Раскладка клавиатуры

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Раскла́дка клавиату́ры — соглашение о соответствии типографических символов (букв, цифр, знаков препинания и т. д.) письменного языка клавишам клавиатуры компьютера, пишущей машинки или другого устройства, с помощью которого вводится текст. Раскладка устанавливает несколько соответствий между клавишами и значениями, вводимыми с их помощью:

  • механическая раскладка (англ. mechanical layout) — форма, размеры и взаимное расположение клавиш на клавиатуре;
  • визуальная раскладка (англ. visual layout) — маркировка клавиш;
  • функциональная раскладка (англ. functional layout) — значения, вводимые одиночным или совместным нажатием клавиш. Она обеспечивается минимум двумя составными частями:
    • аппаратная раскладка — соответствие скан-кода (идентификатора) и физической клавиши. Она постоянна для данной клавиатуры;
    • программная раскладка — соответствие скан-кодов и кодов символов (и управляющих кодов), передаваемых программе (и, как правило, отображаемых на экране в виде букв необходимого алфавита. Именно она обычно имеется в виду под раскладкой).

Возможно существование нескольких раскладок для одного письменного языка. Например, существуют раскладки ЙЦУКЕН и фонетическая (ЯВЕРТЫ) для русского языка; QWERTY, Дворака и Colemak для английского языка. Одна и та же раскладка может использоваться и для нескольких языков. Например, латинская раскладка QWERTY используется в пяти языках, хотя в каждом из случаев её названия в операционных системах семейства Microsoft Windows различаются: в английском («US», «United Kingdom»), в болгарском («Bulgarian (Latin)»), в китайском («Китайская традиционная — США», «Китайская (упрощённая) — США»), в японском («Японская») и в корейском («Корейская»). Одна и та же раскладка может по-разному адаптироваться для использования на компьютере. Например, в Microsoft Windows поддерживаются два варианта адаптации русской раскладки ЙЦУКЕН для компьютерных клавиатур — «Русская» (англ. «Russian») и «Русская (Машинопись)» (англ. «Russian (Typewriter)»), различающихся расположением небуквенных знаков и буквы Ё ё.





Механическая раскладка

Стандартная компьютерная клавиатура, также называемая клавиатурой PC/AT, имеет 101 или 102 клавиши, расположение которых подчиняется единой общепринятой схеме, и спроектирована в расчёте на английский алфавит, содержащий 26 букв.

По своему назначению клавиши на клавиатуре PC/AT подразделяются на шесть групп:

Раскладка 105-клавишной клавиатуры IBM/Windows
Esc F1 F2 F3 F4 F5 F6 F7 F8 F9 F10 F11 F12 PrtSc
SysRq
Scroll
Lock
Pause
Break

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ins Home PgUp NumLk / *
Del End PgDn 7 8 9 +
4 5 6
1 2 3 Ent
0 ,


На компактных клавиатурах (обычно часть ноутбука) эти группы бывают смешаны, а некоторые клавиши объединены с помощью необычно работающей клавиши-модификатора Fn.

Визуальная раскладка

Если предполагается, что на клавиатуре будут работать с двумя раскладками, то на клавиши обычно наносят двойные обозначения. Например, зеленым цветом наносят символы латинской раскладки(прозрачный или отражающий зеленый пластик в(на) черной пластиковой кнопке, который(зеленый алфавит) горит(виден) при подсветке зеленым светодиодом, и в красном свете заметен слабо)), а красным(аналогичным светофильтром) цветом — символы национальной раскладки, которые будут видны как красные буквы, при подсвечивании их красным светодиодом(не надо на каждую кнопку ставить две лампочки, одного двухцветного светодиода на манер настольной лампы на клавиатуре в USB с софтом зажигающим цвет текущей раскладки, и флуоресцентных наклеек(в идеале прозрачные с матовыми(не прозрачными) флюровыми буквами, на черных клавишах). Переключение между двумя раскладками в операционных системах семейства Microsoft Windows обычно выполняется нажатием комбинации клавиш Shift+Alt или Shift+Ctrl, и постоянные ошибки пользователя в начале набора текста неправильным алфавитом - очень раздражают, в качестве решения существуют программы такие как "keyboard ninja", упрощающие исправление некорректно-набранного текста, и априорное определение и переключение языка с коррекцией ошибок "на лету". Можно доработать эту программу для работы с предложенной выше, многоцветной лингво-подсветкой, фактически содержащую мультиязыковой словарь следящий за набором, и при необходимости осуществляющий "перелинг" как google.ru [www.google.ru/search?q=k.%2Ce.+theyle&oq=k.%2Ce.+theyle&aqs=chrome..69i57&sourceid=chrome&ie=UTF-8 "k.,e. theyle"] так, чтобы в начале набора раскладка раскачивалась как маятник от удара, но при старании пользователя нажимать буквы в моменты их освещенности - быстро успокаивается прекращая колебания в правильном состоянии. проще всего так реализуются клавиатуры с индикацией на два, или три языка(RGB).

Клавиши алфавитно-цифрового блока, в левом верхнем углу которых нарисована заглавная латинская буква, в зависимости от того какой регистр включен, могут вводить как заглавные, так и строчные латинские буквы. В нижнем правом углу клавиши обычно указываются символы второго уровня, которые вводят, удерживая клавишу AltGr, либо символы национальной раскладки.

Так как визуальная раскладка может отличаться от функциональной, которая задается операционной системой, существуют разные способы её модификации или дополнения. Для нанесения букв широко используются методы лазерной гравировки, выжигания или химического вытравливания клавиш, а также применение наклеек на клавиатуру. Изменение визуальной раскладки проводится не только с целью добавления новых алфавитов языков, но и для того, чтобы сделать раскладку более эргономичной. Так, например, раскладки Dvorak оптимизируют набор текста для десятипальцевого слепого метода, чтобы в большинстве слов символы набирались бы попеременно правой и левой рукой. Это позволяет увеличить скорость набора, сократить количество ошибок и минимизировать риск возникновения травм от постоянной нагрузки (RSI).[1]

Функциональная раскладка

Функциональная раскладка определяет соотношение между физическими клавишами и аппаратными событиями, генерируемым контроллером клавиатуры при нажатии клавиш. Операционная система отвечает за обработку событий и подстановку соответствующих символов, которые затем выводятся на экран или обрабатываются в качестве команд программных приложений. Таким образом, независимо от того, какая используется визуальная раскладка, можно печатать на разных языках. В раскладку клавиатуры могут включаться как символы только первого уровня, так и символы первого и второго уровней. На первом уровне находятся символы, для набора которых в нижнем регистре требуется нажатие одной клавиши, для набора в верхнем регистре — одновременное нажатие двух клавиш ( Shift+клавиша). На втором уровне находятся символы, для набора которых в нижнем регистре требуется одновременное нажатие двух клавиш (AltGr+клавиша), для набора в верхнем регистре — одновременное нажатие трёх клавиш (AltGr+ Shift+клавиша).

