Розуэлльский инцидент

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Розуэлльский инцидент (англ. Roswell incident, также Розуэлльский инцидент с НЛО англ. Roswell UFO incident) — предполагаемое крушение неопознанного летающего объекта около города Розуэлл в штате Нью-Мексико, США в июле 1947 года.

Начиная с конца 1970-х годов этот инцидент стал причиной ожесточённых споров и теорий заговора, прежде всего из-за невыясненной природы обнаруженного объекта.

Согласно официальной позиции ВВС США, обнаруженный объект являлся метеозондом, использовавшимся в рамках секретной программы «Могул»[1].

В различных публицистических источниках популярна версия, согласно которой объект был внеземным кораблём, а его пилот являлся инопланетянином, которого правительство США захватило и засекретило. Это событие стало одним из самых известных элементов американской поп-культуры, и, благодаря ему, название города Розуэлл часто ассоциируется с НЛО[2].

Первоначально инцидент был быстро забыт даже уфологами и оставался неизвестным в течение 30 лет. Затем, в 1978 году, физик и уфолог Стэнтон Т. Фридман (англ. Stanton T. Friedman) взял интервью у майора Джесси Марселя, который участвовал в расследовании событий 1947 года. Марсель был уверен, что военные скрыли обнаруженный инопланетный космический корабль. Его история получила широкое распространение среди поклонников и исследователей НЛО и вошла в несколько документальных фильмов, посвящённых этой теме[3]. В феврале 1980 года таблоид The National Enquirer (англ.) взял своё собственное интервью у Марселя, которое ещё больше распространило славу инцидента в Розуэлле[2].

По словам других свидетелей происшествия, инцидент являлся крупной военной операцией, целью которой было воспроизведение инопланетного корабля[2]. Некоторые свидетели заявляли о попытках запугивания со стороны государственных структур США[4].





Что было известно в 1947 году

Предыстория: 24 июня 1947 года американский бизнесмен Кеннет Арнольд заметил девять летящих объектов, «похожих на тарелки». Это считается первым зарегистрированным случаем наблюдения НЛО.

Факты

  • 8 июля 1947 года командование армейской воздушной авиабазой Розуэлл, Нью-Мексико (509th Bomb Group based in Roswell, New Mexico), выступило с заявлением, в котором говорилось: «Разведотдел 509 авиаполка бомбардировщиков восьмой воздушной армии США при содействии местного фермера и окружного шерифа обнаружил „Летающий диск“ („Flying Disc“). После чего диск был доставлен на авиабазу Розуэлл, где подвергся предварительному осмотру»[5];
  • 8 июля появились газетные публикации в газетах Розуэлла («Daily Record») и других изданиях к западу от Чикаго, в которых говорилось: «На ранчо вблизи Розуэлла захвачена летающая тарелка». Статьи были написаны на основании пресс-релиза, составленного офицером по связям с общественностью (Public Information Officer (PIO)) лейтенантом Уолтером Хотом (Walter Haut). Пресс-релиз был составлен по приказу командира базы полковника Уильяма Хью Бланшара (William H. Blanchard)[6];
  • 8 июля агентом ФБР, имя которого из документа удалено, был составлен рапорт, в котором он сообщил своему начальству о том, что в пустыне были обнаружены два объекта: аэростат диаметром около 20 футов и прикреплённый к нему диск шестиугольной формы, похожий на противорадиолокационный отражатель. Первоначально агент написал, что думает, что объект похож на метеозонд, однако после консультации со специалистами авиабазы он в этом не уверен. Объект был направлен на базу ВВС Райт Филд (Wright Field), где военные специалисты авиабазы установили, что он являлся радиолокационным аэростатом[5].

Предыстория

Владелец ранчо «Фостер Плейс» фермер Мак (Марк) Брейзел заявил, что ночью во время грозы услышал сильный раскат и увидел вспышку света, дом задрожал. Утром 3 июля он выехал к загону и обнаружил пропажу овец. Во время поисков овец он якобы наткнулся на пустырь, засыпанный чем-то блестящим. Вернув скот, он вернулся и разглядел: было полно кусков непонятного вещества, схожего с фольгой (сминаемое и сгибаемое, оно принимало прежнюю форму), брусков очень лёгкого материала (который не горел и не повреждался ножом), что-то похожее на шнур, похожие вещи с красноватыми и красными узорами. Эти узоры якобы впоследствии дочь фермера сравнивала с цифрами, сосед — с китайскими иероглифами, со слов фермера, сын фермера — с древнеиндейским письмом, тоже со ссылкой на фермера. Всем этим Брейзел нагрузил джип. В последующие дни друзья, которым он это рассказывал, советовали ему обращаться к шерифу Дж. Уилкоксу. 6 июля он добрался до шерифа[7] на авиабазу Розуэлл. Пока Брейзел 8 июля пребывал в Розуэлле, он успел рассказать о находке по радио на радиостанции У. Уитмора, после чего был задержан военными[8]. Радиопередача якобы была остановлена[8][9].

Через несколько дней по местности поползли слухи, оживились репортёры. Было сделано заявление пресс-службы авиабазы:

Армейская воздушная авиабаза Розуэлл, Нью-Мексико, 8 июля 1947 года, первая половина дня.

Многочисленные слухи относительно летающих дисков подтвердились вчера, когда разведотделу 509 авиаполка бомбардировщиков восьмой воздушной армии при содействии местного фермера и окружного шерифа удалось завладеть одним из таких дисков.

Летающий диск якобы был обнаружен вблизи ранчо в окрестностях Розуэлла на прошлой неделе. Ввиду отсутствия телефона лишь по прошествии нескольких дней фермер смог известить шерифа, а тот в свою очередь уведомил начальника разведотдела 509 авиаполка майора Джесси А. Марсела. Незамедлительно были приняты меры, диск с ранчо доставлен на авиабазу Розуэлл, где подвергся предварительному осмотру, после чего майором Марселлом был доставлен в штаб[8]

Во второй половине дня 8 июля 1947 года множество газет к западу от Чикаго, таких как «Roswell Daily Record», вышли с заголовками на первой полосе «На ранчо вблизи Розуэлла захвачена летающая тарелка». Статья была опубликована на основании пресс-релиза, составленного офицером по связям с общественностью лейтенантом Вальтером Хаутом для распространения в СМИ. Пресс-релиз был составлен по приказу командира базы полковника Уильяма Хью Бланшара[6].

