Роззак, Теодор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Теодо́р Ро́ззак (Ро́шак)
англ. Theodore Roszak
Дата рождения:

15 января 1933(1933-01-15)

Место рождения:

Чикаго, США

Дата смерти:

5 июля 2011(2011-07-05) (78 лет)

Место смерти:

Беркли, США

Страна:

Научная сфера:

культурология, философия, история, социология

Место работы:

Стэнфордский университет
Университет Британской Колумбии
Университет штата Калифорния в Сан-Франциско
Университет штата Калифорния в Ист-Бэй (англ.)

Учёная степень:

доктор философии (PhD) по истории

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

Калифорнийский университет в Беркли
Принстонский университет

Известен как:

культуролог, философ, историк, социолог, писатель и публицист, теоретик контркультуры, ввёл в научный оборот понятие «контркультура»

Теодо́р Ро́ззак (Ро́шак) (англ. Theodore Roszak; 15 ноября 1933, Чикаго, США5 июля 2011, Беркли, США) — американский культуролог, философ, историк, социолог, писатель и публицист.[1][2][3]

Теоретик контркультуры, автор монографии «Создание контркультуры (англ.)» в которой ввёл в научный оборот понятие «контркультура» и дал описание контркультуры 1960-х (англ.).[1][2][4][5] Считал себя неолуддитом.[1][6]





Биография

Родился 15 ноября 1933 года в Чикаго небогатой католической семье эмигрантов.[1][7]

В 1955 году получил бакалавра гуманитарных наук по истории в Калифорнийском университете в Беркли.[1][7]

В 1958 году получил доктора философии по истории в Принстонском университете.[1][7]

Преподавал Стэнфордском университете, Университете Британской Колумбии и Университете штата Калифорния в Сан-Франциско.[7][8]

В 1960-х годах жил в Лондоне, где издавал пацифистскую газету Peace News (англ.).[9]

В 19631998 годах — профессор истории мировой культуры Университета штата Калифорния в Ист-Бэй (англ.), где преподавал мировой и западной культуры.[1][10][11]

Был председателем Научного центра по общим проблемам культурологии, а также директором Института эко-психологии и главным редактором журнала «Эко-психология», пропагандировавшего гуманистическую идею «лечения Планеты и души человека».[7]

Умер 5 июля 2011 года в своём доме в Беркли.[1][12]

Научная деятельность

В 1969 году опубликовал монографию «Создание контркультуры (англ.)», которая вышла тиражом 400 000 экземпляров, и которая его сразу же сделала выразителем настроений молодёжи США. В 1972 году вышла вторая работа «Там, где кончается пустыня» ещё больше закрепившая успех Роззака, получившего за обе Национальные книжные премии США, несмотря на сильную их критику неоконсерваторами.[7]

Награды

Оценки

Е. Г. Балагушкин отмечал:[13]
Подлинным трубадуром религиозно-мистических настроений в молодёжной контркультуре стал Т. Роззак. В своих книгах он утверждал, что крупнейшие преобразования ближайшего будущего в области культуры, науки и даже производства станут возможны благодаря начавшемуся распространению в русле молодёжной контркультуры новой, мистической религиозности, магии и оккультизма, позволяющих осуществить «спиритуальную трансформацию» всех сторон социальной жизнедеятельности современного человечества.

Научные труды

Монографии

  • The Dissenting Academy (1968)
  • The Making of a Counter Culture (1969)
  • Masculine/Feminine: Readings in Sexual Mythology and the Liberation of Women (1969)
  • Where the Wasteland Ends (1972)
  • Sources (1972)
  • Unfinished Animal: The Aquarian Frontier and the Evolution of Consciousness (1975)
  • Person/Planet: The Creative Disintegration of Industrial Society (1979)
  • From Satori to Silicon Valley (1986)
  • The Cult of Information (1986)
  • Fool's Cycle/Full Cycle (1988) ISBN 0-931191-07-6
  • The Voice of the Earth (1992); 2nd edition (2001), Phanes Press (англ.), ISBN 978-1890482800
  • The Gendered Atom (1999)
  • Kanner, Roszak, & Gomes. Ecopsychology: Restoring the Earth, Healing the Mind. Sierra Club Books (англ.) (1995) ISBN 0-87156-406-8
  • World Beware! American Triumphalism in an Age of Terror (2006, ISBN 1-897071-02-7)
  • The Making of an Elder Culture: Reflections on the Future of America's Most Audacious Generation. (2009) New Society Publishers (англ.). ISBN 978-0-86571-661-2
переводы на русском языке
  • Рошак Т. Истоки контркультуры = The Making of a Counter Culture / Пер. О. А. Мышакова. — М.: АСТ, 2014. — 384 с. — (Новая философия). — ISBN 978-5-17-082816-6.

