Родос

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
РодосРодос

Родос
греч. Ρόδος
Расположение острова Родос в Эгейском море
36°10′ с. ш. 28°00′ в. д. / 36.167° с. ш. 28.000° в. д. / 36.167; 28.000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=36.167&mlon=28.000&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 36°10′ с. ш. 28°00′ в. д. / 36.167° с. ш. 28.000° в. д. / 36.167; 28.000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=36.167&mlon=28.000&zoom=9 (O)] (Я)
АрхипелагДодеканес
АкваторияЭгейское море
СтранаГреция Греция
РегионЮжные Эгейские острова
РайонДодеканес
Родос
Площадь1398 км²
Наивысшая точка1215 м
Население (2001 год)117 007 чел.
Плотность населения83,696 чел./км²

Родо́с (греч. Ρόδος, лат. Rhodus) — четвёртый по величине греческий остров общей площадью 1398 км², расположен на юго-востоке Греции, в группе островов Додеканес в Эгейском море в 270 морских милях от столицы Греции города Афины. Остров Родос с запада омывает Эгейское море, а с востока — Средиземное. Административным центром является город Родос, расположенный на северо-востоке острова. Международный аэропорт Родоса «Диагорас» (греч. Κρατικός Αερολιμένας Ρόδου «Διαγόρας») (IATARHO,ICAOLGRP) находится в 14 километрах от столицы острова в деревне Парадиси.

Родос часто называют «жемчужиной Средиземноморья». Он богат природными красотами, историческими и археологическими памятниками и, конечно, интереснейшей историей. В соответствии с решением ЮНЕСКО историческая часть города Родос, крупнейшего населённого пункта острова, включена в список всемирного культурного наследия[1].





Географическое положение

Родос — четвёртый по величине из островов Греческого архипелага. Площадь острова — 1398 км². Родос относится к группе Додеканесских островов, удалён от Пирея на 246 морских миль, а численность его населения, согласно переписи 2001 года, составляет 117 007 человек. Родос — остров эллипсообразной формы, максимальная длина его — 77 км, максимальная ширина — 37 км. От Карпатоса Родос отделяет пролив шириной 47 км, от берегов Малой Азии — более узкий пролив, шириной 37 км.

Как и прочие острова Эгейского моря Родос образовался после распада на части Эгеиды — материка, простиравшегося от Ионического моря до побережья Малой Азии и южных берегов Крита. Рельеф острова гористый. Геологические породы — известняки и сланцы образуют в центре острова горную систему Атабирий с тремя вершинами — Акрамит на юго-западе с максимальной высотой 823 м, Атабирий в центре (1215 м) и Профитис Илиас (Пророк Илья) на севере (798 м). Этот горный массив переходит в незначительные по площади, но отличающиеся плодородием равнины. Побережье острова располагает бесчисленными, в большинстве своём песчаными пляжами, открытыми бухтами и мысами — такими, как Зонари на северо-востоке, где находится город Родос, Лардос или Фокас на востоке, Арменистис на западе и Прасониси на юге, соединяющийся с основной территорией острова узкой полоской земли и во время повышения уровня моря превращающийся в островок.

Характерными представителями флоры являются хвойные, платан, дуб, тимьян, каперсы, цикламены и множество видов полевых трав. Характерным видом фауны ещё с доисторических времён была особая разновидность оленя — платони, обитающая в лесах острова.

Климат

Климат Родоса — средиземноморский, со средней температурой 18-20 °С, с мягкой зимой и свежим летом, что обусловлено дующими летом северо-восточными ветрами, с большим числом солнечных дней (около 300 в году) и высокой влажностью.

Климат Родоса
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 20 21 27 27 32 35 38 37 35 32 28 21 38
Средний максимум, °C 14 14 16 19 23 27 29 29 27 23 19 16 21
Средняя температура, °C 12 12 13 16 20 22 23 26 26 24 21 16 19
Средний минимум, °C 9 9 11 13 16 20 22 23 21 18 13 11 16
Абсолютный минимум, °C −3 0 −2 1 7 10 12 17 16 13 11 2 −3
Норма осадков, мм 147,8 117,7 75,3 24,0 14,0 2,9 0,1 0,1 7,1 64,3 88,4 145,3 687
Источник: [www.weatherbase.com/weather/weather.php3?s=94761&refer=&cityname=Rhodes-Greece Weatherbase] и [www.weather.gov.hk/wxinfo/climat/world/eng/europe/gr_tu/rhodes_e.htm Weather.gov.hk]

История

Остров был населён ещё с неолита. В XVI веке до н. э. был под контролем минойского Крита, в XV веке до н. э. — микенцев с Пелопоннеса. В VIII веке до н. э. появляются города дорийских греков.

