Республика Коми

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Субъект Российской Федерации

Республика Коми
Коми Республика

Столица

Сыктывкар

Площадь

11-я

- Всего
- % водн. пов.

416 774 км²
0,3

Население

54-я

- Всего
- Плотность

856 831[1] (2016)

2.06 чел./км²

ВРП

29-я

- Всего, в текущих ценах
- На душу населения

480,9[3] млрд. руб. (2014)

553,8 тыс. руб.

Федеральный округ

Северо-Западный

Экономический район

Северный

Государственный язык

коми, русский

Глава Республики Коми

Сергей Гапликов

Вр.и.о. председателя кабинета министров

Сергей Гапликов[4]

Председатель Государственного Совета

Надежда Дорофеева

Код субъекта РФ

11

Часовой пояс

MSK (UTC+3)

Награды:

Респу́блика Ко́ми (коми Коми Республика) — республика в составе Российской Федерации[5], субъект Российской Федерации, входит в состав Северо-Западного федерального округа.

Столица — город Сыктывкар.

Образована 22 августа 1921 года как автономная область Коми (Зырян). С 5 декабря 1936 г. — Коми АССР

24 мая 1991 года была преобразована в республику в составе РСФСР — Коми ССР. С 12 января 1993 года — Республика Коми.





Содержание

История Коми

В половине 3-го тысячелетия до н. э. на территорию Европейской части нынешней России переселились финно-угорские племена. На этой земле они жили примерно 3000 лет именно до Великого переселения славян.

За такой большой отрезок времени единый финно-угорский народ стал разобщённым, появляются новые этносы, такие как финны, карелы, вепсы, эстонцы, чудь (одноименное название племён, ныне называющихся коми) и др.

Биармия вела активную торговлю с викингами, которые обнаружили её в конце IX века, с Булгарией и даже с Римской империей. Но через некоторое время территория, занимаемая биармами, была сильно уменьшена в связи с переселением славян. К XI—XII вв. народ бывшей великой страны был отодвинут до Уральских гор русскими княжествами, выход к морю был закрыт Новгородской республикой. Вытесненное население Биармии попало под влияние русских княжеств, Новгородской республики и Швеции.

В XIV веке самые сильные из племён чуди (коми) объединились и создали достаточно крупное государство Пермь Великая. За свою независимость Пермь отчаянно боролась с волжскими булгарами, Московским княжеством и Новгородской республикой. Пермь со всех сторон окружали враждующие страны, торговлю приходилось вести с племенами живущими за Уральскими горами, социальное и духовное состояние страны сильно упало из развитой и богатой державы население её с каждым годом превращалось в дикарей. После устранения Новгородской республики окрепшее Московское княжество уничтожило последнее независимое государство коми народа.

В 1380 году на Куликовскую битву на помощь Дмитрию Донскому биармы (коми) прислали боевые отряды численностью 800 человек.

В 1383 году была образована Пермская епархия, первым епископом которой был поставлен Стефан Пермский

Исторической достопримечательностью Республики Коми является село Ыб (Сыктывдинский район)), самый древний населённый пункт на территории России из начинающихся на букву «Ы». Село известно с 1586 года. Составленная писцовая книга, точнее «Сотная с писцовых книг 1586 г. И. Г. Огарева и подъячего Ф. Юрьева на Сысольскую волость» является первым письменным источником по истории Ыба. Согласно этой «Сотной грамоте», в 1586 году в Ыбе имелось два погоста — Иб Большой и Иб Меньшой, вокруг которых располагались деревни и починки. В Ибе Большом стояли две деревянные церкви Николая Чудотворца и пророка Ильи («и во всех церквах образы и книги, и свечи, и сосуды мирские»), 4 двора церковнослужителей, торгового человека и сотника. В амбаре на погосте хранился арсенал, вывезенный из Соснового городища: «2 пищали затинныи да пищаль затинная переломлена, да 14 ручниц невеликих заржавели, а иные без станков, да зелья по смете за пуда с полтара, а весити было нечем, да свинцу пуд без четверти, да 707 ядер железных затинных пищалей». За нарядом присматривали сотник Федор Иванов сын Большево, целовальник Ларион Иванов, Жданко Попов и «все крестьяне Ибского погоста».

В Средние века земли коми входили в состав владений Новгородской республики, в конце XV века отошли к Московскому княжеству.

Важнейшим товаром, вывозимым за пределы территории, была пушнина. Из-за сурового климата и отсутствия круглогодичных путей сообщения территория долгое время оставалась малонаселённой.

В России первое письменное упоминание о получении нефти появилось в XVI веке. После завоевания русскими войсками государства Коми, они заметили, что местные жители используют чёрную жидкость (нефть) в лечебных целях после чего, они начали её добывать. По некоторым сведениям с реки Ухта по приказу царя Ивана Грозного была доставлена хрустальная чаша с нефтью, первой в Российском государстве. Нефть, собранная с реки Ухта, впервые была доставлена в Москву в 1597 году.

Начало Ухтинским нефтепромыслам, расположенным на реке Ухте и её притоках Чути, Яреге, Нижнему Доманику, Чибью и Лыаёль, было положено в 20-х годах XVI века.

В 1745 году рудоискатель Г. И. Черепанов «сыскал» нефтяной ключ, который истекал со дна реки. Вероятно, на его базе архангельский рудоискатель Ф. С. Прядунов основал промысел. В 1745 году Берг-коллегия, учреждённная Петром Великим в 1719 году для заведования горным производством, разрешила основать на р. Ухте первый в России нефтяной «завод», который в 1753 году перешёл к вологодскому купцу А. И. Нагавикову, а затем к яренскому купцу М. С. Баженову.

Февральская и Октябрьская революции 1917 года способствовали развитию национальных общественных движений. После февральских событий появились идеи национального самоопределения коми народа, высказанные коми солдатами. Эти идеи активно обсуждались в учительской среде, а также на съездах советов. Уже в начале 1918 года вопрос о создании национальной государственности коми народа был поставлен со всей определенностью. На Учредительном съезде, состоявшемся 17 января 1918 года, было предложено «установить автономию на совершенно свободных началах в порядке внутреннего управления…» Все усилия партийных и государственных органов были сконцентрированы на этом предложении, ставшим предметом обсуждения на первом всезырянском съезде коммунистов в январе 1921 г. В принятой на съезде резолюции говорилось: "…а) в целях быстрого возрождения народа коми необходимо объединить всех коми в одну административную единицу с управлением, соответствующим общему социалистическому строю республики, с одной стороны, и особенностям духа зырян.

Промышленное развитие Коми и увеличение численности населения республики в 1930—1950-х годах связано с деятельностью ГУЛАГа и его подразделений (Ухтпечлаг и другие).

В начале 1930-х годов в Коми были разведаны большие запасы каменного угля, который начали добывать в годы Великой Отечественной войны, чтобы компенсировать потерю Донбасса.

Тогда же для вывоза угля, нефти и древесины заключёнными была проложена железная дорога Ухта — Печора — Инта — Воркута (1942 год).

В конце 1950-х годов система ГУЛага была ликвидирована (однако большое количество мест лишения свободы в Коми существует до сих пор).

Важнейшее даты в истории современной Республики Коми:

История преобразований:

В XVIII веке основными административными единицами стали губернии, которые делились на уезды. Печорский край входил в Архангелогородскую губернию в составе 3 уездов — Яренского, Сольвычегодского и Пустозерского (Печорского).

В 1780 году Яренский уезд Архангельской области Вологодского наместничества был разделен на Яренский и Усть-Сысольский уезды. Уезды объединяли многочисленные волости.

Накануне Октябрьской революции большая часть Печорского края входила в состав Архангельской губернии, небольшие территории края входили также в состав Вологодской и Вятской губерний.

22 августа 1921 года была образована АО Коми (Зырян). В состав области вошли Усть-Сысольский уезд полностью, 21 волость с коми населением Яренского уезда, Ижмо-Печорский уезд (большая часть Печорского уезда). Несколько позже, в 1923 году в состав области были переданы Верхнепечорские (Троицко-Печорская, Савиноборская, Щугорская) волости Чердынского уезда Пермской губернии, а в 1929 году в состав Коми области вошли Слудская волость и Усть-Цильма.

В 1929 году были образованы: Ижемский, Прилузский, Сыктывдинский, Сысольский, Удорский, Усть-Вымский, Усть-Куломский и Усть-Цилемский районы;
По решению ВЦИК и СНК РСФСР от 14 января 1929 года Коми автономная область вошла в состав Северного края с центром в городе Архангельске.

