Папство

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Римский папа»)
Перейти к: навигация, поиск
Папа римский
лат. Pontifex Romanus

Герб папского престола

Должность занимает
Франциск
с 13 марта 2013 года
Возглавляет

Католическую церковь

Официальная резиденция

Апостольский дворец[1]

Назначается

избирается конклавом

Срок полномочий

пожизненный, возможно отречение

Первый в должности

апостол Пётр[2]

Сайт

[www.vatican.va/holy_father/index.htm The Holy father]

Па́пство — богословский и религиозно-политический институт католицизма, устанавливающий па́пу ри́мского видимым главой всей Католической церкви. Папа также является верховным правителем Святого Престола, вспомогательной суверенной территорией которого является Ватикан, где находится его постоянная резиденция.





Титул

Папа Римский (лат. Pontifex Romanus — римский понтифик; или лат. Pontifex Maximus — верховный суверенный понтифик) — в международном праве — суверенная персона исключительного свойства (persona sui generis), поскольку одновременно владеет тремя нераздельными функциями власти:

  1. Глава и суверен Святого Престола,
  2. Как преемник Святого Петра (первого римского епископа) — видимый глава Католической церкви и её верховный иерарх,
  3. Суверен города-государства Ватикан.

Полный суверенитет папы римского как главы Святого Престола сохраняется за ним вне зависимости от наличия территориальных владений.

Суверенитет Ватикана (территории, на которой расположен Святой Престол), подтверждённый Латеранскими соглашениями в 1929 году, проистекает от суверенитета Святого Престола.

Согласно католическому учению, папа является преемником Святого Петра как первого римского епископа, и в силу этого обладает верховенством в Церкви.

13 марта 2013 года папой римским был избран Хорхе Марио Бергольо из Аргентины, который взял себе имя Франциск.

Официальный титул папы римского

Епископ Рима, викарий Христа, преемник князя апостолов, верховный первосвященник Вселенской церкви, Великий понтифик, Примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, суверен государства-города Ватикан, раб рабов Божьих.

На латыни:

  • Episcopus Romanus
  • Vicarius Christi
  • Successor principis apostolorum
  • Caput universalis ecclesiae
  • Pontifex Maximus
  • Primatus Italiae
  • Archiepiscopus ac metropolitanus provinciae ecclesiasticae Romanae
  • Princeps sui iuris civitatis Vaticanae
  • Servus Servorum Dei

Традиционный титул «Патриарх Запада» был удалён из папской титулатуры Папой Бенедиктом XVI в 2006 году.

Написание термина

По современным правилам русского языка, термин папа римский везде пишется со строчных букв, кроме официальных документов, в которых должна быть официально указана эта должность. Православный же церковный справочник по грамматике рекомендует писать Папа Римский с заглавных букв, и такое написание встречается нередко.

История

Титул

В первые века христианства название папа (др.-греч. πάππας, páppas — отец) применялось ко всем епископам, а первоначально — ко всем священникам, пользовавшимся правом благословения. Имеются свидетельства того, что в VI веке некоторые епископы ещё назывались папами[3]. Но начиная с VII века по настоящее время сан папы давался уже исключительно римскому и александрийскому епископам, при этом в Константинопольской православной церкви сохранялся титул «протопапа» — главный священник (после патриарха) в Соборе Святой Софии или в Большом дворце.

Основные периоды истории папства

В истории папства историками могут выделяться следующие периоды[4]:

Список римских пап

Выборы, смерть и отречение папы

Смерть папы

После того, как камерленго официально удостоверит смерть папы, начинается период вакантного престола (лат. Sede Vacante), продолжающийся до выборов нового понтифика.

Выборы римского папы

«Полную и верховную власть в Церкви Римский Понтифик обретает в силу принятого им самим законного избрания, а также епископского посвящения. Поэтому лицо, избранное на должность Верховного Понтифика, уже находящееся в сане епископа, обретает эту власть с момента принятия им своего избрания. Если же у избранного нет епископского сана, его следует немедленно посвятить в епископы»[5].

