Президенты (серия марок США)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Президенты
англ. Presidential Issue, или Prexies

Все марки серии (Скотт #839—851)
Тип марки (марок)

стандартные

Страна выпуска

США США

Дата выпуска

19381939

Номинал

от ½ ¢ до $5

Особенность

Первая серия, запечатлившая всех предыдущих умерших президентов США (1789—1928); идея подана президентом Ф. Рузвельтом. Номиналы ряда марок не соответствуют почтовым тарифам

«Президентский выпуск» (англ. "Presidential Issue"; расхожее сокращённое название среди коллекционеров — "Prexies", то есть «Президенты») — серия из 32 стандартных почтовых марок (Скотт #803—834), которая вышла в США в 1938 году, с последующей допечаткой части марок в 1939 году (Скотт #839—851).





Краткое описание

В серии, в виде изображений небольших бюстов, были представлены первые 29 американских президентов — от Джорджа Вашингтона до Калвина Кулиджа, то есть умерших на момент издания серии.

Кроме того, ещё на трёх выпущенных марках были изображены Бенджамин Франклинцента), Марта Вашингтон (1½ цента) и Белый дом (4½ цента).

Марки номиналами от ½ до 50 центов были выполнены в одном цвете, специфическом для каждой миниатюры.

Рисунки марок наиболее высоких номиналов (1, 2 и 5 долларов) были чёрными на белом фоне и с цветными надписями.

Конкурс дизайна

22 июня 1937 года Министерство финансов США объявило о национальном конкурсе дизайна для новой серии почтовых марок, который проводился до 15 сентября 1937 года. В комитет, который должен был выбирать лучшие работы, были приглашены люди с филателистических знаниями и художественными способностями.

Первым трём лучшим дизайнерам были назначены призы на сумму 500, 300 и 200 долларов, соответственно.

Конкурс выиграла Элейн Роулинсон (Elaine Rawlinson) из Нью-Йорка, второе место занял Чарльз Бауэр (Charles Bauer) из Вест-Оринджа, штат Нью-Джерси, а третье досталось Эдвину Хойту Остину (Edwin Hoyt Austin) из Делмара, штат Нью-Йорк[1].

Выпущенные марки

Номера по каталогу Скотта, номинал, изображение и дата выпуска в 1938 году[2].

Допечатка 1939 года

В 1939 году были дополнительно отпечатаны 13 рулонных марок номиналами в 1 (Скотт #839, 848), 1½ (Скотт #840, 849), 2 (Скотт #841, 850), 3 (Скотт #842, 851), 4 (Скотт #843), 4½ (Скотт #844), 5 (Скотт #845), 6 (Скотт #846) и 10 центов (Скотт #847) с теми же рисунками, что и соответствующие марки 1938 года.

Филателистическая ценность

Многие номиналы были указаны только для того, чтобы на марках были представлены все президенты США, и совсем не обязательно соответствуют почтовым тарифам. Из-за этого одной из сложных задач, решаемых коллекционерами «Президентов», является, к примеру, поиск конверта с одной маркой номиналом в 16 центов для оплаты комбинации почтовых тарифов, действовавших в период хождения «президентских» марок. Многие из таких конвертов ещё предстоит найти: некоторые продавцы филателистических материалов на интернет-аукционе eBay с удивлением узнавали, что за простой, на первый взгляд, конверт с маркой предлагают несколько сотен долларов именно в силу того, что это как раз такой случай.

См. также

Напишите отзыв о статье "Президенты (серия марок США)"

Примечания

  1. Johl M. G.[en] (2008-05-09). «The Presidential Series: From STAMPS Magazine, April 23, 1938». Mekeel[en]'s & Stamps Magazine (Philatelic Communications Corp) 202 (19): 16—17. ISSN [worldcat.org/issn/0025-8857 0025-8857]. Проверено 2009-03-02.
  2. [www.1847usa.com/identify/YearSets/1938Prexies.htm Regular Issues of the United States First Issued in 1938 — The "Prexies"] (англ.). Postage Stamps of the United States First Issued in 1938. United States Postage Stamps By Year(недоступная ссылка — история). 1847usa.com; Bob Allen. Проверено 27 января 2010. [web.archive.org/20061107010345/www.1847usa.com/identify/YearSets/1938Prexies.htm Архивировано из первоисточника 7 ноября 2006].

Литература

  • Helbock R. W. Prexy Postal History. — 1988. — (La Posta Monograph Series). (англ.)
  • Prexy Postal History / Ed. by R. W. Helbock. — 2nd edn. — 2003. — 100 p. (англ.)
  • Rustad R. E. [openlibrary.org/b/OL11474868M/The_prexies The Prexies] / Ed. by L. Piszkiewicz. — Bureau Issues Association, 1994. — ISBN 0-930412-23-0. — (La Posta Monograph Series, Vol. 2). (англ.) (Проверено 27 января 2010)
  • Scott 2007. Standard Postage Stamp Catalogue. — New York, NY, USA: Scott, 2006. (англ.)

Ссылки

  • [www.arago.si.edu/index.asp?con=1&cmd=1&mode=1&tid=2033221& Presidential Series (1938)] (англ.). Encyclopedia of United States Stamps and Stamp Collecting / Philately; Arago™. National Postal Museum, Smithsonian Institution (16 May 2006). Проверено 27 января 2010. [www.webcitation.org/66suc4qGi Архивировано из первоисточника 13 апреля 2012].
  • [www.1847usa.com/1938identifier.htm Designs of the 1938 Series — The Presidential Issue — The Prexies] (англ.). Identifiers for U.S. Regular Issues. 1847usa.com; Bob Allen. — Изображения и описания всех марок «Президентского выпуска» 1938 года. Проверено 27 января 2010. [www.webcitation.org/66suctFZH Архивировано из первоисточника 13 апреля 2012].
  • [www.1847usa.com/Glossary/GlossaryP.htm Presidential Issue; Prexie] (англ.). Glossary of Philatelic Terms(недоступная ссылка — история). 1847usa.com; Bob Allen. Проверено 27 января 2010. [web.archive.org/20061107011030/www.1847usa.com/Glossary/GlossaryP.htm Архивировано из первоисточника 7 ноября 2006].

Отрывок, характеризующий Президенты (серия марок США)

– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему:
– Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты.
– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.