5 декабря 1936 Коми автономная область была преобразована в Коми АССР и вошла непосредственно в состав РСФСР.

В республике 12 административных районов, 8 городов республиканского подчинения с подчиненными территориями, 2 города районного подчинения (Емва и Микунь), 37 поселков, 190 сельсоветов. в 1930 — Сыктывкарский горсовет;
в 1931 — Троицко-Печорский район;
в 1939 — Княжпогостский и Корткеросский районы;
в 1943 — Воркутинский горсовет;
в 1949 — Койгородский район;
в 1953 — Ухтинский горсовет;
в 1957 — Интинский горсовет;
в 1963 — Печорский район (с 1994 — горсовет);
в 1975 — Вуктыльский и Усинский районы (с 1994 — горсоветы);
в 1979 — Сосногорский район (с 1994 — горсовет).

C распадом СССР промышленность Коми пережила кризис, что привело к большому оттоку населения из республики (за 1990—2007 годы число жителей Коми сократилось на 22 %).

География

Республика расположена на северо-востоке Европейской части Российской Федерации, в пределах Печорской и Мезенско-Вычегодской низменностей, Среднего и Южного Тимана, западных склонов Уральских гор (Северный, Приполярный и Полярный Урал).

Территория республики простирается от Северных Увалов на юге до Пай-Хоя на северо-востоке (между 59°12' и 68°25' северной широты), от Пинего-Мезенского междуречья на западе до водораздела бассейнов рек Печоры и Оби, проходящего по Уральскому хребту на востоке (между 45°25' и 66°10' восточной долготы).

Граничит с Тюменской областью (а именно с входящими в её состав Ямало-Ненецким автономным округом (северо-восток, восток), Ханты-Мансийским автономным округом (юго-восток, юг)), Свердловской областью (юг), Пермским краем (юг), Кировской областью (юг, юго-запад, запад), Архангельской областью (включая Ненецкий автономный округ) (северо-запад, север, северо-восток).

Крайний Север

Климат

Климат умеренно-континентальный. Зима продолжительная, холодная, лето короткое, на юге тёплое, в северных районах прохладное.

  • Средняя температура января: −20 °C (в северной части) и −17 °C (в южной части)
  • Средняя температура июля: +11 °C (в северной части) и +15…+17 °C (в южной части)
  • Осадки: от 700 мм в год.

Летом циклоническая активность снижается, осенью вновь возрастает, вследствие чего увеличивается количество осадков, понижается температура. С 1 октября в Воркуте, а в Прилузском районе в конце 2-й декады октября температура воздуха переходит через 0 °C.

Абсолютные минимумы температуры в некоторых городах Республики Коми. Сосногорск −45,3 Выльгорт,Сыктывкар −46,6 Ираёль −47,6 Усть-Вымь −48,1 Ухта −48,5 Мутный материк −49,5 Вуктыл −50,1 Усть-Кулом −50,3 Помоздино −50,6 Весляна −51,3 Койгородок −51,4 Усть-Цильма −51,5 Вендинга −51,9 Инта −52,1 Воркута −52,2 Елецкий,Окунев Нос −52,5 Корткерос −52,7 Кослан −53,4 Объячево −54,3 Печора −54,7 Лёвкинская −55,1 Кедва-Вом −55,3 Якша −55,5 Ижма −55,7 Усинск −56,4 Кожим-Рудник −56,9 Троицко-Печорск −57,6 Усть-Щугор −58,1К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2537 дней]

Реки

По территории Республики Коми протекают реки равнинные, горные, озёрные, болотные, карстовые (по условиям формирования режима); большие, средние и малые (по размерам).

Большую часть территории занимают бассейны равнинных рек: Вычегды, Мезени, Вашки, левобережные и тундровые притоки рек Печоры и Усы.

Основные реки

Типичными горными реками являются правые притоки реки Печоры — Унья, Илыч, Подчерем, Щугор.

Рек с типичным озёрным режимом в Республике Коми немного. К ним относятся Пижма, берущая начало из озера Ямозеро; Адзьва, вытекающая из Вашуткиных озёр; Вис, истоком которой является озеро Синдор.

Более широко распространены карстовые реки. К ним относятся реки, стекающие с Тиманского кряжа, Лемьюской возвышенности. Таковы верхние притоки рек Вычегды, Выми, Мезени, Ижмы, левобережные притоки Печоры.

С древних времён реки региона играли исключительно важную роль в освоении Печорского края и прилегающих к нему районов. По территории коми («Пермь» и «Печёра») проходил «великий новгородский чрезкаменный (через Полярный Урал) путь в Югру». Путь этот, начиная от Устюга, шёл вверх и по притоку Вычегды Выми поднимался до волока, соединявшего верховья Выми с рекой Ухтой, притоком Ижмы, впадающей в Печору. Далее правым притоком Печоры — Усой и её притоком Собью можно было подойти к верховьям другой Соби, впадающей в Обь.

В 1786 году началось строительство Северо-Екатерининского канала (соединившего реку Северную Кельтму — приток Вычегды — с рекой Джуричь — притоком Южной Кельтмы, впадающей в Каму) и в 1822 году строительство завершилось. В 1837 году канал был закрыт в связи с его заилением и зарастанием. По каналу из Камы в бассейн Вычегды впервые попала стерлядь. А красные обожжённые кирпичи (очень прочные), которыми были обложены берега канала, местное население использовало (в 1920-х — 1950-х годах) для постройки печей и других хозяйственных нужд.

С 1960 года разрабатывался проект переброски стока Вычегды и Печоры в бассейн Волги, по которому предполагалось построить плотину на Печоре у Усть-Вои, поднять уровень воды на 125 метров и по каналу между Северной и Южной Мылвой направить воду в Вычегду; на Вычегде ниже Усть-Кулома планировалось построить плотину высотой 34 метра, создать Печоро-Вычегодское водохранилище площадью 15 тыс. км² и по Северо-Екатерининскому каналу направить воды в Каму. Если бы этот вариант, предусматривавший полный поворот Печоры в бассейн Камы, был осуществлён, Печора перестала бы существовать, вместо неё осталась бы Уса с небольшим южным притоком-отростком.

23 марта 1971 года был произведён подземный ядерный взрыв (три заряда по 5 килотонн; по проекту «Тайга») в Чердынском районе Пермской области, в 100 км севернее города Красновишерск (на границе Коми АССР), имевший целью экскавационное соединение реки Печоры с речкой Берёзовкой.

В 1986 году Совет Министров СССР принял постановление о прекращении работ по переброске вод северных рек на юг.

Озёра

На территории Коми Республики располагаются более 78 тысяч озёр. Общая площадь около 4,5 тыс. км². 98 % имеют площадь зеркала до 0,5 км². Делятся по ландшафтным особенностям: на тундровые, горные, таежные, пойменные; По происхождению: ледниковые, карстовые, торфяные, реликтовые. Размеры таежных реликтовых озёр наиболее велики, но глубина незначительная; у горных — глубина значительная (до 50 м) при небольшой площади зеркала (0,2 — 1-2 км²).

  • Озеро Донты (Дон), пойменное, реликтовое, площадь — 4,6 км², длина — ок. 20 км, глубина — 2 м (1948 год) и 1,5 м (1975 год). Расположено в бассейне рек Кулэмъю и Вычегды, в 7 км к юго-востоку от села Дон, Усть-Куломский район. Дно Донты покрыто мощными отложениями сапропеля и торфянистого ила. Озеро является остатком водоема ледниковых времен постепенно спущенного р. Вычегдой после завершения Великого оледенения. Прилегающее к озеру болота (Донты и др.) показывают — когда-то озеро было просто огромное и имело округлые формы. Озеро соединено с рекой Кулом-Ю каналом Донвис, вырытым 160 лет назад.
  • Кадомское озеро, длина около 4 км, ширина около 3,5 км. Расположено на правом берегу Вычегды в 7 км к северу от устья реки Северная Кельтма, представляет собой остаток древнего большого приледникового водоема, Усть-Куломский район. Ихтиофауна представлена окунем, карасем, щукой, плотвой. Озера Дон и Кадам предложено включить в список «7 чудес Республики Коми».
  • Озеро Вад. Расположено в 5 км к северо-востоку от посёлка Исанево, Сысольский район. Озеро округлой формы (360×430 м), в 1970-х годах ихтиологи запустили в озеро малька пеляди, которая неплохо прижилась в озере, что говорит о чистоте воды этого водоема.
  • Озеро Додзьское. Расположено близ села Додзь, Корткеросский район.
  • Озеро Веякоты. Усинский район, в 49 км восточнее устья р. Лыдую. Дл. 3 км, шир. 600 м, площадь оз. 6,3 км². Сточное, через реку Веякотывис соединяется с р. Рогозиной. Имеет рыбохозяйственное значение.
  • Озеро Вадыбты, расположено в Сысольском районе, в басс. реки Сысолы, у деревни Вадыб. Озеро округлой формы (500×400 м), макс. глубина 15 м. Преобладают щука, карась, плотва, окунь, язь. Памятник природы (от 30.11.1978).
  • Озеро Смольное, пойменное.
Большие озёра

