Прогресс (издательство)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Издательство «Прогресс»
Страна

СССРРоссия

Основано

1931 год

Код Госкомиздата СССР

006,014

Префикс ISBN

5-01

К:Издательства, основанные в 1931 году
Награды:

«Прогре́сс» — советское и российское издательство, образовано в 1931 году. Специализируется на выпуске литературы на иностранных языках и переводных изданий.





История издательства

Центральное издательство в системе Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, выпускавшее советскую литературу гуманитарного профиля (прежде всего — идеологическую) на иностранных языках, а также переводную литературу на русском языке. Находилось в Москве. Основано в 1931 под названием Издательство Товарищества иностранных рабочих в СССР. В 1939 переименовано в Издательство литературы на иностранных языках, в 1963 после реорганизации этого издательства и Издательства иностранной литературы получило название «Прогресс».

В 1981 году Указом Президиума Верховного Совета СССР издательство было награждено орденом Трудового Красного Знамени.

В 1982 году разделено на издательства «Прогресс» (научная и политическая литература) и «Радуга» (художественная литература).

В 1980-х гг. издательство «Прогресс» было издательством Главиздатэкспорта непосредственного подчинения Госкомиздату СССР. Адрес издательства на 1987 год: 119847, Москва, Зубовский бульвар, 17[1]. В 1979—1990 гг. показатели издательской деятельности издательства были следующие:

1979[2] 1980[3] 1981[4] 1985[5] 1987[6] 1988[7] 1989[8] 1990[9]
Кол-во книг и брошюр, печатных единиц 1250 1286 1321 743 733 741 544 410
Тираж, млн экз. 28,7004 27,2881 25,9199 10,7291 10,1566 10,7138 9,2599 8,6966
Печатных листов-оттисков, млн 409,9955 384,7061 387,8214 174,7405 181,9118 194,7225 208,6147 185,4365

Распоряжением от 25.12.91 №246-р[10][11]  Госкомимущество России дало согласие на преобразование издательства «Прогресс» в закрытое акционерное общество «Издательская группа «Прогресс», а также определило себя в качестве  соучредителя этого акционерного общества и держателя пакета его акций в размере 34 процентов от уставного капитала.

Руководили работой издательства:

  • 1970–1976 — Торсуев Юрий Владимирович
  • 1976–1987 — Седых Вольф Николаевич
  • 1987–1996 — Авеличев Александр Константинович
  • 1997-??? — Оганян Саркис Вазгенович

Через некоторое время издательство прекратило активную деятельность. Здание на Зубовском бульваре сдаётся в аренду под офисы; с 1997 по 2016 год там находилась телекомпания Рен-ТВ.

Выписка с сайта Российской книжной палаты:
978-5-01 — Издательская группа «ПРОГРЕСС» — Открытое акционерное общество. — (М.: Прогресс)

119992, Москва, Зубовский бульвар, 17, ОАО «Издательская группа «ПРОГРЕСС»

Оганян С.В. — Директор  тел. 246-90-32  факс 230-24-03  e-mail: progress@mcn.ru

В апреле 2011 года к 80-ти летнему юбилею — издательство «Автограф века» выпустило сборник воспоминаний ветеранов «Прогресса».

Преобразования

В конце прошлого — начале нынешнего веков издательство разделилось на Прогресс-Универс, Прогресс-Традиция, Прогресс-Плеяда, при этом достаточно долгое время все три новых издательства пользовались ISBN-префиксом «материнского» издательства[12][неавторитетный источник? 2161 день].

Прогресс-Универс

Издательство Прогресс-Универс на данный момент не ведёт активную деятельность.

Прогресс-Традиция

Издательство «Прогресс-Традиция» основано в 1997 году бывшими сотрудниками издательства «Прогресс»[13]. Специализируется на издании научной и образовательной литературы. Директор — Борис Васильевич Орешин.

