Рельеф Украины

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Рельеф Украины весьма разнообразен. 70% современной поверхности Украины занимают низменности, 25% — это возвышенности и 5% — это горы.





Понятие

Большая часть территории Украины относится к юго-западной окраине Восточно-Европейской равнины и имеет равнинный и холмистый рельеф, только на юге поднимаются Крымские горы, а на западе — Украинские Карпаты. Восточно-Европейская равнина в пределах Украины состоит из возвышенных и низменных участков, совпадающих соответственно с поднятиями и опусканиями кристаллического фундамента платформы. Среди первых наиболее значительных Волынская возвышенность, Подольская возвышенность, протянувшиеся с северо-запада на юго-восток от верхнего течения реки Буг и верхние левые притоки Днестра в долине Южного Буга (высота до 471 м — гора Камула). К востоку, между Южным Бугом и Днепром, находится Приднепровская возвышенность (высота до 323 м), а на левобережье Днепра, в юго-восточной части республики, узкой полосой тянется Приазовская возвышенность (высота до 324 м — гора Бельмак-Могила). С северо-востока к ней примыкает Донецкий кряж (высота до 367 м — гора Могила-Мечетная), на территории которого часто встречаются терриконы, карьеры и другие формы рельефа, образовавшиеся в результате хозяйственной деятельности человека. На северо-востоке в пределах Украины заходят отроги Среднерусской возвышенности.

Север

Северная часть Украины занимает юг Полесской низменности с высотой 150—200 м, её равнинная поверхность образована древними флювиогляциальным и аллювиальными отложениями, местами осложненными моренно-холмистыми, эоловыми формами рельефа и карстом.

На юго-востоке Полесья постепенно переходит в Приднепровскую низменность, простирающийся по левобережью Днепра в его среднем течении, у западной части низменности хорошо развиты пойменная и надпойменные террасы Днепра; восточная часть представляет собой равнину, расчлененную оврагами, балками и асимметричными долинами левых притоков Днепра.

Юг

Южная часть Украины занята Причерноморской низменности, слегка наклонной на юге равниной с широкими долинами и плоскими водоразделами с большим количеством дел, степных блюдец, образовавшихся в результате просадочных явлений в лессовых породах.

Низменные пространства Северного Крыма, который является продолжением Причерноморской низменности (за исключением Керченского полуострова, который отличается холмистым рельефом и наличием грязевых вулканов), на юге сменяются Крымскими горами (наивысшая — Южная, или Главная Крымская гряда с вершиной Роман-Кош — 1545 м). Для рельефа Крымских гор характерны выровненные поверхности (яйлы) с широким развитием карстовых форм.

Запад

На западе Украины расположены наиболее высокие горы в стране — Украинские Карпаты, представляющие суженную (до 60-100 км) и пониженную часть Восточных Карпат и состоят из ряда параллельных хребтов, вытянутых с северо-запада на юго-восток на 270 км (высшая точка — гора Говерла, 2061 м). В юго-западных предгорьях Украинских Карпат простирается аллювиальная Закарпатская низменность (высота 100—130 м).

Восток

На северо-востоке в пределы Украины заходят отроги Среднерусской возвышенности. Для возвышенностей характерно глубокое и густое расчленение поверхности долинной и овражно-балочной сетью. На востоке Украины овраги и балки сильнее развиты, чем на других украинских землях, их плотность составляет 1-2 км на 1 км ², а овражно расчленения доходит до 10-30% площади (всего в юго-восточной части между Оскол ом и Дон ом с Хопров). Обезлесивание и разорения степей повлияли на рост балок.

Источники

См. также

Рекомендуемая литература

  • Стецюк В. В. (ред.) Рельеф Украины. Учебное пособие. — М.: Издательский дом «Слово», 2010. — 688 с.
  • Рослы И. М. (Ред.) Геоморфология Украинской ССР. М.: Высшая школа, 1990. — 287 с.
  • Бондарчук В. Г. Геоморфология УССР. — М.: Просвещение, 1949. — 246 с.