  • Синдорское озеро, таёжное, реликтовое, длина ок. 12 км, ширина — 2—4 км, площадь — 28,5 км², средняя глубина 1,5 м. Расположено в бассейне реки Вымь в 13 км к юго-востоку от железнодорожной станции Синдор, Княжпогостский район. Представляет собой остаток обширного древнего водоема, богато органикой, в озере обитают: окунь, плотва, ерш, щука, язь, карась, налим.
  • Ям озеро, реликтового типа, площадь — 31,1 км², средняя глубина 1,7 м. Расположено в верховьях Северного Тимана, Четласского камня, Усть-Цилемский район (весьма труднодоступно для любителей дикой природы). В озеро впадает речка Чёрная, вытекает Печорская Пижма.
  • Большое Харбейты, самое крупное озеро в восточной части Большеземельской тундры, площадь — 21 км², глубина до 17 м. Входит в систему Харбейских озёр, соединённых между собой протоками. Расположено в верховье р. Харбейтывис, правого притока р. Сейды, в 49 км к западу от Воркуты (по озеру проходит граница между Республикой Коми и Ненецким автономным округом). В озере обитает 14 видов рыб. Пелядь, сиг, хариус имеют промысловое значение.
Горные озёра

Горные озёра в основном ледникового типа (моренные, каровые), расположены в горных районах Урала. Питание снеговое, снежниковое. Вода слабоминерализированная, прозрачная, бесцветная. Каровые отличаются высоким расположением (выше 800 м), большой глубиной (более 20 м), округлой формой, каменистыми, почти лишёнными растительности берегами, отсутствием рыбы. В троговых долинах много плотинных озёр, образовавшихся в результате подпруживания реки мореной. Для этих озёр характерны продолговатая форма, значительные глубины (до 30 м), расположение ниже 800 м, наличие по берегам растительности и обилие рыбы.

  • Озеро Тельпос, одно из высокогорных озёр Северного Урала, расположено в каре северного склона горы Тельпосиз на высоте 1081 м. Площадь озера — 0,25 км², наибольшая длина — 0,75 км, ширина — 0,36 км, глубина — до 49,5 м. Зеленоватая вода Тельпоса исключительно чистая, прозрачна, на глубине 9 м хорошо видно каменистое дно.
  • Озеро Голубое, ледниковое, лежит на дне обширного кара, разделяющего вершины Карпинского и Народную на высоте 1139,1 м (Приполярный Урал). Озеро удлиненной формы (длина — 1,7 км, ширина — 400 м, глубина — до 28 м), вода очень чистая, прозрачная, слабоминерализированная. Берега каменистые, лишены растительности, только на восточном отлогом берегу растут мхи и осока.
  • Озеро Верхнее Болбанты и верхнее оз. Верхн. Балбанты (на высоте 1007,2 м) — подпруженные мореной (огромными валунами размером с автобус). Озёра расположены в каре гор Приполярного Урала (в 3 км севернее горы Народа), Интинский горсовет. Из озера Верхнее Болбанты берет начало река Болбанъю (вдоль восточного истока этой реки расположен ботанический памятник Болбанъю — ветреница пермская, мак лапландский, золотой корень и др.).
  • Озеро Малое Балбанты расположено на высоте 687,6 м, на дне глубокой троговой долины реки Балбанью между хребтами Малдынырд на западе и Карпиннер-Иркусей на востоке. Длина озера 1,24 км, ширина 0,47 км, берега низкие, местами заболоченные, поросли кустиками полярной берёзки и тальника.
  • Озеро Большое Балбанты находится в 7 км ниже оз. М. Балбанты на высоте 654,9 м, подпруженное ледниковой мореной. Наибольшая длина этого озера 2 км, ширина — до 0,7 км, средняя глубина — 19 м. Оба водоема (М. и Б. Балбанты) богаты хариусом, налимом, ловится озёрный голец.
  • Озеро Длинное, моренное — дно сквозной долины, прорезающей хребет Торговейиз, на высоте 612 м (длина — 1,49 км, ширина — 0,4 км, ср. глубина — 14 м), славится хариусом.
  • Озеро Торговое — самое большое по площади и объёму воды на Приполярном Урале. Оно расположено в обширном цирке на юго-западном склоне вершины Кефтылык на высоте 721,7 м, является истоком реки Торговая. Озеро подпружено мореной (длина — 2,2 км, наибольшая ширина — 0,8 км, пл. — ок. 1 км²). Торговое — самое глубокое из плотинных озёр на Приполярном Урале (28 м). В прозрачной зеленоватой воде его на глубине 8 м хорошо видно дно. Богата ценными породами рыб (хариус, сиг, пелядь, кумжа). Ненецкое название Торговой — Меняйлава — «место обычного обмена».

Болота

Болота в Республике Коми занимают площадь 3,2 млн га (7,7 % территории). Они представляют собой самостоятельные экосистемы, влияющие на окружающий ландшафт. Болота изменяют уровни грунтовых вод, аккумулируют влагу, очищают загрязнённые воды.

Являются также местообитанием птиц (белой куропатки, тетерева, гуся, утки, кулика; из «краснокнижников» — серого журавля, орлана-белохвоста, лебедя-кликуна) и животных (лося, оленя).

Болота используются как природные ресурсы для сбора лекарственных растений и ягод — морошки, голубики, клюквы (в Республике Коми запасы клюквы составляют 58 тысяч тонн).

Наиболее крупные болота
  • Усинское, расположено в 7,5 км от села Усть-Лыжа, площадь 139 190 га, сфагновое, верхового типа, мощность 4—5 метров, крупнейший торфяник в Европе. Здесь насчитывается около 860 озёр. Охраняется как памятник природы (с 1978 года).
  • Океан, площадь 178 975 га, крупнейшее в Европе. Это уникальное болото, захватывающее часть Ижемского и Усть-Цилемского районов Коми, очень труднодоступно и до сих пор малообследовано.
  • Дзёрнюр, площадь 32 228 га, залежи сложены сфагновыми торфами, верхового типа, мощность до 5 метров.
  • Тыбъюнюр, площадь 60 042 га.
  • Мартюшевское, площадь 9285 га, мощность торфяных залежей 7,8 метров. Заказник «Болото Мартюшевское», важное для птиц в международном масштабе, включено в теневой список Рамсарской конвенции.

Памятники природы

Геологические памятники

В Республике Коми геологические памятники начали выделять с 1973 года.

На 2008 год в республике учреждено 95 памятников природы. Среди них:

  • «Развалины древнего города» на плато горы Торре-Порре-Из
  • «Карстовый лог Иорданского» на правом берегу реки Малая Печора в 16 км выше впадения в неё Большого Шежима (открыл в 1926 году геолог Н. Н. Иорданский)
  • «Верхние Ворота» на реке Большая Сыня (расположены в 55 км выше ж.-д. моста)
  • «Кольцо» на реке Шаръю (в 30 км от Усинска «Окно к усинской нефти»)
  • пещера «Канинская» в 47 км выше устья реки Унья на правом берегу Печоры
  • пещера «Уньинская» в 110 км от устья реки Унья
  • пещера «Ледяная»
  • пещера «Туфовая»
  • пещера «Медвежья пещера» в логу Иорданского (где обнаружена одна из самых северных стоянок палеолитического человека и самое крупное на севере Европы местонахождение плейстоценовой фауны — костей мамонта, шерстистого носорога, пещерного медведя, тигролева)

Претенденты на звание Семь чудес России

Претенденты на звание «Семь чудес России» от Республики Коми:

