Боро Лондона

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Районы Лондона»)
Перейти к: навигация, поиск

Боро Лондона (боро; англ. London borough) — административная единица Лондона районного уровня. 32 боро образуют церемониальное графство и регион Большой Лондон, Сити является отдельным церемониальным графством с особым статусом.

12 боро и Сити образуют Внутренний Лондон (англ. Inner London), остальные 20 — Внешний Лондон (англ. Outer London)[1]. Сити не является районом, это административная единица с особым статусом «Sui generis».

Четыре района не используют обозначение Лондонское боро (англ. London Borough of) в своём названии.

Боро управляются районными советами (англ. Borough Council). Вестминстер, как имеющий статус сити, управляется городским советом (англ. City Council).



Боро Лондона

В списке в скобках указаны данные о населении согласно переписи 2011 года[3]

  1. Лондонский Сити (7 375)
    (не является боро)
  2. Вестминстер (219 600)
  3. Кенсингтон и Челси (158 300)
  4. Хаммерсмит и Фулем (182 400)
  5. Уондсуэрт (307 700)
  6. Ламбет (304 500)
  7. Саутуарк (288 700)
  8. Тауэр-Хамлетс (256 000)
  9. Хакни (247 200)
  10. Ислингтон (206 300)
  11. Камден (220 100)
  12. Брент (312 200)
  13. Илинг (339 300)
  14. Хаунслоу (254 900)
  15. Ричмонд-апон-Темс (187 500)
  16. Кингстон-апон-Темс (160 400)
  1. Мертон (200 500)
  2. Саттон (191 100)
  3. Кройдон (364 800)
  4. Бромли (310 600)
  5. Луишем (276 900)
  6. Гринвич (255 500)
  7. Бексли (232 800)
  8. Хаверинг (237 900)
  9. Баркинг и Дагенем (187 000)
  10. Редбридж (281 400)
  11. Ньюэм (310 500)
  12. Уолтем-Форест (259 700)
  13. Харринги (255 500)
  14. Энфилд (313 900)
  15. Барнет (357 500)
  16. Харроу (240 500)
  17. Хиллингдон (275 500)

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

История

Современные районы Лондона были образованы по Закону об управлении Лондоном от 1963 года (англ. London Government Act 1963). Они начали функционировать 1 апреля 1965 года с образованием Большого Лондона (англ. Greater London). Первые выборы в районные советы были проведены в 1964 году, однако до следующего года эти советы были фактически «теневыми» органами власти.

До образования Большого Лондона и разделения его на районы на их месте существовали образования четырёх разных типов:

Вновь образованные районы имеют больше полномочий, чем упразднённые метропольные боро, городские районы и муниципальные боро, но меньше, чем графские боро.

Между 1965 и 1986 лондонские районы были частью двухуровневой системы управления, на первом уровне которой находился Совет Большого Лондона (англ. Greater London Council, GLC). Однако 1 апреля 1986 года СБЛ был упразднён и вся полнота власти перешла к районам, которые фактически стали унитарными образованиями (англ. unitary authorities). После образования в 2000 году Управления Большого Лондона (англ. Greater London Authority), имеющего более ограниченные полномочия, чем СБЛ, сфера власти районных советов стала аналогична советам унитарных образований в других частях Англии.

Лондонский Сити управляется своим собственным органом власти — Лондонской городской корпорацией (англ. City of London Corporation), которая существовала задолго до образования районов.

Напишите отзыв о статье "Боро Лондона"

Примечания

  1. [www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/7448/1622442.pdf Local government geography and history] (англ.)
  2. [www.royalgreenwich.gov.uk/info/200064/local_history_and_heritage/1125/the_case_for_a_royal_borough_of_greenwich The case for a 'Royal Borough of Greenwich'] (англ.). royalgreenwich.gov.uk. Проверено 29 октября 2013.
  3. [www.ons.gov.uk/ons/rel/pop-estimate/population-estimates-for-england-and-wales/mid-2011--2011-census-based-/rft---mid-2011--census-based--population-estimates-for-england-and-wales.zip "Table 8a Mid-2011 Population Estimates: Selected age groups for local authorities in England and Wales; estimated resident population;"] (англ.) Перепись населения Англии и Уэльса, 2011 год, ONS


Отрывок, характеризующий Боро Лондона

Вернувшись в полк и передав командиру, в каком положении находилось дело Денисова, Ростов с письмом к государю поехал в Тильзит.
13 го июня, французский и русский императоры съехались в Тильзите. Борис Друбецкой просил важное лицо, при котором он состоял, о том, чтобы быть причислену к свите, назначенной состоять в Тильзите.
– Je voudrais voir le grand homme, [Я желал бы видеть великого человека,] – сказал он, говоря про Наполеона, которого он до сих пор всегда, как и все, называл Буонапарте.
– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.