Статьи

Эссе

  • "[usinfo.state.gov/journals/itsv/0699/ijse/roszak.htm Birth of an Old Generation]"
  • "[www.sfgate.com/cgi-bin/article.cgi?f=/c/a/2001/12/23/RV150757.DTL&type=printable When the Counterculture Counted]
  • "[articles.latimes.com/2004/jan/28/opinion/oe-roszak28 Raging Against the Machine: In its '1984' Commercial, Apple Suggested that its Computers Would Smash Big Brother. But Technology Gave Him More Control.]" Los Angeles Times, January 28, 2004.

Художественные произведения

  • Pontifex (1974)
  • Bugs (1981)
  • Dreamwatcher (1985)
  • Flicker (англ.) (1991)
  • The Memoirs of Elizabeth Frankenstein (1995)
  • The Devil and Daniel Silverman (2003)
переводы на русском языке

Напишите отзыв о статье "Роззак, Теодор"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 [global.britannica.com/biography/Theodore-Roszak Theodore Roszak] // Encyclopædia Britannica
  2. 1 2 Бондаренко, 2009, с. 3.
  3. Маликова, 2015.
  4. Луков, 2012, с. 395.
  5. Султанова, 2009, с. 4—5.
  6. Martin, D.. [www.nytimes.com/2011/07/13/books/theodore-roszak-60s-scholar-dies-at-77.html Theodore Roszak, '60s Expert, Dies at 77], The New York Times (July 12, 2011).
  7. 1 2 3 4 5 6 Султанова, 2009, с. 3.
  8. 1 2 [shl.stanford.edu/about/events/fuller_conversations_2003.html Stanford Humanities Lab]. Stanford University. Проверено 11 мая 2008. [web.archive.org/20070904020308/shl.stanford.edu:80/about/events/fuller_conversations_2003.html Архивировано из первоисточника 4 сентября 2007].
  9. Fountain, 1988, p. 12.
  10. Султанова, 2009, с. 3, 5.
  11. [www.princeton.edu/~paw/web_exclusives/books/books0506.html Princeton Alumni Weekly]. Princeton University. Проверено 11 мая 2008.
  12. [www.sfgate.com/cgi-bin/blogs/tgladysz/detail?entry_id=92855 Theodore Roszak (1933–2011)], San Francisco Chronicle (July 1, 2009). Проверено 11 июля 2011.
  13. Балагушкин, 2006, с. 8—9.

