Розати, Джулио

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джулио Розати
итал. Giulio Rosati
Дата рождения:

1857(1857)

Место рождения:

Рим

Дата смерти:

1917(1917)

Место смерти:

Рим

Подданство:

Жанр:

живопись

Стиль:

академизм

Работы на Викискладе

Джулио Розати (итал. Giulio Rosati; 1857, Рим — 1917, там же) — итальянский художник, ориенталист, представитель академического стиля.

Обучался в Академии святого Луки в Риме. Ученик Франческо Подести.

Писал жанровые полотна маслом, а также мастерски владел техникой акварели. Его картины пропитаны духом XVIII века.

Д. Розати один из представителей ориенталистов (тенденция изображать экзотические традиции восточных культур). Его картины охотно покупали ценители живописи, побывавшие на Востоке.

Сам никогда не бывал в странах Магриба, поэтому при создании картин пользовался предметами с Востока, найденными в Риме и рассказами путешественников.

Умер в 1917 году в Риме.



Галерея


Напишите отзыв о статье "Розати, Джулио"

Ссылки

  • [conchigliadivenere.wordpress.com/2009/11/25/giulio-rosati-1858-1917-italian/ Giulio Rosati (1858 – 1917, Italian)] (англ.)
  • [photo-tochka.livejournal.com/584458.html Картины Д. Розати]

Отрывок, характеризующий Розати, Джулио

Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.