  • Богатырь-Щелье, скала, геологический памятник, расположен на реке Большая Сыня в 25 км выше совхоза Сыня, Печорский горсовет.
  • Щугор, заповедная река. «Верхние ворота» (расположены в 73 км от устья реки), «Средние ворота» (в 9 км ниже Верхних ворот), «Нижние Ворота» (наиболее живописное обнажение среди щугорских «ворот» находится в 22 км от устья, правый берег) и водопад «Вельдор-Кырта-Ель» в скалах правого берега Верхних ворот, геологические памятники, Вуктыльский горсовет.
  • Лёкиз, группа скал, геологический памятник, расположен на правом берегу реки Илыч, в 4 км ниже ручья Б.Сотчемъёль, Печоро-Илычский заповедник, Троицко-Печорский район.
  • Столбы выветривания на плато Мань-Пупу-Нёр, геологический памятник, расположен в междуречье Ичотляги и Печоры, Троицко-Печорский район, Северный Урал. Столбы выветривания — один из победителей конкурса «Семь чудес России».
  • Город Инта. Кожимский и Сывъюсский геологические памятники, «Каменная баба», скала «Риф», скала «Монах», «Каюк-Нырд», «Нортнича-ель», кедровый памятник «Вадчарты» — памятники природы на реке Кожим, Интинский горсовет.
  • Старинное село Ыб на семи холмах (расположен в 50 км к югу от Сыктывкара), где на берегу Сысолы есть обнажения Юрского периода. Этот геологический памятник известен давно. Местные жители находят здесь ископаемые остатки, например белемниты, прозванные «чёртовыми пальцами» (по коми — «гуль чунь», в старину их использовали как тальк и антисептик). В последние годы в связи с жарким и сухим летом и низким уровнем воды в Сысоле находки окаменелостей доисторических животных — ихтиозавров и плезиозавров (открыл профессор КГПИ Б. Мальков в 2003 году) стали системными, а не случайными.

Уникальные девственные леса


На Северном Урале 32 800 км² покрыты девственными лесами. Уникальная территория — Печоро-Илычский заповедник.

Таких девственных лесов, не подвергавшихся влиянию человеческой деятельности и техногенному воздействию, в Европе уже не сохранилось.

В 1985 году заповедник был включен в список биосферных.

Десять лет спустя, по решению ЮНЕСКО, Печоро-Илычский заповедник с охранной и буферной зонами и национальный парк «Югыд Ва», объединённые под общим названием «Девственные леса Коми», были внесены в перечень объектов Всемирного культурного и природного наследия.

Национальный парк «Югыд Ва» расположен на Северном и Приполярном Урале на юго-востоке Республики Коми. На юге граничит с Печоро-Илычским заповедником.

Землетрясения

Первые сведения о землетрясениях, имевших место на европейском Севере, зафиксированы в «Двинском летописце», где упоминается «о страшном трусе», имевшем место на Двине «… во 139 (1627) году майя в 20 день… в пятом часу нощи». «И многие от людей трясение Земли видели, а инии людие в то время спали, и от того труса людей Бог помиловал».

В 19141915 годах сейсмостанциями были зафиксированы землетрясения, эпицентры которых располагались на реке Печоре вблизи Мутного Материка и Краснобора.

На Сысоле землетрясение произошло 13 января 1939 года около 17 часов. Ощущалось жителями многих населенных пунктов (Ыба, Нючпаса, Пыелдина, Пустоши). Наиболее сильно это землетрясение проявилось в Чукаыбе, где, по сообщению местного учителя П. В. Кондратьева, «… сила толчков была столь большой, что во многих домах открывались и хлопали двери и образовывались щели в печах». По сообщению жителей Нючпаса в посёлке в ряде домов падали дымовые трубы. (Сведения содержались в статье, посвященной землетрясению на Урале и в Приуралье, опубликованной в трудах сейсмологического института в 1940 году).

В 1985 году учёными Института физики Земли АН СССР и Коми филиала АН СССР была предпринята попытка изучать особенности этого землетрясения. В районы Коми АССР, прилегающие к зоне землетрясения, были направлены письма с просьбой помочь найти старожилов, кто бы помнил об этом. По этим сведениям удалось зафиксировать положение эпицентра и рассчитать предполагаемую глубину расположения очага землетрясения (которая оказалась равной 7 км). Сысольское землетрясение (Нючпасское) оказалось достаточно сильным — интенсивность его достигала 7 баллов в районе посёлка Нючпас. 5-балльные колебания ощущались в Шошке, Нювчиме, Ыбе , Визинге, Куратова, Кожиме.

Кроме имевшего место на Сысоле, в тот же день (13 января 1939 года) 6—7-балльное землетрясение зафиксировано инструментальными методами на Среднем Тимане, «… в зоне разломов, протягивающихся от северных оконечности Вымской Гряды к реке Вычегде».

Растительность и животный мир

Растительность

Растительный покров Республики отличается большим своеобразием и разнообразием. В его распределении на равнинах хорошо прослеживаются зональные изменения, а в горах Урала — высотная поясность. Крайний северо-восток Республики Коми занимает тундра, южнее расположена узкая полоса лесотундры, сменяющая к югу обширными лесными пространствами. На зону тундровой растительности приходится около 2 % площади Республики, лесотундровой — около 8,1 %, таёжной — около 89 %, луговой — менее 1 %.

Характерная особенность тундры связана с отсутствием древесной растительности: растительный покров состоит из мхов, лишайников, многолетних травянистых растений, кустарничков и невысоких кустарников, преобладают карликовая берёза (Betula nana), ива полярная, багульник. Растительность лесотундры, занимающей север республики, носит переходный характер: наряду с тундровой растительностью встречаются ель сибирская, берёза пушистая, лиственница сибирская. Лесотундра постепенно переходит в редкостойные леса, затем в тайгу. Преобладающими породами в лесной зоне являются ель сибирская, сосна обыкновенная, берёза пушистая, берёза бородавчатая, осина, ольха серая. Из других пород выделяются: пихта сибирская, лиственница сибирская, сибирский кедр, лесообразующая роль которых возрастает по мере приближения к Уралу. Многие леса смешанные. В южной части республики (подзоны средней и южной тайги) в местах с плодородными почвами, в основном в подлеске или отдельными небольшими деревьями и куртинами, изредка встречаются липа мелколистная, вяз гладкий и вяз шершавый.

Лес в республике является основным природоформирующим фактором и дает различные виды полезной продукции. Особое биосферное климаторегулирующее значение имеют притундровые леса, лесные массивы водосборов и защитные полосы вдоль рек. В республике имеются отдельные массивы коренных темнохвойных лесов, сформировавшихся несколько миллионов лет назад. Они включают не только уникальные древостои, но и лекарственные, декоративные и другие кустарничковые и травянистые растения, подлежащие охране.

Общая площадь лесного фонда составляет 39 млн га, в том числе покрытая лесом — 29,7 млн га, из них в ведении Федеральной службы лесного хозяйства находится 28,6 млн га. Остальные площади входят в основном, в состав Печоро-Илычского заповедника и совхозных лесов.

Общий запас древесины составляет около 2,8 млрд м³. Однако значительная её часть не может рассматриваться как эксплуатационная, так как приходится на притундровые леса, молодняки и различные охраняемые территории.

На втором месте после лесов по занимаемой площади стоят болота (3,2 млн га). Каждой природной подзоне соответствует определенный тип болот. Основные типы болот, встречающиеся на территории республики: бугристые (тундра, лесотундра), аапа-болота (бассейн среднего течения р. Печора), верховые сфагновые, переходные (мезотрофные) сфагновые и пойменные низинные.

В республике Коми болота после проведения мелиоративных работ используются для посевов трав, возделывания овощей и картофеля, как естественные сенокосы и пастбища, а также добычи торфа на удобрение.

Болота используются как природные ресурсы в естественном состоянии для сбора лекарственных растений (багульника, вахты, росянки и т. д.), мха, ягод (клюквы, голубики, морошки и т. д.). К настоящему времени сохранены в естественном состоянии наиболее типичные болота с характерной для них флорой и фауной, различными болотными комплексами и уникальные, с редкими видами растений и птиц. С 1978 года 113 болот объявлены заказниками и памятниками природы, из них 17 выделены в качестве эталонов различных природных ландшафтов, остальные — клюквенные. Общая площадь охраняемых болот составляет 0,5 млн га (17,3 %). Луга занимают 0,9 % площади республики, сосредоточены в долинах крупных рек.

Животный мир

В настоящее время в составе животного мира Республики Коми известно около 4400 ныне живущих видов, представителей 31 класса 10 типов животных.

В том числе более 50 новых для науки видов: нематод, олигохет и двукрылых насекомых в бассейнах Печоры и Вычегды. Фауна водных животных имеет гетерогенный характер, отражающий исторические события четвертичного периода.

В Приуралье обнаружены комплексы относительно более древних её элементов, сформировавшихся в период отступления максимального оледенения. Фауна водных животных р. Усы и р. Вычегды на участке расширенной долины древнего стока (терр. Усть-Куломского района) имеет реликтовый характер и сформировалась в период Вюрмского оледенения (Зверева, 1969).