На следующий день после этого генерал Рейми выступил по радио с опровержением, в котором говорилось, что упавший объект является не «летающим диском» («flying disc»), а радиолокационным (метео)зондом[5]. Через неделю военные выпустили владельца ранчо, и он рассказал по радио, как нашёл останки метеозонда. Однако в конце сорвался и сказал, что это не было похоже на метеозонд, которые неоднократно падали возле его ранчо (их заносило с полигона Аламогордо), и что больше говорить о таких вещах не намерен.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4516 дней]

Что рассказывалось после 1947 года

Интервью с майором Марселом в 1970

Показания майора Джесси Марсела по дате неадекватны сообщению пресс-службы Розуэлла. По его словам, сообщение с авиабазы 1947 года составлено офицером для связи с прессой Уолтером Хаутом. У. Мур, соавтор книги «The Roswell incident», в 1979 году отыскал бывшего командира авиаполка лейтенанта У. Хаута — по его словам, полковник У. Бланчард велел ему составить сообщение о том, что военные подобрали летающий диск[8].

Версия Марсела: 7 июля 1947 года ему в Розуэлл позвонил шериф Уилкокс, и он выехал. У шерифа он увидел то же, что и Брейзел. Он договорился с Брейзелом через час встретиться у шерифа, понёс образцы командиру авиаполка Бланчарду. Тот послал его на место происшествия, возможно, с Брейзелом и с «этим Кавиттом» — незнакомым техасским контрразведчиком. Заночевали на ферме. Утром 8 июля выехали на пастбище, стали собирать обнаруженное Брейзелом вещество[8]. Якобы Марсел отыскал куски серебристой лёгкой «фольги» размером до 4 метров, коричневое пергаментоподобное вещество, эластичные квадратные бруски с узорами (Марсел рассказывал, что узоры похожи на цифры и иероглифы, а его сын — на иероглифы древнеегипетские[8]), «нити», прочие куски непонятно чего[9]. «Во второй половине того же дня мы выехали в Розуэлл и прибыли туда под вечер». В Розуэлле он поехал домой, где 11-летний сын встретил его вопросом: «Папа, ты привёз „летающую тарелку“?»[8].

На следующий день он вёз в бомбардировщике этот груз в Форт-Уэрт.

Едва мы приземлились в Форт-Уэрте, нам приказали часть обломков перенести в канцелярию генерала, — ему хотелось на них взглянуть. Мы сделали, как было велено, разложив принесенное на полу, застеленном коричневой бумагой… Генерал Рейми разрешил кое-кому из репортёров всё это заснять. На одной из тех фотографий запечатлён и я, сидящий на корточках перед какими-то малоинтересными обломками. Репортёры могли фотографировать, но приближаться и трогать что-либо не разрешалось. Обломки на том фото были настоящие, тут никакой подтасовки. Позже их подменили другими. И опять разрешили фотографировать. Те фотографии делались, когда настоящие обломки уже находились в пути на авиабазу Райт-Паттерсон. Меня на тех снимках не было. Помнится, позировал сам генерал с одним из своих адъютантов. Я перевидал много всяких зондов, но такого видеть не приходилось. Им тоже, полагаю, таких видеть не доводилось… Это генерал Рейми выдумал историю с метеозондом в качестве прикрытия, чтобы сбросить с наших плеч наседавших репортёров. Прессе было сказано, что подобрали всего-навсего метеозонд, а потому рейс на авиабазу Райт-Паттерсон отменяется. Меня с рейса сняли, кто-то другой всё это доставил на базу Райт-Паттерсон. Мне вообще было запрещено что-либо говорить представителям прессы за исключением того, что подсказал генерал.[8]

Супруги Молтес

В 1950-е в прошлом инженер Федеральной службы мелиорации Грейди (Барни) Барнетт якобы по большому секрету рассказывал друзьям по фамилии Молтес то, что он видел утром 3 июля 1947 года. У. Мур в 1970-е отыскал людей, подтвердивших честность уже тогда покойного Барнетта.

Барнетт:

Я случайно проезжал по тем местам, когда огни моей машины отразились от какого-то большого металлического предмета. Это был дискообразный объект футов 25—30 в диаметре. Пока глазел на него, подошли и другие люди. Стали осматривать мёртвые тела, которые лежали на земле. Машина была расколота взрывом или ударом. Я подошёл очень близко к телам, чтобы посмотреть на них. Их головы были круглые, глаза — небольшие, они не имели волос. Тела по нашим стандартам довольно малы, но их головы по отношению к телу — большие. Одежда казалась цельнокроеной, серого цвета, без ремней и пуговиц. Они, казалось, все были мужчинами.

Пока мы рассматривали тела, офицер спросил, кто мы такие, заявил, что всё это является собственностью армии, и уехал. Затем прибыли другие военные и, оцепив место, приказали нам покинуть его и никому ничего не говорить. Это наш патриотический долг.[10]

Рядом присутствовали археологи не то из Мичигана, не то из Пенсильвании, их найти не удалось[8].

Сын Уитмора, 1979 год

Мур и Фридман на исходе 1970-х виделись с сыном тогда уже покойного владельца розуэлльской радиостанции У. Уитмора, где 8 июля 1947 года давал интервью Брейзел. Когда Уитмор передавал по радио запись с рассказом Брейзела, на радиостанцию позвонил секретарь Федеральной комиссии по радиосвязи — он запретил продолжать передачу и пригрозил лишением лицензии. Вторым звонил уже сенатор с Капитолия, который уговорил Уитмора. Ещё в 1950-е один человек утверждал, что, проезжая мимо тех мест, услышал, как рассказывали о крушении диска и о том, как передачу внезапно прервали[8].