Латинские раскладки клавиатуры

Первая коммерчески успешная пишущая машинка была изобретена в сентябре 1867 года американцем Кристофером Шоулзом. В ней использовалась латинская раскладка, в которой буквы на клавишах располагались в алфавитном порядке. Например, на первых семи клавишах верхнего буквенного ряда были расположены буквы: A, B, C, D, E, F, G.

У пишущей машинки Шоулза был недостаток: при быстрой печати литеры цеплялись друг за дружку и их рычажки «перепутывались». Было решено отказаться от «алфавитной» раскладки. От новой раскладки клавиатуры, получившей в дальнейшем название по буквам на первых шести клавишах третьего ряда алфавитно-цифрового блока клавиатуры — QWERTY, требовалось, чтобы буквы, образующие в английском языке устойчивые комбинации, располагались как можно дальше друг от друга по разные стороны клавиатуры и были разбросаны по разным рядам, что уменьшало вероятность «перепутывания» рычажков пишущей машинки. В настоящее время раскладка Шоулза критикуется как анахронизм, так как проблемы, которая привела к появлению QWERTY, больше не существует.

Дальнейшее совершенствование пишущих машинок устранило проблему «перепутывания» рычажков и пробудило интерес к вопросу увеличения скорости печати. В 1936 году профессор Вашингтонского Университета Август Дворак (August Dvorak) издал книгу, в которой предложил совершенно новую латинскую раскладку, носящую в настоящее время имя автора. Её принцип — максимальное удобство для набирающего текст на английском языке на пишущей машинке.

В 2006 году Шаем Коулманом (Shai Coleman) была разработана раскладка Colemak. Название происходит от Coleman+Dvorak. Раскладка приспособлена к современным компьютерным реалиям. Её принцип — эффективный и эргономичный набор текстов на английском языке на компьютерной клавиатуре.

По уверениям Коулмана, предложенная им раскладка позволяет решить следующие проблемы:

  1. Намного быстрее QWERTY и несколько быстрее Дворака, так как в Colemak разгружены мизинцы и чаще применяется чередование рук.
  2. Благодаря частичному сходству QWERTY и Colemak пользователь может использовать как QWERTY, так и Colemak, не испытывая существенных сложностей с переходом от одной раскладки к другой. Что касается раскладки Дворака, то она сильно отличается от QWERTY.

Русские раскладки клавиатуры

В русской компьютерной письменности в настоящее время используются две раскладки клавиатуры: ЙЦУКЕН и «фонетическая раскладка». Более распространённой из них является раскладка ЙЦУКЕН, название которой происходит от шести левых символов верхнего ряда раскладки. Предшественницу этой раскладки, которую точней было бы называть ЙІУКЕН, создали в США в конце XIX века для пишущих машинок. В России в те времена раскладка ЙІУКЕН получила официальное название «Стандард-клавиатура»[2]. В раскладке в нижнем регистре располагались строчные буквы и знаки препинания, а в верхнем — прописные буквы и цифры.

Считается, что раскладка ЙЦУКЕН далека от оптимальной при печати слепым десятипальцевым методом [3]:

  1. нагрузка по пальцам распределяется неравномерно, из-за чего одни пальцы «пробегают» по клавиатуре большие расстояния, чем другие;
  2. приходится часто гнуть пальцы, так как основной «домашний» ряд клавиатуры мало задействован;
  3. часто два и более символа нажимаются подряд в одной зоне, одним пальцем.

В раскладке ЙЦУКЕН также отсутствуют клавиши для используемых в русской письменности знаков препинания и небуквенных орфографических знаков:

  • кавычки «ёлочки» (угловые, типографские);
  • кавычки „лапки“;
  • ударение;
  • тире;
  • параграф;
  • апостроф;
  • квадратные, фигурные и угловые скобки.

В операционной системе Microsoft Windows предложены два варианта адаптации раскладки ЙЦУКЕН для компьютерных клавиатур: «Русская» (англ. «Russian») и «Русская (Машинопись)» (англ. «Russian (Typewriter)»). По умолчанию используется раскладка «Русская», в которой цифры перемещены в нижний регистр, а знаки препинания (кроме точки и тире) и дополнительные символы — в верхний. Большинство русскоязычных пользователей компьютеров пользуются именно этой русской раскладкойК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3041 день].

  • Недостатком компьютерной раскладки ЙЦУКЕН (Русская) считается то, что запятая находится в верхнем регистре, хотя она не является второстепенным знаком и употребляется чаще точки.
  • Следующий недостаток основной русской компьютерной раскладки — неудобство набора буквы «ё».

В 1956 году был издан «Свод правил русской орфографии и пунктуации», в котором закреплялась сложившаяся практика факультативного использования буквы «ё». На компьютерной раскладке ЙЦУКЕН буква «ё» размещена слева в верхнем углу клавиатуры, отдельно от всех остальных букв.

  • Альтернативный вариант — ЙЦУКЕН «Русская (машинопись)» — отличается расположением небуквенных знаков и буквы «ё». Она считается более удобной для набора, так как цифры в текстах встречаются, как правило, гораздо реже знаков препинания, а постоянное использование клавиши Shift для набора последних способствует снижению скорости набора[4]. Кроме того, в этой раскладке буква «ё» расположена в более удобном месте — за неё отвечает клавиша, которая в обычной русской компьютерной раскладке служит для набора знаков препинания точка и запятая.

Из альтернативных раскладок для русского языка наподобие «DVORAK» следует выделить раскладку DIKTOR и раскладку Зубачёва[3]. Обе эти раскладки были построены по схожему принципу с латинской раскладкой «DVORAK», но официальные сайты перестали существовать, а популярности они так и не завоевали[5].