Выписка с сайта Российской книжной палаты:
978-5-89826 — Прогресс-Традиция — Закрытое акционерное общество Издательство. — (М.: Прогресс-Традиция)

117049, Москва, Усачёва, д. 29/9, ЗАО Издательство «Прогресс-Традиция» Орешин Б. В. — Директор

тел. 245-49-03 тел. 245-53-95 e-mail: progresstrad@freemail.ru

Прогресс-Плеяда

Издательство Прогресс-Плеяда основано в 2001 литературоведом С. С. Лесневским, который был его директором до 2014 года[14]. Выпускает классическую и современную литературу: сочинения А. Блока и А. Ахматовой; сборники стихов Вл. Корнилова, Евг. Евтушенко, А. Кушнера, А. Жигулина, стихи и поэмы А. Твардовского, проза А. Солженицына и Вл. Максимова, произведения Е. Боратынского, «Переписка» А. Белого и А. Блока, сборник статей Марка Щеглова «На полдороге. Слово о русской литературе».

Выписка с сайта Российской книжной палаты:
978-5-93006 — Издательство «Прогресс-Плеяда» — Общество с ограниченной ответственностью. — (М.: Прогресс-Плеяда)

119847, Москва, Зубовский бульвар, д. 17, стр. 1, ООО «Издательство „Прогресс-Плеяда“» Лесневский С. С. — Директор

тел. 246-44-18 факс 246-06-55 e-mail: progressp@mtu-net.ru web: pleyada.h1.ru

Напишите отзыв о статье "Прогресс (издательство)"

Ссылки

  • [www.sovsekretno.ru/magazines/article/2841 Статья в газете «Совершенно секретно» о работе редакции специальной литературы издательства «Прогресс»]
  • [www.kommersant.ru/doc/265485 Издательство «Прогресс»: Всех уволим и Ленина печатать не будем] // журнал «Коммерсантъ-Власть», № 13 (63), 25.03.1991.
  • [pleyada.h1.ru/ Издательство «Прогресс-Плеяда»]

Примечания

  1. Книгоиздание СССР. Цифры и факты. 1917—1987 / Е. Л. Немировский, М. Л. Платова. — М.: Книга, 1987. — С. 141. — 320 с. — 3000 экз.
  2. Печать СССР в 1979 году: Статистический сборник / Всесоюзная книжная палата. — М.: «Статистика», 1980. — С. 96. — 207 с. — 10 000 экз.
  3. Печать СССР в 1980 году: Статистический сборник / Всесоюзная книжная палата. — М.: Финансы и статистика, 1981. — С. 130. — 255 с. — 10 000 экз.
  4. Печать СССР в 1981 году: Статистический сборник / Всесоюзная книжная палата. — М.: Финансы и статистика, 1982. — С. 128. — 255 с. — 10 000 экз.
  5. Печать СССР в 1985 году: Статистический сборник / Всесоюзная ордена «Знак Почета» книжная палата. — М.: Финансы и статистика, 1986. — С. 132. — 311 с. — 8000 экз.
  6. Печать СССР в 1987 году: Статистический сборник / НПО «Всесоюзная книжная палата». — М.: Финансы и статистика, 1988. — С. 132. — 238 с. — 8000 экз. — ISBN 5-279-00132-5.
  7. Печать СССР в 1988 году: Статистический сборник / НПО «Всесоюзная книжная палата». — М.: Финансы и статистика, 1989. — С. 133. — 238 с. — 6500 экз. — ISBN 5-279-00154-6.
  8. Печать СССР в 1989 году: Статистический сборник / НПО «Всесоюзная книжная палата». — М.: Финансы и статистика, 1990. — С. 135. — 239 с. — 6000 экз. — ISBN 5-279-00389-1.
  9. Печать СССР в 1990 году: Статистический сборник / НПО «Всесоюзная книжная палата». — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 135. — 288 с. — 3500 экз. — ISBN 5-279-00634-3.
  10. [www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_74024.html Заместитель прокурора города Москвы обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к Госкомимуществу России, Москомимуществу, акционерному обществу закрытого типа "Издательская группа "Прогресс" о признании недействительным распоряжения Госкомимущества России от 25.12.91 N 246-р].
  11. [www.vcom.ru/cgi-bin/db/zakdoc?_reg_number=%C29801714 При новом рассмотрении спора суду необходимо дать правовую оценку сделки по приватизации государственного имущества, установить, приобрел ли ответчик в установленном законом порядке право собственности на спорное имущество].
  12. [fantlab.ru/publisher215 Издательство «Прогресс» было образовано].
  13. [www.livelib.ru/publisher/3079 Издательство «Прогресс-Традиция»]
  14. [www.nasledie-rus.ru/today/article110.php Памяти Станислава Лесневского]

