Робертс, Джон Гловер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джон Гловер Робертс
John Glover Roberts<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
17-й Председатель Верховного суда США
с 29 сентября 2005 года
Предшественник: Уильям Ренквист
 
Рождение: 27 января 1955(1955-01-27) (65 лет)
Буффало, Нью-Йорк, США
Супруга: Джейн Салливан Робертс

Джон Гловер Робертс (англ. John Glover Roberts, род. 27 января 1955 года) — американский юрист, Председатель Верховного суда США с 29 сентября 2005 года.





Ранние годы

Джон Робертс родился в 1955 году в Буффало, штат Нью-Йорк. Свои детские годы провёл в северной Индиане, где учился в частной школе-интернате. Окончив среднюю школу, поступил в Колледж Гарвардский университета, где получил степень бакалавра искусств в области истории. Также обучался в Гарвардской школе права, совмещая учёбу с работой редактора в журнале Harvard Law Review. В 1979 году ему была присуждена степень доктора права.

Карьера

С 1980 по 1981 год Робертс работал помощником Уильяма Ренквиста — будущего Главного судьи США, являвшегося в тот момент его рядовым членом. C 1981 по 1982 год Робертс также был помощником генерального прокурора США Уильяма Смита в администрации Рональда Рейгана, а с 1982 по 1986 год работал в офисе юрисконсульта в Белом доме. После этого занимался частной юридической практикой. В 1989 году он занял пост заместителя Генерального прокурора и участвовал в рассмотрении 39 дел, выиграв в 25 из них. 2 июня 2003 года был назначен на должность судьи Федерального апелляционного суда по округу Колумбия.

В сентябре 2005 года скончался Уильям Ренквист, Главный судья США. Джон Робертс, ранее назначенный членом Верховного Суда вместо ушедшей в отставку Сандры Дэй О’Коннор, был назначен Джорджем Бушем уже на пост его председателя. Сенат США утвердил его кандидатуру и 29 сентября 2005 года Робертс вступил в должность, став в свои 50 лет самым молодым Главным судьей США за последние 200 лет[1].

Первая инаугурация Обамы

20 января 2009 года состоялась первая инаугурация 44-го президента США Барака Обамы, на которой Робертс принимал его присягу. Однако он перепутал порядок слов, из-за чего президент, повторявший за ним слова клятвы, произнёс её неправильно[2]. Из-за этого было принято решение о проведении повторной церемонии, которая состоялась на следующий день в Белом доме.

Личная жизнь

В 1996 году Джон Робертс женился в Вашингтоне на Джейн Салливан. У семейной пары двое усыновленных детей — Джозефин и Джон[3].

Напишите отзыв о статье "Робертс, Джон Гловер"

Примечания

  1. [lenta.ru/news/2005/09/29/roberts/ Сенат утвердил кандидатуру нового председателя Верховного суда США], Lenta.ru (29.09.2005).
  2. [www.lenta.ru/news/2009/01/22/oath/ Обама принял присягу дважды из-за оговорки верховного судьи], Lenta.ru (22.01.2009).
  3. [www.nytimes.com/2005/07/21/politics/21nominee.html?pagewanted=6&ei=5090&en=c055515d290a3215&ex=1279598400&partner=rssuserland&emc=rss Court Nominee's Life Is Rooted in Faith and Respect for Law] (англ.). [www.webcitation.org/66bwLQAyr Архивировано из первоисточника 2 апреля 2012].

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Джон Робертс
  • [georgewbush-whitehouse.archives.gov/infocus/judicialnominees/roberts.html Chief Justice John G. Roberts, Jr.] (англ.)

Отрывок, характеризующий Робертс, Джон Гловер

Ночью он позвал камердинера и велел укладываться, чтоб ехать в Петербург. Он не мог оставаться с ней под одной кровлей. Он не мог представить себе, как бы он стал теперь говорить с ней. Он решил, что завтра он уедет и оставит ей письмо, в котором объявит ей свое намерение навсегда разлучиться с нею.
Утром, когда камердинер, внося кофе, вошел в кабинет, Пьер лежал на отоманке и с раскрытой книгой в руке спал.
Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится.
– Графиня приказала спросить, дома ли ваше сиятельство? – спросил камердинер.
Но не успел еще Пьер решиться на ответ, который он сделает, как сама графиня в белом, атласном халате, шитом серебром, и в простых волосах (две огромные косы en diademe [в виде диадемы] огибали два раза ее прелестную голову) вошла в комнату спокойно и величественно; только на мраморном несколько выпуклом лбе ее была морщинка гнева. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее. Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер.
– Это еще что? Что вы наделали, я вас спрашиваю, – сказала она строго.
– Я? что я? – сказал Пьер.
– Вот храбрец отыскался! Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Что? Я вас спрашиваю. – Пьер тяжело повернулся на диване, открыл рот, но не мог ответить.
– Коли вы не отвечаете, то я вам скажу… – продолжала Элен. – Вы верите всему, что вам скажут, вам сказали… – Элен засмеялась, – что Долохов мой любовник, – сказала она по французски, с своей грубой точностью речи, выговаривая слово «любовник», как и всякое другое слово, – и вы поверили! Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью! То, что вы дурак, que vous etes un sot, [что вы дурак,] так это все знали! К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, – Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, – который лучше вас во всех отношениях…
– Гм… гм… – мычал Пьер, морщась, не глядя на нее и не шевелясь ни одним членом.
– И почему вы могли поверить, что он мой любовник?… Почему? Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше.
– Не говорите со мной… умоляю, – хрипло прошептал Пьер.
– Отчего мне не говорить! Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Пьер хотел что то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно.
– Нам лучше расстаться, – проговорил он прерывисто.
– Расстаться, извольте, только ежели вы дадите мне состояние, – сказала Элен… Расстаться, вот чем испугали!