Сёстры Браун

Дочери сержанта М. Брауна рассказывали, что их отец будто бы сопровождал рефрижератор с телами с разбившегося диска, обнаруженного в Нью-Мексико в июле 1947 года. Два трупа ему удалось увидеть. Ещё он охранял ангар, где всё хранилось до отправки в Форт-Уэрт. Документы, предоставленные его дочерьми, подтвердили, что тогда их отец действительно служил в Розуэлле[8].

Саманта Рэес

Б. Кассити якобы рассказывал падчерице, как служил в инженерных войсках Нью-Мексико и видел неизвестные предметы. Куски неизвестно чего за неимением транспорта зарыли в траншее, чтобы после вывезти. Рассказывал он и о двух обнаруженных трупах, и об одном гуманоиде, вскоре также умершем[8].

Джеральд Андерсон

5 июля 1947 года Д. Андерсон в 5-летнем возрасте вместе с отцом, дядей и двоюродным братом якобы выехали на поиски моховых агатов на плато Сан-Агустин и увидели там серебристый диск:

Там было три существа, три тела, они лежали на земле, в тени той штуковины. Ростом около четырёх футов, с непомерно большими головами и миндалевидными глазами угольной черноты. Двое не подавали признаков жизни, третий тяжело дышал, точно у него были переломаны рёбра. Был и четвёртый, тот сидел на земле, с ним всё было в порядке, он, кажется, оказывал помощь пострадавшему. При нашем появлении он сжался в комочек, будто боялся, что его ударят.

Пришли археологи под руководством доктора Баскерка и ещё кто-то. Прибыли не сильно удивлённые военные[8].

Джайме Шандера, 1987 год

Исследователь розуэлльского инцидента Д. Шандера в декабре 1984 года получил анонимный конверт со штемпелем Албукерке, Нью-Мексико, внутри которого лежал машинописный текст, датируемый 24 сентября 1947 года «Меморандум для Министерства обороны», подписанный Г. Трумэном и адресованный Дж. Форрестолу. Трумэн указывал на необходимость создать группу из 12 человек («Маджестик-12») для изучения НЛО. В этот комитет, написано, входили такие люди, как Детлев Бронк (M-6), Джером Хунзекер (M-7), Ллойд Беркнер (M-12), а также, Роско Хилленкоттер (M-1), Вэнневар Буш (M-2), Форрестол (M-3) и Дональд Мензел (M-10). В документах этих рассказывалось о трудностях изучения донесений о наблюдениях НЛО.

Несмотря на все усилия, мало что удалось выяснить, пока один фермер не сообщил, что такой объект разбился в пустынной местности штата Нью-Мексико, примерно в семидесяти пяти милях северо-западнее авиабазы Розуэлл (в настоящее время авиабаза Уокер).

7 июля 1947 года была проведена секретная операция по сбору обломков объекта для научного изучения. В ходе операции воздушная разведка обнаружила четыре низкорослых человекоподобных существа, очевидно выброшенных из летательного аппарата незадолго до взрыва. Эти существа были подобраны в двух милях восточнее места крушения. Все четверо были мертвы и находились в состоянии разложения из-за грызунов, а также оттого, что около недели пролежали под открытым небом. Особой группой учёных были приняты меры по консервации тел для последующего их изучения… Подобранные обломки были доставлены в различные пункты… С гражданскими и военными очевидцами был проведён инструктаж о необходимости сохранения тайны, репортёрам была дана убедительная версия прикрытия, будто бы обнаруженный объект оказался вышедшим из-под контроля высотным зондом…

В результате секретных аналитических обследований, организованных генералом Туайнингом и доктором Бушем по прямому указанию Президента, составилось предварительное и единодушное мнение (19 сентября 1947 года) о том, что диск — разведывательный аппарат ближнего радиуса действия. Такое заключение основывалось главным образом на размерах диска и отсутствии достаточных припасов… Исследование четырёх погибших членов экипажа проводилось под руководством доктора Бронка. Согласно предварительному заключению группы (30 ноября 1947 года), эти существа хотя и человекоподобны, но биологические и эволюционные процессы, лежащие в основе их развития, очевидно, были совершенно иными, нежели те, что отмечены в Homo sapiens. До согласования более точного термина группа доктора Бронка предложила их называть Extraterrestrial Biological Entities (или EBE).

Почти наверняка известно, что эти аппараты не принадлежат какой-либо стране. Высказывалось множество догадок относительно того, откуда и как они прибыли. Марс был и остаётся местом предполагаемого отправления, хотя некоторые специалисты, доктор Мензел в особенности, считают, что скорее всего мы имеем дело с существами иной звёздной системы.

Среди обломков были обнаружены многочисленные образцы, напоминающие письменность. Попытки дешифровки пока безуспешны… Столь же безуспешными оказались попытки определить принцип действия двигателя или метод трансмиссии силовой установки. Исследования в этом направлении осложнены ввиду полного отсутствия неизбежных, казалось бы, крыльев и пропеллеров, турбин и прочих привычных компонентов силовых установок, систем управления, как и отсутствия металлической проводки, электронных ламп или других деталей электроники… Предполагают, что силовая установка была полностью уничтожена взрывом, явившимся причиной катастрофы[8][9].

Проведённая в июле 1987 года экспертиза показала, что подпись Трумэна на документе настоящая, но скопирована с документа Ванневара Буша, а шрифт пишущей машинки «Смит-Корона», которым всё было набрано, в 1940-х не использовался[8]. Некто профессор Курц вместе с Ф.Классом указывали ещё на то, что документ составлен на простой бумаге, а не на бланках ЦРУ, и на то, что гриф «top secret restricted security information» был введён лишь через 10 лет после того, как якобы документ был написан[9].

Предлагавшиеся объяснения розуэлльских событий

Скептические

В советской печати («Вечерний Ленинград» за 1987 год) высказывалась мысль, что в Розуэлле разбилась ракета, построенная на основе «Фау-2» и запущенная с полигона Уайт-Сэндс, Нью-Мексико, и очевидцы наблюдали трупы макак-резусов, находившихся в головном отсеке ракеты[9].