  • В русской фонетической раскладке русские буквы расположены там же, где и похожие (фонетически, по звучанию) латинские, например, A-А, Б-B, Д-D, Ф-F, K-K, O-O и т. д. Созданы варианты русской фонетической раскладки на основе латинской QWERTY, а также на основе других латинских и национальных раскладок[6]. Русская фонетическая раскладка считается лучшей для иностранцев, изучающих русский язык, а также для множества русских, живущих за пределами СНГ. Первое описание русской фонетической (транслитерационной) раскладки было размещено в 1997 году на сайте Вадима Маслова «СовИнформБюро»[7], поэтому этот метод набора русского текста иногда называют методом Маслова. Следует отметить, что в персональных компьютерах отечественного производства, например, ПК Искра (1989 г.), использовался противоположный подход: не русские буквы располагались по образцу латинских, а, наоборот, латинские по образцу русских (JCUKEN).

Подключение русской фонетической раскладки в Microsoft Windows требует специальной компьютерной программы, найти которую можно на соответствующих сайтах Интернета. В отличие от неё, раскладки «Болгарская (фонетическая)», «Боснийская (кириллица)», «Македонская (FYROM)» и «Македонская (БЮРМ)» включены в набор раскладок Microsoft Windows Vista.

Национальные раскладки клавиатуры

В отличие от компьютерной мыши, функциональность кнопок которой обычно не зависит от языка пользовательского интерфейса компьютера, раскладки клавиатуры для различных письменных языков в большинстве случаев различаются между собой.

Компьютерные раскладки тех национальных языков, чьи алфавиты созданы на основе 26-буквенного латинского алфавита, либо 33-буквенного русского алфавита, как правило, также создаются на основе раскладок «базовых» алфавитов — латинской QWERTY или русской ЙЦУКЕН. При этом в раскладки этих национальных языков добавляются используемые в этих языках символы оригинальных букв (например, символы букв казахского алфавита — «Әә», «Іі», «Ңң», «Ғғ», «Үү», «Ұұ», «Ққ», «Өө», «Һһ» — в казахской раскладке), оригинальных знаков пунктуации (например, испанский знак ¡) и обозначений национальной валюты. Исключением являются клавиатурные раскладки турецкого (раскладка Turkish F), латышского (раскладка Latvian), литовского (раскладка Lithuanian IBM), чьи алфавиты созданы на основе латинского, а также особая болгарская кириллическая раскладка (БДС 5237:1978). В этих языках используются собственные раскладки клавиатуры, не похожие на латинскую QWERTY и русскую ЙЦУКЕН. Тем не менее, в набор раскладок Microsoft Windows XP и Microsoft Windows Vista, помимо указанных оригинальных раскладок также добавлены раскладки на основе QWERTY: турецкая Turkish Q, латвийская Latvian (QWERTY) и литовская Lithuanian.

При создании клавиатурных раскладок для национальных языков с алфавитами на основе латинского используются различные способы размещения и набора оригинальных букв: вместо цифр, вместо небуквенных и нецифровых символов, вместо неиспользуемых латинских букв, либо набор через AltGr или через «мёртвые клавиши». В некоторых национальных раскладках используется два и более способа размещения и набора оригинальных букв одновременно (например, одни оригинальные буквы размещаются вместо цифр, а другие вместо небуквенных и нецифровых символов). При классификации по способу размещения и набора оригинальных букв подобные раскладки будем относить только к одной из возможных групп. По указанному критерию можно выделить пять групп национальных раскладок:

  1. Оригинальные буквы размещаются в цифровом диапазоне блока алфавитно-цифровых клавиш (вьетнамская «Вьетнамская», французская French, венгерская Hungarian, литовская Lithuanian, словацкие Slovak, Slovak (QWERTY), чешские Czech, Czech (QWERTY), бельгийские Belgian (Comma), Belgian (Period), Belgian (French)).
  2. Оригинальные буквы размещаются вместо небуквенных и нецифровых символов (албанская Albanian, немецкая German, турецкая Turkish Q, боснийская Bosnian, хорватская Croatian, датская Danish, итальянская Italian, польская Polish, сербская Serbian (Latin)).
  3. Оригинальные буквы набираются только через AltGr (польская Polish (Programmers), греческие Greek Latin, Greek (319) Latin, чешская Czech Programmers, латышская Latvian (QWERTY)).
  4. Оригинальные буквы набираются только через «мёртвые клавиши» (нидерландская Dutch, ирландская Irish, гэльская Gaelic, маорийская Maori).
  5. Некоторые латинские буквы раскладки QWERTY заменяются оригинальными буквами (азербайджанская Azeri Latin, литовская «Литовская (новая)», туркменская «Туркменская», саамские Sami Extended Finland-Sweden, Sami Extended Norway).

Первый способ имеет недостатки, так как в таком случае для набора цифр придётся использовать либо другие клавиши алфавитно-цифрового блока (как во французской French), либо переместить цифры с нижнего на верхний регистр (как в чешской Czech), либо с первого на второй уровень занимаемых ими клавиш (как во вьетнамской раскладке «Вьетнамская» и литовской Lithuanian). Второй также мало удобен, так как часто используемые оригинальные буквы в этом случае обычно размещаются на самых неудобных позициях. Третий вариант, часто называемый программистским, не удобен для слепой десятипальцевой печати, так как часто используемые оригинальные буквы национального алфавита размещены на втором уровне клавиатуры, что ведёт к снижению скорости печати и росту опечаток. Те же недостатки и у четвёртого варианта. К недостаткам пятого варианта можно отнести то, что при наборе текста на национальном языке иногда возникает необходимость набора английского или заимствованного слова, для которого нет альтернативного написания буквами только национального языка, или буквы для которых в языке нет соответствующих звуков, используются в обозначении единиц измерения (ватт — W, вольт — V и т. п.).

В клавиатурных раскладках для национальных языков с алфавитами на основе русского в качестве основных используются оба варианта русской раскладки ЙЦУКЕН для компьютерной клавиатуры: ЙЦУКЕН (Русская) в украинской, белорусской, азербайджанской, киргизской, татарской, башкирской, якутской, таджикской раскладках и ЙЦУКЕН («Русская (Машинопись)») в казахской раскладке.