Три дорийских полиса-государства — Линдос, Иалисос и Камирос вместе с островом Кос и расположенными на малоазийском берегу Книдом и Галикарнасом образуют Дорийский гексаполис (шестиград).

Был оккупирован персами, но освобождён после победы афинян в 478 году до н. э. В 408 году до н. э. город Родос был отстроен архитектором Гипподамом с регулярной планировкой. Персы оккупировали остров ещё раз в 340 году до н. э., после чего остров был освобождён в результате всегреческого похода на Восток во главе с Александром Македонским. Последующий период можно охарактеризовать как период наибольшего расцвета. В этот период здесь жили и работали ораторы Эсхин и Аполлоний Родосский, астрономы Гиппарх и Геминос. В 292 году до н. э. при входе в городской порт был сооружён Колосс Родосский — гигантская статуя бога Гелиоса, одно из семи чудес древнего мира, не выдержавшая разрушительного землетрясения 226 года до н. э.

В 164 году до н. э. Родос заключает союз с Римом. Апостол Павел приносит на остров христианство. C 395 года Родос вошёл в состав Византийской империи. Впервые захвачен мусульманами (арабами) в 672 году. Возвращён Византии императором Алексеем Комнином.

В 1309 году островом овладели рыцари-госпитальеры, выстроившие здесь свою главную цитадель — Родосскую крепость. Она выдержала нападения египтян в 1444 году и турок Мехмеда II в 1480 году. После многомесячной осады силами Сулеймана Великолепного в декабре 1522 года госпитальеры были вынуждены покинуть остров и направиться сначала в Сицилию, а затем на Мальту. Вместе с госпитальерами остров покинула и часть греческого населения. С 1523 года Родос вошёл в состав Османской империи. Родосцы принимали участие в освободительной войне Греции (1821-1829), но военных действий на острове не велось из-за многочисленности турецкого населения и базирования объединённого турецко-египетско-алжирского флота.

В 1912 году после поражения турок в ходе итало-турецкой войны Италия получает Родос. Итальянцы контролируют остров до 1943 года. После выхода Италии из войны в 1943 году остров оккупировали германские войска.

С 1945 года Родос, как и все Додеканесские острова, попадает под британский протекторат. По Парижским соглашениям 1947 года, учитывая стремление островитян к энозису — воссоединению с Грецией, а также вклад Греции в союзную победу и жертвы, понесённые греческим народом, англичане идут на передачу Додеканесских островов Греции. В 1948 году воссоединён с Грецией.

Мифологические предания

Нимфа Родос, как сообщает в одном из своих од Пиндар, была дочерью Посейдона и Амфитриты (или, согласно другой версии, Афродиты) и возлюбленной бога Гелиоса. Когда боги делили между собой землю, верный своему долгу Гелиос совершал вокруг неё свою ежедневную поездку. Поэтому во время дележа бог Солнца отсутствовал. Когда Гелиос вернулся, Зевс, не желая оставить его обделённым, решил произвести делёж заново. Однако между тем Гелиос увидел, как из глубин моря поднимается большой прекрасный остров. Этот остров Гелиос и попросил для себя, решив, что земля его достойна, чтобы вступить там в брак с нимфой Родос. От этого союза родилось семь сыновей, которых назвали Гелиадами, и дочь Электриона. У первородного сына Гелиоса Керкафа было три сына — Линд, Камир и Ялис. Братья разделили между собой отцовские владения, и каждый из них основал город, которому дал своё имя.

Другой миф, связанный с названием Родоса, а также с первыми его обитателями, повествует, что этот остров первоначально населяли тельхины, сыновья Талассы (Моря). Тельхины были необычайно искусны в ремёслах, связанных с огнём и металлами, а также в волшебстве. Посейдон влюбился в сестру тельхинов Галлию, и та родила ему шесть сыновей и дочь Родос, которая и дала своё имя острову. Однажды Афродита обратилась к тельхинам с просьбой, чтобы те разрешили ей прибыть на остров, но получила отказ. Разгневанная Афродита предала их проклятию, пожелав, чтобы те вступили в кровосмесительную связь с собственной матерью, и чтобы всю землю их затопила вода. Заранее предупреждённые Зевсом тельхины вовремя покинули остров, оставив на нём свою сестру. На длительное время равнинные области Родоса оказались залиты водой. Когда же Гелиос полюбил нимфу Родос, он согрел её своими лучами, и покрывавшая остров вода таким образом испарилась.

