Преступления против человечества

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Преступления против человечества[1] (в некоторых официальных документах — преступления против человечности[2]) (англ. crimes against humanity) — выделяемая в современном международном праве группа преступлений, носящих массовый характер.

Действующее определение преступлений против человечества дано в Римском статуте Международного уголовного суда[3].





Возникновение термина

Временем появления термина «преступления против человечества» считается 24 мая 1915 года, день издания совместной декларации стран Антанты, посвящённой геноциду армян. В ней действия Османской империи характеризовались как «преступления против человечества и цивилизации»[4][5].

Определение в Уставе Международного военного трибунала

Устав Международного военного трибунала был составлен представителями стран антигитлеровской коалиции 8 августа 1945 года в Лондоне. Статья 6 Устава определяла преступления, подпадающие под юрисдикцию трибунала. К ним относились: преступления против мира (a), военные преступления (b) и преступления против человечества[6] (c), а именно:

убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.
[ww2.kulichki.ru/ustav_tribunal.htm Статья 6] Устава Международного Военного Трибунала

Из подсудимых на Нюрнбергском процессе виновными в преступлениях против человечества были признаны 16 человек: Борман[7], Геринг[8], Заукель[9], Зейсс-Инкварт[10], Йодль[11], Кальтенбруннер[12], Кейтель[13], Нейрат[14], Риббентроп[15], Розенберг[16], Франк[17], Фрик[18], Функ[19], фон Ширах[20], Шпеер[21] и Штрейхер[22].


Военные преступления и преступления против человечества не имеют срока давности.

Определение в Римском статуте

Римский статут, которым был учреждён Международный уголовный суд, вступил в силу 1 июля 2002 года. Он относит к юрисдикции Суда четыре категории преступлений: геноцид, военные преступления, агрессию и преступления против человечности. Последние определяются следующим образом:

любое из следующих деяний, которые совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно:
а) убийство;
b) истребление;
с) порабощение;
d) депортация или насильственное перемещение населения;
е) заключение в тюрьму или другое жестокое лишение физической свободы в нарушение основополагающих норм международного права;
f) пытки;
g) изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, принудительная стерилизация или любые другие формы сексуального насилия сопоставимой тяжести;
h) преследование любой идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным, как это определяется в пункте 3, или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву, в связи с любыми деяниями, указанными в данном пункте, или любыми преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда;
i) насильственное исчезновение людей;
j) преступление апартеида;
k) другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьёзных телесных повреждений или серьёзного ущерба психическому или физическому здоровью.

Другие международные судебные органы

Резолюциями Совета безопасности ООН для рассмотрения случаев нарушения международного гуманитарного права были учреждены Международный трибунал по Руанде и Международный трибунал по бывшей Югославии. Устав каждого из этих трибуналов предусматривает юрисдикцию в том числе и по преступлениям против человечества[23][24].

См. также

Напишите отзыв о статье "Преступления против человечества"

Примечания

  1. [www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/warcrimes_limit.shtml Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества] Русский текст Конвенции на сайте ООН.
  2. [www.studylaw.narod.ru/kursup5/kursup5_6_4.htm 4. Преступления против человечества]
  3. [legislationline.org/ru/documents/action/popup/id/14734 Римский статут Международного уголовного суда, ст. 7 «Преступления против человечности»]
  4. [www.armenian-genocide.org/Affirmation.160/current_category.7/affirmation_detail.html France, Great Britain and Russia Joint Declaration. May 24, 1915]
  5. Барсегов, Ю. Г. Декларация 1915 года — этап формирования международной ответственности за геноцид // [www.armenianhouse.org/barsegov/genocide-ru/doctrine/doctrine.html#6 Турецкая доктрина международного права на службе политики геноцида. (О концепции члена «Комиссии примирения» Гюндюз Актана)]. — М.: Готика, 2002.
  6. [vivovoco.astronet.ru/VV/BOOKS/LEBEDEVA/LAW.HTM Устав Международного Военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси]
  7. [nurnbergprozes.narod.ru/022/12.htm Приговор Мартину Борману. Том II с. 1105—1107.]
  8. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Герману Герингу. Том II с. 1045—1048.]
  9. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Фрицу Заукелю. Том II с. 1086—1088.]
  10. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Артуру Зейсс-Инкварту. Том II с. 1094—1096.]
  11. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Альфреду Йодлю. Том II с. 1088—1091.]
  12. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Эрнсту Кальтенбруннеру. Том II с. 1057—1059.]
  13. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Вильгельму Кейтелю. Том II с. 1054—1057.]
  14. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Константину фон Нейрату. Том II с. 1100—1102.]
  15. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Иоахиму фон Риббентропу. Том II с. 1050—1053.]
  16. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Альфреду Розенбергу. Том II с. 1059—1062.]
  17. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Гансу Франку. Том II с. 1062—1064.]
  18. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Вильгельму Фрику. Том II с. 1064—1067.]
  19. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Вальтеру Функу. Том II с. 1070—1072.]
  20. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Бальдуру фон Шираху. Том II с. 1083—1086.]
  21. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Альберту Шпееру. Том II с. 1096—1100.]
  22. [nurnbergprozes.narod.ru/022/11.htm Приговор Юлиусу Штрейхеру. Том II с. 1067—1070.]
  23. [www.un.org/ru/law/ictr/charter.shtml Статья 3] Устава Международного трибунала по Руанде
  24. [www.un.org/ru/law/icty/charter.shtml Статья 5] Устава Международного трибунала по бывшей Югославии

Отрывок, характеризующий Преступления против человечества

– Да, я принадлежу к братству свободных каменьщиков, сказал проезжий, все глубже и глубже вглядываясь в глаза Пьеру. – И от себя и от их имени протягиваю вам братскую руку.
– Я боюсь, – сказал Пьер, улыбаясь и колеблясь между доверием, внушаемым ему личностью масона, и привычкой насмешки над верованиями масонов, – я боюсь, что я очень далек от пониманья, как это сказать, я боюсь, что мой образ мыслей насчет всего мироздания так противоположен вашему, что мы не поймем друг друга.
– Мне известен ваш образ мыслей, – сказал масон, – и тот ваш образ мыслей, о котором вы говорите, и который вам кажется произведением вашего мысленного труда, есть образ мыслей большинства людей, есть однообразный плод гордости, лени и невежества. Извините меня, государь мой, ежели бы я не знал его, я бы не заговорил с вами. Ваш образ мыслей есть печальное заблуждение.
– Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь.
– Я никогда не посмею сказать, что я знаю истину, – сказал масон, всё более и более поражая Пьера своею определенностью и твердостью речи. – Никто один не может достигнуть до истины; только камень за камнем, с участием всех, миллионами поколений, от праотца Адама и до нашего времени, воздвигается тот храм, который должен быть достойным жилищем Великого Бога, – сказал масон и закрыл глаза.
– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?
– Нет, я ненавижу свою жизнь, – сморщась проговорил Пьер.
– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.