Отрывок, характеризующий Прогресс (издательство)

– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.
– И зачем император Александр принял начальство над войсками? К чему это? Война мое ремесло, а его дело царствовать, а не командовать войсками. Зачем он взял на себя такую ответственность?
Наполеон опять взял табакерку, молча прошелся несколько раз по комнате и вдруг неожиданно подошел к Балашеву и с легкой улыбкой так уверенно, быстро, просто, как будто он делал какое нибудь не только важное, но и приятное для Балашева дело, поднял руку к лицу сорокалетнего русского генерала и, взяв его за ухо, слегка дернул, улыбнувшись одними губами.
– Avoir l'oreille tiree par l'Empereur [Быть выдранным за ухо императором] считалось величайшей честью и милостью при французском дворе.
– Eh bien, vous ne dites rien, admirateur et courtisan de l'Empereur Alexandre? [Ну у, что ж вы ничего не говорите, обожатель и придворный императора Александра?] – сказал он, как будто смешно было быть в его присутствии чьим нибудь courtisan и admirateur [придворным и обожателем], кроме его, Наполеона.
– Готовы ли лошади для генерала? – прибавил он, слегка наклоняя голову в ответ на поклон Балашева.
– Дайте ему моих, ему далеко ехать…
Письмо, привезенное Балашевым, было последнее письмо Наполеона к Александру. Все подробности разговора были переданы русскому императору, и война началась.