Среди существующих национальных раскладок на основе русской ЙЦУКЕН также можно выделить пять групп:

  1. Оригинальные буквы размещаются в цифровом диапазоне блока алфавитно-цифровых клавиш (казахская, башкирская, якутская).
  2. Оригинальные буквы размещаются вместо буквы «ё», небуквенных и нецифровых символов (раскладки различных «псевдонациональных» шрифтов).
  3. Русские буквы, отсутствующие в национальном алфавите, заменяются национальными буквами (украинская, азербайджанская, белорусская, таджикская раскладки).
  4. Редко используемые русские буквы заменяются оригинальными буквами. Заменённые русские буквы перемещаются на второй уровень тех же клавиш, то есть набираются через AltGr (татарская раскладка).
  5. Оригинальные буквы набираются только через AltGr (киргизская раскладка).

Первая группа раскладок имеет существенные недостатки, так как для набора цифр придётся использовать либо правую цифровую панель клавиатуры (на клавиатуре некоторых ноутбуков она отсутствует), либо переключаться на другую (обычно латинскую или русскую) раскладку клавиатуры. Например, в казахской раскладке, закрепленной стандартом РСТ КазССР 903-90, все девять оригинальных казахских букв «Әә», «Іі», «Ңң», «Ғғ», «Үү», «Ұұ», «Ққ», «Өө», «Һһ» расположены на клавишах основного цифрового диапазона. В раскладке не нашлось места для ряда распространённых небуквенных символов, а также для буквы «ё», что создаёт дополнительные неудобства пользователям этой раскладки. Для ввода цифр придётся использовать либо клавиши цифровой панели, либо переключаться на латинскую или русскую раскладки. Схожие проблемы возникают и при использовании башкирской и якутской раскладки.

Раскладки второй группы не удобны для печати, так как часто используемые национальные буквы размещаются на самых неудобных позициях. При этом заменённые символы (обычно это символы Ё ё + = _ - / \) оказываются недоступными для набора в национальной раскладке.

Раскладки третьей группы также неудобны, так как при наборе текста на национальном языке иногда возникает необходимость набора русского слова, для которого нет альтернативного написания буквами только национального алфавита. Это потребует переключения на русскую раскладку, что снижает скорость печати. К тому же пользователю необходимо помнить какая буква расположена на одной и той же клавише на национальной и на русской раскладке.

В четвёртом варианте национальных раскладок учли сложности с переключением раскладок и разместили заменённые русские буквы на втором уровне клавиатуры. Тем не менее, пользователю придётся постоянно вспоминать какая буква расположена на одной и той же клавише на национальной и на русской раскладке. В противном случае неизбежны ошибки при печати, столь характерные для тех пользователей, которые путают расположение латинских и русских букв на клавиатуре.

Раскладки пятой группы неудобны для слепой десятипальцевой печати, так как часто используемые буквы национального алфавита размещаются на втором уровне клавиатуры, что снижает скорость печати и ведёт к увеличению количества опечаток. К тому же сохраняется и основной недостаток раскладок четвёртой группы.

Среди раскладок клавиатуры алфавитов на основе русского не найдено ни одной раскладки, которая бы существенно отличалась от русской ЙЦУКЕН, либо в которой использовалась идея фонетической раскладки на основе одной из латинских (QWERTY, Дворака, Colemak).

Армянская

Соответствует раскладке пишущих машинок на армянском языке.

Белорусская

Белорусская раскладка похожа на русскую и имеет лишь несколько с ней различий — белорусская буква «і» вместо русской «и», белорусская «ў» вместо русской «щ» и апостроф ' вместо «ъ».

Украинская

В операционных системах Windows Vista, Windows 7 и Windows 8 присутствует расширенная раскладка клавиатуры для украинского языка, где были добавлены апостроф (вместо русской строчной буквы «ё»), а также возможность набирать символ гривны ₴ через Shift+` (вместо заглавной буквы русской буквы Ё). На клавиатурах, на которых дополнительной (102-й) клавиши для буквы Ґ нет, эта буква набирается через AltGr+Г. В предыдущих версиях Windows украинская раскладка была составлена некорректно, т.к. включала в себя букву русского алфавита "Ё", но не включала апострофа, присутствующего в написании многих украинских слов. Причина, по которой это было сделано, неизвестна. Начиная с версии Windows Vista, эта проблема была решена. Пользователям более ранних систем остаётся вручную переделывать программную раскладку, так как патч, устраняющий эту проблему, так и не был выпущен.

Казахская

Казахская клавиатурная раскладка была создана на основе русской машинописной раскладки и закреплена стандартом РСТ КазССР 903-90.

Она поставляется с операционными системами, поддерживающими Юникод: Windows NT 5.0 и новее и GNU/Linux.

Специфические казахские буквы расположены на месте основного цифрового диапазона. Для ввода цифр и символов /, *, -, + используется вспомогательная цифровая клавиатура. Вследствие этого в стандартной раскладке не нашлось места для ряда распространённых небуквенных символов, а также для буквы Ё.

Существуют также альтернативные раскладки, собранные по «методу Дворака», например, Qazat.

Корейская

Существует несколько стандартов раскладки для корейского языка (хангылем). Самая распространённая раскладка называется Тубольсик (두벌식, 2벌식). В ней согласные расположены в левой стороне клавиатуры, гласные — в правой. Напряжённые согласные набираются с использованием клавиши Shift (например, на месте буквы w стоит корейская буква чхиыт (ㅈ), а при нажатии с Shift — ссанджиыт, ㅉ). Удвоенные согласные находятся в нижнем ряду клавиатуры.

В стандартном пакете Windows нет системы, аналогичной вводу по пиньиню для китайского или ромадзи — для японского языков.

Существует более эргономичная раскладка Себольсик (세벌식, 3벌식), которая включает сочетания согласных, однако она менее распространена. Имеется несколько разновидностей: Себольсик 390 (세벌식 390), Себольсик (финальная) (세벌식 최종), а также особая разновидность Себольсик, не требующая нажатия клавиши Shift, разработанная для тех, кто не может одновременно нажимать две клавиши.

Французская

Основной раскладкой для французского языка является раскладка AZERTY.

Испанская

Раскладка для испанского языка.

