Премия Эндрю Геманта

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Премия Эндрю Геманта (официально: англ. Andrew Gemant Award) — премия, ежегодно присуждаемая Американским институтом физики за значительный вклад в культурный, художественный или гуманистический аспекты физической науки. Премия вручается с 1987 года согласно завещанию американского физика Эндрю Геманта (англ.).





Критерии выбора лауреата

Лауреат избирается Советом управляющих Американского института физики в ходе ежегодного совещания, проходящего весной. Основой для избрания является рекомендация отборочного комитета, назначаемого председателем совета директором института. Лауреат выбирается в одной из следующих областей:

  • творческие работы в области искусства и гуманитарных наук, отмеченные глубоким знанием и любовью к физике
  • интерпретация физики для широкой общественности при помощи средств массовой информации, презентаций или лекций
  • просвещение физиков и общественности в отношении истории физики или иных культурных аспектов физики
  • доступное объяснение физики студентам, изучающих физику в рамках их общего образования

Размер премии

Лауреат получает 5000 долларов США наличными и ещё 3000 в виде гранта академическому институту, в котором работает лауреат, для проведения дальнейших работ. Также лауреат получает приглашение на прочтение лекции на одном из подходящих форумов.

Лауреаты премии

Год Фотография
лауреата
Имя
лауреата
Место работы
1987 Филип Моррисон Массачусетский технологический институт
1988 Фримен Дайсон Институт перспективных исследований
1989 Джеральд Холтон Гарвардский университет
1990 Джереми Бернштейн Массачусетский технологический институт
1991 Стэнли Сирил Смит Массачусетский технологический институт
1992 Мартин Эйткен Оксфордский университет
1993 Абрахам Пайс Рокфеллеровский университет
1994 Спенсер Уирт Американский институт физики
1995 Роберт Уилсон Лаборатория ядерных исследований имени Ф. Р. Ньюмена
1996 Алан Лайтман Массачусетский технологический институт
1997 Стивен Вайнберг Техасский университет в Остине
1998 Стивен Хокинг Кембриджский университет
1999 Апселл, Паула (англ.) WGBH-TV, Бостон
2000 Джеймс Трефил (англ.) Университет Джорджа Мейсона
2001 Лоуренс Краусс Западный резервный университет Кейза
2002 Майкл Риордан Стэнфордский университет
2003 Брайан Грин Колумбийский университет
2004 Алан Фридман Нью-Йоркский зал науки
2005 Ганс Кристиан фон Байер (англ.) Колледж Уильяма и Мэри
2006 Марсия Бартусяк Массачусетский технологический институт
2007 Эндрю Фракной (англ.) Колледж Футхилл
2008 Джон Ригден (англ.) Американский институт физики
2009 Брайан Шварц Городской университет Нью-Йорка
2010 Даниель Альтшулер Университет Пуэрто-Рико
2011 Стивен Маран НАСА
2012 Лиза Рэндалл Гарвардский университет
2013 Эдвин Крапп (англ.) Обсерватория Гриффита
2014 Шон Кэрролл Калифорнийский технологический институт
2015 Аинисса Рамирез (англ.) Свободная публичная библиотека Джерси-Сити
2016 Джеймс Какалиос (англ.) Миннесотский университет

См. также

Напишите отзыв о статье "Премия Эндрю Геманта"

Ссылки

  • [www.aip.org/aip/awards/gemant-award Andrew Gemant Award] (англ.). Американский институт физики. Проверено 2 августа 2016. [www.webcitation.org/67TVHRBTx Архивировано из первоисточника 7 мая 2012].
  • [www.aip.org/aip/awards/gemant-award/winners Past recipients of the Andrew Gemant Award] (англ.). Американский институт физики. Проверено 2 августа 2016. [www.webcitation.org/67TVHzR3u Архивировано из первоисточника 7 мая 2012].

Отрывок, характеризующий Премия Эндрю Геманта

– Гага – бои… бои… – повторил он несколько раз. Никак нельзя было понять этих слов. Доктор думал, что он угадал, и, повторяя его слова, спросил: княжна боится? Он отрицательно покачал головой и опять повторил то же…
– Душа, душа болит, – разгадала и сказала княжна Марья. Он утвердительно замычал, взял ее руку и стал прижимать ее к различным местам своей груди, как будто отыскивая настоящее для нее место.
– Все мысли! об тебе… мысли, – потом выговорил он гораздо лучше и понятнее, чем прежде, теперь, когда он был уверен, что его понимают. Княжна Марья прижалась головой к его руке, стараясь скрыть свои рыдания и слезы.
Он рукой двигал по ее волосам.
– Я тебя звал всю ночь… – выговорил он.
– Ежели бы я знала… – сквозь слезы сказала она. – Я боялась войти.
Он пожал ее руку.
– Не спала ты?
– Нет, я не спала, – сказала княжна Марья, отрицательно покачав головой. Невольно подчиняясь отцу, она теперь так же, как он говорил, старалась говорить больше знаками и как будто тоже с трудом ворочая язык.
– Душенька… – или – дружок… – Княжна Марья не могла разобрать; но, наверное, по выражению его взгляда, сказано было нежное, ласкающее слово, которого он никогда не говорил. – Зачем не пришла?
«А я желала, желала его смерти! – думала княжна Марья. Он помолчал.
– Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо… прости… спасибо!.. – И слезы текли из его глаз. – Позовите Андрюшу, – вдруг сказал он, и что то детски робкое и недоверчивое выразилось в его лице при этом спросе. Он как будто сам знал, что спрос его не имеет смысла. Так, по крайней мере, показалось княжне Марье.
– Я от него получила письмо, – отвечала княжна Марья.
Он с удивлением и робостью смотрел на нее.
– Где же он?
– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.