24 июня 1977 года ВВС США обнародовали информацию, по которой в 1947 году они проводили в пустыне испытания — сбрасывали манекены на парашютах, найденные после очевидцами, а в 1994 году они же заявили, что тогда предъявляли обломки не метеорологического зонда, а зонда, который в рамках проекта «Mogul» запускался для шпионажа против СССР[11].

Джон Келл развивает гипотезу о том, что случай вызван разорвавшейся над Короной японской бомбой, также, как и во время Второй мировой войны японцы посылали через Тихий океан шары со взрывчаткой. Один такой шар убил 6 человек в Орегоне летом 1945 года. Так что и после войны население предупреждали о возможных затерявшихся таких шарах. Узоры на найденных у Розуэлла предметах Брейзел как раз сравнивал с японскими иероглифами. Такая бомба как будто была поднята бурей 2 июля 1947 года и поражена молнией[7].

Энни Якобсен в своей книге «Зона 51» (Area 51) утверждает, что Розуэлльский инцидент был якобы подстроен Сталиным для создания в Америке паники, сходной с той, которая возникла после радиоспектакля Орсона Уэллса «Война миров» в 1938 году. Согласно Энни Якобсен экипаж самолёта в виде тарелки состоял из детей 12—13 лет с изуродованной (Йозефом Менгеле, якобы скрывавшемся в СССР, но в реальности сбежавшим в Южную Америку) внешностью. «Тарелка» должна была приземлиться в американском городе и вызвать панику, однако из-за грозы летательный аппарат потерпел крушение, а власти засекретили связанную с инцидентом информацию[12]. Очевидно, эта антисоветская пропаганда была продуктом эпохи «холодной войны», и никакого обоснования под собой не имеет.

Уфологические

Высказывались такие предположения, что это именно НЛО потерпел крушение, хотя никто не видел, чтобы нечто падало именно с неба, чтобы неопознанный объект был летающим. Такой, в частности, сценарий происходившего предлагает уфолог Колчин:

Вечером 2 июля 1947 г. неизвестный дискообразный светящийся объект пролетел на большой скорости над городом Розуэлл в северо-западном направлении. К северо-западу от Розуэлла он попал в сильную грозу, и в 75 милях от города в него, видимо, ударила молния, в результате чего произошёл частичный взрыв и около фермы Брейзела упало большое число лёгких обломков. (Сам Брейзел слышал странный взрыв во время грозы).

После взрыва повреждённый объект, видимо, изменил направление полёта на западное, пролетел ещё 150 миль и упал на землю в районе плато Сан-Августин западнее города Соккоро, где его обнаружили утром 3 июля 1947 г. инженер Барнет и группа студентов-археологов.

Известный американский астронавт, Эдгар Митчелл, в интервью на британской радиостанции Kerrang Radio 24 июля 2008 года признался, что верит в существование инопланетян и в то, что недалеко от Розуэлла действительно потерпел крушение летательный аппарат пришельцев. Спустя некоторое время официальный представитель НАСА заявил, что хотя агентство уважает Эдгара, как великого американца, но тем не менее не разделяет его взглядов[13].

Отчёт Хоттела

В начале апреля 2011 года ФБР опубликовало в специальном разделе своего сайта [vault.fbi.gov/ vault.fbi.gov], содержащем более 2000 документов, рапорт, посвящённый инциденту в Розуэлле. Согласно документу, датированному 1950 годом, работник ФБР Гай Хоттел приводит информацию, полученную от некоего следователя ВВС, чьё имя по соображениям безопасности заретушировано. Рапорт Гая Хоттела гласит[14]:


Следователь ВВС заявил, что три так называемые летающие тарелки были найдены в Нью-Мексико. Они были круглой формы с приподнятым центром, около 50 футов (15,25 м) в диаметре. В каждой из них находилось три тела человеческой формы, но в высоту всего 3 фута (90 см), одетые в металлическую ткань с очень тонкой структурой. Каждое тело было перевязано способом, сходным с противоперегрузочным костюмом, используемыми лётчиками-испытателями и лётчиками на скоростных самолётах. По словам мистера [затёрто] информатора, тарелки были обнаружены в Нью-Мексико вследствие того, что правительство имеет очень мощный радар, установленный в этой области и считается, что радар повлиял на механизм управления тарелками.

В рапорте также указывается, что агент больше не предпринимал попыток дальнейшего расследования события[15].

Согласно анализу издания International Business Times, документ лишь содержит пересказ известной истории, авторами которой были два мошенника, Сайлас Ньютон и Лео Гебауэр, занимавшихся продажей устройств для лозоходства, которые, по их словам, «были сделаны на основе инопланетной технологии»[16].

Расследование 1994 г

В феврале 1994 г. Счётная Палата США (англ. General Accounting Office) по просьбе депутата конгресса США от штата Нью-Мексико провела расследование с целью обнаружить документы о Розуэлльском инциденте в архивах.

Никаких документов о сокрытии каких-либо обстоятельств инцидента, как сообщается, обнаружено не было. Однако были обнаружены документы о секретном проекте слежения за ожидаемыми ядерными испытаниями и пусками баллистических ракет в СССР, именовавшемся «Проект Могул». В этом проекте использовались связки метеозондов с акустическими устройствами, запускавшиеся из Альбукерке, так как предполагалось улавливать звуковые волны, распространяющиеся на больших высотах из СССР. О проекте был осведомлен достаточно узкий круг лиц, военнослужащие на базе Розуэлл о нём не знали.

Был опрошен ряд бывших участников этого проекта, единственный оставшийся в живых военнослужащий ВВС, который в 1947 г. участвовал в перевозке найденного в Розуэлле объекта, а также офицер, который изначально идентифицировал этот объект как воздушный шар. Сопоставление всей полученной информации позволило сделать вывод, что найденный в Розуэлле объект скорее всего был устройством от одной из связок воздушных шаров «Проекта Могул». Похожие на иероглифы знаки на объекте объясняются тем, что для изготовления радарных отражателей, крепившихся к связкам шаров для слежения за ними, использовалась плёнка с различными узорами, выпускавшаяся фирмой по производству игрушек, которая во время Второй мировой войны начала выполнять военные заказы.