Папа римский избирается пожизненно на собрании кардиналов — конклаве — после смерти своего предшественника (или отречения, что бывает крайне редко). Как только новоизбранный заявляет о принятии престола (это происходит сразу после избрания), понтификат считается начавшимся. Теоретически, папой может быть избран любой неженатый мужчина-католик; при необходимости, сразу после принятия престола он должен быть посвящён в священники и епископы. На практике последние несколько веков папами становились исключительно кардиналы-священники. Последним папой не из кардиналов стал Урбан VI в 1378 году. Последним папой, не бывшим на момент избрания священником, стал Лев X в 1513 году (он был т. н. кардиналом-мирянином). Последним папой, не бывшим епископом при избрании, — Григорий XVI в 1831 году.

Имя папы

Сразу после избрания на конклаве новый папа выбирает себе имя и соответствующий номер, под которыми он будет править. После 1555 года все римские папы меняли имя при вступлении на престол, хотя папа формально делать этого не обязан.

Отречение

Кодекс канонического права предусматривает право папы отречься от Престола, причём не требуется утверждения этого отречения кем-либо: единственным условием действительности отречения является его добровольность. Отречение Римского папы регулируется каноном 332, параграфом 2 Кодекса канонического права, где упоминается, что «нет необходимости в том, чтобы кто-либо принимал это отречение»[6].

Папа Бенедикт XVI 11 февраля 2013 года объявил[7] о решении отречься от Римского престола в 20.00 28 февраля 2013 года[8], до него последним папой, воспользовавшимся этим правом, был Григорий XII в 1415 году. Существует предположение, что в начале 2000-х годов Иоанн Павел II обдумывал возможность отречения в связи с плохим состоянием здоровья.

Власть папы

Власть папы в Церкви

Власть папы в Церкви — высшая и юридически полная власть над всей Католической церковью, независимая от какой бы то ни было человеческой власти и распространяющаяся не только на вопросы веры и нравственности, но и на всё управление Церковью.

«Епископ Римской Церкви, в коем пребывает служение, особым образом порученное Господом Петру, первому из Апостолов, и подлежащее передаче его преемникам, является главой Коллегии епископов, Наместником Христа и Пастырем всей Церкви на сей земле. Поэтому в силу своей должности он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять[9] Против решения или декрета Римского Понтифика нельзя подать ни апелляцию, ни обжалование»[10].

Папа осуществляет верховную законодательную власть в Церкви: папа (и Вселенский собор) имеет право издавать законы, обязательные для всей Церкви или для её части, толковать их, изменять или отменять их действие.

Законы, издававшиеся соборами и папами по вопросам церковной дисциплины, назывались канонами. Их объединяли в специальные канонические сборники — кодексы канонического права. Уже Халкидонский собор (451) выпустил такой сборник.

Средневековое каноническое право было кодифицировано в неоднократно переиздававшемся «Своде юридических канонов» (лат. Corpus Juris Canonici). Наиболее часто используемым его вариантом было лейпцигское издание 18761884 годов.

Свод законов, вступивший в силу 19 мая 1918 года, составила папская кодификационная комиссия, созданная в 1904 году папой Пием Х под руководством кардинала Гаспарри и выпустившая его под названием «Кодекс канонического права» (лат. Codex Juris Canonici). 27 мая 1917 года папа Бенедикт XV освятил его и опубликовал. Сборник источников Кодекса канонического права был издан между двумя мировыми войнами под названием «Источники Кодекса канонического права»[11]. В связи со значительным обновлением католической теологии Второй Ватиканский собор (19621965) указал на необходимость пересмотра Кодекса.

Подписанный Иоанном Павлом II в 1983 году новый кодекс сохраняет основное содержание прежнего при значительном сокращении количества статей (с 2412 до 1752) и причин для отлучения от церкви (с 37 до 7).

Папе принадлежит верховная каноническая, апостольская власть в Церкви. В вопросах веры и морали папа следит за чистотой вероучения, то есть отвергает псевдоучения, руководит распространением веры (миссионерской деятельностью), созывает Вселенские соборы Католической церкви, ведёт их заседания (лично или посредством уполномоченных им лиц), утверждает их решения, переносит или распускает соборы.