Ещё один миф, связанный с поселением на Родосе минойцев, повествует об Алфемене, внуке царя Миноса. Желая избежать исполнения прорицания, гласившего, что ему суждено убить своего отца Катрея, Алфемен покинул Крит и поселился на Родосе, где основал поселение под названием Критиния в память о родине. На вершине Атабирия Алфемен воздвиг храм в честь Зевса. Много лет спустя, в поисках своего единственного сына на остров прибыл Катрей. Издали Алфемен не узнал отца и, решив, что это — морской разбойник, убил его. Так пророчество исполнилось. Узнав ужасную правду, Алфемен взмолился, чтобы земля разверзлась и поглотила его, и мольба эта была исполнена. Алфемен, трагический образ которого чем-то напоминает Эдипа, почитался родосцами как герой.

С утверждением на острове дорийцев связан ещё один мифический герой — Тлеполем. Тлеполем родился в Тиринфе и был сыном Геракла и Астиохи. Он покинул родину и обосновался на Родосе после убийства дяди своего отца. Сам Тлеполем погиб под Троей от руки союзника троянцев, предводителя Сарпедона. В честь Тлеполема родосцы справляли праздник «Тлеполемии».

В одном из святилищ Родоса почиталась также Елена Прекрасная, имевшая эпитет Дендритида (Древесная). С этим культом связан следующий миф. После Троянской войны Елена прибыла на Родос, где царствовала вдова Тлеполема Поликсо. Узнав о прибытии Елены, Поликсо решила отомстить за гибель супруга. Царица велела воинам схватить Елену и повесить её на дереве. Поэтому Елена и получила прозвище Дендритида.

Кроме Алфемена и Тлеполема героем родосцев был также Форбант. Предание гласит, что некогда Родос изобиловал змеями и назывался Офиуса (Змеиный остров). В отчаянии жители острова обратились за помощью в Дельфийскому оракулу. Пифия дала прорицание, согласно которому избавить от беды их мог Форбант из фессалийского племени лапифов. Найдя Форбанта, родосцы пригласили его поселиться у них, а позднее стали почитать его как спасителя.

Согласно мифу, вместе со своими дочерьми Данаидами Родос посетил Данай, который воздвиг в Линде храм Афины. Посетил Родос во время поисков своей сестры Европы и финикийский царевич Кадм. Согласно преданию, Кадм воздвиг храм в честь Посейдона и посвятил Афине медный котёл с надписью финикийскими знаками. Так мифология объясняет появление на Родосе финикийской письменности.

Античное искусство и культура

На протяжении многих веков Родос являлся важным торговым портом Восточного Средиземноморья. Остров сыграл значительную роль в истории региона, и в период его расцвета особого развития достигли литература и искусство. Живопись, скульптура, поэзия, философия, астрономия, физика и география достигли здесь апогея. Вскоре после своего основания город Родос сосредоточил всю культурную жизнь острова, создав в то же время благоприятные условия для пребывания здесь деятелей культуры из других областей.

Из родосской живописи не сохранилось никаких образцов. Однако письменные источники сообщают много сведений о творчестве художников на Родосе. Знаменитый эфесский живописец Парассий (V век до н. э.), а также Протоген из карийского города Кавна (IV век до н. э.) работали на острове, черпая вдохновение в сюжетах греческой мифологии.

Значительно богаче знания о керамике. Этот вид искусства развивался на Родосе, начиная с микенской эпохи вплоть до наших дней, а образцы его можно видеть в Археологическом музее Родоса. В VII—VI вв. до н. э. родосская керамика переживает расцвет, являясь единственной способной конкурировать с коринфской. Характерными образцами этого времени являются сосуды с изображениями диких козлов, оленей и грифонов, чередующимися с гирляндами из анфемиев и цветов, а также фикелурского стиля с декором, составленным из изображений куропаток на центральном поясе между полосами цветочного орнамента.