Отчёт с такими выводами был официально опубликован ВВС США в сентябре 1994 г. Однако уфологи оспаривают эти выводы[17][18].

Влияние на культуру

  • В песне «Roswell 47» группы «Hypocrisy»
  • В песне «Hangar 18, Area 51» группы «Yngwie Malmsteen»
  • В игре Duke Nukem 3D
  • В игре World of Warcraft название одной из локаций «Зона 52» (Area 52).
  • В мультсериале «Футурама» эпизод «Roswell That Ends Well» полностью построен на событиях Розуэлльского инцидента.
  • В мультфильме «Улётный trip» эпизод Roswell полностью построен на событиях Розуэлльского инцидента.
  • В песне группы Hypocrisy — Roswell 47.
  • В альбоме группы Atomship — The Crash of 47.
  • В сериале «Вавилон-5» Розуэлльский инцидент назван случайным контактом цивилизации врии с землянами. Притом у Врии влияние этого инцидента на Земную культуру до 23 века остаётся предметом для анекдотов.
  • В фильме «День независимости» инцидент в Розуэлле подтверждается председателем ЦРУ и люди, изучив остатки пришельцев и используя найденный тогда космический истребитель, уничтожают угрозу истребления человечества.
  • Розуэлльский инцидент неоднократно упоминается в сериале «Секретные материалы».
  • Служит основой сюжета мультфильма «Dreamland», который является специальным выпуском телесериала «Доктор Кто».
  • В песне группы Megadeth «Hangar 18».
  • В игре The Pandora Directive.
  • В сериале «Roswell» («Город пришельцев»).
  • В игре BlackSite: Area 51.
  • В игре Grand Theft Auto: San Andreas есть локация «Зона 69»
  • В игре Deus Ex: Area 51.
  • В альбоме Technical Itch — Diagnostics, один из треков называется Roswell.
  • Розуэлльский инцидент упоминается в аниме «Эксперименты Лэйн».
  • В игре Зона 51 (Area 51).
  • В игре Tomb Raider III: Adventures of Lara Croft есть уровень «Зона 51», на котором можно побывать в лаборатории, где исследуют тело пришельца.
  • В мультфильме «Американский папаша!» пришелец Роджер говорит, что его корабль разбился в Розуэлле в 1947 году.
  • На основе Розуэлльских событий построен сериал «Похищенные» («Taken»).
  • Розуэлльский инцидент и связанная с ним «Зона 51» неоднократно упоминаются в сериалах франшизы «Звёздные врата».
  • В юмористическом фильме «Пол: Секретный материальчик» главный герой, пришелец Пол, упоминает свою аварию в Розуэлле, где он при посадке раздавил летающей тарелкой собаку.
  • В фильме «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» упоминаются события 1947 года, и на ящике, вскрываемом главными злодеями на 13-й минуте, красуется надпись ROSWELL, NEW MEXICO 1947 RSW-001 A25.
  • В фильме «Вскрытие пришельца» («Alien Autopsy») главные герои записывают ту самую спорную плёнку со вскрытием пришельца.
  • Книга «Интервью с пришельцем» (Alien Interview) написана на основе событий в Розуэлле.
  • В комиксе Superman: Red Son показано, что разбившийся корабль принадлежал Корпусу Зелёных Фонарей.
  • В мультфильме Побег с планеты Земля появляются пришельцы, которые упали на своем корабле на отца главного антагониста возле его дома под Розуэллом.
  • Компания Google 8 июля 2013 года заменила логотип своей поисковой системы юбилейным дудлом в виде мини-игры, посвященной 66-й годовщине со дня событий в Розуэлле.
  • Композиция группы Sleep Dealer под названием Roswell 47.

Празднование

Каждый год в выходные 4-го июля город Розуэлл проводит фестиваль НЛО Розуэлла с участием видных уфологов.

См. также

Напишите отзыв о статье "Розуэлльский инцидент"

Примечания

  1. United States Air Force (Col. Richard L. Weaver, USAF; 1st LT. James McAndrew, USAFR), The Roswell Report: Fact versus Fiction in the New Mexico Desert (1995)  (англ.)
  2. 1 2 3 B.D. Gildenberg. «A Roswell Requiem». Skeptic 10-1 (2003).  (англ.)
  3. B.D. Gildenberg. «A Roswell Requiem». Skeptic 10-1 (2003).
  4. [www.gl.iit.edu/wadc/history/Roswell/roswell.pdf "The Roswell Report: Case Closed, " Appendix C, «Transcript of interview with W. Glenn Dennis»], interview with Karl T. Pflock, November 2, 1992, p. 211—226, James McAndrews, Headquarters United States Air Force, 1997
  5. 1 2 3 General Accounting Office [www.fas.org/sgp/othergov/roswell.html Government Records: Results of a Search for Records Concerning the 1947 Crash Near Roswell, New Mexico], 28 июля 1995 года  (англ.)
  6. 1 2 Dennes G. Balthaser. [www.alienresearchcorp.com/ufos/roswell/0908/newspaper/ The «Other 1947 Roswell Newspaper»], 3 августа 2009
  7. 1 2 Рэнделс Д., Хоу П. [anomalia.kulichki.ru/book/book004.htm Тайны НЛО. 50 лет загадочных контактов] / Пер. Фурман Л. М. — М.: Изд. Вече, 1998. — 384 с, ил.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ЦебаковскийС. Я. Уравнение с НЛО. — М.: Современник, 1997. — 381 с, ил.. — (Антология тайн, чудес и загадок)
  9. 1 2 3 4 5 Г. К. Колчин [www.x-libri.ru/elib/kolch000/00000072.htm#a34 Розуэллский инцидент] // Г. К. Колчин [www.x-libri.ru/elib/kolch000/index.htm НЛО: факты, документы]. — Ленинград, 1991
  10. В.Шелепов НЛО: операция «Сокрытие» // Совершенно секретно. — 1997. — № 6. — С.18— 19
  11. Уингейт Ф. Пришельцы / Пер. Покидаева Т. Ю.. — М.: Росмэн, 1999. — 48 с, ил.
  12. [www.newsru.com/world/16may2011/roswell.html Новая версия: «инопланетян» в американский Розуэлл прислал Сталин]
  13. [lenta.ru/articles/2008/07/25/ufo/ Бывший астронавт NASA рассказал о контактах с инопланетянами]
  14. [vault.fbi.gov/hottel_guy/Guy%20Hottel%20Part%201%20of%201/at_download/file FBI Records — The vault: Guy Hottel Part 1 of 1]
  15. [vault.fbi.gov/hottel_guy/Guy%20Hottel%20Part%201%20of%201/at_download/file «Guy Hottel Part 1 of 1»], FBI Vault.
  16. Jesse Emspak. [www.ibtimes.com/articles/132868/20110411/fbi-hottel-memo-reveals-ufo-hoax.htm FBI "Hottel Memo" Reveals UFO Hoax] (англ.). ШBTimes (11 апреля 2011.). Проверено 12 июля 2011. [www.webcitation.org/664LbaWWD Архивировано из первоисточника 11 марта 2012].
  17. [www.v-j-enterprises.com/roswairf.html The Air Force Report on Roswell.An Absence of Evidence by Mark Rodeghier & Mark Chesney]
  18. [www.roswellfiles.com/Articles/ProjectMogul.htm Project Mogul.Synopsis of Balloon Research Findings]