Предмет вероучения — откровения Божьи, хранительницей которых является вся Церковь. Церковь сообщает эти откровения (догматы веры) либо на Вселенском соборе, либо путём провозглашения его папой с амвона (лат. ех cathedra — с кафедры). Догматы соборов (а после I Ватиканского собора, с 1870 года, и оглашаемые папой с амвона) по вопросам веры и морали объявляются как действительные для всей Церкви и непогрешимые (лат. infallibitas), то есть они не могут быть ошибочными (догмат о безошибочности папы).

Папа наделён высшей судебной властью в Церкви. Любое судебное дело может быть подано ему как первой инстанции. Единственно ему подсудны кардиналы, нунции и епископы, обвиняемые в уголовных преступлениях. Папа разрешает дела в 3-й инстанции по апелляциям в церковных процессах. Запрещается обращаться к светскому суду с обжалованием приговора, вынесенного папой.

Папе принадлежит высшая исполнительная власть в Церкви: он учреждает, изменяет и ликвидирует епископства; назначает, утверждает в должности, переводит и смещает епископов; заполняет вакансии, распоряжается на высшем уровне церковным имуществом, провозглашает новых блаженных и святых.

Папа — гарант всеобщности (универсальности) и единства Католической церкви. Поскольку папа — залог единства Церкви, то и папская власть — суверенна. Через папу действуют в полную силу и части Церкви. Единовластие папы необходимо для соблюдения законности и для поддержания порядка внутри Церкви. Римская церковь единовластна и не терпит ни демократии, ни аристократии. Без папы нет даже Вселенского собора. В случае смерти папы во время собора, его заседания приостанавливаются до выборов нового епископа Рима.

Светская власть папы

Папа — глава государства Ватикан.

До 1870 года папы были светскими владыками значительных территорий в современной Италии — так называемой папской области, а до 1791 года и незначительных территорий современной Франции — Конта-Венессена и Авиньона.

В 756 году франкский король Пипин Короткий, получивший корону из рук Стефана II, передал тому отвоёванную им у лангобардов территорию Равеннского экзархата, до 752 года бывшего под властью ромейских императоров.

Власть Папы над экзархатом обосновывалась подложным документом — Константиновым даром. Документ, якобы составленный Константином на имя епископа Сильвестра I, вошёл в IX веке в канонический сборник, известный как «Лжеисидоровы декреталии».

Вершину светского могущества папской власти ознаменовал документ, известный как «Диктат папы» (лат. Dictatus рарае), изданный в 1075 году.

См. также


Напишите отзыв о статье "Папство"

Примечания

  1. Официальное название — Дворец Сикста V.
  2. Первым епископом Рима, который стал употреблять титул «папа», был Сириций в 384 году.
  3. Гергей Е. История папства: (Пер. с венгр.) — М.: Республика, 1996. — 463 с.
  4. Некоторые периоды авторами могут объединяться в периоды большей продолжительности, даты периодов могут незначительно отличаться. Основные источники: Гергей, 1996; Ковальский, 1991; Лозинский, 1986.[⇨]
  5. ККП, канон 332, параграф 1
  6. ККП, канон 332, параграф 2
  7. [en.radiovaticana.va/articolo.asp?c=663815 Pope Benedict XVI announces his resignation at end of month]
  8. [www.bbc.co.uk/news/world-21411304 Pope Benedict XVI in shock resignation]
  9. ККП, канон 331
  10. ККП, канон 333, параграф 3
  11. Codicis Juris Canonici Fontes, Рим-Ватикан, 1923—1929, Т. 1—7 / ред. П. Гаспарри; Т. 8—9 / ред. Шереди

Литература

  • Папство // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. Статьи Конского П. А. и Готлиба А. Г.
  • Е. Гергей. [krotov.info/library/04_g/or/gey_00.html История папства]: (Пер. с венгр. О. В. Громов) — М.: Республика, 1996. — 463 с. (Gergely Jeno. A papasag tortenete. Budapest, 1982.)
  • Самуил Лозинский. [www.krotov.info/lib_sec/12_l/lozin/lozins00.html История папства]. М.: Политиздат, 1986. (М.: АН СССР, 1961.)
  • Кодекс канонического права, Институт философии, теологии и истории, М., 2007, ISBN 978-5-94242-045-1
  • Ян Ковальский. Папы и папство. М.: Политиздат, 1991.
  • Иосиф Григулевич. Папство. Век XX 2-е изд., доп. М.: Политиздат, 1981. ([lib.ru/HRISTIAN/ATH/papacy.txt копия книги])
  • Задворный В. Л. Сочинения Римских понтификов эпохи поздней Античности и раннего Средневековья (I—IX вв.). М.: издательство францисканцев, 2011.
  • Христианство. Энциклопедический словарь. — М., 1993—1995.