Напишите отзыв о статье "Рельеф Украины"

Отрывок, характеризующий Рельеф Украины

– Quelle force! Quel style! [Какая сила! Какой слог!] – послышались похвалы чтецу и сочинителю. Воодушевленные этой речью, гости Анны Павловны долго еще говорили о положении отечества и делали различные предположения об исходе сражения, которое на днях должно было быть дано.
– Vous verrez, [Вы увидите.] – сказала Анна Павловна, – что завтра, в день рождения государя, мы получим известие. У меня есть хорошее предчувствие.


Предчувствие Анны Павловны действительно оправдалось. На другой день, во время молебствия во дворце по случаю дня рождения государя, князь Волконский был вызван из церкви и получил конверт от князя Кутузова. Это было донесение Кутузова, писанное в день сражения из Татариновой. Кутузов писал, что русские не отступили ни на шаг, что французы потеряли гораздо более нашего, что он доносит второпях с поля сражения, не успев еще собрать последних сведений. Стало быть, это была победа. И тотчас же, не выходя из храма, была воздана творцу благодарность за его помощь и за победу.
Предчувствие Анны Павловны оправдалось, и в городе все утро царствовало радостно праздничное настроение духа. Все признавали победу совершенною, и некоторые уже говорили о пленении самого Наполеона, о низложении его и избрании новой главы для Франции.
Вдали от дела и среди условий придворной жизни весьма трудно, чтобы события отражались во всей их полноте и силе. Невольно события общие группируются около одного какого нибудь частного случая. Так теперь главная радость придворных заключалась столько же в том, что мы победили, сколько и в том, что известие об этой победе пришлось именно в день рождения государя. Это было как удавшийся сюрприз. В известии Кутузова сказано было тоже о потерях русских, и в числе их названы Тучков, Багратион, Кутайсов. Тоже и печальная сторона события невольно в здешнем, петербургском мире сгруппировалась около одного события – смерти Кутайсова. Его все знали, государь любил его, он был молод и интересен. В этот день все встречались с словами:
– Как удивительно случилось. В самый молебен. А какая потеря Кутайсов! Ах, как жаль!
– Что я вам говорил про Кутузова? – говорил теперь князь Василий с гордостью пророка. – Я говорил всегда, что он один способен победить Наполеона.
Но на другой день не получалось известия из армии, и общий голос стал тревожен. Придворные страдали за страдания неизвестности, в которой находился государь.
– Каково положение государя! – говорили придворные и уже не превозносили, как третьего дня, а теперь осуждали Кутузова, бывшего причиной беспокойства государя. Князь Василий в этот день уже не хвастался более своим protege Кутузовым, а хранил молчание, когда речь заходила о главнокомандующем. Кроме того, к вечеру этого дня как будто все соединилось для того, чтобы повергнуть в тревогу и беспокойство петербургских жителей: присоединилась еще одна страшная новость. Графиня Елена Безухова скоропостижно умерла от этой страшной болезни, которую так приятно было выговаривать. Официально в больших обществах все говорили, что графиня Безухова умерла от страшного припадка angine pectorale [грудной ангины], но в интимных кружках рассказывали подробности о том, как le medecin intime de la Reine d'Espagne [лейб медик королевы испанской] предписал Элен небольшие дозы какого то лекарства для произведения известного действия; но как Элен, мучимая тем, что старый граф подозревал ее, и тем, что муж, которому она писала (этот несчастный развратный Пьер), не отвечал ей, вдруг приняла огромную дозу выписанного ей лекарства и умерла в мучениях, прежде чем могли подать помощь. Рассказывали, что князь Василий и старый граф взялись было за итальянца; но итальянец показал такие записки от несчастной покойницы, что его тотчас же отпустили.
Общий разговор сосредоточился около трех печальных событий: неизвестности государя, погибели Кутайсова и смерти Элен.
На третий день после донесения Кутузова в Петербург приехал помещик из Москвы, и по всему городу распространилось известие о сдаче Москвы французам. Это было ужасно! Каково было положение государя! Кутузов был изменник, и князь Василий во время visites de condoleance [визитов соболезнования] по случаю смерти его дочери, которые ему делали, говорил о прежде восхваляемом им Кутузове (ему простительно было в печали забыть то, что он говорил прежде), он говорил, что нельзя было ожидать ничего другого от слепого и развратного старика.