Раймонди, Антонио

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Антонио Раймонди
Место смерти:

Сан-Педро-де-Льок

Систематик живой природы
Автор наименований ряда ботанических таксонов. В ботанической (бинарной) номенклатуре эти названия дополняются сокращением «Raimondi».
[www.ipni.org/ipni/advPlantNameSearch.do?find_authorAbbrev=Raimondi&find_includePublicationAuthors=on&find_includePublicationAuthors=off&find_includeBasionymAuthors=on&find_includeBasionymAuthors=off&find_isAPNIRecord=on&find_isAPNIRecord=false&find_isGCIRecord=on&find_isGCIRecord=false&find_isIKRecord=on&find_isIKRecord=false&find_rankToReturn=all&output_format=normal&find_sortByFamily=on&find_sortByFamily=off&query_type=by_query&back_page=plantsearch Список таких таксонов] на сайте IPNI
[www.ipni.org/ipni/idAuthorSearch.do?id=8105-1 Персональная страница] на сайте IPNI

Антонио Раймонди (исп. Antonio Raimondi; 19 сентября, 1826, Милан, Италия — 26 октября, 1890, Сан-Педро-де-Льок, Перу) — итальяно-перуанский учёный, исследователь, географ, натуралист.





Биография

Антонио Раймонди родился в Италии в Милане, 28 июля 1850 года в возрасте 24 лет приехал в Перу. В 1851 году он стал профессором естественной истории. В 1856 году стал одним из основателей медицинской школы Университета Сан-Маркос. В 1861 году основал факультет аналитической химии.

В возрасте сорока лет увлёкся природой и географией Перу, стал много путешествовать по стране, описывая все свои наблюдения. Совершил около 18 научных экспедиций, делая открытия в области географии, геологии, биологии, этнографии и археологии. Все свои знания собрал в книге «El Peru», вышедшей в шести томах в период 1875 года по 1913 год, которая оставалась актуальной многие годы и пользуется интересом до сих пор. Он также является автором множества других научных публикаций.

Похоронен на кладбище «Пастор Матиас Маэстро».

Археолог

Самым известным его открытием в области археологии является обнаружение так называемой «Стеллы Раймонди», принадлежавшей андской цивилизации ЧавинЧавин-де-Уантар).

Произведения

Раймонди написал много книг, в частности:

  • El departamento de Ancash y sus riquesas mineralis. — Lima, 1873.

Наследие

Антонио Раймонди является довольно популярной фигурой в современном Перу, в его честь названо множество учреждений: школы, театры, музеи, высшие учебные заведения. В честь него названа провинция Антонио Раймонди на востоке страны, а также улицы и площади в городах Перу. Некоторые из открытых им растений носят его имя, например, в честь учёного был назван род кактусов Neoraimondia. Портрет Антонио Раймонди был помещён на банкноту 5 000 000 инти (уже вышла из обращения).


Напишите отзыв о статье "Раймонди, Антонио"

Отрывок, характеризующий Раймонди, Антонио

В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.