Ссылки

  • [www.vatican.va Официальный сайт Святого престола (the Holy See)]  (лат.)  (итал.)  (фр.)  (порт.)
  • [excurs.ru/popes/Popes.htm Личные гербы пап римских]
  • [postnauka.ru/video/9968 Институт Папства] // Лекция А. В. Юдина в проекте ПостНаука (28.02.2013)

Отрывок, характеризующий Папство

Прежде чем партизанская война была официально принята нашим правительством, уже тысячи людей неприятельской армии – отсталые мародеры, фуражиры – были истреблены казаками и мужиками, побивавшими этих людей так же бессознательно, как бессознательно собаки загрызают забеглую бешеную собаку. Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение той страшной дубины, которая, не спрашивая правил военного искусства, уничтожала французов, и ему принадлежит слава первого шага для узаконения этого приема войны.
24 го августа был учрежден первый партизанский отряд Давыдова, и вслед за его отрядом стали учреждаться другие. Чем дальше подвигалась кампания, тем более увеличивалось число этих отрядов.
Партизаны уничтожали Великую армию по частям. Они подбирали те отпадавшие листья, которые сами собою сыпались с иссохшего дерева – французского войска, и иногда трясли это дерево. В октябре, в то время как французы бежали к Смоленску, этих партий различных величин и характеров были сотни. Были партии, перенимавшие все приемы армии, с пехотой, артиллерией, штабами, с удобствами жизни; были одни казачьи, кавалерийские; были мелкие, сборные, пешие и конные, были мужицкие и помещичьи, никому не известные. Был дьячок начальником партии, взявший в месяц несколько сот пленных. Была старостиха Василиса, побившая сотни французов.
Последние числа октября было время самого разгара партизанской войны. Тот первый период этой войны, во время которого партизаны, сами удивляясь своей дерзости, боялись всякую минуту быть пойманными и окруженными французами и, не расседлывая и почти не слезая с лошадей, прятались по лесам, ожидая всякую минуту погони, – уже прошел. Теперь уже война эта определилась, всем стало ясно, что можно было предпринять с французами и чего нельзя было предпринимать. Теперь уже только те начальники отрядов, которые с штабами, по правилам ходили вдали от французов, считали еще многое невозможным. Мелкие же партизаны, давно уже начавшие свое дело и близко высматривавшие французов, считали возможным то, о чем не смели и думать начальники больших отрядов. Казаки же и мужики, лазившие между французами, считали, что теперь уже все было возможно.
22 го октября Денисов, бывший одним из партизанов, находился с своей партией в самом разгаре партизанской страсти. С утра он с своей партией был на ходу. Он целый день по лесам, примыкавшим к большой дороге, следил за большим французским транспортом кавалерийских вещей и русских пленных, отделившимся от других войск и под сильным прикрытием, как это было известно от лазутчиков и пленных, направлявшимся к Смоленску. Про этот транспорт было известно не только Денисову и Долохову (тоже партизану с небольшой партией), ходившему близко от Денисова, но и начальникам больших отрядов с штабами: все знали про этот транспорт и, как говорил Денисов, точили на него зубы. Двое из этих больших отрядных начальников – один поляк, другой немец – почти в одно и то же время прислали Денисову приглашение присоединиться каждый к своему отряду, с тем чтобы напасть на транспорт.
– Нет, бг'ат, я сам с усам, – сказал Денисов, прочтя эти бумаги, и написал немцу, что, несмотря на душевное желание, которое он имел служить под начальством столь доблестного и знаменитого генерала, он должен лишить себя этого счастья, потому что уже поступил под начальство генерала поляка. Генералу же поляку он написал то же самое, уведомляя его, что он уже поступил под начальство немца.
Распорядившись таким образом, Денисов намеревался, без донесения о том высшим начальникам, вместе с Долоховым атаковать и взять этот транспорт своими небольшими силами. Транспорт шел 22 октября от деревни Микулиной к деревне Шамшевой. С левой стороны дороги от Микулина к Шамшеву шли большие леса, местами подходившие к самой дороге, местами отдалявшиеся от дороги на версту и больше. По этим то лесам целый день, то углубляясь в середину их, то выезжая на опушку, ехал с партией Денисов, не выпуская из виду двигавшихся французов. С утра, недалеко от Микулина, там, где лес близко подходил к дороге, казаки из партии Денисова захватили две ставшие в грязи французские фуры с кавалерийскими седлами и увезли их в лес. С тех пор и до самого вечера партия, не нападая, следила за движением французов. Надо было, не испугав их, дать спокойно дойти до Шамшева и тогда, соединившись с Долоховым, который должен был к вечеру приехать на совещание к караулке в лесу (в версте от Шамшева), на рассвете пасть с двух сторон как снег на голову и побить и забрать всех разом.
Позади, в двух верстах от Микулина, там, где лес подходил к самой дороге, было оставлено шесть казаков, которые должны были донести сейчас же, как только покажутся новые колонны французов.
Впереди Шамшева точно так же Долохов должен был исследовать дорогу, чтобы знать, на каком расстоянии есть еще другие французские войска. При транспорте предполагалось тысяча пятьсот человек. У Денисова было двести человек, у Долохова могло быть столько же. Но превосходство числа не останавливало Денисова. Одно только, что еще нужно было знать ему, это то, какие именно были эти войска; и для этой цели Денисову нужно было взять языка (то есть человека из неприятельской колонны). В утреннее нападение на фуры дело сделалось с такою поспешностью, что бывших при фурах французов всех перебили и захватили живым только мальчишку барабанщика, который был отсталый и ничего не мог сказать положительно о том, какие были войска в колонне.
Нападать другой раз Денисов считал опасным, чтобы не встревожить всю колонну, и потому он послал вперед в Шамшево бывшего при его партии мужика Тихона Щербатого – захватить, ежели можно, хоть одного из бывших там французских передовых квартиргеров.


