется, что он на этом марше ставит в опасность свою армию и что выгоднее всего для него отступить левее и южнее, беспокоя с фланга и тыла неприятеля и комплектуя свою армию в Украине. А кажется, и придумано это им потому, что ему не хочется подчиняться ненавистному и младшему чином немцу Барклаю.