Фрайди

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Пятница, которая убивает»)
Перейти к: навигация, поиск
Фрайди
(Пятница)
Friday
Жанр:

фантастический роман

Автор:

Роберт Хайнлайн

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

1982

Дата первой публикации:

апрель 1982

Издательство:

Holt, Rinehart and Winston

«Фрайди»[1] (англ. Friday, «Пятница») (альтернативные названия «Пятница, которая убивает»[1], «Меня зовут Фрайди»[2]) — фантастический роман американского писателя Роберта Хайнлайна, написанный в 1982 году. История Пятницы Джонс — искусственно созданной из гибридной человеческой ДНК женщины, обладающей огромной силой, выносливостью, быстротой, умом и сексуальностью. Искусственные люди живут повсеместно и основная часть жизни Пятницы — борьба с предрассудками и сокрытие своих возможностей и происхождения от обычных, рождающихся без помощи пробирки и скальпеля людей.

Роман номинирован на Премию Небьюла за лучший роман в 1982[3] и Премию Хьюго за лучший роман в 1983.[4]





Сюжет

Главная героиня — Фрайди Джонс — искусственный человек (ИЧ), умственно и физически превосходящий обычных людей, но скрывающий своё происхождение из-за предрассудков. Нанятая тайной организацией как сверхнадёжный курьер, Фрайди выполняет свои миссии на Земле и её космических колониях. Континенты раздроблены на мелкие, воюющие между собой государства, и Пятнице приходится принимать участие в тех или иных гражданских волнениях во время своих экспедиций. От Босса «Компании» она получает заманчивое предложение работать «интуитивным аналитиком», что предоставляет ей возможность доступа к огромному массиву фактической информации о реальных мировых событиях, и приводит к существенному росту интуиции.

После смерти Босса фирмы, в которой она долго работала, Фрайди нанимается на новое задание, отправляясь в круиз на планету Реальм. Постепенно она понимает, что в конце путешествия её ждёт неминуемая гибель. Фрайди сбегает от следящих за ней агентов вместе с приобретёнными друзьями при разгрузке колонистов на недавно открытую планету Ботаник-Бей (Ботанический Залив)…

Отзывы

В 1982 году Library Journal опубликовал критическую[уточнить] статью, в которой говорилось, что Хайнлайн «вернулся к раннему стилю невероятных приключений смешанных с полемикой повествовании о героических событиях специального курьера Пятницы Джонс».[5]

Награды

«Пятница, которая убивает» была номинирована на следующие премии:

Напишите отзыв о статье "Фрайди"

Примечания

В Викицитатнике есть страница по теме
Фрайди
  1. 1 2 в переводе Ф. Б. Сарнова
  2. в переводе Н. Сосновской
  3. 1 2 [www.worldswithoutend.com/books_year_index.asp?year=1982 1982 Award Winners & Nominees]. Worlds Without End. Проверено 27 июля 2009. [www.webcitation.org/69AHC00JX Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  4. 1 2 [www.worldswithoutend.com/books_year_index.asp?year=1983 1983 Award Winners & Nominees]. Worlds Without End. Проверено 27 июля 2009. [www.webcitation.org/69AHDA4Sq Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  5. (1982-05-15) «Friday (Book)». Library Journal 107 (10): 1013. ISSN [worldcat.org/issn/0363-0277 0363-0277].
  6. [www.locusmag.com/SFAwards/Db/Locus1983.html#nvls The Locus Index to SF Awards: 1983 Locus Awards]. Проверено 15 мая 2008. [www.webcitation.org/69AHE3033 Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].
  7. [www.lfs.org/novel_nominees.htm Prometheus Award for Best Novel -- Nominees]. Проверено 15 мая 2008. [www.webcitation.org/69AHLqpyb Архивировано из первоисточника 15 июля 2012].


Отрывок, характеризующий Фрайди

– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.