Пэнхуледао

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Пэнху»)
Перейти к: навигация, поиск
ПэнхуледаоПэнхуледао

</tt>

</tt>

Пэнхуледа́о, Пескадорские острова
кит. 澎湖群島
23°35′ с. ш. 119°35′ в. д. / 23.583° с. ш. 119.583° в. д. / 23.583; 119.583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=23.583&mlon=119.583&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 23°35′ с. ш. 119°35′ в. д. / 23.583° с. ш. 119.583° в. д. / 23.583; 119.583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=23.583&mlon=119.583&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияТайваньский пролив
Количество островов64
Крупнейший островМагун
Общая площадь127 км²
Наивысшая точка48 м
СтранаКитайская Республика Китайская Республика
АЕ первого уровняТайвань
Пэнхуледа́о, Пескадорские острова
Население (2008 год)92 415 чел.
Плотность населения727,677 чел./км²

Пэнхуледа́о, Пэнху (кит. трад. 澎湖群島, пиньинь: Pénghú qúndǎo, палл.: Пэнхуцюньдао, также кит. трад. 澎湖列島, пиньинь: Pénghú lièdǎo, палл.: Пэнхуледао) или Пескадорские острова (порт. Ilhas Pescadores от порт. pescador — «рыбак») — архипелаг в южной части Тайваньского пролива, находится под управлением Китайской Республики, образуя уезд Пэнху.





География

Состоит из 64 островов общей площадью 127 км². Население 92 415 человек (2008). Острова образовались в результате вулканической деятельности, но в течение тысячелетий водная эрозия привела к сглаживанию базальтовых скал, поэтому острова представляют собой плоские плато высотой до 48 м с сильно расчленёнными берегами.

Три основных острова архипелага — Магун, Байша и Сиюй — соединены двумя дамбами и мостом. Эти три острова отгораживают внутреннее море, которое хорошо подходит для занятий виндсерфингом и другими водными видами спорта. На остров Магун приходится половина общей территории архипелага и 70 % его населения.

Острова находятся в области муссонного тропического климата, количество осадков превышает 1000 мм в год, причём их большая часть выпадает в летний период. Осенью часто возникают тайфуны. Воды Пэнху богаты кораллами, моллюсками и другими морскими животными.

Вследствие сильных муссонов и солёных ветров на архипелаге, в отличие от Тайваня, практически отсутствует высокая растительность, территория покрыта кустарником и травой.

История

Возрастом 450–190 тыс. лет датируется выловленная рыбаками челюсть древнего человека Penghu 1, предположительно относящаяся к виду Homo erectus[1][2].

Пэнху был заселён с континентального Китая в III в. до н. э.

Согласно китайским летописям, в конце VI века правитель императорской династии Суй послал управлять островами Пэнху полководца Чэнь Лэна.

При династии Мин (1368—1644) в конце XVI века на островах был расквартирован контингент китайских войск.

В 1623 году острова перешли под контроль Голландии, которая также захватила Тайвань. В 1661—62 войска китайского полководца Чжэн Чэн-гуна отбили у голландцев архипелаг и остров Тайвань.

С конца XIX века в результате Японо-китайской войны 1894-95 Пэнху и Тайвань были захвачены Японией.

В 1945 году, после разгрома Японии во Второй мировой войне, острова вернулись к Китаю.

С 1949 года (после свержения в Китае партии Гоминьдан) архипелаг контролируется Китайской Республикой.

В 2002 году над архипелагом произошла авиакатастрофа самолёта Boeing 747, принадлежащего China Airlines, которая унесла 225 жизней. Самолёт, выполнявший рейс 611, следовавший из Тайбэя в Гонконг, разломился и взорвался над островами, а обломки упали в Тайваньский пролив в 3 км от берега[3].

Экономика

Выращиваемые культуры: сладкий картофель, арахис, маис, просо. Для рыболовства жители Пэнху сооружают дамбы-ловушки, из которых собирают рыбу во время отлива.

Напишите отзыв о статье "Пэнхуледао"

Примечания

  1. [www.nature.com/ncomms/2015/150127/ncomms7037/full/ncomms7037.html The first archaic Homo from Taiwan]
  2. [krasnews.com/world/1104/ «Человек Пэнху»: Учёные открыли новый вид первобытного человека]
  3. [archives.cnn.com/2002/WORLD/asiapcf/east/05/27/taiwan.plane.company/index.html CNN — China Airlines safety record in the spotlight]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Пэнхуледао

Маленькая княгиня, взяв платье из рук горничной, подходила к княжне Марье.
– Нет, теперь мы это сделаем просто, мило, – говорила она.
Голоса ее, m lle Bourienne и Кати, которая о чем то засмеялась, сливались в веселое лепетанье, похожее на пение птиц.
– Non, laissez moi, [Нет, оставьте меня,] – сказала княжна.
И голос ее звучал такой серьезностью и страданием, что лепетанье птиц тотчас же замолкло. Они посмотрели на большие, прекрасные глаза, полные слез и мысли, ясно и умоляюще смотревшие на них, и поняли, что настаивать бесполезно и даже жестоко.
– Au moins changez de coiffure, – сказала маленькая княгиня. – Je vous disais, – с упреком сказала она, обращаясь к m lle Bourienne, – Marieie a une de ces figures, auxquelles ce genre de coiffure ne va pas du tout. Mais du tout, du tout. Changez de grace. [По крайней мере, перемените прическу. У Мари одно из тех лиц, которым этот род прически совсем нейдет. Перемените, пожалуйста.]
– Laissez moi, laissez moi, tout ca m'est parfaitement egal, [Оставьте меня, мне всё равно,] – отвечал голос, едва удерживающий слезы.
M lle Bourienne и маленькая княгиня должны были признаться самим себе, что княжна. Марья в этом виде была очень дурна, хуже, чем всегда; но было уже поздно. Она смотрела на них с тем выражением, которое они знали, выражением мысли и грусти. Выражение это не внушало им страха к княжне Марье. (Этого чувства она никому не внушала.) Но они знали, что когда на ее лице появлялось это выражение, она была молчалива и непоколебима в своих решениях.
– Vous changerez, n'est ce pas? [Вы перемените, не правда ли?] – сказала Лиза, и когда княжна Марья ничего не ответила, Лиза вышла из комнаты.
Княжна Марья осталась одна. Она не исполнила желания Лизы и не только не переменила прически, но и не взглянула на себя в зеркало. Она, бессильно опустив глаза и руки, молча сидела и думала. Ей представлялся муж, мужчина, сильное, преобладающее и непонятно привлекательное существо, переносящее ее вдруг в свой, совершенно другой, счастливый мир. Ребенок свой, такой, какого она видела вчера у дочери кормилицы, – представлялся ей у своей собственной груди. Муж стоит и нежно смотрит на нее и ребенка. «Но нет, это невозможно: я слишком дурна», думала она.
– Пожалуйте к чаю. Князь сейчас выйдут, – сказал из за двери голос горничной.
Она очнулась и ужаснулась тому, о чем она думала. И прежде чем итти вниз, она встала, вошла в образную и, устремив на освещенный лампадой черный лик большого образа Спасителя, простояла перед ним с сложенными несколько минут руками. В душе княжны Марьи было мучительное сомненье. Возможна ли для нее радость любви, земной любви к мужчине? В помышлениях о браке княжне Марье мечталось и семейное счастие, и дети, но главною, сильнейшею и затаенною ее мечтою была любовь земная. Чувство было тем сильнее, чем более она старалась скрывать его от других и даже от самой себя. Боже мой, – говорила она, – как мне подавить в сердце своем эти мысли дьявола? Как мне отказаться так, навсегда от злых помыслов, чтобы спокойно исполнять Твою волю? И едва она сделала этот вопрос, как Бог уже отвечал ей в ее собственном сердце: «Не желай ничего для себя; не ищи, не волнуйся, не завидуй. Будущее людей и твоя судьба должна быть неизвестна тебе; но живи так, чтобы быть готовой ко всему. Если Богу угодно будет испытать тебя в обязанностях брака, будь готова исполнить Его волю». С этой успокоительной мыслью (но всё таки с надеждой на исполнение своей запрещенной, земной мечты) княжна Марья, вздохнув, перекрестилась и сошла вниз, не думая ни о своем платье, ни о прическе, ни о том, как она войдет и что скажет. Что могло всё это значить в сравнении с предопределением Бога, без воли Которого не падет ни один волос с головы человеческой.


