Прованс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Историческая область • Южная Европа
Прованс
Период

II в. до н. э. — наши дни

Локализация

Ю.-В. совр. Франции

Государства на территории:
Римское государство II век до н. э.
-395 год н. э.
Западная Римская Империя 395 - 476
Королевство Одоакра 476 - 493
... ... 493 - 510
Королевство остготов 510 - 536
Королевство франков
561-751 гг. часть в составе Франкской Бургундии)
536 - 843
Срединное королевство 843 - 855
Королевство Прованс ... 855 - 863
Королевство Италия ... 863 - 875
Западно-Франкское королевство ... 875 - 879
Королевство Прованс
(Нижняя Бургундия)
... 879 - 933
Джаляль-аль-Хиляль
(часть побережья)
888 - 972
Королевство Бургундия
(Арелат)
... 933 - 1032-34
Священная Римская империя 1032-34 - ...
Графство Прованс ... - 1246
... ... ...

Прова́нс (фр. Provence, окс. Provença, букв. «провинция») — историческая область на юго-востоке Франции, ныне составляющая часть региона Прованс — Альпы — Лазурный берег. В настоящее время на территории Прованса находятся департаменты Вар, Воклюз и Буш-дю-Рон, а также части Альп Верхнего Прованса и Приморских Альп.

На востоке область ограничена Альпами, на западе — Роной, на юге — Средиземным морем.

Столица Прованса – Экс-ан-Прованс, один из древнейших французских городов.





Топонимия

Прованс обязан своим именем римской эпохе: во время первого завоевания Трансальпийской Галлии между 58 и 51 годами до нашей эры он интегрировался с римской провинцией – Нарбоннской Галлией, чьей столицей был Нарбон.

Нарбонская Галлия — одна из первых римских территорий за пределами Апеннинского полуострова, часто называемая в древнеримской литературе «Наша провинция» (лат. Provincia Nostra) или просто «Провинция» (лат. Provincia). Со временем это наименование трансформировалось в название современной французской провинции Прованс[1].

Цезарь в Галльской войне говорит перейти из Provincia в Narbonnensis в момент пересечения Роны, что  объясняет, возможно, тот факт, что только та часть старой Нарбоннской Галлии, что расположена восточнее Роны, стала впоследствии называться Провансом.

История

В древности на территории нынешнего Прованса существовали поселения финикийцев, греков, затем, во II веке до н. э., здесь обосновались римляне. В результате Прованс стал одной из наиболее романизированных провинций Галлии. В III веке здесь получило распространение христианство. После заката Римской империи провинцию захлестнули нашествия германских варваров — вестготов и франков. В VIII веке последовало нашествие арабов. В 855—863 годах существовало королевство Прованс (король — Карл Прованский), включавшее в себя, кроме собственно Прованса, также большую часть Бургундии. С 1032 по 1246 год Прованс входил в состав Священной Римской империи, затем он стал частью французского королевства.

См. также

Напишите отзыв о статье "Прованс"

Примечания

  1. Лободанов А. П., Морозова Е. В., Челышева И. И. [padaread.com/?book=96691&pg=279 Окситанский язык] // [padaread.com/?book=96691 Языки мира: Романские языки] / Редакторы: Т. Ю. Жданова, О. И. Романова, Н. В. Рогова. — М. : Academia, 2001. — С. 278. — 720 с. — (Языки Евразии). — ISBN 5-87444-016-X.</span>
  2. </ol>


Отрывок, характеризующий Прованс

В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.
– Не могу выразить, княжна, как я счастлив тем, что я случайно заехал сюда и буду в состоянии показать вам свою готовность, – сказал Ростов, вставая. – Извольте ехать, и я отвечаю вам своей честью, что ни один человек не посмеет сделать вам неприятность, ежели вы мне только позволите конвоировать вас, – и, почтительно поклонившись, как кланяются дамам царской крови, он направился к двери.
Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг: