Романизация Маккьюна — Райшауэра

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Романизация Маккьюна — Райшауэра
Хангыль 매큔·라이샤워 표기법
Ханча 馬科恩-賴肖爾表記法
Маккьюн —
Райшауэр
Maek'yun Raisyawŏ — P'yogipŏp
Новая романизация Maekyun Raisyawo — Pyogibeop

Романизация Маккьюна — Райшауэра — одна из наиболее часто встречающихся систем записи корейского алфавита латиницей. Была официальной системой романизации корейского языка до принятия Новой романизации в 2000 году. Модифицированный вариант романизации Маккьюна-Райшауэра является официальной системой записи слов на латинице в КНДР.

Система была создана в 1937 году двумя американцами: Джорджем Маккьюном и Эдвином Райшауэром (англ. Edwin O. Reischauer). За некоторыми исключениями в этой романизации хангыль интерпретируется не по написанию, а по звучанию. Южнокорейский вариант романизации использовался в качестве официальной системы в Южной Корее с 1984 по 2000. Ещё одна распространённая система — Йельская романизация — используется в основном в специальной лингвистической литературе.





Характеристики и критика

Некоторые специалисты полагают, что романизация Маккьюна — Райшауэра более удобна для тех, кто пишет латиницейК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2906 дней]. К примеру, придыхательные согласные, такие как «p'», «k'» и «t'» отличаются от непридыхательных с помощью апострофа, что интуитивно понятно европейцам. Апостроф также используется для различения связки ᆫᄀ от ᆼᄋ, к примеру: 전금chŏn’gŭm и 정음chŏngŭm).

Критики системы Маккьюна — Райшауэра заявляютК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2906 дней], что люди часто забывают диакритические знаки над o (어) и u (으) и пишут o и u, что может привести к путанице, так как латинское o в этой системы используется для 오, а u — для 우. Также легко можно пропустить апострофы, которые отличают придыхательные ㅋ, ㅌ, ㅍ и ㅊ от непридыхательных ㄱ, ㄷ, ㅂ и ㅈ. Защитниками системы Маккьюна — Райшауэра приводится аргументК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2906 дней], что людям, незнакомым с корейским произношением, будет легко его восстановить по романизированным словам.

Однако недостатки системы привели к тому, что южнокорейское правительство приняло в качестве официальной Новую романизацию. Критики Новой романизации утверждаютК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2906 дней], что в ней трудно отличить 어 и 으, и что она иногда некорректно транскрибирует непридыхательные согласные. Так, в отличие от Новой романизации, система Маккьюна — Райшауэра всегда фонетически правильно указывала на невозможность звонкого согласного в начале слова. С принятием же Новой романизации были изменены написания, например, географических пунктов во многих европейских языках, начиная с английского. В результате такая фонетически правильная транскрипция г. Пусан как Pusan превратилась в Busan, что автоматически читается всеми англоязычными как Бусан. Такому переименованию подверглось значительное число корейских географических объектов.

Несмотря на принятие Новой романизации в Южной Корее, система Маккьюна — Райшауэра по-прежнему широко используется в западной литературе.

Таблица системы Маккьюна — Райшауэра

В таблицу сведены правила системы Маккьюна — Райшауэра по транскрибированию букв хангыля на латинице.

Гласные

  • ㅏ a
  • ㅑ ya
  • ㅓ ŏ
  • ㅕ yŏ
  • ㅗ o
  • ㅛ yo
  • ㅜ u
  • ㅠ yu
  • ㅡ ŭ
  • ㅣ i
  • ㅘ wa
  • ㅝ wŏ
  • ㅐ ae
  • ㅔ e (после ㅏ и ㅗ записывается как ё)
  • ㅚ oe
  • ㅟ wi
  • ㅢ ŭi
  • ㅙ wae
  • ㅞ we
  • ㅒ yae
  • ㅖ ye

Согласные

Начальная согласная


K

N

T

(R)

M

P

S

CH

CH'

K'

T'

P'

H
Конечная
согласная
ㅇ NG NG NGG NGN NGD NGN NGM NGB NGS NGJ NGCH' NGK' NGT' NGP' NGH
ㄱ K G KK NGN KT NGN NGM KP KS KCH KCH' KK' KT' KP' KH
ㄴ N N N’G NN ND LL NM NB NS NJ NCH' NK' NT' NP' NH
ㅂ T D TK NN TT NN NM TP TS TCH TCH' TK' TT' TP' TH
ㄹ L R LG LL LD LL LM LB LS LJ LCH' LK' LT' LP' RH
ㅁ M M MG MN MD MN MM MB MS MJ MCH' MK' MT' MP' MH
ㅂ P B PK MN PT MN MM PP PS PCH PCH' PK' PT' PP' PH

Примечание: ㅇ в начале слога не произносится.

В случае выбора между g или k, b или p, d или t и j или ch, нужно использовать g, b, d или j если согласная звонкая и k, p, t или ch — если глухая.

Примеры

Простые примеры:

  • 부산 pusan
  • 못하다 mothada
  • 먹다 mŏkta
  • 먹었다 mŏgŏtta

Примеры со слиянием согласных:

  • 연락 yŏllak
  • 한국말 han’gungmal
  • 먹는군요 mŏngnŭn’gunyo
  • 역량 yŏngnyang
  • 십리 simni
  • 같이 kach’i
  • 않다 ant’a

Северокорейский вариант

В северокорейском варианте придыхательные согласные не отмечаются апострофом. Вместо этого после них ставится «h», например, 평안 (Пхёнан) пишется как Phyongan, а не P’yŏngan.

Южнокорейский вариант

В южнокорейском варианте, 시 записывается как shi, а не si, как и 샤, 셔 и так далее. Изначально система Маккьюна — Райшауэра предполагает использование sh только в слоге 쉬 (shwi).

ㅝ записывается как wo, а не .

Для различения ᆫᄀ и ᆼᄋ используется не апостроф, а дефис. Таким образом, апострофы используются только для обозначения придыхания.

Кроме того, иногда в начале слога опускается ㅎ, например 직할시 (直轄市; «город центрального подчинения») записывается как chik’alshi, а не chikhalsi.

См. также

Напишите отзыв о статье "Романизация Маккьюна — Райшауэра"

Ссылки

  • [www.eki.ee/wgrs/rom2_ko.pdf Сравнительная таблица систем романизации корейского языка рабочей группы ООН (PDF)]

Отрывок, характеризующий Романизация Маккьюна — Райшауэра

– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.
– Это было бы хорошо, – сказала она. – Я ничего не хотела и не хочу.
Она сбросила свою собачку с колен и оправила складки платья.
– Вот благодарность, вот признательность людям, которые всем пожертвовали для него, – сказала она. – Прекрасно! Очень хорошо! Мне ничего не нужно, князь.
– Да, но ты не одна, у тебя сестры, – ответил князь Василий.
Но княжна не слушала его.
– Да, я это давно знала, но забыла, что, кроме низости, обмана, зависти, интриг, кроме неблагодарности, самой черной неблагодарности, я ничего не могла ожидать в этом доме…
– Знаешь ли ты или не знаешь, где это завещание? – спрашивал князь Василий еще с большим, чем прежде, подергиванием щек.
– Да, я была глупа, я еще верила в людей и любила их и жертвовала собой. А успевают только те, которые подлы и гадки. Я знаю, чьи это интриги.
Княжна хотела встать, но князь удержал ее за руку. Княжна имела вид человека, вдруг разочаровавшегося во всем человеческом роде; она злобно смотрела на своего собеседника.
– Еще есть время, мой друг. Ты помни, Катишь, что всё это сделалось нечаянно, в минуту гнева, болезни, и потом забыто. Наша обязанность, моя милая, исправить его ошибку, облегчить его последние минуты тем, чтобы не допустить его сделать этой несправедливости, не дать ему умереть в мыслях, что он сделал несчастными тех людей…
– Тех людей, которые всем пожертвовали для него, – подхватила княжна, порываясь опять встать, но князь не пустил ее, – чего он никогда не умел ценить. Нет, mon cousin, – прибавила она со вздохом, – я буду помнить, что на этом свете нельзя ждать награды, что на этом свете нет ни чести, ни справедливости. На этом свете надо быть хитрою и злою.