Пять портов

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Пять портов (англ. Cinque Ports) — союз сперва 5, а ныне 14 портовых городов в английских графствах Кент и Суссекс.

В средневековой Англии союз Пяти портов был серьёзной военной и экономической силой. Время создания союза точно не установлено, однако считается, что он образовался ещё до 1066 года, когда в Англию пришли норманны. Первоначально в этот альянс входили порты Дувр, Гастингс, Хит, Нью-Ромни и Сэндвич. Администрация союза находилась в Гастингсе. По настоянию этого города, в союз вошли также местечки Рай и Винчелси, гавани которых были расположены удобнее, чем собственная в Гастингсе.

Впервые Пять портов письменно упоминаются в королевской грамоте за 1155 год, обязующей союз предоставлять королю суда для ведения военных действий на море — преимущественно для пресечения набегов датчан (своего военного флота Англия тогда не имела). За это король предоставлял городам значительные привилегии: самоуправление, право взимания таможенных пошлин, право судопроизводства и прочее (вплоть до права грабить выброшенные на берег суда).

Начиная с XII столетия во главе Пяти портов стоял Лорд-хранитель Пяти портов (англ.) (англ. Lord Warden of the Cinque Ports). Ввиду значительной автономии от короны он длительное время являлся одним из влиятельнейших феодалов Англии. После присоединения к Пяти портам новых городов под его властью оказались практически оба графства — Кент и Суссекс.

Закат могущества союза начался в конце XIV века. Некоторые гавани заносились песком и с течением времени становились малополезными. Чтобы возродить альянс, в его состав были приняты так называемые «корпоративные члены»: Дил и Рамсгит (с Сэндвичем), Фаверсхэм, Фолкстон и Маргит (с Дувром), Лидд (с Нью-Ромни), Тентерден (с Рие). Однако расширение союза не привело к желаемому успеху. В XVI столетии в Англии был создан королевский военно-морской флот, после чего Пять портов были лишены ряда привилегий. В то же время такие порты, как Портсмут и Бристоль превзошли союз как в судостроении, так и в морской торговле.

В настоящее время союз Пять портов в основном осуществляет хозяйственное взаимодействие между портовыми городами юго-восточной Англии.

Напишите отзыв о статье "Пять портов"

Отрывок, характеризующий Пять портов

– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.