Был осенний, теплый, дождливый день. Небо и горизонт были одного и того же цвета мутной воды. То падал как будто туман, то вдруг припускал косой, крупный дождь.
На породистой, худой, с подтянутыми боками лошади, в бурке и папахе, с которых струилась вода, ехал Денисов. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Исхудавшее и обросшее густой, короткой, черной бородой лицо его казалось сердито.
Рядом с Денисовым, также в бурке и папахе, на сытом, крупном донце ехал казачий эсаул – сотрудник Денисова.
Эсаул Ловайский – третий, также в бурке и папахе, был длинный, плоский, как доска, белолицый, белокурый человек, с узкими светлыми глазками и спокойно самодовольным выражением и в лице и в посадке. Хотя и нельзя было сказать, в чем состояла особенность лошади и седока, но при первом взгляде на эсаула и Денисова видно было, что Денисову и мокро и неловко, – что Денисов человек, который сел на лошадь; тогда как, глядя на эсаула, видно было, что ему так же удобно и покойно, как и всегда, и что он не человек, который сел на лошадь, а человек вместе с лошадью одно, увеличенное двойною силою, существо.
Немного впереди их шел насквозь промокший мужичок проводник, в сером кафтане и белом колпаке.
Немного сзади, на худой, тонкой киргизской лошаденке с огромным хвостом и гривой и с продранными в кровь губами, ехал молодой офицер в синей французской шинели.
Рядом с ним ехал гусар, везя за собой на крупе лошади мальчика в французском оборванном мундире и синем колпаке. Мальчик держался красными от холода руками за гусара, пошевеливал, стараясь согреть их, свои босые ноги, и, подняв брови, удивленно оглядывался вокруг себя. Это был взятый утром французский барабанщик.
Сзади, по три, по четыре, по узкой, раскиснувшей и изъезженной лесной дороге, тянулись гусары, потом казаки, кто в бурке, кто во французской шинели, кто в попоне, накинутой на голову. Лошади, и рыжие и гнедые, все казались вороными от струившегося с них дождя. Шеи лошадей казались странно тонкими от смокшихся грив. От лошадей поднимался пар. И одежды, и седла, и поводья – все было мокро, склизко и раскисло, так же как и земля, и опавшие листья, которыми была уложена дорога. Люди сидели нахохлившись, стараясь не шевелиться, чтобы отогревать ту воду, которая пролилась до тела, и не пропускать новую холодную, подтекавшую под сиденья, колени и за шеи. В середине вытянувшихся казаков две фуры на французских и подпряженных в седлах казачьих лошадях громыхали по пням и сучьям и бурчали по наполненным водою колеям дороги.
Лошадь Денисова, обходя лужу, которая была на дороге, потянулась в сторону и толканула его коленкой о дерево.
– Э, чег'т! – злобно вскрикнул Денисов и, оскаливая зубы, плетью раза три ударил лошадь, забрызгав себя и товарищей грязью. Денисов был не в духе: и от дождя и от голода (с утра никто ничего не ел), и главное оттого, что от Долохова до сих пор не было известий и посланный взять языка не возвращался.
«Едва ли выйдет другой такой случай, как нынче, напасть на транспорт. Одному нападать слишком рискованно, а отложить до другого дня – из под носа захватит добычу кто нибудь из больших партизанов», – думал Денисов, беспрестанно взглядывая вперед, думая увидать ожидаемого посланного от Долохова.
Выехав на просеку, по которой видно было далеко направо, Денисов остановился.
– Едет кто то, – сказал он.
Эсаул посмотрел по направлению, указываемому Денисовым.
– Едут двое – офицер и казак. Только не предположительно, чтобы был сам подполковник, – сказал эсаул, любивший употреблять неизвестные казакам слова.
Ехавшие, спустившись под гору, скрылись из вида и через несколько минут опять показались. Впереди усталым галопом, погоняя нагайкой, ехал офицер – растрепанный, насквозь промокший и с взбившимися выше колен панталонами. За ним, стоя на стременах, рысил казак. Офицер этот, очень молоденький мальчик, с широким румяным лицом и быстрыми, веселыми глазами, подскакал к Денисову и подал ему промокший конверт.
– От генерала, – сказал офицер, – извините, что не совсем сухо…
Денисов, нахмурившись, взял конверт и стал распечатывать.
– Вот говорили всё, что опасно, опасно, – сказал офицер, обращаясь к эсаулу, в то время как Денисов читал поданный ему конверт. – Впрочем, мы с Комаровым, – он указал на казака, – приготовились. У нас по два писто… А это что ж? – спросил он, увидав французского барабанщика, – пленный? Вы уже в сраженье были? Можно с ним поговорить?
– Ростов! Петя! – крикнул в это время Денисов, пробежав поданный ему конверт. – Да как же ты не сказал, кто ты? – И Денисов с улыбкой, обернувшись, протянул руку офицеру.
Офицер этот был Петя Ростов.
Во всю дорогу Петя приготавливался к тому, как он, как следует большому и офицеру, не намекая на прежнее знакомство, будет держать себя с Денисовым. Но как только Денисов улыбнулся ему, Петя тотчас же просиял, покраснел от радости и, забыв приготовленную официальность, начал рассказывать о том, как он проехал мимо французов, и как он рад, что ему дано такое поручение, и что он был уже в сражении под Вязьмой, и что там отличился один гусар.
– Ну, я г'ад тебя видеть, – перебил его Денисов, и лицо его приняло опять озабоченное выражение.
– Михаил Феоклитыч, – обратился он к эсаулу, – ведь это опять от немца. Он пг'и нем состоит. – И Денисов рассказал эсаулу, что содержание бумаги, привезенной сейчас, состояло в повторенном требовании от генерала немца присоединиться для нападения на транспорт. – Ежели мы его завтг'а не возьмем, они у нас из под носа выг'вут, – заключил он.
В то время как Денисов говорил с эсаулом, Петя, сконфуженный холодным тоном Денисова и предполагая, что причиной этого тона было положение его панталон, так, чтобы никто этого не заметил, под шинелью поправлял взбившиеся панталоны, стараясь иметь вид как можно воинственнее.
– Будет какое нибудь приказание от вашего высокоблагородия? – сказал он Денисову, приставляя руку к козырьку и опять возвращаясь к игре в адъютанта и генерала, к которой он приготовился, – или должен я оставаться при вашем высокоблагородии?
– Приказания?.. – задумчиво сказал Денисов. – Да ты можешь ли остаться до завтрашнего дня?
– Ах, пожалуйста… Можно мне при вас остаться? – вскрикнул Петя.
– Да как тебе именно велено от генег'ала – сейчас вег'нуться? – спросил Денисов. Петя покраснел.
– Да он ничего не велел. Я думаю, можно? – сказал он вопросительно.
– Ну, ладно, – сказал Денисов. И, обратившись к своим подчиненным, он сделал распоряжения о том, чтоб партия шла к назначенному у караулки в лесу месту отдыха и чтобы офицер на киргизской лошади (офицер этот исполнял должность адъютанта) ехал отыскивать Долохова, узнать, где он и придет ли он вечером. Сам же Денисов с эсаулом и Петей намеревался подъехать к опушке леса, выходившей к Шамшеву, с тем, чтобы взглянуть на то место расположения французов, на которое должно было быть направлено завтрашнее нападение.
– Ну, бог'ода, – обратился он к мужику проводнику, – веди к Шамшеву.
Денисов, Петя и эсаул, сопутствуемые несколькими казаками и гусаром, который вез пленного, поехали влево через овраг, к опушке леса.


