Реал-теннис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Реал-теннис (англ. Real tennis, буквально — «настоящий теннис», другой вариант перевода — «королевский теннис») — старинная игра с мячом, которая родилась из французского жё-де-пом и послужила прообразом большого тенниса. Энтузиасты настоящего тенниса, или «реалисты», по сей день играют на закрытых кортах Англии, Австралии, Соединённых Штатов, Франции[1].





Номенклатура

В Англии, где эта игра зародилась, большой теннис называют лаун-теннисом (англ. lawn tennis), что в буквальном переводе означает «теннис на лужайке» или «теннис на траве»[2]. В Соединённых Штатах настоящий теннис называют теннисом на корте (англ. court tennis), в Австралии — это королевский теннис.

Любители реал-тенниса обычно называют свою игру теннисом, в то время как тот вариант игры, который сегодня широко известен как теннис, они называют «лаун-теннис».

Инвентарь

Теннисные мячи для настоящего тенниса по сей день производятся вручную. Они сделаны из пробки, плотно обмотанной широкой тесьмой, а затем обтянуты, как правило, шерстяной тканью. Первые теннисные мячи были белого цвета; мячи жёлтого цвета впервые появились в самом конце 20-го века (в большом теннисе мячи жёлтого цвета появились несколько раньше). Пробковые теннисные мячи гораздо менее прыгучие, чем современные теннисные мячи, сделанные с использованием латекса.

Ракетки настоящего тенниса сделаны из дерева. Струны должны быть натянуты очень туго для того, чтобы ракетка могла выдержать удар довольно тяжёлого мяча. Голова ракетки немного изогнута, чтобы дать возможность теннисистам брать низкие мячи (находящиеся в положении очень близко к полу или углу помещения). В настоящее время существуют только два производителя в мире, специализирующиеся на производстве таких ракеток: «Грейз оф Кембридж» (англ. Grays of Cambridge, Великобритания), а также «Харроу Спортс» (Harrow Sports, США).

Корты

Корты настоящего тенниса находятся в помещении капитальной постройки с высокими потолками и, таким образом, занимают гораздо большее пространство, чем корты современного большого тенниса.

Размер корта, включая галереи для зрителей, составляет 34 × 12 метра, размер собственно игровой площадки — 29 × 9.8 метра. Узкие галереи устраиваются вдоль трёх из четырёх сторон корта, отгораживаются от собственно игровой площадки сплошными парапетами, и накрываются сверху наклонными крышами — так называемыми «пентхаусами».

Описание игры

Правила счёта очень похожи на современный теннис за исключением того, что в настоящем теннисе, в отличие от современного большого тенниса, сет выигрывает тот, кто первым выиграл 6 игр (геймов): то есть после того как счёт становится 5:5, нет необходимости выиграть две игры подряд для того, чтобы выиграть сет.

Подача мяча производится всегда с одного и того же конца корта. Хорошей подачей считается та подача, при которой мяч, до того как приземлился на стороне принимающего, задевает пентхаус с левой стороны (от подающего) на стороне принимающего подачу. Существуют разные стили подач; их названия, по всей видимости, характеризуют технику, используемую при подаче, например: «бумеранг» или «жираф».

Правила игры довольно сложные, к примеру, если подающий не сумел вернуть удар оппонента, и мяч сделал два отскока (что в ситуации большого тенниса означает проигранное очко), теннисист не проигрывает очко автоматически, а имеет возможность отыграть его. В такой ситуации в действие вступает правило игры, которое называется «чейс»: обозначается место второго отскока мяча; подающий и принимающий подачи меняются местами, и игра продолжается до тех пор, пока «чейс» не считается отыгранным или проигранным, и очко не присуждается той или иной стороне. «Чейс» считается отыгранным, если удар игрока, пытающегося отыграть «чейс», лучше чем тот удар, который он (игрок) не смог принять, и, таким образом, был вызван «чейс». Удар считается лучше, если второй отскок мяча находится дальше от сетки, чем второй отскок того удара, который вызвал «чейс».

В правилах настоящего тенниса существуют и другие сложности, в том числе, связанные с регуляцией подач: в настоящем теннисе подающий и принимающий подачи не меняются после каждого «гейма», как это происходит в современном большом теннисе. В настоящем теннисе смена подач происходит в зависимости от «чейсов».

История

Принято считать, что слово теннис произошло от французского слова «tenez» («держи!»), что означает определённого рода предупреждение от подающего принимающему подачу. Французская игра XII века, судя по всему, была похожа на современный ручной мяч, то есть предполагала игру голой рукой, а на более поздней стадии развития — рукой в перчатке. Судя по архитектурному строению первых теннисных кортов, есть предположение, что игру придумали монахи. В XVI веке установились правила игры, появилась ракетка, и игра была перенесена в закрытые помещения. Примерно в этот период игра становится популярной в других странах Европы. Существуют исторические документы, свидетельствующие о том, что в одном только Париже в 1596 году было 250 кортов.