Литература

на русском языке
  • Балагушкин Е. Г. Критика современных нетрадиционных религий (истоки, сущность, влияние на молодёжь Запада). — М.: Изд-во МГУ, 1986. — 286 с. — 12 300 экз.
  • Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в современной России : Системно-аналитический подход / автореферат дис. ... доктора философских наук : 09.00.13. — М.: Институт философии РАН, 2006. — 66 с.
  • Бондаренко О. А. [cheloveknauka.com/v/308709/a?#?page=1 Антиномия „мудрость — безумие“ в контркультуре США 1950-1960-х гг.] / диссертация ... кандидата культурологии : 24.00.01. — М.: Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2009. — 181 с.
  • Гуревич П. С. Спасёт ли мессия? «Христомания» в западном мире. Философско-публицистический очерк. — М.: Политиздат, 1981. — 272 с.
  • Луков Вал. А. Теории молодёжи: Междисциплинарный анализ: научная монография. — М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2012. — 528 с.
  • Маликова Е. В. [cyberleninka.ru/article/n/molodezhnaya-kontrkultura-kak-radikalnyy-vyzov-sovremennogo-molodogo-pokoleniya-obschestvu Молодёжная контркультура как радикальный вызов современного молодого поколения обществу] // Региональное развитие: электронный научно-практический журнал. — 2015. — № 3(7). — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2410-1672&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2410-1672].
  • Султанова М. А. [iph.ras.ru/uplfile/root/biblio/2009/Sultanova.pdf Философия контркультуры Теодора Роззака: (очерк философской публицистики)]. — М.: ИФ РАН, 2009. — 175 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-9540-0155-6.
на других языках
  • Fountain N. Underground: The London Alternative Press, 1966-74. — Taylor & Francis, 1988. — 231 p. — ISBN 0-415-00728-3.
  • Woo E. [www.latimes.com/local/obituaries/la-me-theodore-roszak-20110713-story.html Theodore Roszak dies at 77; scholar coined the term „counterculture“] // Los Angeles Times. — 14.07.2011.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Роззак, Теодор
  • "[www.pbs.org/wgbh/amex/love/sfeature/back_03.html "Social critic and professor Theodore Roszak wrote The Making of a Counter Culture in 1968]" – PBS
  • [edition.cnn.com/2004/US/08/13/twih.woodstock/index.html "Flashing back to Woodstock]" – CNN
  • [www.kqed.org/epArchive/R602231000 Interview] on Forum (KQED) (англ.)
  • [www.williamjames.com/transcripts/roszak.htm Interview]
  • Maclean's (англ.) [www2.macleans.ca/tag/the-making-of-an-elder-culture/ Interview: Theodore Roszak]: The Making of an Elder Culture by Anne Kingston. August 20, 2009

Отрывок, характеризующий Роззак, Теодор

Князь Андрей в своем полковничьем, белом (по кавалерии) мундире, в чулках и башмаках, оживленный и веселый, стоял в первых рядах круга, недалеко от Ростовых. Барон Фиргоф говорил с ним о завтрашнем, предполагаемом первом заседании государственного совета. Князь Андрей, как человек близкий Сперанскому и участвующий в работах законодательной комиссии, мог дать верные сведения о заседании завтрашнего дня, о котором ходили различные толки. Но он не слушал того, что ему говорил Фиргоф, и глядел то на государя, то на сбиравшихся танцовать кавалеров, не решавшихся вступить в круг.
Князь Андрей наблюдал этих робевших при государе кавалеров и дам, замиравших от желания быть приглашенными.
Пьер подошел к князю Андрею и схватил его за руку.
– Вы всегда танцуете. Тут есть моя protegee [любимица], Ростова молодая, пригласите ее, – сказал он.
– Где? – спросил Болконский. – Виноват, – сказал он, обращаясь к барону, – этот разговор мы в другом месте доведем до конца, а на бале надо танцовать. – Он вышел вперед, по направлению, которое ему указывал Пьер. Отчаянное, замирающее лицо Наташи бросилось в глаза князю Андрею. Он узнал ее, угадал ее чувство, понял, что она была начинающая, вспомнил ее разговор на окне и с веселым выражением лица подошел к графине Ростовой.
– Позвольте вас познакомить с моей дочерью, – сказала графиня, краснея.
– Я имею удовольствие быть знакомым, ежели графиня помнит меня, – сказал князь Андрей с учтивым и низким поклоном, совершенно противоречащим замечаниям Перонской о его грубости, подходя к Наташе, и занося руку, чтобы обнять ее талию еще прежде, чем он договорил приглашение на танец. Он предложил тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и на восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной, детской улыбкой.
«Давно я ждала тебя», как будто сказала эта испуганная и счастливая девочка, своей проявившейся из за готовых слез улыбкой, поднимая свою руку на плечо князя Андрея. Они были вторая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени. Наташа танцовала превосходно. Ножки ее в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от нее делали свое дело, а лицо ее сияло восторгом счастия. Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы. В сравнении с плечами Элен, ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по ее телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили, и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо.
Князь Андрей любил танцовать, и желая поскорее отделаться от политических и умных разговоров, с которыми все обращались к нему, и желая поскорее разорвать этот досадный ему круг смущения, образовавшегося от присутствия государя, пошел танцовать и выбрал Наташу, потому что на нее указал ему Пьер и потому, что она первая из хорошеньких женщин попала ему на глаза; но едва он обнял этот тонкий, подвижной стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.


