Приднепровский голос

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Приднепровский голос»
Тип

Ежедневная газета, подписная

Формат

64 см


Издатель

«Товарищество газетного дела в Кременчуге»

Редактор

П. М. Дейчман, М. М. Витлин

Основана

2 (15) февраля 1912

Прекращение публикаций

не ранее 1919

Язык

русский

Периодичность

ежедневная

Объём

4 с.

Главный офис

Кременчуг

К:Печатные издания, возникшие в 1912 годуК:Печатные издания, закрытые в 1919 году

«Приднепровский голос» — ежедневная литературно-общественная и политически-экономическая газета, выходившая в Кременчуге Полтавской губернии в 1912—1919 годах. Всего с начала выпуска до 1917 года вышло не менее 1389 номеров газеты. Редакция и контора газеты находились на углу улиц Екатерининской (Ленина) и Херсонской (Карла Маркса).





История

«Приднепровский голос» заменял (с тем же составом сотрудников) временно закрытые газеты «Кременчугский голос» [feb-web.ru/feb/periodic/bb-abc/bb2/bb2-2092.htm] и «Кременчугское слово» [feb-web.ru/feb/periodic/bb-abc/bb2/bb2-2093.htm].

В 1913 году в дни невыхода газеты «Приднепровский голос» издавалась газета «Приднепровские отклики» [feb-web.ru/feb/periodic/bb-abc/bb2/bb2-6513.htm].

В 1914—1916 годах издавалось приложение: «Телеграммы Петербургского телеграфного агентства».

Выпуски по годам

  • 1912: № 1 (2 февраля) — 195 (30 декабря).
  • 1913: № 196 (1 января) — 494 (31 декабря).
  • 1914: [№ 495], № 496 (3 января) — 795 (31 декабря).
  • 1915: № 796 (1 января) — № 1094 (31 декабря).
  • 1916: № 1095 (1 января) — № 1389 (31 декабря).

(Датировка приведена по старому стилю).

После этого газета продолжала выходить как минимум до 1919 года. Была закрыта большевиками, однако в 1919 деникинцы дали разрешение некоему д-ру Эпштейну на возобновление выхода газеты[1].

В газете в 1915 году были напечатаны первые рассказы писателя Д. М. Стонова [www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=5298].

Напишите отзыв о статье "Приднепровский голос"

Примечания

  1. Гольдштейн М. И. [histpol.pl.ua/ru/?option=com_content&view=article&id=803 Очерки истории евреев Полтавы. Часть вторая (февраль 1917 - 1920 гг.)].

Источники

  • ЭНИ «Периодика» : [feb-web.ru/feb/periodic/bb-abc/bb2/bb2-6514.htm Библиография периодических изданий России], 1901—1916 — Алфавитная часть.
  • Беляева Л. Н., Зиновьева М. К., Никифоров М. М. [feb-web.ru/feb/periodic/default.asp?/feb/periodic/chronics/bb1/bb1.html Библиография периодических изданий России, 1901—1916] / Гос. публ. б-ка им. М. Е. Салтыкова-Щедрина; Под общ. ред. В. М. Барашенкова, О. Д. Голубевой, Н. Я. Морачевского. — Л.: [ГПБ], 1958—1961. Т. 2. И—П. — 1959. — IV, 716 с.
  • «Приднепровский голос» // Полтавщина: Енциклопедичний довідник / під ред. А. В. Кудрицького. — К.: Українська енциклопедія, 1992. — С. 823. — 1024 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-88500-033-6..

Ссылки

  • Душенко Алена Александровна. [okrain.net.ua/article/read/Kremenchug_v_konce_XIX_nachale_XX_veka_v_statisticheskih_spravochnikah.html Кременчуг в конце XIX — начале ХХ века в статистических справочниках]. «Окраины Кременчуга». Проверено 11 сентября 2013.
  • Н. И. Просяник. [journlib.univ.kiev.ua/index.php?act=article&article=246 Кременчуцькі видання початку XX століття як дзеркало творення історії міста] (укр.). «Электронная библиотека Института журналистики». Проверено 11 сентября 2013.
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Приднепровский голос

– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.