Японская

Раскладка для японского языка (хирагана).

Набор текста осуществляется системой IME, например, Microsoft IME, которая самостоятельно конвертирует введённые символы каны в иероглифы, основываясь на предустановленных правилах и накопленном опыте работы с пользователем. Так, для того, чтобы набрать фразу «Я хочу поесть сладостей» (яп. 菓子を食べたい), нужно набрать «かしをたべたい», нажать клавишу конвертации (обычно пробел) и в выпадающем меню выбрать нужные слова из вариантов. Эта система была создана из-за большого количества омонимов в японском: например, слова с близкими значениями «думать, придумывать, вспоминать» (омоу) можно написать тремя разными иероглифами:

  • «вспоминать, мыслить» (яп. 思う омоу);
  • «думать, придумывать, вспоминать» (яп. 想う омоу, подразумевает глубокие чувства);
  • «вспоминать с нежностью» (яп. 憶う омоу).

Чувашские раскладки клавиатуры

Ввод текста на нескольких языках

Раскладки, при помощи которых можно вводить текст на нескольких языках, называются интернациональными или расширенными. Например, в раскладках «Британская расширенная» (United Kingdom Extended) и «США-международная» (United States-International), набор дополнительных[8] букв национальных алфавитов, созданных на основе латинского, осуществляется через AltGr и через «мёртвые клавиши» (dead keys). В раскладке «Канадская многоязычная» (Canadian Multilingual Standard) дополнительные буквы национальных алфавитов размещены на клавишах небуквенных символов. Набор этих букв также доступен и через «мёртвые клавиши».

К сожалению, в перечне раскладок, включённых в операционные системы семейства Microsoft Windows, отсутствуют расширенные версии русских раскладок, которые включали бы дополнительные буквы национальных алфавитов, созданных на основе кириллицы. Однако такие раскладки, являющиеся модификацией Типографской раскладки Ильи Бирмана, доступны в качестве стороннего программного продукта[9]. В оригинальной типографской раскладке Ильи Бирмана роль второго языка выполняет дореформенная кириллица, она также позволяет вводить буквы различных алфавитов с диакритическими знаками. Все версии раскладки имеют удобные клавиши для ввода типографских кавычек и тире.

См. также

Напишите отзыв о статье "Раскладка клавиатуры"

Примечания

  1. [www.ergotron-russia.ru/ergonomics/microsoft_rsi.html Эргономика и травмы RSI]
  2. [n-t.ru/tp/it/pm.htm Новое в области пишущих машин И. П. Менделеев] Наука и техника, 1914 год
  3. 1 2 [ergosolo.ru/reviews/history/alternative_layouts/ Альтернативные раскладки], обзор на сайте программы Соло на клавиатуре
  4. [ergosolo.ru/reviews/hotkeys/typewriter/ Какая раскладка лучше: стандартная или «машинопись»?], статья на сайте программы Соло на клавиатуре
  5. [alv.me/?p=615 Немного о клавиатурных раскладках]
  6. Павел Городянский. [phon.winrus.com/ Ввод кириллицы с системной клавиатуры, при "RU" внизу справа - предлагаемые раскладки (расположение букв):]. Проверено 8 мая 2011. [www.webcitation.org/65Ehbb9UZ Архивировано из первоисточника 6 февраля 2012].
  7. [www.kovrik.com/sib/ Vadim Maslov’s SovInformBureau]
  8. Дополнительными называются буквы, используемые в отдельных национальных алфавитах, но отсутствующие в «базовых» («материнских») алфавитах, на основе которых эти национальные алфавиты и были ранее созданы
  9. [macosworld.ru/tipografskie-raskladki-ili-birmana/ Типографские раскладки Ильи Бирмана для OS X (англ, рус, укр).]

Ссылки

  • [kcmamu.livejournal.com/11192.html Раскладки образца 1905 года]
  • [encoderf.com EncodeRF.com] — русский домен без русскоязычной клавиатуры
  • [winrus.com/kbd_r.htm#phon Фонетическая раскладка для MS Windows (включая Vista 64bit)]
  • Сергей Крючков. [ergosolo.ru/reviews/hotkeys/typewriter/ Какая раскладка лучше: русская или машинопись?]
Расширения русской раскладки, позволяющие набирать типографские символы через AltGr
  • [akuklev.livejournal.com/144329.html Расширенная раскладка для русского языка (Windows NT)]
  • [ilyabirman.ru/tools/typography-layout/ Типографская раскладка Ильи Бирмана (Mac & Win)] ([regolit.com/posts/xkb_unicode Вариант] для GNU/Linux)
  • [ruenhanced.dmitry.fi/ Расширенная русская раскладка для xkb]
  • [www.marlamuter.ru/%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%BA%D0%B8-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D1%8B-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%8F/ Раскладки клавиатуры для титульных языков России GNU/Linux]
  • [ru.heyarnold.wikia.com/wiki/Участник:Hellerick/Русская_вики-раскладка_клавиатуры Русская вики-раскладка клавиатуры]

Программы для создания собственных клавиатурных раскладок

Microsoft Windows
  • [msdn.microsoft.com/en-us/goglobal/bb964665.aspx MSKLC — The Microsoft Keyboard Layout Creator] Microsoft Keyboard Layout Creator (англ.)
  • [winrus.com/mod_r.htm MSKLC бесплатный редактор раскладок] (инструкция на русском)
  • [www.klm32.com/Download.html Keyboard Layout Manager] — позволяет создавать и править раскладки клавиатур в среде Microsoft
  • [www.datecs.bg/support.php?cat=4 FlexType 2k] — Программа FlexType2k болгарской фирмы Datecs. Позволяет редактировать и создавать любые раскладки клавиатур под Windows.
X Window System (GNU/Linux и др. Unix-like)
  • Michał Kosmulski. [hektor.umcs.lublin.pl/~mikosmul/computing/articles/custom-keyboard-layouts-xkb.html Creating custom keyboard layouts for X11 using XKB] (англ.) (2004-2007). Проверено 3 октября 2007. [www.webcitation.org/65Ehc4FY3 Архивировано из первоисточника 6 февраля 2012].
Mac OS X
  • [scripts.sil.org/cms/scripts/page.php?site_id=nrsi&item_id=ukelele&_sc=1 Ukelele] — бесплатная программа для создания собственных раскладок

