Принс-Джорджес (округ, Мэриленд)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Округ Принс-Джорджес
Prince George's County
Страна

США

Статус

округ

Входит в

Мэриленд

Административный центр

Аппер-Марлборо

Крупнейшие города

Буи, Гринбелт, Колледж-Парк

Дата образования

1696

Население (2007)

828 770

Плотность

660 чел./км²

Площадь

1290 км²

Часовой пояс

Восточное время: GMT-5/-4

[www.princegeorgescountymd.gov/ Официальный сайт]
Координаты: 38°50′ с. ш. 76°51′ з. д. / 38.83° с. ш. 76.85° з. д. / 38.83; -76.85 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=38.83&mlon=-76.85&zoom=12 (O)] (Я)

Округ Принс-Джорджес (англ. Prince George's County) — округ в центральной части штата Мэриленд, непосредственно на восток от Вашингтона. Часть городской агломерации Вашингтон — Балтимор. Богатейший среди американских округов с афроамериканским большинством.[1]

В разговорной речи, имя округа обычно сокращают до P.G. County («округ Пи Джи»), однако некоторые жители округа связывают это сокращение со стереотипами о преступности и относительной бедноте, и могут принять «Пи Джи» как оскорбление.[2]

Административный центр округа (county seat) — город Аппер-Марлборо. Округ Принс-Джорджес граничит с Вашингтоном и Виргинией на западе, округом Монтгомери на северо-западе, округом Хауард на севере и округами Энн-Эрандел и Калверт на востоке. В 2000 г., в округе проживало 801 515 человек. Назван в честь Георга Датского, супруга королевы Анны.

Напишите отзыв о статье "Принс-Джорджес (округ, Мэриленд)"



Примечания

  1. [findarticles.com/p/articles/mi_m1077/is_1_62/ai_n16807718 America's wealthiest black country](недоступная ссылка — история). Проверено 27 августа 2008. [archive.is/haPr Архивировано из первоисточника 14 июля 2012].
  2. [www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/05/06/AR2006050601260.html 'P.G.': Insult or Abbreviation?]. Проверено 27 августа 2008. [www.webcitation.org/66EgU7FAm Архивировано из первоисточника 17 марта 2012].

Ссылки

  • [www.princegeorgescountymd.gov/ Сайт администрации округа]


Отрывок, характеризующий Принс-Джорджес (округ, Мэриленд)

Двое из людей сошли с крыльца, зашли за карету и присели на подножку.
– Это левей! Как же, Мытищи вон где, а это вовсе в другой стороне.
Несколько людей присоединились к первым.
– Вишь, полыхает, – сказал один, – это, господа, в Москве пожар: либо в Сущевской, либо в Рогожской.
Никто не ответил на это замечание. И довольно долго все эти люди молча смотрели на далекое разгоравшееся пламя нового пожара.
Старик, графский камердинер (как его называли), Данило Терентьич подошел к толпе и крикнул Мишку.
– Ты чего не видал, шалава… Граф спросит, а никого нет; иди платье собери.
– Да я только за водой бежал, – сказал Мишка.
– А вы как думаете, Данило Терентьич, ведь это будто в Москве зарево? – сказал один из лакеев.
Данило Терентьич ничего не отвечал, и долго опять все молчали. Зарево расходилось и колыхалось дальше и дальше.
– Помилуй бог!.. ветер да сушь… – опять сказал голос.
– Глянь ко, как пошло. О господи! аж галки видно. Господи, помилуй нас грешных!
– Потушат небось.
– Кому тушить то? – послышался голос Данилы Терентьича, молчавшего до сих пор. Голос его был спокоен и медлителен. – Москва и есть, братцы, – сказал он, – она матушка белока… – Голос его оборвался, и он вдруг старчески всхлипнул. И как будто только этого ждали все, чтобы понять то значение, которое имело для них это видневшееся зарево. Послышались вздохи, слова молитвы и всхлипывание старого графского камердинера.


Камердинер, вернувшись, доложил графу, что горит Москва. Граф надел халат и вышел посмотреть. С ним вместе вышла и не раздевавшаяся еще Соня, и madame Schoss. Наташа и графиня одни оставались в комнате. (Пети не было больше с семейством; он пошел вперед с своим полком, шедшим к Троице.)
Графиня заплакала, услыхавши весть о пожаре Москвы. Наташа, бледная, с остановившимися глазами, сидевшая под образами на лавке (на том самом месте, на которое она села приехавши), не обратила никакого внимания на слова отца. Она прислушивалась к неумолкаемому стону адъютанта, слышному через три дома.
– Ах, какой ужас! – сказала, со двора возвративись, иззябшая и испуганная Соня. – Я думаю, вся Москва сгорит, ужасное зарево! Наташа, посмотри теперь, отсюда из окошка видно, – сказала она сестре, видимо, желая чем нибудь развлечь ее. Но Наташа посмотрела на нее, как бы не понимая того, что у ней спрашивали, и опять уставилась глазами в угол печи. Наташа находилась в этом состоянии столбняка с нынешнего утра, с того самого времени, как Соня, к удивлению и досаде графини, непонятно для чего, нашла нужным объявить Наташе о ране князя Андрея и о его присутствии с ними в поезде. Графиня рассердилась на Соню, как она редко сердилась. Соня плакала и просила прощенья и теперь, как бы стараясь загладить свою вину, не переставая ухаживала за сестрой.