После своего свидания в Москве с Пьером князь Андреи уехал в Петербург по делам, как он сказал своим родным, но, в сущности, для того, чтобы встретить там князя Анатоля Курагина, которого он считал необходимым встретить. Курагина, о котором он осведомился, приехав в Петербург, уже там не было. Пьер дал знать своему шурину, что князь Андрей едет за ним. Анатоль Курагин тотчас получил назначение от военного министра и уехал в Молдавскую армию. В это же время в Петербурге князь Андрей встретил Кутузова, своего прежнего, всегда расположенного к нему, генерала, и Кутузов предложил ему ехать с ним вместе в Молдавскую армию, куда старый генерал назначался главнокомандующим. Князь Андрей, получив назначение состоять при штабе главной квартиры, уехал в Турцию.
Князь Андрей считал неудобным писать к Курагину и вызывать его. Не подав нового повода к дуэли, князь Андрей считал вызов с своей стороны компрометирующим графиню Ростову, и потому он искал личной встречи с Курагиным, в которой он намерен был найти новый повод к дуэли. Но в Турецкой армии ему также не удалось встретить Курагина, который вскоре после приезда князя Андрея в Турецкую армию вернулся в Россию. В новой стране и в новых условиях жизни князю Андрею стало жить легче. После измены своей невесты, которая тем сильнее поразила его, чем старательнее он скрывал ото всех произведенное на него действие, для него были тяжелы те условия жизни, в которых он был счастлив, и еще тяжелее были свобода и независимость, которыми он так дорожил прежде. Он не только не думал тех прежних мыслей, которые в первый раз пришли ему, глядя на небо на Аустерлицком поле, которые он любил развивать с Пьером и которые наполняли его уединение в Богучарове, а потом в Швейцарии и Риме; но он даже боялся вспоминать об этих мыслях, раскрывавших бесконечные и светлые горизонты. Его интересовали теперь только самые ближайшие, не связанные с прежними, практические интересы, за которые он ухватывался с тем большей жадностью, чем закрытое были от него прежние. Как будто тот бесконечный удаляющийся свод неба, стоявший прежде над ним, вдруг превратился в низкий, определенный, давивший его свод, в котором все было ясно, но ничего не было вечного и таинственного.
Из представлявшихся ему деятельностей военная служба была самая простая и знакомая ему. Состоя в должности дежурного генерала при штабе Кутузова, он упорно и усердно занимался делами, удивляя Кутузова своей охотой к работе и аккуратностью. Не найдя Курагина в Турции, князь Андрей не считал необходимым скакать за ним опять в Россию; но при всем том он знал, что, сколько бы ни прошло времени, он не мог, встретив Курагина, несмотря на все презрение, которое он имел к нему, несмотря на все доказательства, которые он делал себе, что ему не стоит унижаться до столкновения с ним, он знал, что, встретив его, он не мог не вызвать его, как не мог голодный человек не броситься на пищу. И это сознание того, что оскорбление еще не вымещено, что злоба не излита, а лежит на сердце, отравляло то искусственное спокойствие, которое в виде озабоченно хлопотливой и несколько честолюбивой и тщеславной деятельности устроил себе князь Андрей в Турции.
В 12 м году, когда до Букарешта (где два месяца жил Кутузов, проводя дни и ночи у своей валашки) дошла весть о войне с Наполеоном, князь Андрей попросил у Кутузова перевода в Западную армию. Кутузов, которому уже надоел Болконский своей деятельностью, служившей ему упреком в праздности, Кутузов весьма охотно отпустил его и дал ему поручение к Барклаю де Толли.
Прежде чем ехать в армию, находившуюся в мае в Дрисском лагере, князь Андрей заехал в Лысые Горы, которые были на самой его дороге, находясь в трех верстах от Смоленского большака. Последние три года и жизни князя Андрея было так много переворотов, так много он передумал, перечувствовал, перевидел (он объехал и запад и восток), что его странно и неожиданно поразило при въезде в Лысые Горы все точно то же, до малейших подробностей, – точно то же течение жизни. Он, как в заколдованный, заснувший замок, въехал в аллею и в каменные ворота лысогорского дома. Та же степенность, та же чистота, та же тишина были в этом доме, те же мебели, те же стены, те же звуки, тот же запах и те же робкие лица, только несколько постаревшие. Княжна Марья была все та же робкая, некрасивая, стареющаяся девушка, в страхе и вечных нравственных страданиях, без пользы и радости проживающая лучшие годы своей жизни. Bourienne была та же радостно пользующаяся каждой минутой своей жизни и исполненная самых для себя радостных надежд, довольная собой, кокетливая девушка. Она только стала увереннее, как показалось князю Андрею. Привезенный им из Швейцарии воспитатель Десаль был одет в сюртук русского покроя, коверкая язык, говорил по русски со слугами, но был все тот же ограниченно умный, образованный, добродетельный и педантический воспитатель. Старый князь переменился физически только тем, что с боку рта у него стал заметен недостаток одного зуба; нравственно он был все такой же, как и прежде, только с еще большим озлоблением и недоверием к действительности того, что происходило в мире. Один только Николушка вырос, переменился, разрумянился, оброс курчавыми темными волосами и, сам не зная того, смеясь и веселясь, поднимал верхнюю губку хорошенького ротика точно так же, как ее поднимала покойница маленькая княгиня. Он один не слушался закона неизменности в этом заколдованном, спящем замке. Но хотя по внешности все оставалось по старому, внутренние отношения всех этих лиц изменились, с тех пор как князь Андрей не видал их. Члены семейства были разделены на два лагеря, чуждые и враждебные между собой, которые сходились теперь только при нем, – для него изменяя свой обычный образ жизни. К одному принадлежали старый князь, m lle Bourienne и архитектор, к другому – княжна Марья, Десаль, Николушка и все няньки и мамки.