Отрывок, характеризующий Раскладка клавиатуры

Когда 21 го октября его генерал выразил желание послать кого нибудь в отряд Денисова, Петя так жалостно просил, чтобы послать его, что генерал не мог отказать. Но, отправляя его, генерал, поминая безумный поступок Пети в Вяземском сражении, где Петя, вместо того чтобы ехать дорогой туда, куда он был послан, поскакал в цепь под огонь французов и выстрелил там два раза из своего пистолета, – отправляя его, генерал именно запретил Пете участвовать в каких бы то ни было действиях Денисова. От этого то Петя покраснел и смешался, когда Денисов спросил, можно ли ему остаться. До выезда на опушку леса Петя считал, что ему надобно, строго исполняя свой долг, сейчас же вернуться. Но когда он увидал французов, увидал Тихона, узнал, что в ночь непременно атакуют, он, с быстротою переходов молодых людей от одного взгляда к другому, решил сам с собою, что генерал его, которого он до сих пор очень уважал, – дрянь, немец, что Денисов герой, и эсаул герой, и что Тихон герой, и что ему было бы стыдно уехать от них в трудную минуту.
Уже смеркалось, когда Денисов с Петей и эсаулом подъехали к караулке. В полутьме виднелись лошади в седлах, казаки, гусары, прилаживавшие шалашики на поляне и (чтобы не видели дыма французы) разводившие красневший огонь в лесном овраге. В сенях маленькой избушки казак, засучив рукава, рубил баранину. В самой избе были три офицера из партии Денисова, устроивавшие стол из двери. Петя снял, отдав сушить, свое мокрое платье и тотчас принялся содействовать офицерам в устройстве обеденного стола.
Через десять минут был готов стол, покрытый салфеткой. На столе была водка, ром в фляжке, белый хлеб и жареная баранина с солью.
Сидя вместе с офицерами за столом и разрывая руками, по которым текло сало, жирную душистую баранину, Петя находился в восторженном детском состоянии нежной любви ко всем людям и вследствие того уверенности в такой же любви к себе других людей.
– Так что же вы думаете, Василий Федорович, – обратился он к Денисову, – ничего, что я с вами останусь на денек? – И, не дожидаясь ответа, он сам отвечал себе: – Ведь мне велено узнать, ну вот я и узнаю… Только вы меня пустите в самую… в главную. Мне не нужно наград… А мне хочется… – Петя стиснул зубы и оглянулся, подергивая кверху поднятой головой и размахивая рукой.
– В самую главную… – повторил Денисов, улыбаясь.
– Только уж, пожалуйста, мне дайте команду совсем, чтобы я командовал, – продолжал Петя, – ну что вам стоит? Ах, вам ножик? – обратился он к офицеру, хотевшему отрезать баранины. И он подал свой складной ножик.
Офицер похвалил ножик.
– Возьмите, пожалуйста, себе. У меня много таких… – покраснев, сказал Петя. – Батюшки! Я и забыл совсем, – вдруг вскрикнул он. – У меня изюм чудесный, знаете, такой, без косточек. У нас маркитант новый – и такие прекрасные вещи. Я купил десять фунтов. Я привык что нибудь сладкое. Хотите?.. – И Петя побежал в сени к своему казаку, принес торбы, в которых было фунтов пять изюму. – Кушайте, господа, кушайте.
– А то не нужно ли вам кофейник? – обратился он к эсаулу. – Я у нашего маркитанта купил, чудесный! У него прекрасные вещи. И он честный очень. Это главное. Я вам пришлю непременно. А может быть еще, у вас вышли, обились кремни, – ведь это бывает. Я взял с собою, у меня вот тут… – он показал на торбы, – сто кремней. Я очень дешево купил. Возьмите, пожалуйста, сколько нужно, а то и все… – И вдруг, испугавшись, не заврался ли он, Петя остановился и покраснел.
Он стал вспоминать, не сделал ли он еще каких нибудь глупостей. И, перебирая воспоминания нынешнего дня, воспоминание о французе барабанщике представилось ему. «Нам то отлично, а ему каково? Куда его дели? Покормили ли его? Не обидели ли?» – подумал он. Но заметив, что он заврался о кремнях, он теперь боялся.
«Спросить бы можно, – думал он, – да скажут: сам мальчик и мальчика пожалел. Я им покажу завтра, какой я мальчик! Стыдно будет, если я спрошу? – думал Петя. – Ну, да все равно!» – и тотчас же, покраснев и испуганно глядя на офицеров, не будет ли в их лицах насмешки, он сказал:
– А можно позвать этого мальчика, что взяли в плен? дать ему чего нибудь поесть… может…
– Да, жалкий мальчишка, – сказал Денисов, видимо, не найдя ничего стыдного в этом напоминании. – Позвать его сюда. Vincent Bosse его зовут. Позвать.
– Я позову, – сказал Петя.
– Позови, позови. Жалкий мальчишка, – повторил Денисов.
Петя стоял у двери, когда Денисов сказал это. Петя пролез между офицерами и близко подошел к Денисову.
– Позвольте вас поцеловать, голубчик, – сказал он. – Ах, как отлично! как хорошо! – И, поцеловав Денисова, он побежал на двор.
– Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери.
– Вам кого, сударь, надо? – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика француза, которого взяли нынче.
– А! Весеннего? – сказал казак.
Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. В обеих переделках это напоминание о весне сходилось с представлением о молоденьком мальчике.
– Он там у костра грелся. Эй, Висеня! Висеня! Весенний! – послышались в темноте передающиеся голоса и смех.
– А мальчонок шустрый, – сказал гусар, стоявший подле Пети. – Мы его покормили давеча. Страсть голодный был!
В темноте послышались шаги и, шлепая босыми ногами по грязи, барабанщик подошел к двери.
– Ah, c'est vous! – сказал Петя. – Voulez vous manger? N'ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal, – прибавил он, робко и ласково дотрогиваясь до его руки. – Entrez, entrez. [Ах, это вы! Хотите есть? Не бойтесь, вам ничего не сделают. Войдите, войдите.]
– Merci, monsieur, [Благодарю, господин.] – отвечал барабанщик дрожащим, почти детским голосом и стал обтирать о порог свои грязные ноги. Пете многое хотелось сказать барабанщику, но он не смел. Он, переминаясь, стоял подле него в сенях. Потом в темноте взял его за руку и пожал ее.
– Entrez, entrez, – повторил он только нежным шепотом.
«Ах, что бы мне ему сделать!» – проговорил сам с собою Петя и, отворив дверь, пропустил мимо себя мальчика.
Когда барабанщик вошел в избушку, Петя сел подальше от него, считая для себя унизительным обращать на него внимание. Он только ощупывал в кармане деньги и был в сомненье, не стыдно ли будет дать их барабанщику.