Генрих V был первым из английских монархов, кто заинтересовался теннисом, однако наибольший вклад в развитие тенниса внёс Генрих VIII. При его дворцах было устроено несколько теннисных кортов. Один из них, в Хэмптон-корте, сохранился до наших дней.

Существует поверье что его жена, Анна Болейн, была арестована во время наблюдения за игрой. По другой версии этой легенды, Генрих VIII играл в теннис в то время, когда ему принесли известие об экзекуции Анны Болейн. Позже, во времена правления Якова I (1603-1625), на территории Лондона было построено 14 кортов.

В Англии викторианского периода произошло возрождение настоящего тенниса. Со временем внимание поклонников тенниса переключилось на игру на открытых кортах, и вскоре большой теннис на открытых кортах стал более популярным среди мужчин и женщин, чем «настоящий теннис» (игроки реал-тенниса были практически исключительно мужчинами).

В Австралии корты настоящего тенниса были построены в 1875 году в Хобарте, а в Соединённых Штатах — в 1876 году в Бостоне, в 1890 году в Нью-Йорке и некоторых других городах.

Напишите отзыв о статье "Реал-теннис"

Примечания

  1. Существуют исторические документы, свидетельствующие о том, что теннисные корты для настоящего тенниса были на территории Германии XVII века. После Второй мировой войны реал-теннис в этой стране мало практикуется.
  2. Вопреки этому названию, в современный теннис довольно редко играют на траве. Уимблдонский турнир — один из немногих турниров, который проходит на травяном корте.

Ссылки

  • [www.bbc.co.uk/tyne/content/articles/2008/09/12/jesmond_real_tennis_feature.shtml Реал-теннис в Джесмондн] — статья на сайте BBC.
  • [www.bbc.co.uk/tyne/content/image_galleries/real_tennis_gallery.shtml Фотографии теннисных кортов в Джесмонде]
  • [web.archive.org/web/20071021075602/web.mac.com/withersglobal/iWeb/History/Introduction.html История реал-тенниса]
  • [www.curtc.net/googlemap.php?showall Карта всех действующих кортов игры]

Отрывок, характеризующий Реал-теннис

Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.
Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.
Князю Андрею дали чаю. Он жадно пил, лихорадочными глазами глядя вперед себя на дверь, как бы стараясь что то понять и припомнить.
– Не хочу больше. Тимохин тут? – спросил он. Тимохин подполз к нему по лавке.
– Я здесь, ваше сиятельство.
– Как рана?
– Моя то с? Ничего. Вот вы то? – Князь Андрей опять задумался, как будто припоминая что то.
– Нельзя ли достать книгу? – сказал он.
– Какую книгу?
– Евангелие! У меня нет.
Доктор обещался достать и стал расспрашивать князя о том, что он чувствует. Князь Андрей неохотно, но разумно отвечал на все вопросы доктора и потом сказал, что ему надо бы подложить валик, а то неловко и очень больно. Доктор и камердинер подняли шинель, которою он был накрыт, и, морщась от тяжкого запаха гнилого мяса, распространявшегося от раны, стали рассматривать это страшное место. Доктор чем то очень остался недоволен, что то иначе переделал, перевернул раненого так, что тот опять застонал и от боли во время поворачивания опять потерял сознание и стал бредить. Он все говорил о том, чтобы ему достали поскорее эту книгу и подложили бы ее туда.
– И что это вам стоит! – говорил он. – У меня ее нет, – достаньте, пожалуйста, подложите на минуточку, – говорил он жалким голосом.
Доктор вышел в сени, чтобы умыть руки.
– Ах, бессовестные, право, – говорил доктор камердинеру, лившему ему воду на руки. – Только на минуту не досмотрел. Ведь вы его прямо на рану положили. Ведь это такая боль, что я удивляюсь, как он терпит.
– Мы, кажется, подложили, господи Иисусе Христе, – говорил камердинер.
В первый раз князь Андрей понял, где он был и что с ним было, и вспомнил то, что он был ранен и как в ту минуту, когда коляска остановилась в Мытищах, он попросился в избу. Спутавшись опять от боли, он опомнился другой раз в избе, когда пил чай, и тут опять, повторив в своем воспоминании все, что с ним было, он живее всего представил себе ту минуту на перевязочном пункте, когда, при виде страданий нелюбимого им человека, ему пришли эти новые, сулившие ему счастие мысли. И мысли эти, хотя и неясно и неопределенно, теперь опять овладели его душой. Он вспомнил, что у него было теперь новое счастье и что это счастье имело что то такое общее с Евангелием. Потому то он попросил Евангелие. Но дурное положение, которое дали его ране, новое переворачиванье опять смешали его мысли, и он в третий раз очнулся к жизни уже в совершенной тишине ночи. Все спали вокруг него. Сверчок кричал через сени, на улице кто то кричал и пел, тараканы шелестели по столу и образам, в осенняя толстая муха билась у него по изголовью и около сальной свечи, нагоревшей большим грибом и стоявшей подле него.