Принц и нищий (фильм, 1972)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Принц и нищий
Режиссёр

Вадим Гаузнер

В главных
ролях

Виктор Смирнов
Юрий Астафьев
Олег Борисов
Иван Краско

Оператор

Олег Куховаренко

Композитор

Олег Каравайчук

Длительность

73 мин

Страна

СССР СССР

Год

1972

IMDb

ID 0069122

К:Фильмы 1972 года

«Принц и нищий» — телевизионный художественный фильм режиссёра Вадима Гаузнера, снят на объединении телевизионных фильмов киностудии Ленфильм по мотивам одноимённого романа Марка Твена в 1972 году.





Сюжет

Гемфри — слуга принца Эдуарда — за один фартинг спас от отцовской трёпки нищего мальчишку Тома Кенти. Благодарный мальчик в тот же день пошёл к королевскому дворцу, чтобы найти спасителя и вернуть долг.

Через дымоход он попал в покои принца Эдуарда. Наследник престола был поражён своим сходством с чумазым оборванцем. Поменявшись с ним платьем, принц отправился в лондонские трущобы — посмотреть своими глазами, как живут его подданные.

Обоим пришлось пережить удивительные приключения. В тот же день скончался правящий король и принцу, одетому в чужие лохмотья, лишь с огромным трудом удалось вернуться в охваченный распрями дворец. Только спрятанная перед уходом Большая королевская печать смогла убедить недоверчивых царедворцев в том, что он действительно принц, а не жалкий оборванец.

Отличия от романа

Фигура Майлса Гендона и его сюжетная роль претерпела в фильме некоторые изменения (это касается его намерения убить короля).

Сцена первого знакомства принца Эдуарда и Тома несколько отличается от изображённой в романе .

В фильме лорд Сент-Джон относится к новоиспечённому королю крайне насмешливо, даже неуважительно, чего нет в романе.

В ролях

Съёмочная группа

  • Сценическая композиция: Алексей Яковлев
  • Режиссёр-постановщик: Вадим Гаузнер
  • Оператор-постановщик: Олег Куховаренко
  • Композитор: Олег Каравайчук
  • Художник-постановщик: Марксэн Гаухман-Свердлов
  • Режиссёр: В. Апананский
  • Оператор: В. Амосенко
  • Звукооператор: Михаил Лазарев
  • Художник-декоратор: В. Костин
  • Художник по костюмам: Н. Доброва
  • Художник-гримёр: Т. Павлова, Ю. Храмцева
  • Монтаж: М. Амосова
  • Редактор: А. Борисова
  • Комбинированные съёмки:
    • Оператор: А. Зазулин
    • Художник: А. Александров
  • Ассистент режиссёра: Н. Шевелёва
  • Ассистенты оператора: Е. Баранов
  • Ассистент художника: О. Коковкина
  • Балетмейстер: Г. Замуэль
  • Фехтование: К. Чернозёмов
  • Директор картины: Владимир Беспрозванный

Напишите отзыв о статье "Принц и нищий (фильм, 1972)"

Ссылки


Отрывок, характеризующий Принц и нищий (фильм, 1972)

Графиня следила за уборкой вещей, всем была недовольна и ходила за беспрестанно убегавшим от нее Петей, ревнуя его к Наташе, с которой он проводил все время. Соня одна распоряжалась практической стороной дела: укладываньем вещей. Но Соня была особенно грустна и молчалива все это последнее время. Письмо Nicolas, в котором он упоминал о княжне Марье, вызвало в ее присутствии радостные рассуждения графини о том, как во встрече княжны Марьи с Nicolas она видела промысл божий.
– Я никогда не радовалась тогда, – сказала графиня, – когда Болконский был женихом Наташи, а я всегда желала, и у меня есть предчувствие, что Николинька женится на княжне. И как бы это хорошо было!
Соня чувствовала, что это была правда, что единственная возможность поправления дел Ростовых была женитьба на богатой и что княжна была хорошая партия. Но ей было это очень горько. Несмотря на свое горе или, может быть, именно вследствие своего горя, она на себя взяла все трудные заботы распоряжений об уборке и укладке вещей и целые дни была занята. Граф и графиня обращались к ней, когда им что нибудь нужно было приказывать. Петя и Наташа, напротив, не только не помогали родителям, но большею частью всем в доме надоедали и мешали. И целый день почти слышны были в доме их беготня, крики и беспричинный хохот. Они смеялись и радовались вовсе не оттого, что была причина их смеху; но им на душе было радостно и весело, и потому все, что ни случалось, было для них причиной радости и смеха. Пете было весело оттого, что, уехав из дома мальчиком, он вернулся (как ему говорили все) молодцом мужчиной; весело было оттого, что он дома, оттого, что он из Белой Церкви, где не скоро была надежда попасть в сраженье, попал в Москву, где на днях будут драться; и главное, весело оттого, что Наташа, настроению духа которой он всегда покорялся, была весела. Наташа же была весела потому, что она слишком долго была грустна, и теперь ничто не напоминало ей причину ее грусти, и она была здорова. Еще она была весела потому, что был человек, который ею восхищался (восхищение других была та мазь колес, которая была необходима для того, чтоб ее машина совершенно свободно двигалась), и Петя восхищался ею. Главное же, веселы они были потому, что война была под Москвой, что будут сражаться у заставы, что раздают оружие, что все бегут, уезжают куда то, что вообще происходит что то необычайное, что всегда радостно для человека, в особенности для молодого.


31 го августа, в субботу, в доме Ростовых все казалось перевернутым вверх дном. Все двери были растворены, вся мебель вынесена или переставлена, зеркала, картины сняты. В комнатах стояли сундуки, валялось сено, оберточная бумага и веревки. Мужики и дворовые, выносившие вещи, тяжелыми шагами ходили по паркету. На дворе теснились мужицкие телеги, некоторые уже уложенные верхом и увязанные, некоторые еще пустые.
Голоса и шаги огромной дворни и приехавших с подводами мужиков звучали, перекликиваясь, на дворе и в доме. Граф с утра выехал куда то. Графиня, у которой разболелась голова от суеты и шума, лежала в новой диванной с уксусными повязками на голове. Пети не было дома (он пошел к товарищу, с которым намеревался из ополченцев перейти в действующую армию). Соня присутствовала в зале при укладке хрусталя и фарфора. Наташа сидела в своей разоренной комнате на полу, между разбросанными платьями, лентами, шарфами, и, неподвижно глядя на пол, держала в руках старое бальное платье, то самое (уже старое по моде) платье, в котором она в первый раз была на петербургском бале.
Наташе совестно было ничего не делать в доме, тогда как все были так заняты, и она несколько раз с утра еще пробовала приняться за дело; но душа ее не лежала к этому делу; а она не могла и не умела делать что нибудь не от всей души, не изо всех своих сил. Она постояла над Соней при укладке фарфора, хотела помочь, но тотчас же бросила и пошла к себе укладывать свои вещи. Сначала ее веселило то, что она раздавала свои платья и ленты горничным, но потом, когда остальные все таки надо было укладывать, ей это показалось скучным.