От барабанщика, которому по приказанию Денисова дали водки, баранины и которого Денисов велел одеть в русский кафтан, с тем, чтобы, не отсылая с пленными, оставить его при партии, внимание Пети было отвлечено приездом Долохова. Петя в армии слышал много рассказов про необычайные храбрость и жестокость Долохова с французами, и потому с тех пор, как Долохов вошел в избу, Петя, не спуская глаз, смотрел на него и все больше подбадривался, подергивая поднятой головой, с тем чтобы не быть недостойным даже и такого общества, как Долохов.
Наружность Долохова странно поразила Петю своей простотой.
Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая чудотворца и в манере говорить, во всех приемах выказывал особенность своего положения. Долохов же, напротив, прежде, в Москве, носивший персидский костюм, теперь имел вид самого чопорного гвардейского офицера. Лицо его было чисто выбрито, одет он был в гвардейский ваточный сюртук с Георгием в петлице и в прямо надетой простой фуражке. Он снял в углу мокрую бурку и, подойдя к Денисову, не здороваясь ни с кем, тотчас же стал расспрашивать о деле. Денисов рассказывал ему про замыслы, которые имели на их транспорт большие отряды, и про присылку Пети, и про то, как он отвечал обоим генералам. Потом Денисов рассказал все, что он знал про положение французского отряда.
– Это так, но надо знать, какие и сколько войск, – сказал Долохов, – надо будет съездить. Не зная верно, сколько их, пускаться в дело нельзя. Я люблю аккуратно дело делать. Вот, не хочет ли кто из господ съездить со мной в их лагерь. У меня мундиры с собою.
– Я, я… я поеду с вами! – вскрикнул Петя.
– Совсем и тебе не нужно ездить, – сказал Денисов, обращаясь к Долохову, – а уж его я ни за что не пущу.
– Вот прекрасно! – вскрикнул Петя, – отчего же мне не ехать?..
– Да оттого, что незачем.
– Ну, уж вы меня извините, потому что… потому что… я поеду, вот и все. Вы возьмете меня? – обратился он к Долохову.
– Отчего ж… – рассеянно отвечал Долохов, вглядываясь в лицо французского барабанщика.
– Давно у тебя молодчик этот? – спросил он у Денисова.
– Нынче взяли, да ничего не знает. Я оставил его пг'и себе.
– Ну, а остальных ты куда деваешь? – сказал Долохов.
– Как куда? Отсылаю под г'асписки! – вдруг покраснев, вскрикнул Денисов. – И смело скажу, что на моей совести нет ни одного человека. Разве тебе тг'удно отослать тг'идцать ли, тг'иста ли человек под конвоем в гог'од, чем маг'ать, я пг'ямо скажу, честь солдата.
– Вот молоденькому графчику в шестнадцать лет говорить эти любезности прилично, – с холодной усмешкой сказал Долохов, – а тебе то уж это оставить пора.
– Что ж, я ничего не говорю, я только говорю, что я непременно поеду с вами, – робко сказал Петя.
– А нам с тобой пора, брат, бросить эти любезности, – продолжал Долохов, как будто он находил особенное удовольствие говорить об этом предмете, раздражавшем Денисова. – Ну этого ты зачем взял к себе? – сказал он, покачивая головой. – Затем, что тебе его жалко? Ведь мы знаем эти твои расписки. Ты пошлешь их сто человек, а придут тридцать. Помрут с голоду или побьют. Так не все ли равно их и не брать?
Эсаул, щуря светлые глаза, одобрительно кивал головой.
– Это все г'авно, тут Рассуждать нечего. Я на свою душу взять не хочу. Ты говог'ишь – помг'ут. Ну, хог'ошо. Только бы не от меня.
Долохов засмеялся.
– Кто же им не велел меня двадцать раз поймать? А ведь поймают – меня и тебя, с твоим рыцарством, все равно на осинку. – Он помолчал. – Однако надо дело делать. Послать моего казака с вьюком! У меня два французских мундира. Что ж, едем со мной? – спросил он у Пети.
– Я? Да, да, непременно, – покраснев почти до слез, вскрикнул Петя, взглядывая на Денисова.
Опять в то время, как Долохов заспорил с Денисовым о том, что надо делать с пленными, Петя почувствовал неловкость и торопливость; но опять не успел понять хорошенько того, о чем они говорили. «Ежели так думают большие, известные, стало быть, так надо, стало быть, это хорошо, – думал он. – А главное, надо, чтобы Денисов не смел думать, что я послушаюсь его, что он может мной командовать. Непременно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу».
На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает.
– Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…


Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом.
– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя.
– Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья.
Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет.
– Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту.
– Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
– Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
– Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
– Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.
– Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
– Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.
– Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор.
Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал:
– La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми.
«Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову.
Лошадей подали.
– Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.
– Слышишь? – сказал он.
Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки.
– Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою.
– Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю.
– Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.

