Прибрежная провинция (Кения)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Прибрежная
англ. Coast Province
Страна

Кения

Статус

провинция

Включает

6 округов

Административный центр

Момбаса

Население (2009)

3 325 307 (6-е место)

Плотность

40,12 чел./км² (6-е место)

Площадь

82 893 км²
(4-е место)

Часовой пояс

UTC+3

Код ISO 3166-2

KE-300

Координаты: 3°00′ ю. ш. 39°30′ в. д. / 3.000° ю. ш. 39.500° в. д. / -3.000; 39.500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-3.000&mlon=39.500&zoom=12 (O)] (Я)

Прибрежная провинция (англ. Coast Province) — одна из восьми провинций Кении, расположенная на юго-востоке Кении. На запад от неё находятся провинции Восточная провинция и Рифт-Валли, на север — провинция Северо-Восточная. На юге Приморской провинции проходит государственная граница Кении с Танзанией. На востоке её побережье омывается водами Индийского океана.

Площадь провинции составляет 82 893 км². Численность населения равна 3 325 307 человек (на 2009 год). Плотность населения — 40,12 чел./км².





Население

В провинции проживают представители народов суахили, миджикенда и др.

Города

Административный центр и главный город — Момбаса. Другие города провинции: Диани (туристический центр с песчаными пляжами), Малинди, Ламу (на архипелаге Ламу) и Ватаму (здесь находится единственный в Восточной Африке морской заповедник).

Административное деление

В административном отношении Приморская провинция делится на 6 округов:

Округа Административный центр Население,
чел. (2009 г.)
1 Килифи (Kilifi) Килифи 1 109 735
2 Квале (Kwale) Квале 649 931
3 Ламу (Lamu) Ламу 101 539
4 Момбаса (Mombasa) Момбаса 939 370
5 Таита-Тавета (Taita-Taveta) Вунданий 284 657
6 Тана-Ривер (Tana River) Хола 240 075

Напишите отзыв о статье "Прибрежная провинция (Кения)"

Ссылки

  • [www.statoids.com/uke.html Provinces of Kenya], Statoids.com


Отрывок, характеризующий Прибрежная провинция (Кения)

– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.