Особого развития достигла на Родосе скульптура. Родосские мастера использовали не мрамор, а поролит, который покрывали штукатуркой. С V века до н. э. на Родосе существовала самостоятельная школа скульптуры. В эллинистическую эпоху школа родосской скульптуры была одной из наиболее значительных в Греции и самой известной на востоке. В этот период на острове работало более 130 мастеров из 50 греческих городов. К числу наиболее известных скульпторов, работавших на Родосе, относятся афинянин Бриаскид (середина IV века до н. э.) и Лисипп из Сикиона, изваявший бронзовую квадригу со статуей бога Гелиоса. Ученик Лисиппа Харес из Линда создал знаменитый Колосс, а скульптор Боэф (II век до н. э.) украсил своими работами святилище Афины Линди. Всемирно известными образцами скульптуры родосских художественных мастерских являются бронзовый «Спящий Эрот», находящийся в Музее Метрополитен Нью-Йорка и знаменитая Ника Самофракийская (Музей Лувра), которая была посвящена родосцами в святилище Великих Богов на Самофракии после их победы над Антиохом III в 190 году до н. э. Другим замечательном образном родосской школы скульптуры является группа Лаокоонта (Ватиканский Музей), приписываемая Агесандру, Полидору и Афинодору. Родос был знаменит не только как место процветания изобразительного искусства, но и как родина многих творцов литературных произведений — таких, как Писандр из Камира (VI век до н. э.), который создал поэму «Гераклия», посвящённую Гераклу, поэты Клеобул из Линда (VI век до н. э.), который был одним из семи мудрецов древности и тираном в родном городе, а также его дочь поэтесса Клеобулина, процитированная через 200 лет Аристотелем, знаменитый Тимокреонт из Ялиса (V век до н. э.), автор мелических стихов, и Анаксандрид из Камира (IV век до н. э.), автор комедий и дифирамбов.

На Родос переселились временно или даже на всю оставшуюся жизнь поэт Аполлоний из Александрии (III век до н. э.), прозванный Родосским, философ Аристипп Киренский, ученик Сократа, и, наконец, афинский оратор Эсхин (IV век до н. э.), основавший на Родосе школу ораторского искусства. Многие родосцы занимались философией. Среди них — Евдем Родосский, утвердивший на Родосе философию перипатетиков, и представитель стоической философии Панетий (II век до н. э.) из Камира, основатель Средней Стой, заслуживший признание своими астрономическими и философскими трудами. В I веке до н. э. здесь жил ученик Панетия Посидоний из Апамеи, который писал труды по истории и занимался также физикой, географией и математикой.

На Родосе процветало также ораторское искусство, филологические науки, высокого уровня достигли география, физика, математика, астрономия и медицина. Дионисий Фракийский написал учебник грамматики, астроном Гиппарх (II век до н. э.) провёл на Родосе свои первые астрономические наблюдения, а медицина развивалась в лечебных центрах — т. н. Асклепийонах и изучалась как наука.

Традиционная архитектура

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Архитектурный облик той или иной местности неразрывно связан с морфологией её территории, географическим положением и историческим прошлым. Наиболее значительный архитектурный комплекс острова — его столица — возник на северной окраине, в ключевом пункте морских путей данного региона. Прочие значительные современные населённые пункты находятся очень близко от столицы, на дорожных магистралях, которые соединяют античные Линд, Ялис и Камир. В северной части острова находятся основные туристические достопримечательности, тогда как в южной части расположены населённые пункты, интересные с точки зрения градостроительной структуры и архитектуры.

Населённые пункты Родоса можно разделить на приморские и расположенные внутри острова. Приморские, к числу которых относятся города Родос и Линд, построены в виде амфитеатра у естественной гавани и обычно, — как, например, Линд, — имеют вид на море. История приморских населённых городов начинается с древности. В особенности Родос и Линд являлись крупными торговыми центрами, влияние которых распространялось на обширную территорию. История двух этих городов продолжается и позднее в средние века. Когда все прочие населённые пункты переносятся во внутреннюю часть острова, Родос и Линд превращаются в мощные крепости.

Появление населённых пунктов во внутренней части острова явилось результатом необходимости защиты жителей от нападений пиратов в византийскую эпоху и после захвата Константинополя турками. Таким образом жители приморских поселений избирают для жительства места, не видимые с моря, и такие дорожные артерии, как склоны гор и холмов, небольшие долины, равнины или местности близ рек и создают там новые поселения. Большинство из этих новых поселений получает фортификационные укрепления. Для защиты от пиратов строят также крепости, в которых жители укрываются во время нападений, а также башни, находящиеся главным образом на побережье острова. Материал, используемый при строительстве такого рода населённых пунктов — камень, земля и древесина — встречается на острове в изобилии.