Отдельные группы фауны водных животных (олигохеты, моллюски и др.) рр. Вычегды и Камы очень близки по составу. Предполагается, что вычегодская фауна обогащается поступлением представителей волжской фауны через Северо-Екатерининский канал, соединяющий Вычегду и Каму.

Группа Круглоротые представлена 2 видами миног: европейская речная и сибирская. Они встречаются в бассейнах Вычегды, Мезени и Печоры.

Костные рыбы представлены в реках и озёрах Республики Коми 8 отрядами, 12 семействами, 47 видами. В бассейне Печоры преобладают сибирские виды, в других бассейнах больше видов, проникающих с юга. К реликтам ледникового периода относятся: голец-палия, сибирский хариус, пелядь некоторых горных озёр и ряпушка Лемвинских озёр. К редким видам с ограниченным ареалом относится таймень; к краснокнижным — бычок-подкаменщик. В 1960—1970-е годы в бассейн Вычегды из Камы проникли белоглазка, краснопёрка, чехонь, судак.

Класс Птицы представлен 239 видами, 44 семемействами, 17 отрядами.

В Красные книги внесены: кречет, сапсан, беркут, орлан-белохвост, скопа, краснозобая казарка, пискулька и малый (тундряной) лебедь. Кроме того, охраняются лебедь-кликун, все хищные птицы, совы, серый журавль, кроншнепы, соловей и др. Промысловое значение имеют белая куропатка, глухарь, тетерев, рябчик, а также водоплавающие птицы (гуси, утки) и кулики (в основном вальдшнеп, дупель, бекасы).

Класс Млекопитающие представлен 57 видами, 17 семействами, 6 отрядами.

Рукокрылые (5 редких видов); водяная, усатая и прудовая ночницы, ушан и северный кожанок. Последний отмечен у деревни Канавы, в верховье Печоры, на рр. Илыч и Б. Сыня.

Из Насекомоядных (8 видов) обычны европейский крот, землеройки (бурозубки) и обыкновенная кутора.

Грызуны (22 вида) — наиболее широко представленный отряд. Он включает мелких грызунов (полевки, мыши, крысы) с высокой численностью и широким распространением. Многие из грызунов — ценные промысловые виды: обыкновенная белка, речной бобр, ондатра. Объектом пушного звероводства является нутрия.

Хищные представлены 16 видами диких животных, большинство из них ценные промысловые виды: соболь, лесная куница, европейская и американская норки, горностай, речная выдра, обыкновенная лисица, песец и др. объекты пушного звероводства (голубой песец). На севере встречается рассомаха

Из Парнокопытных (4 вида) обычный лось, северный олень, редко косуля. В 1980-е годы в республике расселился кабан, проникнув на север вплоть до Удорского, Ухтинского и Троицко-Печорского районов.

Изменение фауны млекопитающих в настоящее время происходит, в основном, из-за антропогенного воздействия. Ряд видов акклиматизированы; ондатра — в 1931 году произведен выпуск в бассейн Печоры; енотовидная собака — в 1954 году выпущена 101 особь в Сторожевском и Усть-Куломском районах. На территории республики реакклиматизирован речной бобр. В 1976 году впервые отмечена американская норка, акклиматизированная в Западной Сибири: продолжается её естественное расселение в бассейнах Печоры и Летки.

Экономика

Валовой региональный продукт Республики Коми в 2012 году составил 480,763 миллиарда рублей, в пересчёте на душу населения — 490 тысяч рублей в год[8].

Современная основа экономики Республики Коми

Экономика Коми связана с добычей и первичной переработкой полезных ископаемых — нефть, газ, уголь, бокситы, самоцветы и т. д., обработка древесины и бумагоделательные предприятия.

Крупнейшие предприятия Республики Коми:

  • ОАО «Монди Сыктывкарский ЛПК» — один из крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов России,
  • ОАО «Сыктывкар Тиссью Групп» — одна из ведущих российский компаний по производству санитарно-гигиенической продукции,
  • ОАО «Комитекс» — фабрика нетканых материалов — первое предприятие текстильной промышленности в республике,
  • Сыктывкарский лесодеревообрабатывающий комбинат,
  • Сыктывкарский промкомбинат — первое в республике предприятие по производству деревянных домов заводской сборки,
  • ОАО «Сыктывкарский ликёро-водочный завод» — ведущий производитель алкогольной продукции в Республике Коми,
  • ОАО «Комиавиатранс» — крупнейшая авиакомпания Республики Коми, единственное предприятие, включающее в свой состав все аэропорты Республики Коми; специализируется на перевозке пассажиров и грузов в труднодоступные районы Республики Коми, авиационном патрулировании лесов, авиационном обеспечении экстренных медицинских работ в труднодоступных районах Республики Коми, аварийно-спасательных работах.
  • Воркутауголь — градообразующее предприятие по добыче угля.
  • Воркутацемент
  • Воркутинский механический завод
  • Печорская ГРЭС — электростанция с установленной мощностью более 1 млн кВт (мощность первой очереди — 1,26 млн кВт). Печорская ГРЭС вырабатывает около 1/3 электроэнергии в РК и является одним из крупнейших предприятий электроэнергетики на Европейском Севере России.
  • Усинский нефтеперерабатывающий завод — самый северный нефтеперерабатывающий завод в России мощностью 1,3 млн т в год[11].
  • Предприятие Интауголь — градообразующее предприятие по добыче угля.

Полезные ископаемые Республики Коми

По особенностям геологического строения можно выделить Полярно-Приполярно-Уральскую, Пай-Хой-Южно-Новоземельскую, Печорскую, Тиманскую и Вятско-Двинскую металлогенические провинции. Состояние общей геологической изученности территории Республики Коми и степень разведанности позволяют пока выделять в качестве наиболее значимых для народного хозяйства только ограниченный круг полезных ископаемых. К ним в частности относятся: уголь, нефть, природный газ, бокситы, золото и алмазы.

Горючие полезные ископаемые

  • Угленосные отложения, подавляющее большинство месторождений находится в пределах Печорского угольного бассейна, геологические запасы составляют 213 млрд тонн, разведанные — 9 млрд тонн (19 % — бурые, 78 % — каменные и 3 % — антрациты).
  • Горючие сланцы, выделяется 4 бассейнах: Сысольский, Яренгский. Ижемский и Большеземельский.
  • Асфальтиты, промышленное месторождение находится на Тимане, в бассейне реки Ижмы, около деревни Нямед. Тиманские месторождения одни из самых богатых в России.
  • Торф, торфяные болота занимают площадь более 10 % территории республики, запасы — 12 млрд тонн.
  • Нефть и природный газ. На площади 600 тыс. км² располагается Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, геологические запасы нефти достигают 4 млрд тонн, углеводородных газов — около 3 триллионов кубических метров.

Горно-химическое сырьё

  • Фосфориты известны в бассейне рек Сысолы, Выми, на Тимане, Полярном Урале и Пай-Хое. На Сысоле и Тимане фосфориты связаны с осадками юрского возраста.
  • Сера, небольшое месторождение самородной серы известно на Южном Тимане на реке Северная Кельтма, где сера приурочена к пермским отложениям.
  • Каменная и калийная соль. Солеварение на территории Коми края известно с XII века. Промышленные запасы месторождения у села Серёгово — 2,7 млрд тонн. Из него ежегодно добывалось до 6 тыс. тонн пищевой соли.
  • Барит. Самым крупным является Хойлинское месторождение, расположенное около города Воркуты. Запасы его около 40 млн тонн. Аналогичное Пальнинское месторождениение обладает запасами около 17 млн тонн.

Горнотехническое сырьё

  • Флюорит. Крупные залежи известны в пределах Урало-Новоземельской провинции: Южно-Новоземельский, Амдерминский, Южно-Пай-Хойский и Западно-Уральский равнины. Из разведанных месторождений самым крупным является Амдерминское (оставшиеся запасы составляют более 1,5 млн тонн).
  • Горный хрусталь. Месторождения известны в горах Приполярного Урала (открыты в 1927 году А. Н. Алешковым), где уже с начала 1930-х годов он успешно разрабатывается в качестве пьезооптического сырья. Мелкие кристаллы встречаются в агатовых миндалинах на Северном Тимане.

Природные каменные материалы

  • Известняки и доломиты. Наиболее крупным среди разрабатывающихся месторождений является Бельгопское (Ухтинский район) с запасами более 15 млн м³.
  • Гипсы. На Ижемском месторождении запасы превышают 150 млн тонн, а на Усть-Цилемском — 70 млн тонн.
  • Песчаники, кварциты, кристаллические породы. Большими запасами кварцевых стекольных песчаников каменноугольного возраста обладает Войское месторождение на Средней Печоре.

Камнесамоцветное сырьё

  • Ограночные камни — кварц, рубины, гранаты, прениты, янтарь. Ювелирные разности кварца известны на Приполярном Урале. Рубины встречаются на Полярном Урале. Прениты обнаружены на Северном Тимане, где они часто заполняют пустоты в девонских базальтах.
  • Поделочные камни — агаты, яшма, мраморы, нефрит, жадеит, серпентиниты. Агаты известны на Тимане и Полярном Урале, где разведанные запасы их составляют несколько сот тонн. Яшмы в небольших установлены на Пай-Хое (полосчатые разности, запасы ок. 20 млн т). Мраморы в составе отложений протерозойской и палеозойской эр встречаются на Приполярном и Полярном Урале и на Тимане; серые мраморы в районе железной дороги Сейда-Лабытнанги (запасы ок. 4 млн т), серые и желтоватые мраморы около станции Хальмер-Ю и на Южном Тимане. Нефрит и жадеит: их месторождения известны на Полярном Урале. Проявления серпентинитов установлены на Приполярном Урале в бассейне рек Вангыр, Б. Паток и Косью.
  • Алмазы — эти минералы в Республике Коми встречены в девонских палеороссыпях, реже в совр. россыпях на Среднем и Северном Тимане, единичные находки известны на Северном Урале. Ведутся поиски коренных источников алмазов.

Рудные полезные ископаемые

  • Титановые руды. Наиболее разведанным месторождением является Ярегское. Содержание лейкоксена достигает 20—30 %, мощность — от 6 до 100 м. Общие запасы руды в месторождениях Республики Коми составляют 30 % от запасов СНГ.
  • Алюминиевые руды. За последние годы на Южном и Среднем Тимане открыта крупная бокситоносная провинция. Месторождения связаны с каменноугольными отложениями.
  • Руды благородных металлов. Золотопроявления широко распространены на Приполярном и Полярном Урале и на Тимане. Известны как коренные, так и россыпи. Особенно интересны промышленные россыпи золота в бассейне реки Кожым (где в 1989 году началась добыча россыпного золота) и на Тимане в верховьях рек Цильмы, Пижмы, Нившеры (По данным Н. М. Карамзина, в 1497 была отчеканена монета из золота, добытого на реке Цильме. Эту монету, с изображением Святого Николая, Иван III подарил своей дочери Феодосии).

Оленеводство

Оленеводство является важной традиционной отраслью республики, в 1990-е годы поголовье сокращалось медленнее, чем в большинстве других регионов РФ: в 1990 году на территории Коми насчитывалось 124 тыс. оленей, а в 2000 году 102 тыс. голов[12]. С 2007 года началось резкое сокращение поголовья и в 2010 году в республике было 82 тыс. оленей[12]. По состоянию на 1 января 2011 года 76,5 % оленей находилось в собственности сельхозпредприятий[13].

Транспорт

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Транспортную сеть в Республике Коми составляют:

  • 2,3 тыс. км железнодорожных путей (в том числе 1,7 тыс. км общего пользования),
  • 4,1 тыс. км внутренних водных судоходных путей (в том числе 3,1 тыс. км общего пользования, из них водные пути Печорского бассейна — 2,5 тыс. км, Вычегодского бассейна — 0,6 тыс. км),
  • 11,8 тыс. км автомобильных дорог (в том числе 6,3 тыс. км автомобильных дорог общего пользования).

Железнодорожный

Основу железнодорожной сети общего пользования на территории Республики Коми образует железнодорожная магистраль Котлас — Воркута, являющаяся частью Северной железной дороги, общей протяженностью 1,7 тыс. км и три малоинтенсивные железнодорожные линии Микунь — Кослан — Вендинга, Сосногорск — Троицко-Печорск и Сыня — Усинск.

Проект Белкомур

Белко́мур (Белое море — Коми — Урал) — планируемая стратегическая железнодорожная магистраль, которая напрямую соединит Пермь, Соликамск, Гайны, Сыктывкар и Архангельск.

Планируемая протяжённость магистрали — 1252 км, из них новое строительство — 712 км, оставшаяся часть — уже существующие участки, принадлежащие ОАО «РЖД», но требующие крупной модернизации и электрификации.

В ноябре 1998 года был забит символический серебряный костыль Белкомура. Затем было построено несколько километров дороги (примерно по 4 км вблизи Карпогор и вблизи Вендинги).

Проект Баренцкомур

Баренцко́мур (Баренцево море — Коми — Урал) — проект создания железнодорожной магистрали, которая напрямую соединит Индигу, Сосногорск, Троицко-Печорск, Полуночное и Сургут.

Автомобильный

По состоянию на 1 января 2010 года протяжённость автомобильных дорог общего пользования, находящихся в государственной собственности Республики Коми, составила 6041,6 км, в том числе с твёрдым покрытием 5330,9 км, или 88,2 % от общей протяжённости автодорог. В структуре республиканских дорог с твёрдым покрытием преобладают дороги с асфальтобетонным покрытием (68,0 %). Дополняет сеть автомобильных дорог Республики Коми федеральная автомобильная дорога «Вятка» (Киров — Мураши — Сыктывкар в границах Республики Коми) протяжённостью 283,6 км.

Плотность сети автомобильных дорог общего пользования с твёрдым покрытием (включая федеральную) в республике составляет 13,5 км на 1000 кв. км. По плотности автомобильных дорог Республика Коми находится на одном из последних мест среди регионов России, располагая только 60 % автомобильных дорог от минимальной необходимой потребности для успешной и эффективной работы экономики республики.

Вместе с тем, автотранспортная структура Республики Коми не отличается высоким качеством из-за большой доли дорог переходного типа и грунтовых дорог. Так, дороги переходного типа занимают 30,6 % в общей протяжённости дорог общего пользования с твёрдым покрытием, или 1629,9 км. Постепенно снижается протяжённость грунтовых дорог, составивших на 1 января 2010 года 710,7 км, или 11,8 % от общей протяжённости автомобильных дорог.

Дорожная сеть Республики Коми на 1 января 2010 года оснащена 533 мостами и путепроводами, из них в капитальном исполнении 339 единиц, или 63,6 % от общего количества, 18 наплавных мостов. На 1 января 2010 года в республике 194 деревянных мостов, или 36,4 % от общего числа мостов и путепроводов. Деревянные мостовые конструкции преобладают на территории Усть-Куломского, Удорского и Прилузского районов.

В зимний период транспортную связь в сельской местности обеспечивают 25 ледовых переправ общей протяжённостью 12 км, в том числе уникальные по протяжённости ледовые переправы через реку Печору длиной более 1,5 км каждая.

35,8 % сельских населённых пунктов Республики Коми не имеет устойчивой транспортной связи по дорогам с твёрдым покрытием с сетью дорог общего пользования. Населённые пункты семи муниципальных образований, в которых проживает более 300 тыс. человек, в том числе города Печора, Усинск, Инта, Воркута, не имеют устойчивой транспортной связи с сетью республиканских автодорог и соседними регионами.

В Республике Коми продолжается строительство автомобильной дороги «Сыктывкар — Ухта — Печора — Усинск — Нарьян-Мар с подъездами к городам Воркута и Салехард», а также содержание и ремонт проходящих на территории республики участков федеральной автодороги «Вятка».

Воздушный

На территории Республики Коми функционируют аэропорты «Сыктывкар», «Воркута», «Ухта», «Печора», «Усинск», «Инта» и «Усть-Цильма», которые входят в состав Комиавиатранс.

На республиканском рынке авиаперевозок действуют авиакомпании Комиавиатранс, ЮТэйр, Нордавиа, РусЛайн, Победа. Кроме того, на территории Республики Коми расположено дочернее предприятие «Филиал Аэронавигация Северного Урала» ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного движения» — предприятие по использованию воздушного пространства, управлению воздушным движением и радиотехническим обеспечением.

Водный

Плотность речных путей в Республике Коми составляет 9,8 км на 1000 кв. км.

Деятельность по обеспечению услуг речного транспорта на территории Республики Коми осуществляет Печорское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства, которое организует работу по эксплуатации и развитию водных путей Печорского бассейна (протяжённостью 2589 км) и Сыктывкарский район водных путей — филиал Северо-Двинского государственного бассейнового управления водных путей и судоходства, который обслуживает работу по эксплуатации и развитию водных путей Вычегодского бассейна (протяжённостью 601 км).

Основными предприятиями речного транспорта общего пользования в Республике Коми, которые осуществляют перевозку пассажиров, грузов и погрузочно-разгрузочные работы, являются ОАО Судоходная компания «Печорское речное пароходство», ОАО «Печорский речной порт», ООО Судоходная компания «Печора».

Трубопроводный

Транспорт нефти по территории Республики Коми представлен:

  • системой межпромыслового нефтепровода «Харьяга — Уса» общей протяжённостью 150 км и пропускной способностью 12 млн тонн в год (ООО «ЛУКОЙЛ-Коми»);
  • системой магистральных нефтепроводов «Уса — Ухта» и «Ухта — Ярославль» общей протяжённостью 1540 км и пропускной способностью на отрезке «Уса — Ухта» 24,2 млн тонн в год, а на отрезке «Ухта — Ярославль» — 20,3 млн тонн в год (ОАО «Транснефть»).

Система магистрального транспорта газа по территории Республики Коми состоит из четырёх очередей магистральных газопроводов (протяжённостью 7300 км), газопроводов-отводов (1200 км) и конденсатопроводов (545 км). Основной объём газа поставляется с месторождений Тюменской области. Протяжённость системы магистральных газопроводов в однониточном исполнении по территории Республики Коми составляет 4000 км. Транспорт газа по территории Республики Коми осуществляет ООО «Газпром трансгаз Ухта» (структурное подразделение ОАО «Газпром»). Магистральные газопроводы обеспечивают бесперебойную доставку более 100 млн тонн естественного газа по территории республики. Доля трубопроводного транспорта в общем объёме грузоперевозок составляет 74,5 %.

Для обеспечения транспортировки ямальского газа в Единую систему газоснабжения России планируется создание в период до 2030 года газотранспортной системы нового поколения общей протяжённостью более 2500 км. Составной её частью является система магистральных газопроводов «Бованенково — Ухта» протяжённостью около 1100 км (из них 807 км по территории Республики Коми), строительство которой ведётся с 2007 года.

Общественный транспорт

Награды

Население

Численность населения республики по данным Госкомстата России составляет 856 831 чел. (2016). Плотность населения — 2.06 чел./км2

Этнический состав населения:

перепись 1926 перепись 1939 перепись 1959 перепись 1970 перепись 1979 перепись 1989 перепись 2002 перепись 2010[14]
Русские 13 731 (6,6 %) 70 226 (22,0 %) 389 995 (48,4 %) 512 203 (53,1 %) 629 523 (56,7 %) 721 780 (57,7 %) 607 021 (59,6 %) 555 963 (65,1 %)
Коми 191 245 (92,2 %) 231 301 (72,5 %) 245 074 (30,4 %) 276 178 (28,6 %) 280 798 (25,3 %) 291 542 (23,3 %) 256 464 (25,2 %) 202 348 (23,7 %)
Украинцы 34 (0,0 %) 6010 (1,9 %) 80 132 (9,9 %) 82 955 (8,6 %) 94 154 (8,5 %) 104 170 (8,3 %) 62 115 (6,1 %) 36 082 (4,2 %)
Татары 32 (0,0 %) 709 (0,2 %) 8459 (1,0 %) 11 906 (1,5 %) 17 836 (1,6 %) 25 980 (2,1 %) 15 680 (1,5 %) 10 779 (1,3 %)
Белорусы 11 (0,0 %) 3323 (1,0 %) 22 339 (2,8 %) 24 706 (3,1 %) 24 763 (2,2 %) 26 730 (2,1 %) 15 212 (1,5 %) 8859 (1,0 %)
Немцы 15 (0,0 %) 2617 (0,8 %) 19 805 (2,5 %) 14 647 (1,8 %) 13 339 (1,2 %) 12 866 (1,0 %) 9246 (0,9 %) 5441 (0,6 %)
Другие 2246 (1,1 %) 4810 (1,5 %) 40 395 (5,0 %) 42 207 (4,4 %) 49 948 (4,5 %) 67 779 (5,4 %) 52 936 (5,2 %) 34 831 (2,7 %)[15]

Республика Коми находится в часовой зоне Московское время. Обозначается в России как MSK, смещение относительно UTC составляет + 3 часа.

Республика Коми полностью находится в часовом поясе (UTC+3).

Населённые пункты с численностью населения более 5 тысяч человек
Сыктывкар 243 536[16]
Ухта 98 293[16]
Воркута 59 231[16]
Печора 40 653[16]
Усинск 39 025[16]
Инта 26 983[16]
Сосногорск 26 670[16]
Емва 13 180[16]
Выльгорт 11 756[16]
Вуктыл 10 430[16]
Воргашор 10 450[16]
Микунь 9919[16]
Нижний Одес 9203[16]
Краснозатонский 8632[16]
Северный 8481[16]
Жешарт 7613[16]
Ярега 7665[16]
Визинга 6810[17]
Троицко-Печорск 6350[16]
Водный 6244[16]
Объячево 5699[17]
Усогорск 5198[16]
Усть-Кулом 5141[17]

Государственное и муниципальное управление

Государственная власть в Республике Коми осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную[18].

Высшим должностным лицом Республики Коми является Глава Республики Коми[19].

Высшим исполнительным органом государственной власти Республики Коми является Правительство Республики Коми.

Систему государственной власти Республики Коми образуют:

Государственный Совет Республики Коми — законодательный (представительный) орган государственной власти Республики Коми.

Органы исполнительной власти Республики Коми:

Правительство Республики Коми

Администрация Главы Республики Коми и Правительства Республики Коми

Постоянное представительство Республики Коми при Президенте Российской Федерации

Представительство Республики Коми в Северо-Западном регионе Российской Федерации

11 министерств:

Министерство финансов Республики Коми

Министерство экономического развития Республики Коми

Министерство здравоохранения Республики Коми

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми

Министерство культуры Республики Коми

Министерство образования Республики Коми;

Министерство развития промышленности и транспорта Республики Коми

Министерство архитектуры и строительства Республики Коми

Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Коми

Министерство национальной политики Республики Коми

Министерство труда и социальной защиты Республики Коми

4 службы:

Служба Республики Коми по тарифам

Служба Республики Коми по лицензированию

Служба Республики Коми по техническому надзору

Служба Республики Коми по ветеринарному надзору

8 агентств:

Агентство Республики Коми по печати и массовым коммуникациям

Агентство Республики Коми по управлению имуществом

Архивное агентство Республики Коми

Агентство Республики Коми по физической культуре и спорту

Дорожное агентство Республики Коми

Агентство Республики Коми по туризму

Агентство инвестиционного развития Республики Коми

Агентство Республики Коми по делам молодёжи

4 комитета:

Комитет по обеспечению мероприятий гражданской защиты Республики Коми

Комитет лесов Республики Коми

Комитет информатизации и связи Республики Коми

Комитет жилищно-коммунального хозяйства Республики Коми

3 управления:

Управление записи актов гражданского состояния Республики Коми

Управление Республики Коми по организационному обеспечению деятельности мировых судей

Управление Республики Коми по занятости населения

Государственные органы, образуемые Главой Республики Коми или Правительством Республики Коми:

Управление государственной гражданской службы Республики Коми

Иные государственные органы Республики Коми:

Контрольно-счетная палата Республики Коми

Иные государственные органы Республики Коми:

Избирательная комиссия Республики Коми (21 территориальная избирательная комиссия)

Судебные органы Республики Коми:

Конституционный Суд Республики Коми

Мировые судьи

Органы местного самоуправления Республики Коми не входят в систему органов государственной власти Республики Коми. Общую структуру органов местного самоуправления в муниципальных образованиях Республики Коми составляют:

Представительный орган муниципального образования:

Совет муниципального образования

Высшее должностное лицо муниципального образования:

Глава муниципального образования

Исполнительно-распорядительный орган муниципального образования:

Администрация муниципального образования

Контрольный орган муниципального образования:

Контрольно-счётная палата, ревизионная комиссия и другие

Иные органы местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования

На территории республики местное самоуправление осуществляется в 203 муниципальных образованиях, в том числе: 5 — городских округах, 15 — муниципальных районах, 15 — городских поселениях, 168 — сельских поселениях.