Литература

  • Б. Шуринов. [bookz.ru/authors/6urinov-boris/roswell.html «Загадка Розуэлла»]
  • Ч. Берлитц (англ. Berlitz) и У. Мур (англ. Moor). «Roswell incident» (1980).
  • Т. Гуд (англ. Good) «Above top secret» (1987).
  • Г. К. Колчин. [www.x-libri.ru/elib/kolch000/00000072.htm#a34 «Розуэллский инцидент»] // Г. К. Колчин [www.x-libri.ru/elib/kolch000/index.htm НЛО: факты, документы]. — Ленинград, 1991
  • НЛО и большая политика: [ari.ru/doc/?id=3220 ч.1], [ari.ru/doc/?id=3223 ч.2]

Ссылки

  • [youtube.com/watch?v=ny_Wfc7sjgk Сообщение по радио о находке обломков диска, 1947]
  • [vault.fbi.gov/ FBI — The Vault (сайт содержит некоторые рассекреченные сведения по Розуэлльскому инциденту)]
  • [ksenofobia38.narod.ru/roswell.htm Секретные материалы Розуэлла]
  • [www.u-tube.ru/pages/video/16720/ Фильм «Вскрытие пришельца»]
  • [www.u-tube.ru/pages/video/16884/ Видео обломков]
  • [www.ufo.obninsk.ru/autopsy.htm О фильме «Вскрытие пришельца»]
  • [ru.youtube.com/watch?v=Dw7cNiysLxU «Обломки». Индивидуальные панели управления и лёгкие двутавровые балки]
  • [ru.youtube.com/watch?v=NwyeK36Gh-s «Вскрытие» № 1]
  • Филип Корсо. [ru.youtube.com/watch?v=dDpmCRjx_k8 The Day after Roswell, ч.1 (англ.)]
  • Roswell Conspiracy: [youtube.com/watch?v=ny_Wfc7sjgk ч.1], [youtube.com/watch?v=YQbbAyMGRa8&feature=related ч.2], [youtube.com/watch?v=HAqAfZucdU0&feature=related ч.3], [youtube.com/watch?v=Smr2jpDc-yw&feature=related ч.4], [ru.youtube.com/watch?v=-jo_QNK4q0w ч.5] (англ.)
  • The Roswell Incident: [ru.youtube.com/watch?v=q3hMvQ0ypYg ч.1], [ru.youtube.com/watch?v=vLkvr4rYwi0 ч.2], [ru.youtube.com/watch?v=dTP-sgrFG8A&feature=related ч.3], [ru.youtube.com/watch?v=g-mQZVLMEsg&feature=related ч.4], [ru.youtube.com/watch?v=WjzxHc-VTgI ч.5] (англ.)
  • [ru.youtube.com/watch?v=ohjPg_dCuuA Walter Haut’s Final Roswell Testimony (англ.)]
  • [ru.youtube.com/watch?v=gjQgqZ6eMP4&feature=related Анализ предполагаемого обломка диска]
  • [ufos.narod.ru/ Начальник Научно-технического Управления ВВС США генерал-лейтенант Натан Туайнинг], 23.09.1947
  • [stamplover.ru/?p=937 Шестипалый Ф. Д. Рузвельт на марке 1947 года]

Отрывок, характеризующий Розуэлльский инцидент

Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.
– Это было бы хорошо, – сказала она. – Я ничего не хотела и не хочу.
Она сбросила свою собачку с колен и оправила складки платья.
– Вот благодарность, вот признательность людям, которые всем пожертвовали для него, – сказала она. – Прекрасно! Очень хорошо! Мне ничего не нужно, князь.
– Да, но ты не одна, у тебя сестры, – ответил князь Василий.
Но княжна не слушала его.
– Да, я это давно знала, но забыла, что, кроме низости, обмана, зависти, интриг, кроме неблагодарности, самой черной неблагодарности, я ничего не могла ожидать в этом доме…
– Знаешь ли ты или не знаешь, где это завещание? – спрашивал князь Василий еще с большим, чем прежде, подергиванием щек.
– Да, я была глупа, я еще верила в людей и любила их и жертвовала собой. А успевают только те, которые подлы и гадки. Я знаю, чьи это интриги.
Княжна хотела встать, но князь удержал ее за руку. Княжна имела вид человека, вдруг разочаровавшегося во всем человеческом роде; она злобно смотрела на своего собеседника.
– Еще есть время, мой друг. Ты помни, Катишь, что всё это сделалось нечаянно, в минуту гнева, болезни, и потом забыто. Наша обязанность, моя милая, исправить его ошибку, облегчить его последние минуты тем, чтобы не допустить его сделать этой несправедливости, не дать ему умереть в мыслях, что он сделал несчастными тех людей…
– Тех людей, которые всем пожертвовали для него, – подхватила княжна, порываясь опять встать, но князь не пустил ее, – чего он никогда не умел ценить. Нет, mon cousin, – прибавила она со вздохом, – я буду помнить, что на этом свете нельзя ждать награды, что на этом свете нет ни чести, ни справедливости. На этом свете надо быть хитрою и злою.
– Ну, voyons, [послушай,] успокойся; я знаю твое прекрасное сердце.
– Нет, у меня злое сердце.
– Я знаю твое сердце, – повторил князь, – ценю твою дружбу и желал бы, чтобы ты была обо мне того же мнения. Успокойся и parlons raison, [поговорим толком,] пока есть время – может, сутки, может, час; расскажи мне всё, что ты знаешь о завещании, и, главное, где оно: ты должна знать. Мы теперь же возьмем его и покажем графу. Он, верно, забыл уже про него и захочет его уничтожить. Ты понимаешь, что мое одно желание – свято исполнить его волю; я затем только и приехал сюда. Я здесь только затем, чтобы помогать ему и вам.
– Теперь я всё поняла. Я знаю, чьи это интриги. Я знаю, – говорила княжна.
– Hе в том дело, моя душа.
– Это ваша protegee, [любимица,] ваша милая княгиня Друбецкая, Анна Михайловна, которую я не желала бы иметь горничной, эту мерзкую, гадкую женщину.
– Ne perdons point de temps. [Не будем терять время.]
– Ax, не говорите! Прошлую зиму она втерлась сюда и такие гадости, такие скверности наговорила графу на всех нас, особенно Sophie, – я повторить не могу, – что граф сделался болен и две недели не хотел нас видеть. В это время, я знаю, что он написал эту гадкую, мерзкую бумагу; но я думала, что эта бумага ничего не значит.
– Nous у voila, [В этом то и дело.] отчего же ты прежде ничего не сказала мне?
– В мозаиковом портфеле, который он держит под подушкой. Теперь я знаю, – сказала княжна, не отвечая. – Да, ежели есть за мной грех, большой грех, то это ненависть к этой мерзавке, – почти прокричала княжна, совершенно изменившись. – И зачем она втирается сюда? Но я ей выскажу всё, всё. Придет время!


В то время как такие разговоры происходили в приемной и в княжниной комнатах, карета с Пьером (за которым было послано) и с Анной Михайловной (которая нашла нужным ехать с ним) въезжала во двор графа Безухого. Когда колеса кареты мягко зазвучали по соломе, настланной под окнами, Анна Михайловна, обратившись к своему спутнику с утешительными словами, убедилась в том, что он спит в углу кареты, и разбудила его. Очнувшись, Пьер за Анною Михайловной вышел из кареты и тут только подумал о том свидании с умирающим отцом, которое его ожидало. Он заметил, что они подъехали не к парадному, а к заднему подъезду. В то время как он сходил с подножки, два человека в мещанской одежде торопливо отбежали от подъезда в тень стены. Приостановившись, Пьер разглядел в тени дома с обеих сторон еще несколько таких же людей. Но ни Анна Михайловна, ни лакей, ни кучер, которые не могли не видеть этих людей, не обратили на них внимания. Стало быть, это так нужно, решил сам с собой Пьер и прошел за Анною Михайловной. Анна Михайловна поспешными шагами шла вверх по слабо освещенной узкой каменной лестнице, подзывая отстававшего за ней Пьера, который, хотя и не понимал, для чего ему надо было вообще итти к графу, и еще меньше, зачем ему надо было итти по задней лестнице, но, судя по уверенности и поспешности Анны Михайловны, решил про себя, что это было необходимо нужно. На половине лестницы чуть не сбили их с ног какие то люди с ведрами, которые, стуча сапогами, сбегали им навстречу. Люди эти прижались к стене, чтобы пропустить Пьера с Анной Михайловной, и не показали ни малейшего удивления при виде их.
– Здесь на половину княжен? – спросила Анна Михайловна одного из них…
– Здесь, – отвечал лакей смелым, громким голосом, как будто теперь всё уже было можно, – дверь налево, матушка.
– Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе.
Анна Михайловна остановилась, чтобы поровняться с Пьером.
– Ah, mon ami! – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. [Поверьте, я страдаю не меньше вас, но будьте мужчиной.]
– Право, я пойду? – спросил Пьер, ласково чрез очки глядя на Анну Михайловну.
– Ah, mon ami, oubliez les torts qu'on a pu avoir envers vous, pensez que c'est votre pere… peut etre a l'agonie. – Она вздохнула. – Je vous ai tout de suite aime comme mon fils. Fiez vous a moi, Pierre. Je n'oublirai pas vos interets. [Забудьте, друг мой, в чем были против вас неправы. Вспомните, что это ваш отец… Может быть, в агонии. Я тотчас полюбила вас, как сына. Доверьтесь мне, Пьер. Я не забуду ваших интересов.]
Пьер ничего не понимал; опять ему еще сильнее показалось, что всё это так должно быть, и он покорно последовал за Анною Михайловной, уже отворявшею дверь.
Дверь выходила в переднюю заднего хода. В углу сидел старик слуга княжен и вязал чулок. Пьер никогда не был на этой половине, даже не предполагал существования таких покоев. Анна Михайловна спросила у обгонявшей их, с графином на подносе, девушки (назвав ее милой и голубушкой) о здоровье княжен и повлекла Пьера дальше по каменному коридору. Из коридора первая дверь налево вела в жилые комнаты княжен. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Увидав проходящих, князь Василий сделал нетерпеливое движение и откинулся назад; княжна вскочила и отчаянным жестом изо всей силы хлопнула дверью, затворяя ее.
Жест этот был так не похож на всегдашнее спокойствие княжны, страх, выразившийся на лице князя Василья, был так несвойствен его важности, что Пьер, остановившись, вопросительно, через очки, посмотрел на свою руководительницу.
Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.
На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату. Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера. Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.


Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.
Младшая, румяная и смешливая княжна Софи, с родинкою, смотрела на него. Она улыбнулась, спрятала свое лицо в платок и долго не открывала его; но, посмотрев на Пьера, опять засмеялась. Она, видимо, чувствовала себя не в силах глядеть на него без смеха, но не могла удержаться, чтобы не смотреть на него, и во избежание искушений тихо перешла за колонну. В середине службы голоса духовенства вдруг замолкли; духовные лица шопотом сказали что то друг другу; старый слуга, державший руку графа, поднялся и обратился к дамам. Анна Михайловна выступила вперед и, нагнувшись над больным, из за спины пальцем поманила к себе Лоррена. Француз доктор, – стоявший без зажженной свечи, прислонившись к колонне, в той почтительной позе иностранца, которая показывает, что, несмотря на различие веры, он понимает всю важность совершающегося обряда и даже одобряет его, – неслышными шагами человека во всей силе возраста подошел к больному, взял своими белыми тонкими пальцами его свободную руку с зеленого одеяла и, отвернувшись, стал щупать пульс и задумался. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Во время этого перерыва Пьер заметил, что князь Василий вышел из за своей спинки стула и, с тем же видом, который показывал, что он знает, что делает, и что тем хуже для других, ежели они не понимают его, не подошел к больному, а, пройдя мимо его, присоединился к старшей княжне и с нею вместе направился в глубь спальни, к высокой кровати под шелковыми занавесами. От кровати и князь и княжна оба скрылись в заднюю дверь, но перед концом службы один за другим возвратились на свои места. Пьер обратил на это обстоятельство не более внимания, как и на все другие, раз навсегда решив в своем уме, что всё, что совершалось перед ним нынешний вечер, было так необходимо нужно.
Звуки церковного пения прекратились, и послышался голос духовного лица, которое почтительно поздравляло больного с принятием таинства. Больной лежал всё так же безжизненно и неподвижно. Вокруг него всё зашевелилось, послышались шаги и шопоты, из которых шопот Анны Михайловны выдавался резче всех.
Пьер слышал, как она сказала:
– Непременно надо перенести на кровать, здесь никак нельзя будет…
Больного так обступили доктора, княжны и слуги, что Пьер уже не видал той красно желтой головы с седою гривой, которая, несмотря на то, что он видел и другие лица, ни на мгновение не выходила у него из вида во всё время службы. Пьер догадался по осторожному движению людей, обступивших кресло, что умирающего поднимали и переносили.
– За мою руку держись, уронишь так, – послышался ему испуганный шопот одного из слуг, – снизу… еще один, – говорили голоса, и тяжелые дыхания и переступанья ногами людей стали торопливее, как будто тяжесть, которую они несли, была сверх сил их.
Несущие, в числе которых была и Анна Михайловна, поровнялись с молодым человеком, и ему на мгновение из за спин и затылков людей показалась высокая, жирная, открытая грудь, тучные плечи больного, приподнятые кверху людьми, державшими его под мышки, и седая курчавая, львиная голова. Голова эта, с необычайно широким лбом и скулами, красивым чувственным ртом и величественным холодным взглядом, была не обезображена близостью смерти. Она была такая же, какою знал ее Пьер назад тому три месяца, когда граф отпускал его в Петербург. Но голова эта беспомощно покачивалась от неровных шагов несущих, и холодный, безучастный взгляд не знал, на чем остановиться.
Прошло несколько минут суетни около высокой кровати; люди, несшие больного, разошлись. Анна Михайловна дотронулась до руки Пьера и сказала ему: «Venez». [Идите.] Пьер вместе с нею подошел к кровати, на которой, в праздничной позе, видимо, имевшей отношение к только что совершенному таинству, был положен больной. Он лежал, высоко опираясь головой на подушки. Руки его были симметрично выложены на зеленом шелковом одеяле ладонями вниз. Когда Пьер подошел, граф глядел прямо на него, но глядел тем взглядом, которого смысл и значение нельзя понять человеку. Или этот взгляд ровно ничего не говорил, как только то, что, покуда есть глаза, надо же глядеть куда нибудь, или он говорил слишком многое. Пьер остановился, не зная, что ему делать, и вопросительно оглянулся на свою руководительницу Анну Михайловну. Анна Михайловна сделала ему торопливый жест глазами, указывая на руку больного и губами посылая ей воздушный поцелуй. Пьер, старательно вытягивая шею, чтоб не зацепить за одеяло, исполнил ее совет и приложился к ширококостной и мясистой руке. Ни рука, ни один мускул лица графа не дрогнули. Пьер опять вопросительно посмотрел на Анну Михайловну, спрашивая теперь, что ему делать. Анна Михайловна глазами указала ему на кресло, стоявшее подле кровати. Пьер покорно стал садиться на кресло, глазами продолжая спрашивать, то ли он сделал, что нужно. Анна Михайловна одобрительно кивнула головой. Пьер принял опять симметрично наивное положение египетской статуи, видимо, соболезнуя о том, что неуклюжее и толстое тело его занимало такое большое пространство, и употребляя все душевные силы, чтобы казаться как можно меньше. Он смотрел на графа. Граф смотрел на то место, где находилось лицо Пьера, в то время как он стоял. Анна Михайловна являла в своем положении сознание трогательной важности этой последней минуты свидания отца с сыном. Это продолжалось две минуты, которые показались Пьеру часом. Вдруг в крупных мускулах и морщинах лица графа появилось содрогание. Содрогание усиливалось, красивый рот покривился (тут только Пьер понял, до какой степени отец его был близок к смерти), из перекривленного рта послышался неясный хриплый звук. Анна Михайловна старательно смотрела в глаза больному и, стараясь угадать, чего было нужно ему, указывала то на Пьера, то на питье, то шопотом вопросительно называла князя Василия, то указывала на одеяло. Глаза и лицо больного выказывали нетерпение. Он сделал усилие, чтобы взглянуть на слугу, который безотходно стоял у изголовья постели.