Х
Вернувшись к караулке, Петя застал Денисова в сенях. Денисов в волнении, беспокойстве и досаде на себя, что отпустил Петю, ожидал его.
– Слава богу! – крикнул он. – Ну, слава богу! – повторял он, слушая восторженный рассказ Пети. – И чег'т тебя возьми, из за тебя не спал! – проговорил Денисов. – Ну, слава богу, тепег'ь ложись спать. Еще вздг'емнем до утг'а.
– Да… Нет, – сказал Петя. – Мне еще не хочется спать. Да я и себя знаю, ежели засну, так уж кончено. И потом я привык не спать перед сражением.
Петя посидел несколько времени в избе, радостно вспоминая подробности своей поездки и живо представляя себе то, что будет завтра. Потом, заметив, что Денисов заснул, он встал и пошел на двор.
На дворе еще было совсем темно. Дождик прошел, но капли еще падали с деревьев. Вблизи от караулки виднелись черные фигуры казачьих шалашей и связанных вместе лошадей. За избушкой чернелись две фуры, у которых стояли лошади, и в овраге краснелся догоравший огонь. Казаки и гусары не все спали: кое где слышались, вместе с звуком падающих капель и близкого звука жевания лошадей, негромкие, как бы шепчущиеся голоса.
Петя вышел из сеней, огляделся в темноте и подошел к фурам. Под фурами храпел кто то, и вокруг них стояли, жуя овес, оседланные лошади. В темноте Петя узнал свою лошадь, которую он называл Карабахом, хотя она была малороссийская лошадь, и подошел к ней.
– Ну, Карабах, завтра послужим, – сказал он, нюхая ее ноздри и целуя ее.
– Что, барин, не спите? – сказал казак, сидевший под фурой.
– Нет; а… Лихачев, кажется, тебя звать? Ведь я сейчас только приехал. Мы ездили к французам. – И Петя подробно рассказал казаку не только свою поездку, но и то, почему он ездил и почему он считает, что лучше рисковать своей жизнью, чем делать наобум Лазаря.
– Что же, соснули бы, – сказал казак.
– Нет, я привык, – отвечал Петя. – А что, у вас кремни в пистолетах не обились? Я привез с собою. Не нужно ли? Ты возьми.
Казак высунулся из под фуры, чтобы поближе рассмотреть Петю.
– Оттого, что я привык все делать аккуратно, – сказал Петя. – Иные так, кое как, не приготовятся, потом и жалеют. Я так не люблю.
– Это точно, – сказал казак.
– Да еще вот что, пожалуйста, голубчик, наточи мне саблю; затупи… (но Петя боялся солгать) она никогда отточена не была. Можно это сделать?
– Отчего ж, можно.
Лихачев встал, порылся в вьюках, и Петя скоро услыхал воинственный звук стали о брусок. Он влез на фуру и сел на край ее. Казак под фурой точил саблю.
– А что же, спят молодцы? – сказал Петя.
– Кто спит, а кто так вот.
– Ну, а мальчик что?
– Весенний то? Он там, в сенцах, завалился. Со страху спится. Уж рад то был.
Долго после этого Петя молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги и показалась черная фигура.
– Что точишь? – спросил человек, подходя к фуре.
– А вот барину наточить саблю.
– Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась?
– А вон у колеса.
Гусар взял чашку.
– Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то.
Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было.
Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно.
Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.
– Ну, готово у вас все? – сказал Денисов. – Давай лошадей.
Лошадей подали. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабы, и, разбранив его, сел. Петя взялся за стремя. Лошадь, по привычке, хотела куснуть его за ногу, но Петя, не чувствуя своей тяжести, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на тронувшихся сзади в темноте гусар, подъехал к Денисову.
– Василий Федорович, вы мне поручите что нибудь? Пожалуйста… ради бога… – сказал он. Денисов, казалось, забыл про существование Пети. Он оглянулся на него.
– Об одном тебя пг'ошу, – сказал он строго, – слушаться меня и никуда не соваться.
Во все время переезда Денисов ни слова не говорил больше с Петей и ехал молча. Когда подъехали к опушке леса, в поле заметно уже стало светлеть. Денисов поговорил что то шепотом с эсаулом, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда они все проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал под гору. Садясь на зады и скользя, лошади спускались с своими седоками в лощину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле все усиливалась. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал отдаленные предметы. Съехав вниз и оглянувшись назад, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему подле него.
– Сигнал! – проговорил он.
Казак поднял руку, раздался выстрел. И в то же мгновение послышался топот впереди поскакавших лошадей, крики с разных сторон и еще выстрелы.
В то же мгновение, как раздались первые звуки топота и крика, Петя, ударив свою лошадь и выпустив поводья, не слушая Денисова, кричавшего на него, поскакал вперед. Пете показалось, что вдруг совершенно, как середь дня, ярко рассвело в ту минуту, как послышался выстрел. Он подскакал к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше. Впереди какие то люди, – должно быть, это были французы, – бежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ногами Петиной лошади.
У одной избы столпились казаки, что то делая. Из середины толпы послышался страшный крик. Петя подскакал к этой толпе, и первое, что он увидал, было бледное, с трясущейся нижней челюстью лицо француза, державшегося за древко направленной на него пики.
– Ура!.. Ребята… наши… – прокричал Петя и, дав поводья разгорячившейся лошади, поскакал вперед по улице.
Впереди слышны были выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все громко и нескладно кричали что то. Молодцеватый, без шапки, с красным нахмуренным лицом, француз в синей шинели отбивался штыком от гусаров. Когда Петя подскакал, француз уже упал. Опять опоздал, мелькнуло в голове Пети, и он поскакал туда, откуда слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались на дворе того барского дома, на котором он был вчера ночью с Долоховым. Французы засели там за плетнем в густом, заросшем кустами саду и стреляли по казакам, столпившимся у ворот. Подъезжая к воротам, Петя в пороховом дыму увидал Долохова с бледным, зеленоватым лицом, кричавшего что то людям. «В объезд! Пехоту подождать!» – кричал он, в то время как Петя подъехал к нему.
– Подождать?.. Ураааа!.. – закричал Петя и, не медля ни одной минуты, поскакал к тому месту, откуда слышались выстрелы и где гуще был пороховой дым. Послышался залп, провизжали пустые и во что то шлепнувшие пули. Казаки и Долохов вскакали вслед за Петей в ворота дома. Французы в колеблющемся густом дыме одни бросали оружие и выбегали из кустов навстречу казакам, другие бежали под гору к пруду. Петя скакал на своей лошади вдоль по барскому двору и, вместо того чтобы держать поводья, странно и быстро махал обеими руками и все дальше и дальше сбивался с седла на одну сторону. Лошадь, набежав на тлевший в утреннем свето костер, уперлась, и Петя тяжело упал на мокрую землю. Казаки видели, как быстро задергались его руки и ноги, несмотря на то, что голова его не шевелилась. Пуля пробила ему голову.
Переговоривши с старшим французским офицером, который вышел к нему из за дома с платком на шпаге и объявил, что они сдаются, Долохов слез с лошади и подошел к неподвижно, с раскинутыми руками, лежавшему Пете.