Когда княжна Марья взошла в комнату, князь Василий с сыном уже были в гостиной, разговаривая с маленькой княгиней и m lle Bourienne. Когда она вошла своей тяжелой походкой, ступая на пятки, мужчины и m lle Bourienne приподнялись, и маленькая княгиня, указывая на нее мужчинам, сказала: Voila Marie! [Вот Мари!] Княжна Марья видела всех и подробно видела. Она видела лицо князя Василья, на мгновенье серьезно остановившееся при виде княжны и тотчас же улыбнувшееся, и лицо маленькой княгини, читавшей с любопытством на лицах гостей впечатление, которое произведет на них Marie. Она видела и m lle Bourienne с ее лентой и красивым лицом и оживленным, как никогда, взглядом, устремленным на него; но она не могла видеть его, она видела только что то большое, яркое и прекрасное, подвинувшееся к ней, когда она вошла в комнату. Сначала к ней подошел князь Василий, и она поцеловала плешивую голову, наклонившуюся над ее рукою, и отвечала на его слова, что она, напротив, очень хорошо помнит его. Потом к ней подошел Анатоль. Она всё еще не видала его. Она только почувствовала нежную руку, твердо взявшую ее, и чуть дотронулась до белого лба, над которым были припомажены прекрасные русые волосы. Когда она взглянула на него, красота его поразила ее. Анатопь, заложив большой палец правой руки за застегнутую пуговицу мундира, с выгнутой вперед грудью, а назад – спиною, покачивая одной отставленной ногой и слегка склонив голову, молча, весело глядел на княжну, видимо совершенно о ней не думая. Анатоль был не находчив, не быстр и не красноречив в разговорах, но у него зато была драгоценная для света способность спокойствия и ничем не изменяемая уверенность. Замолчи при первом знакомстве несамоуверенный человек и выкажи сознание неприличности этого молчания и желание найти что нибудь, и будет нехорошо; но Анатоль молчал, покачивал ногой, весело наблюдая прическу княжны. Видно было, что он так спокойно мог молчать очень долго. «Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте, а мне не хочется», как будто говорил его вид. Кроме того в обращении с женщинами у Анатоля была та манера, которая более всего внушает в женщинах любопытство, страх и даже любовь, – манера презрительного сознания своего превосходства. Как будто он говорил им своим видом: «Знаю вас, знаю, да что с вами возиться? А уж вы бы рады!» Может быть, что он этого не думал, встречаясь с женщинами (и даже вероятно, что нет, потому что он вообще мало думал), но такой у него был вид и такая манера. Княжна почувствовала это и, как будто желая ему показать, что она и не смеет думать об том, чтобы занять его, обратилась к старому князю. Разговор шел общий и оживленный, благодаря голоску и губке с усиками, поднимавшейся над белыми зубами маленькой княгини. Она встретила князя Василья с тем приемом шуточки, который часто употребляется болтливо веселыми людьми и который состоит в том, что между человеком, с которым так обращаются, и собой предполагают какие то давно установившиеся шуточки и веселые, отчасти не всем известные, забавные воспоминания, тогда как никаких таких воспоминаний нет, как их и не было между маленькой княгиней и князем Васильем. Князь Василий охотно поддался этому тону; маленькая княгиня вовлекла в это воспоминание никогда не бывших смешных происшествий и Анатоля, которого она почти не знала. M lle Bourienne тоже разделяла эти общие воспоминания, и даже княжна Марья с удовольствием почувствовала и себя втянутою в это веселое воспоминание.