Административно-территориальное деление

В административно-территориальном отношении Республика Коми делится на следующие административно-территориальные единицы: 8 городов республиканского значения с подчинёнными им территориями (Сыктывкар, Воркута, Вуктыл, Инта, Печора, Сосногорск, Усинск, Ухта) и 12 районов (Ижемский, Княжпогостский, Койгородский, Корткеросский, Прилузский, Сыктывдинский, Сысольский, Троицко-Печорский, Удорский, Усть-Вымский, Усть-Куломский, Усть-Цилемский). Районы и территории, подчиненные городам республиканского значения, подразделяются на административные территории. Города республиканского значения могут подразделяться на районы в городах.[20]

Муниципальное устройство

Городские округа

1. Сыктывкар 2. Воркута 3. Инта 4. Усинск 5. Ухта 6. Вуктыл

Муниципальные районы

7. Ижемский муниципальный район 8. Княжпогостский муниципальный район 9. Койгородский муниципальный район 10. Корткеросский муниципальный район 11. Муниципальный район Печора 12. Прилузский муниципальный район 13. Муниципальный район Сосногорск 14. Сыктывдинский муниципальный район 15. Сысольский муниципальный район 16. Троицко-Печорский муниципальный район 17. Удорский муниципальный район 18. Усть-Вымский муниципальный район 19. Усть-Куломский муниципальный район 20. Усть-Цилемский муниципальный район

Среднее образование

В 1990-е годы резко увеличилось количество детей, изучающих язык коми как предмет в школах: с 19612 в 1990 году до 40448 в 2000 году[21].

Высшие учебные заведения

Напишите отзыв о статье "Республика Коми"

Примечания

  1. [www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/Popul2016.xls Оценка численности постоянного населения на 1 января 2016 года и в среднем за 2015 год]. Проверено 27 марта 2016. [www.webcitation.org/6gJeknmJ4 Архивировано из первоисточника 27 марта 2016].
  2. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  3. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  4. [www.bnkomi.ru/data/news/48568/ Сергей Гапликов представил нового главу Минсельхозпрода и себя в качестве председателя правительства Коми]
  5. [ru.wikisource.org/wiki/Конституция_Российской_Федерации#.D0.A1.D1.82.D0.B0.D1.82.D1.8C.D1.8F_5 Конституция Российской Федерации. Ст. 5, пп. 1, 2]
  6. Закон РСФСР от 24 мая 1991 года № 1326-I «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР»
  7. Закон Российской Федерации от 9 декабря 1992 года № 4061-I «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Федерации — России». Данный закон вступил в силу с момента опубликования в Российской газете 12 января 1993 года.
  8. [komi.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/komi/resources/6ebaf5004691bd62b9e0ff843e8e3539/%D0%9E%D0%B1%D1%8A%D0%B5%D0%BC+%D0%B8+%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0+%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%83%D0%BA%D1%82%D0%B0.doc Объём и динамика валового регионального продукта]. Официальный сайт территориального органа федеральной службы государственной статистики по Республике Коми (14.12.2014).
  9. [www.sznp.lukoil.com/main/static.asp?art_id=2002 Северный филиал ООО Лукойл-Северо-Западнефтепродукт].
  10. [unp.lukoil.ru ООО Лукойл-Ухтанефтепереработка].
  11. [rkomi.ru/news/9086/ Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер принял участие в торжественном открытии нового нефтеперерабатывающего завода компании «Енисей» в Усинском районе]. // rkomi.ru. Проверено 18 августа 2011.
  12. 1 2 static.iea.ras.ru/books/Sever_i_severyane.pdf С. 260
  13. static.iea.ras.ru/books/Sever_i_severyane.pdf С. 262
  14. [www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/per-itog/tab7.xls Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года]
  15. Кроме того национальность 46 886 чел. не указана
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года
  17. 1 2 3 [komi.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/komi/resources/2d66df004e30e856b59eff3bf8d20d64/2.3.+Численность+населения+городских+округов%2C+муниципальных+районов%2C+поселений+и+населенных+пунктов.doc Всероссийская перепись населения 2010 года. Численность населения городских округов, муниципальных районов, поселений и населённых пунктов]. Проверено 29 декабря 2014. [www.webcitation.org/6VBXCpOV4 Архивировано из первоисточника 29 декабря 2014].
  18. [inpravo.ru/inform/postn529.htm Государственное и муниципальное управление в Республике Коми]
  19. [komi7.org/tem/glava-respubliki-komi/ Правовые акты Главы Республики Коми]
  20. [docs.cntd.ru/document/951600634 Конституция Республики Коми]; [docs.cntd.ru/document/802060050 Закон Республики Коми от 06 марта 2006 года N 13-РЗ «ОБ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КОМИ»] (с изменениями на 06.05.2016)
  21. static.iea.ras.ru/neotlozhka/183-Finno-Ugor.pdf С. 23

См. также

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на Коми языке
«Медшӧр лист бок»

  • [www.rkomi.ru/ Официальный портал Республики Коми]
  • [www.tomovl.ru/chronograph.htm История Коми. Хроно 1000—2015 гг.]
  • [www.deutschpokomi.wordpress.com/ Блог о Республике Коми на немецком языке]
  • [gazeta-komi.ru/ Основные новости республики Коми]
  • [komi7.org/ Законодательство Республики Коми]
  • [gazetakomi.ru/ Новости и события Республики Коми]

Литература

  • Жеребцов И. Л. Где ты живёшь: Населённые пункты Республики Коми. — Сыктывкар, 2000.
  • Историко-культурный атлас Республики Коми. — М: Дрофа, 1997.
  • Республика Коми. Энциклопедия в 3-х томах. — Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1997, 1998, 1999. — Т. I, II, III.
  • История Коми АССР (с древнейших времен до наших дней). — Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1978.

Отрывок, характеризующий Республика Коми

Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.


25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l'armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C'est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии.] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m'attendais pas a moins qu'a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l'Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l'Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.
– Courte et energique! [Короткий и энергический!] – проговорил Наполеон, когда он прочел сам сразу без поправок написанную прокламацию. В приказе было:
«Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!»
– De la Moskowa! [Под Москвою!] – повторил Наполеон, и, пригласив к своей прогулке господина Боссе, любившего путешествовать, он вышел из палатки к оседланным лошадям.
– Votre Majeste a trop de bonte, [Вы слишком добры, ваше величество,] – сказал Боссе на приглашение сопутствовать императору: ему хотелось спать и он не умел и боялся ездить верхом.
Но Наполеон кивнул головой путешественнику, и Боссе должен был ехать. Когда Наполеон вышел из палатки, крики гвардейцев пред портретом его сына еще более усилились. Наполеон нахмурился.
– Снимите его, – сказал он, грациозно величественным жестом указывая на портрет. – Ему еще рано видеть поле сражения.
Боссе, закрыв глаза и склонив голову, глубоко вздохнул, этим жестом показывая, как он умел ценить и понимать слова императора.


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.
Первоначальная линия расположения русских войск по Ко лоче была переломлена, и часть этой линии, именно левый фланг русских, вследствие взятия Шевардинского редута 24 го числа, была отнесена назад. Эта часть линии была не укреплена, не защищена более рекою, и перед нею одною было более открытое и ровное место. Очевидно было для всякого военного и невоенного, что эту часть линии и должно было атаковать французам. Казалось, что для этого не нужно было много соображений, не нужно было такой заботливости и хлопотливости императора и его маршалов и вовсе не нужно той особенной высшей способности, называемой гениальностью, которую так любят приписывать Наполеону; но историки, впоследствии описывавшие это событие, и люди, тогда окружавшие Наполеона, и он сам думали иначе.
Наполеон ездил по полю, глубокомысленно вглядывался в местность, сам с собой одобрительно или недоверчиво качал головой и, не сообщая окружавшим его генералам того глубокомысленного хода, который руководил его решеньями, передавал им только окончательные выводы в форме приказаний. Выслушав предложение Даву, называемого герцогом Экмюльским, о том, чтобы обойти левый фланг русских, Наполеон сказал, что этого не нужно делать, не объясняя, почему это было не нужно. На предложение же генерала Компана (который должен был атаковать флеши), провести свою дивизию лесом, Наполеон изъявил свое согласие, несмотря на то, что так называемый герцог Эльхингенский, то есть Ней, позволил себе заметить, что движение по лесу опасно и может расстроить дивизию.
Осмотрев местность против Шевардинского редута, Наполеон подумал несколько времени молча и указал на места, на которых должны были быть устроены к завтрему две батареи для действия против русских укреплений, и места, где рядом с ними должна была выстроиться полевая артиллерия.
Отдав эти и другие приказания, он вернулся в свою ставку, и под его диктовку была написана диспозиция сражения.
Диспозиция эта, про которую с восторгом говорят французские историки и с глубоким уважением другие историки, была следующая:
«С рассветом две новые батареи, устроенные в ночи, на равнине, занимаемой принцем Экмюльским, откроют огонь по двум противостоящим батареям неприятельским.