После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцовать целый вечер. Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой то дамой, как принц такой то и такой то сделали и сказали то то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцовал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданьи в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь, и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей.
Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с ней о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время, как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцовала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась, и видимо подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею.
«Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур.
«Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине.
«Какой вздор иногда приходит в голову! подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него.
В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «как можно было спрашивать об этом?»
– Так весело, как никогда в жизни! – сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтобы обнять отца и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив и не верит в возможность зла, несчастия и горя.

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.
– Да, я очень рад, – сказал он.
«Как могут они быть недовольны чем то, думала Наташа. Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы.


На другой день князь Андрей вспомнил вчерашний бал, но не на долго остановился на нем мыслями. «Да, очень блестящий был бал. И еще… да, Ростова очень мила. Что то в ней есть свежее, особенное, не петербургское, отличающее ее». Вот всё, что он думал о вчерашнем бале, и напившись чаю, сел за работу.
Но от усталости или бессонницы (день был нехороший для занятий, и князь Андрей ничего не мог делать) он всё критиковал сам свою работу, как это часто с ним бывало, и рад был, когда услыхал, что кто то приехал.
Приехавший был Бицкий, служивший в различных комиссиях, бывавший во всех обществах Петербурга, страстный поклонник новых идей и Сперанского и озабоченный вестовщик Петербурга, один из тех людей, которые выбирают направление как платье – по моде, но которые по этому то кажутся самыми горячими партизанами направлений. Он озабоченно, едва успев снять шляпу, вбежал к князю Андрею и тотчас же начал говорить. Он только что узнал подробности заседания государственного совета нынешнего утра, открытого государем, и с восторгом рассказывал о том. Речь государя была необычайна. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. «Государь прямо сказал, что совет и сенат суть государственные сословия ; он сказал, что правление должно иметь основанием не произвол, а твердые начала . Государь сказал, что финансы должны быть преобразованы и отчеты быть публичны», рассказывал Бицкий, ударяя на известные слова и значительно раскрывая глаза.
– Да, нынешнее событие есть эра, величайшая эра в нашей истории, – заключил он.
Князь Андрей слушал рассказ об открытии государственного совета, которого он ожидал с таким нетерпением и которому приписывал такую важность, и удивлялся, что событие это теперь, когда оно совершилось, не только не трогало его, но представлялось ему более чем ничтожным. Он с тихой насмешкой слушал восторженный рассказ Бицкого. Самая простая мысль приходила ему в голову: «Какое дело мне и Бицкому, какое дело нам до того, что государю угодно было сказать в совете! Разве всё это может сделать меня счастливее и лучше?»
И это простое рассуждение вдруг уничтожило для князя Андрея весь прежний интерес совершаемых преобразований. В этот же день князь Андрей должен был обедать у Сперанского «en petit comite«, [в маленьком собрании,] как ему сказал хозяин, приглашая его. Обед этот в семейном и дружеском кругу человека, которым он так восхищался, прежде очень интересовал князя Андрея, тем более что до сих пор он не видал Сперанского в его домашнем быту; но теперь ему не хотелось ехать.
В назначенный час обеда, однако, князь Андрей уже входил в собственный, небольшой дом Сперанского у Таврического сада. В паркетной столовой небольшого домика, отличавшегося необыкновенной чистотой (напоминающей монашескую чистоту) князь Андрей, несколько опоздавший, уже нашел в пять часов собравшееся всё общество этого petit comite, интимных знакомых Сперанского. Дам не было никого кроме маленькой дочери Сперанского (с длинным лицом, похожим на отца) и ее гувернантки. Гости были Жерве, Магницкий и Столыпин. Еще из передней князь Андрей услыхал громкие голоса и звонкий, отчетливый хохот – хохот, похожий на тот, каким смеются на сцене. Кто то голосом, похожим на голос Сперанского, отчетливо отбивал: ха… ха… ха… Князь Андрей никогда не слыхал смеха Сперанского, и этот звонкий, тонкий смех государственного человека странно поразил его.