Появление различных типов домов, встречающихся на Родосе, было продиктовано требованиями повседневной жизни населения, их эстетическими потребностями, климатическими условиями и самим характером местности. Таких типов шесть:

  • Сельский или однокомнатный крестьянский дом, служивший малоимущим слоям населения. Такой дом состоит из одной, обычно прямоугольной планировки, комнаты, удовлетворявшей все запросы семьи. В этой комнате трудились, питались, спали и принимали гостей. Кровля дома была деревянной, а полом служила либо утрамбованная земля, либо гальковое покрытие. Однокомнатный дом постепенно претерпел эволюцию, приобретя более сложные формы. Комната продолжала оставаться жилищем, а рядом с ней появляются вспомогательные помещения — кухня, хлев и печь.
  • Полугородской дом. Этот тип дома встречается в районах, жители которых занимались торговлей и мореплаванием и, следовательно, были состоятельными. Рассматриваемый тип представляет собой эволюционный вариант крестьянского. Зачастую дома этого типа двухэтажные, с богато декорированным экстерьером и интерьером. Двор отделён от улицы мощной стеной с воротами.
  • Дома знати в Линде. Завоеватели, владевшие этим городом — одним из древнейших на острове, оказали влияние на архитектуру его домов. Большинство из домов знати Линда построено в начале XVII века и имеют элементы островной, византийской, средневековой и арабской архитектуры. Характерной чертой их является богатый декор как интерьера комнат (расписные потолки), так и фасадов и двора (полы, выложенные галькой).
  • Башни. Это здания, построенные в эпоху господства рыцарей-иоаннитов. Башни встречаются в средневековом городе Родоса и в районе Трианды. Это двухэтажные сооружения, искусно построенные из тёсаного камня, с бойницами на верхнем этаже.
  • Турецкий дом. Пребывание на острове турок, естественно, оказало влияние и на архитектуру этого региона. Новый тип дома несомненно носит следы восточных влияний, отличаясь скромной мебелью, но богатым декором интерьера. Характерным элементом турецкого дома является «сахниси» — деревянная веранда, закрывающая балконы или окна фасада.
  • Марасийские дома. Этот тип дома встречается в поселке Марасия. Дома отличаются продолговатой планировкой, обычно одноэтажные и по этой причине называются также «макринарии» (makrys — длинный).

Достопримечательности

  • Родосская крепость была резиденцией 19 великих магистров ордена госпитальеров, центром Коллакиума — квартала родосских рыцарей, а также последним прибежищем жителей в момент опасности. Построенная в XIV веке, она уцелела при землетрясениях и осадах, но была разрушена в 1856 году случайным взрывом. Дворец восстановили итальянцы в 1930-е годы для Муссолини и короля Виктора Эммануила III. Здесь хранятся мозаики с острова Кос, сюжеты которых дали названия залам, а также проходят выставки, посвящённые истории средневекового и античного Родоса.
  • Долина ПеталудесДолина бабочек»), куда в летние месяцы слетаются бабочки одного вида — медведица четырёхточечная, или Гера.
  • Величественный Акрополь, античные руины которого гармонично переплетены со средневековыми стенами и зданиями крепости госпитальеров, доминирует над уютной деревенькой, слагаемой бело-коричневой архитектурой как вековых, так и более современных построек. Три колонны и фундамент храма Аполлона, построенный вокруг циклопических размеров прямоугольного камня. Отреставрированные остатки театра и единственный в мире сохранившийся до наших дней Олимпийский стадион - аналог стадиона древней Олимпии.
  • Город Линдос: акрополь и средневековый город
  • Семь Источников (Επτά Πηγές) — природный парк с остатками гидротехнических сооружений, расположенный вблизи Колимбии.
  • Камирос, руины древнего города с его городской площадью, жилыми кварталами и системой водоснабжения V века до н. э., переносят в далёкое прошлое эллинистического Родоса.
  • Церковь Успения Богородицы в Асклипио и средневековый замок.
  • Средневековый замок Кастелло в селе Критиниа.

Аэропорт Родоса носит имя Диагора Родосского. Живший в V веке до н. э. атлет Диагор был дважды победителем Олимпиад в кулачном бою. Ему посчастливилось увидеть победителями Олимпиад трёх своих сыновей и даже внуков. Воспет Пиндаром. Его имя сегодня также носит местный футбольный клуб.

Ежегодно на острове проходит форум «Диалог цивилизаций».

Экономика

Основу экономики Родоса до появления туризма составляли земледелие и животноводство (главным образом, крупный рогатый скот, а также овцы и козы). В настоящее время значительная часть населения занимается различными профессиями, связанными с туризмом, тогда как остальное население продолжает заниматься упомянутыми выше сферами. Основными производимыми здесь продуктами являются растительное масло, вино, фрукты, в том числе цитрусовые.

Из местного сорта белого винограда атири на Родосе производят смолистое вино Рецина.

Напишите отзыв о статье "Родос"

Примечания

  1. [whc.unesco.org/en/list/493 Medieval City of Rhodes - UNESCO World Heritage Centre]. // whc.unesco.org. Проверено 9 апреля 2012. [www.webcitation.org/683goTmOR Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Родос

Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.