Прекрасный День

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Прекрасный День (англ. Fine-Day, на языке кри Kamiokisihkwew; ок. 1852 — ?) — военный вождь равнинных кри, участник Северо-Западного восстания в Канаде.

Родился приблизительно в 1852 году. Был известен среди соплеменников как отважный воин и хороший охотник, в более поздние годы жизни прослыл сильным шаманом.[1] Когда канадские метисы подняли восстание, часть равнинных кри приняла участие в вооружённом конфликте. Прекрасный День присоединился к Паундмейкеру, уважаемому вождю кри, который возглавлял одну из общин. 2 мая 1885 года полковник Уильям Диллон Оттер атаковал лагерь вождя Паундмейкера.[2] Прекрасный День возглавил индейских воинов и сумел нанести поражение солдатам, хотя его войско значительно уступало противнику в численности. Позднее, вместе с Паундмейкером, сдался канадским властям.

Прекрасный День был главным информатором для Дэвида Мандельбаума, американского антрополога, исследовавшего культуру и историю равнинных кри. Точная дата смерти военного вождя кри неизвестна, предположительно он скончался после 1935 года.

Напишите отзыв о статье "Прекрасный День"



Примечания

  1. Mandelbaum, David G. The Plains Cree: An Ethnographic, Historical, and Comparative Study. — New York: Aims Pr Inc., 1940. — ISBN 978-0404156268.
  2. [esask.uregina.ca/entry/poundmaker_c_1842-86.html The Encyclopedia of Saskatchewan — Poundmaker]

Литература

  • Quan, Holly. [books.google.com/books?id=NJ0YAEk3p8QC&printsec=frontcover&dq=Native+Chiefs+and+Famous+M%C3%A9tis:+Leadership+and+Bravery+in+the+Canadian+West&hl=ru&ei=zSiETqrJJJHtOd--hNUB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCwQ6AEwAA#v=onepage&q&f=false Native Chiefs and Famous Métis: Leadership and Bravery in the Canadian West]. — Heritage House Publishing, 2009. — 128 с. — ISBN 1894974743.

Отрывок, характеризующий Прекрасный День

Что же бы делали Соня, граф и графиня, как бы они смотрели на слабую, тающую Наташу, ничего не предпринимая, ежели бы не было этих пилюль по часам, питья тепленького, куриной котлетки и всех подробностей жизни, предписанных доктором, соблюдать которые составляло занятие и утешение для окружающих? Чем строже и сложнее были эти правила, тем утешительнее было для окружающих дело. Как бы переносил граф болезнь своей любимой дочери, ежели бы он не знал, что ему стоила тысячи рублей болезнь Наташи и что он не пожалеет еще тысяч, чтобы сделать ей пользу: ежели бы он не знал, что, ежели она не поправится, он не пожалеет еще тысяч и повезет ее за границу и там сделает консилиумы; ежели бы он не имел возможности рассказывать подробности о том, как Метивье и Феллер не поняли, а Фриз понял, и Мудров еще лучше определил болезнь? Что бы делала графиня, ежели бы она не могла иногда ссориться с больной Наташей за то, что она не вполне соблюдает предписаний доктора?
– Эдак никогда не выздоровеешь, – говорила она, за досадой забывая свое горе, – ежели ты не будешь слушаться доктора и не вовремя принимать лекарство! Ведь нельзя шутить этим, когда у тебя может сделаться пневмония, – говорила графиня, и в произношении этого непонятного не для нее одной слова, она уже находила большое утешение. Что бы делала Соня, ежели бы у ней не было радостного сознания того, что она не раздевалась три ночи первое время для того, чтобы быть наготове исполнять в точности все предписания доктора, и что она теперь не спит ночи, для того чтобы не пропустить часы, в которые надо давать маловредные пилюли из золотой коробочки? Даже самой Наташе, которая хотя и говорила, что никакие лекарства не вылечат ее и что все это глупости, – и ей было радостно видеть, что для нее делали так много пожертвований, что ей надо было в известные часы принимать лекарства, и даже ей радостно было то, что она, пренебрегая исполнением предписанного, могла показывать, что она не верит в лечение и не дорожит своей жизнью.