Дождик прошел, только падал туман и капли воды с веток деревьев. Денисов, эсаул и Петя молча ехали за мужиком в колпаке, который, легко и беззвучно ступая своими вывернутыми в лаптях ногами по кореньям и мокрым листьям, вел их к опушке леса.
Выйдя на изволок, мужик приостановился, огляделся и направился к редевшей стене деревьев. У большого дуба, еще не скинувшего листа, он остановился и таинственно поманил к себе рукою.
Денисов и Петя подъехали к нему. С того места, на котором остановился мужик, были видны французы. Сейчас за лесом шло вниз полубугром яровое поле. Вправо, через крутой овраг, виднелась небольшая деревушка и барский домик с разваленными крышами. В этой деревушке и в барском доме, и по всему бугру, в саду, у колодцев и пруда, и по всей дороге в гору от моста к деревне, не более как в двухстах саженях расстояния, виднелись в колеблющемся тумане толпы народа. Слышны были явственно их нерусские крики на выдиравшихся в гору лошадей в повозках и призывы друг другу.
– Пленного дайте сюда, – негромко сказал Денисоп, не спуская глаз с французов.
Казак слез с лошади, снял мальчика и вместе с ним подошел к Денисову. Денисов, указывая на французов, спрашивал, какие и какие это были войска. Мальчик, засунув свои озябшие руки в карманы и подняв брови, испуганно смотрел на Денисова и, несмотря на видимое желание сказать все, что он знал, путался в своих ответах и только подтверждал то, что спрашивал Денисов. Денисов, нахмурившись, отвернулся от него и обратился к эсаулу, сообщая ему свои соображения.
Петя, быстрыми движениями поворачивая голову, оглядывался то на барабанщика, то на Денисова, то на эсаула, то на французов в деревне и на дороге, стараясь не пропустить чего нибудь важного.
– Пг'идет, не пг'идет Долохов, надо бг'ать!.. А? – сказал Денисов, весело блеснув глазами.
– Место удобное, – сказал эсаул.
– Пехоту низом пошлем – болотами, – продолжал Денисов, – они подлезут к саду; вы заедете с казаками оттуда, – Денисов указал на лес за деревней, – а я отсюда, с своими гусаг'ами. И по выстг'елу…
– Лощиной нельзя будет – трясина, – сказал эсаул. – Коней увязишь, надо объезжать полевее…
В то время как они вполголоса говорили таким образом, внизу, в лощине от пруда, щелкнул один выстрел, забелелся дымок, другой и послышался дружный, как будто веселый крик сотен голосов французов, бывших на полугоре. В первую минуту и Денисов и эсаул подались назад. Они были так близко, что им показалось, что они были причиной этих выстрелов и криков. Но выстрелы и крики не относились к ним. Низом, по болотам, бежал человек в чем то красном. Очевидно, по нем стреляли и на него кричали французы.